Илья Липкович, Стан Липовецкий, Игорь Мандель: И сном и духом

 29 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Мне захотелось сгрести конверты и растереть их по его лицу, попутно выдрав клочки из бородки. Но какая-то сила удерживала меня. Я подумал о том, что дома у нас уже что-нибудь жарят, наверное курицу, и запах волнами расходится по квартире.

И сном и духом

Избранное

Илья Липкович, Стан Липовецкий, Игорь Мандель

Человеку свойственно спать, а людям статистической ориентации, вроде авторов — спать еще и случайно, то есть где и как придётся. Что они благополучно и делали вполне себе немало лет. Пока Илья не сообразил, что из этого бессмысленного занятия можно извлечь некую статистически же значимую выгоду и не начал присылать двум другим результаты своих ночных похождений.

Около года те двое привычно отписывались поэтрическими комментариями в уже давно отработанном стиле. Но затем он их таки заразил. В запечатленных на условной бумаге снах, уже всех троих, вырисовывалась все более четкая картина тонкой душевной организации авторов, в каковую органично вплетались, в разных пропорциях, то сокрушение о потерянном и ненайденном, то невнятные эротические бредни, то круговращение в неназванных мирах, то тоска о тех, кого уже нет, то аполитически некорректные спекуляции. Словом, что там может быть в душе современного русскоговорящего на американской почве интеллигента не первой молодости, присыпанной поневоле блестками Кафки, Набокова, Платонова, Павича и других упорно спавших до них персонажей.

Снов и комментариев становилось все больше. Пришлось издать книгу (Морфей и Орфей, 2018, ). Но хотя книга и бесплатна (можно просмотреть ее в режиме Preview под обложкой), в ней все же 180 страниц, что не всякому по силам. Да, мы знаем, что под наши сны и другие люди быстро засыпают, но все же много есть много, а умеренность — сестра толерантности. Поэтому мы и решились приоткрыть краешек занавеса в сонное, так сказать, царство данной короткой публикацией выдержек из книги. А там как уж будет спаться благосклонному читателю.

Илья

1. Черные начинают и выигрывают

Сегодня мой тренер по фитнесу, по имени, обозначенному инициалами DJ, — здоровенный негр, напоминающий добродушного бегемота из мультфильма «Ну погоди», которому волк постоянно мешал играть в городки (правда, согнавшего вес посредством правильного питания и тренировок), — принес на занятие большую коробку. Внутри неё что-то громыхало, и я подумал, что «мой черный человек» (как я его за глаза называю) опять придумал что-то новенькое. Хотя мы с ним занимаемся уже почти три года, по два раза в неделю, он каждый раз придумывает для меня новый вид упражнений для тренировки мышц, о существовании которых у себя я раньше и не подозревал.

Однако на этот раз произошло нечто совсем неожиданное. Оказалось, что мы будем с ним играть в шахматы. Если хорошенько подумать, то все предыдущие занятия меня к этому медленно, но неуклонно и подвигали, просто я не понимал, так сказать, внутреннюю и необходимую связь событий и явлений. Разумеется — шахматы.

Мне достались белые фигуры, расставив их, я с некоторым удивлением обнаружил, что и мой партнер тоже играет белыми; правда, если присмотреться, видно, что его фигуры первоначально были черного цвета, и уже после покрыты несколько нервной рукою слоем белой краски. Но черные прогалины кое-где всё же вылезали на свет: «как волчьи уши из-под шапки», — подумал я. Я было нервно рассмеялся, но тут же осекся, поймав на себе его взгляд, в котором прочел всё: и немой укор, и неизбежность моего поражения. Конечно, было бы совершенно несправедливо и даже верхом неприличия ему, и так черному человеку, выставлять на доске черные фигуры во всей бесстыдной своей наготе: просто какая-то расистская выходка. Я не понимал, как мне такое даже в голову могло прийти!

Мы начали играть, я сделал ход королевской пешкой с е2 на е4, и он зеркально повторил мой ход своими фигурами. Я выставил коня с поля b1 на с3, и он продолжал повторять мои ходы, подобно тому как я всегда бездумно повторял за ним наши упражнения. Скоро вся доска была почти равномерно заставлена фигурами, и стороннему наблюдателю могло казаться, что фигуры партнеров неразличимы, но мы знали, какие фигуры чьи, по каким-то едва заметным тайным признакам.

Тут я ясно увидел, что могу дать мат черным в два хода, передвинул слона и объявил шах. «Check», — повторил по-английски DJ. Оказалось, что шах объявлен моему королю, а следующим ходом будет мат. Очевидно, в какой-то момент я начал играть его фигурами против себя. Если бы только можно было вернуться назад и найти ту роковую точку, с которой всё перепуталось, но, увы, мы не делали записей.

Да и шахматная доска превратилась в ковер на стене.

Стан

Во дает! Вот это очень
Даже тонко и стремно,
В описаниях ты точен,
А картины как в кино.

Ты вот, Игорь, зря ты только
Мнешь подушку, блох давя,
Хоть бы раз увидел столько,
Еженощно как Илья.

Илья

2. Неудачная попытка приобретения зимней шапки

Мы с мамой стоим в толпе по-зимнему одетых людей и ждем открытия магазина (снаружи). В толпе всё какие-то незнакомые серые лица, стеной встали мужчины и женщины, твердо решившие восполнить недостающие части своих гардеробов. Надежды мало на то, что нам что-то достанется. Впрочем, так уже много раз случалось и прежде.

Вдруг в людской стене образовалась трещина, нас с мамой начало засасывать в неё, и я с тайной радостью понял, что мы приближаемся к двери в магазин, а не удаляемся от нее, как мне сначала показалось.

Пробил час открытия и двери магазина распахнулись. Народ хлынул внутрь, и я оказался в числе первых у прилавка. За прилавком, напоминающим скорее прилавок театрального гардероба, стояли несколько продавщиц, и люди, не сговариваясь, словно повинуясь вложенному в них природой инстинкту, начали образовывать несколько локальных очередей. Я был третьим в моей очереди.

Пока я пробивался к входной двери, я не оборачиваясь знал, что мама следовала за мной. Заняв очередь у прилавка, я обернулся, взглянул на дверь и поискал глазами её маленькую фигурку. Очевидно, она была еще снаружи, поскольку передвигалась медленно из-за больных ног. Я начал беспокоиться; конечно, не следовало бросать её в толпе, но ведь цель моя была понятна: оказаться одним из первых, а для этого нужно было пробиваться, не оглядываясь назад. Вот, наконец, она появилась в дверях, заметила меня, улыбнулась своей слабой улыбкой и стала медленно продвигаться ко мне. Ей самой, впрочем, ничего не было нужно в этом магазине, да и вообще ей мало что было нужно. Голова её еле покрыта тонким платком, из-под которого выбивались волосы с проседью, хотя, возможно, это были хлопья снега. У меня на голове была меховая кроличья шапка, которую я ощутил на себе, как только вошел в теплое помещение. Понятно, мне нужна была еще одна, за этим мы с мамой и пришли.

Тут подошла наша очередь, и я стал довольно путано объяснять продавщице — полной тётке с самоуверенным лицом, скорее напоминающей клерка в юридической фирме, нежели работницу прилавка, что ту меховую шапку, которую мы у них купили в прошлый раз, у меня уже украли, поэтому требуется замена. Тётка выслушала меня с бесстрастным лицом и спокойно ответила, что за потерю имущества магазин ответственности не несет, да и доказательств того, что шапку украли, у меня не было. Мне самому казалось, что факт этот очевиден, а наличие у меня на голове кроличьей шапки только укрепляет мою позицию, как человека основательного и солидного. Денег на покупку новой шапки у нас с мамой не оказалось и мы решили зайти в другой раз. Мало ли куда можно было пойти с мамой, пока она была жива и еще могла ходить.

Илья

3. Ожидание Бонуса

Я-то думал про себя, что уже ничего и никого не боюсь. Но сегодня под утро вдруг ясно осознал: пуще сумы и тюрьмы опасаюсь я маленького бонуса. Он мне приснился: низенький, примерно мне по пояс, едва покрывающий вполовину мои выросшие за год материальные нужды, лысый, вонючий, с внушительных размеров носом, он грязно выругался, сплюнул сквозь источенные курением и дурным питанием зубы и пошёл прочь, нарочно не оборачиваясь на меня.

— А как я буду платить за обучение сына, ведь я рассчитывал на тебя! — крикнул я ему вслед, но голос мой был тоньше писка и он меня не услышал.

Я решил написать жалобу — на эти дела я большой мастак. Я взял в руки лист бумаги. Заявление я написал, как обычно, в отдел кадров, куда я до этого уже отправил несметное количество жалоб, заявлений, просьб, ходатайств, большинство из которых было оставлено без ответа. Сначала я, недолго думая, вывел:

«Глубокоуважаемая (мною) администрация!

Господа и госпожи!
Прошу вернуть бонус по месту моего проживания
в размере, соответствующем моим нуждам и ожиданиям.

С уважением,
податель сего,

Имярек».

Нет, подумал я, этак они ничего не поймут. Сначала бонус нужно увеличить, а потом уже вернуть. Так у меня получилось:

«Настоятельно прошу вас увеличить мой бонус до прошлогодних размеров. По достижении оных прошу вернуть его по нижеследующему адресу».

Я запечатал конверт и отнес на почту.

Люди в очереди выглядели подозрительно, казалось они все претендовали на мой бонус. Я отдал конверт служащему, попросил отправить заказным и застраховал письмо от несчастных случаев. Вдруг я совершенно отчетливо увидел мой бонус за неловко задёрнутой занавеской на служебной части почтового отделения. Что он там делал я мог только предполагать, но сформулировать не решался даже для себя. Я решительно отстранил служителя почтовых отправлений и перепрыгнул через прилавок. Я сам не ожидал от себя такой прыти и даже присел от неожиданности. Казалось, никто не заметил моего маневра. Очередь, правда, уменьшилась на одного человека, однако я сообразил, что времени у нас мало: до закрытия почты всего полтора часа (это было видно по часам, висевшим напротив, там почему-то не хватало одной стрелки), а нужно обслужить еще примерно 15 клиентов.

Первым был молодой человек с плохо ухоженной бородкой. С собой он принес целую кучу конвертов и передавал мне их один за другим, будто стараясь произвести выгодное впечатление. «Вот этот идет в Индию, а этот в Лондон, — ворковал он. — Вы думаете, в дороге они не перепутаются?»

Мне захотелось сгрести конверты и растереть их по его лицу, попутно выдрав клочки из бородки. Но какая-то сила удерживала меня. Я подумал о том, что дома у нас уже что-нибудь жарят, наверное курицу, и запах волнами расходится по квартире. Вероятно, бонус одумался и вернулся в семью.

До дома я добрался уже засветло. У меня страшно болела голова и хотелось спать. Тем не менее, первым делом я спросил жену:

— Бонус не приходил?
— Приходил, — сказала жена и ударила меня по лицу.

Я понял, что сказал что-то не то, или то, но не так.

— Еще есть вопросы? — спросила жена.
— Давай лучше поговорим завтра. Обсудим наш с тобой бонус, — оптимистично предложил я. Жена молча ударила меня ногой в живот.

В общем, Бонус к нам так и не пришел — ни большой, ни маленький, никакой. Но я не унываю и по-прежнему вздрагиваю при каждом неосторожном стуке в дверь. Втайне я надеюсь, что ко мне вернулась жена, которая исчезла вместе с этим самым Бонусом (уже после я узнал, что настоящее имя этого господина Бо Носик — очевидно, иудео-китайского происхождения).

Впрочем, возможно, это только к лучшему. Зато на службе мне недавно дали повышение — правда, с сохранением прежнего размера оклада.

Игорь

Стан, видел ль ты утекший бонус,
Иль только слышал про него?
Илья нахально хочет тонус
Понизить твой до своего.

Стан

Рассказ про бонус у Ильи неплох,
Даже хорош, но — сыр, недоработан,
Начав за здравие, не абы лох,
За упокой он кончил беззаботно.

Да, все там ничего лишь до тех пор,
Пока жена озверилась на мужа,
На это мы дадим Илье отпор —
Такой пример нам никому не нужен.

И как такое в голову Илье
Могло прийти — не понимаю даже,
Пропагандировать насилие в семье
Пристало ли статистику со стажем?

Ведь муж — как бы цветку подобен,
Жена, не смей его топтать!
Вот ты о чем сказать способен,
А не на крайм ее толкать.

Чему ты этим учишь молодежь?
Подумай, это же не дважды два — четыре,
Или за Путиным ты вслед пойдешь
Вплоть до мочения в сортире?

Илья

Спасибо, Стан,
Твой стих правдив и точен:
Он исправляет дефекты моей прозы,
Что есть лишь следствие неудобной позы,
Во сне мной принятой, средь запятых и точек.

Илья

4. Это ничего

Сегодня ночью я вдруг проснулся, потянулся к айфону, чтобы посмотреть в свой ФБ, и увидел, что у меня аж 20 новых нотификаций! Конечно, не все 20 могут быть «лайками», но всё-таки! Я кликнул и открыл первую ссылку: оказывается, что я упомянут в одном посте. И пост этот не заурядный текст, а видео. Открыл видео и вижу: человек с усиками, напоминающий Д. Быкова, подходит к подиуму, намереваясь сказать речь о начинающих писателях-любителях, вроде меня. Понятно, что и про меня он упомянет. А иначе зачем бы мне пришло извещение? Я сижу за партой во втором ряду от подиума — ловлю каждое слово! Докладчик, не обращая на меня внимания, откашлялся и начал речь забавным каламбуром, что, дескать, есть писатели-любители, а есть среди них и «любительницы». На лице у Быкова появилась плотоядная улыбка. Сидящая рядом со мной за партой девица захихикала. «Хорошее начало лекции», — подумал я и на всякий случай заговорил со своей соседкой о поэзии Ходасевича. Она посмотрела на меня с уважением — про Ходасевича она еще не знала. «Это ничего», — подумал я.

Лекция закончилась, про меня ни слова не было сказано. «Это ничего», — подумал я. Мы поднялись. Я обнаружил, что девица моя низкоросла и чрезмерно расширена в нижней части туловища. «Это ничего, — подумал я, — под пальто всё выровняется», — и подал ей пальто. «Еще не так поздно, можно пойти куда-нибудь, на другую лекцию», — сказала она. «Может, лучше поесть?» — неуверенно предложил я.

Я вдруг вспомнил, что у меня в кармане ключ от квартиры, где я остановился в этом городе, и я могу вернуться туда когда угодно и с кем угодно и незаметно пройти в свою комнату, потихоньку отперев дверь своим ключом.

«Можно и так, — сказала она. — Я голодна». Она сказала, что неподалеку есть ресторан рыбных блюд, но он очень дорогой. «Неужели она собирается платить?» — подумал я и сказал: «Это ничего».

Мы вышли из помещения. Я повёл её какими-то одному мне известными двориками. По дороге я попытался незаметно взять её под руку, она неловко увильнула, наши носы встретились, и мы так и пошли нос в нос. Я ей что-то рассказывал и она машинально взяла меня под руку, как будто вдев руку в кстати подвернувшийся рукав. «Остановись, мгновенье, ты прекрасно, — подумал я, чувствуя её нос рядом со своим, — ведь после рыбных блюд изо рта её будет нехорошо пахнуть». Звон будильника положил конец нашим отношениям. Это ничего…

Илья

5. Машина времени

Мы с И. М. (и еще с кем-то) пошли на представление группы «Машина времени». Давно мечтали, а тут такая возможность: они, наконец, приехали в наш город и будут выступать прямо на поляне, в парке имени героев-панфиловцев. Совсем рядом с моим домом.

Мы, конечно, принесли с собой кое-что выпить перед концертом. В парке, под деревьями, уже сидели некоторые, закусывали и выпивали. Мы тоже сели на чью-то подстилку. Потом все поднялись и пошли по направлению к сцене, там стояло много рядов стульев. Я сел рядом с И. М. Странно, столько лет прошло, а группа совсем не постарела. В самом времени, «Машина дела». То есть, в самом деле, — Машина времени.

Вдруг я вспомнил про бумажник. Неужели я его оставил на траве? Полез в карман — сначала в правый, потом в левый — и не нашел. Прекрасно помню, как он лежит на подстилке. Тугой, черный, слегка одутловатый.

И. М. говорит: «Ну и что? На обратном пути подберёшь». Меня аж передернуло от таких его слов, как это часто у него бывает — на грани абсурда. Через полчаса стемнеет, и искать черный бумажник на земле будет бесполезно. Тем более, что к моменту, когда концерт закончится, его уже может не быть. Вон какая толпа зрителей! Внешне все они— вполне себе культурные люди. Пока не увидели мой бумажник на подстилке.

Решил пойти за бумажником и пошел коротким путем, следуя одним мне известным проходом между зданиями, мимо каких-то подозрительных лиц. Они вполне могли позариться на бумажник. Наконец, попал домой. Ну конечно, вот он, на обеденном столе, как я и думал. У меня отлегло. Взять с собой или оставить? Лучше не брать, пускай пока дома полежит. Если взять с собой, опять потеряю где-нибудь. Или вытащат, как тогда, в метро.

Резко взмахнул рукой, чтобы посмотреть на часы. Вспомнил, что когда вышел на поиски, было ровно девять. Сейчас часы показывали десять минут десятого, а мне казалось, что я бродил гораздо дольше. Наверное, пропустил всего пару песен.

Я отправился назад. Иду кратчайшей дорогой к парку, вдоль улицы Красина, прямо по проезжей части, быстрым шагом, не переходя в бег. Задыхаюсь, ведь подъем в гору здесь довольно крутой. Странно, в детстве я ходил тут и не чувствовал усталости, даже не замечал, что в гору. Мимо прошла девушка-казашка, кажется стройная. Она меня окликнула — мол, чего отворачиваешься? Думаешь, я жирная, что ли?

Я обернулся. Нет, говорю, не думаю. В самом деле, совсем не толстая еще девушка, правда, на плечах у нее сидит малыш. От этого она и кажется стройнее и выше ростом, чем на самом деле. Оба улыбаются мне. Ребенок какой-то подозрительно светлый, голубоглазый. Говорю, пошли вместе концерт смотреть.

Опять нервно смотрю на часы. Стрелка показывает 20 минут десятого. Идем вместе — всё веселей. Наконец, подошли к улице Гоголя, за которой уже начинается парк, и перешли дорогу, поднявшись на высокий мост. Тут такое сильное движение, что иначе нельзя.

Зашли в здание стадиона как-то с черного хода. Хорошо, что у меня оказался пропуск моей прежней компании, а то бы не пустили. Тут много людей набилось, как я догадался, чтобы бесплатно смотреть концерт. В зал их, понятно, без билетов не пускают, так они облепили, как мухи, сетки и сквозь них смотрят. Я подошел поближе, несколько безбилетных лиц обернулись и сделали знак — тсссс! Дескать, не проболтайся, что мы смотрим. Без звука.

Я подумал — вот убогие! Нет, я пойду другим путем. Законным. Ведь мы с И. М. покупали билеты. Черт, — мой остался в бумажнике! Подхожу к кассе и спрашиваю, могут ли они проверить, что у меня есть билет, и распечатать дубликат? Нет, говорят, не могут. Но это не беда — вот, держи новый билет. И рука из кассы протягивает мне прямоугольную картонку. Совсем новый, только малость кривоват. Ну, я и на такой не рассчитывал. Взял и пошел по направлению к Машине времени…

Стан

Игорь, ты тоже это видел,
Или Илья опять мутит?
Ведь где чего он ни увидел,
Все в сны засунуть норовит.

С казашкой жирной, но высокой,
Понравился мне эпизод,
Но тоже он недоработан,
Как недокусан бутерброд.

И кошелек как символ жизни,
Которую теряешь зря,
Пока ликуют все на тризне,
Машину времени презря.

Илья

6. Безответная любовь

Я встретил одну девушку-казашку, с которой мы вместе учились в институте и в которую я был влюблен неразделенной любовью.

Я сразу обратил внимание, что она с нами в автобусе, но виду, конечно, не подал. Она почти не изменилась за эти годы. Увидела меня, поднялась и сама подошла. Я холодно подал руку, не вставая. Она присела на корточки и стала кусочком бинта тереть у меня под глазом, там, где остался шрам от давней операции. Вероятно, подумала, что это кровь. Дура.

Я отвёл её руку и говорю: «Нет, рана моя давно уж не кровоточит». Это я так, иносказательно. И осёкся, поняв, что зря сказал пошлость, этим всё испортил.

Мы разговорились. Она призналась, что все эти годы помнила обо мне. Несколько раз я своими воспоминаниями почти доводил её до рыданий (да и себя тоже), и тогда лицо её складывалось в забавную гримаску, но всякий раз я её вовремя удерживал. Слезы её мне были не нужны. Я думал уединиться с ней где-нибудь и добиться более существенного результата.

Наконец, мне удалось затащить её в овражек и уложить. Когда я начал стягивать с неё трусики, ноги её сами послушно приподнялись и слегка согнулись в коленях, будто деревянные протезы на шарнирах.

Вдруг внимание мое привлек какой-то плоский предмет, я нагнулся и подобрал бумажник черного цвета, почти такой же, как у меня, но меньше размером. Он был почти незаметен глазу, потому что лежал на земле и сливался с фоном. Я говорю:

— Смотри, у тебя выпал бумажник?

— Нет, это не мой. Жалко, что не часы, бумажник у меня уже есть.

Я подумал: дура, и решил заглянуть в него. Раскрыл и… пробудился. Не успел даже сосчитать, сколько там было. Вот так всегда — просыпаешься, не узнав самого важного.

Стан

Эротично, но не до разврата,
Это посильнее Фауста и Гете, вместе взятых.
И название подобрано со вкусом,
Безответная любовь — святое чувство.
Жаль, конечно, — так и не увидел,
Что там в кошельке. Ну, ты Овидий!

Игорь

Когда она уже вот-вот,
А ты вдруг к кошельку —
То, значит, в чувств водоворот
Не впал ты как в реку.

А коль не впал -то что о том
Бесцельно говорить?
Впадешь — расскажешь, как там в нем
Пришлось тебе служить.

Игорь

7. Видеоотчетность

Вот и у меня такая же история, не все же Илье одному спать.

Значит, сплю я себе сегодня спокойно, как обычно, и вдруг чувствую — что-то вокруг меняется. Я разговариваю с одной из многочисленных близких мне женщин, но неясно, с какой. Она учительница, и она жалуется, что вот получила какое-то неприятное задание. Ей надо наблюдать за ее учениками и давать отчет начальству. Наблюдать надо за тем, как они занимаются сексом, а отчет давать в форме видео. «Только если они согласны! — поспешно заверила она меня. — Вот тут заявление — одна девочка не хочет участвовать, — и я не должна ее принуждать». — «А другие хотят?» — «Конечно, — печально сказала учительница, — почти все. Вот видео, посмотрите». На видео был, действительно, какой-то не очень умелый подростковый секс. Но вдруг я заметил, что на другом видео — две девочки. «Тут что-то не так. Почему девочки? А им так можно, по школьным правилам? И вообще — а сколько им лет? Ведь вроде им еще по закону не полагается. А это в школьное время? Может, это и не школа вовсе, а институт? А сколько видео вообще?» Я почувствовал, что эти и другие вопросы все более тревожат меня, и повернулся на другой бок за ответами — но будильник со своими гнусными замашками ждал меня там вместо учительницы. «Опять ответов не будет», — сообразил я.

И вот теперь, Стан, рассуди,
Кто боле утончен —
Илья с трусами на груди
Иль я -точней, мой сон.

Стан

А я вот хрена что видал,
Ну просто черт возьми,
Буквально без толку проспал
Часов боле восьми.

Зачем я сплю тогда вообще,
Почто судьба столь зла,
Хоть бы увидеть где в хвоще
Козла или осла.

Ведь есть же добрые слова,
Я помню с детства их всегда:
«Xорошей вам ночи, приятного сна,
Желаю увидеть козла и осла,
Козла до полночи, осла до утра,
Хорошей вам ночи, приятного сна».

Игорь

Стан, я с тобой лишь по секрету
Большою тайной поделюсь:
Там был козел; его уж нету,
Но был, тебе я признаюсь.

И более того. Не скрою,
Им, может, был я лично сам —
Но, бля, будильник! Вот как вспомню,
Так вздрогну, как от двухсот грамм.

Игорь

8. Раздвоения

К нам приехали друзья, запарковали машину на нашем огромном драйвее и вот уже стали уходить. Мы вышли их проводить, и я сентиментально воскликнул — все-таки как красиво, посмотрите! Недалеко возвышался огромный зеленый гребень горы на полгоризонта, а дальше — снежные вершины, все какого-то швейцарского типа. Друзья сели в машину и поехали задним ходом по драйвею. И вдруг у выхода на дорогу машина показала правый поворот и просто уехала направо как ни в чем не бывало, без всякого разворота. Что такое? — подумал я. И сразу понял — у нее ведь два руля, с двух концов. Водитель просто пересел на другую сторону; такая машина никогда не сдает задом. Хорошо это или плохо? Ведь два руля занимают много места. Но не так уж и много. Два сиденья посередке, спинка к спинке, итого шесть человек. И по два, считая водителя, с каждой стороны. Восемь человек. Ну, а у меня в вэне было семь. Удобно или нет? Назад не сдаешь — ну, и насколько это полезно? Есть всякие ситуации, конечно. А вот — еще интереснее: не надо двух рулей, можно второй руль просто эмулировать. Тебе надо поехать назад, ты включаешь эмуляцию, и виртуально открывается проекция того, что сзади, хотя ты рулишь так, как будто едешь вперед. Наверно, это можно сделать, как селфи в мобильнике. Но механически? Тяга должна меняться и т. д. Да, как-то не очень ясно. Надо подумать.

Думал я уже в огромном зале, где сидел в самом конце, вдали от трибуны; что-то должно было происходить. И произошло. Все вдруг вскочили, протянули правую руку вперед и заорали «Хайль!». Я тоже вскочил и протянул руку, но немедленно одернул себя. Где я и что происходит? Ведь так кричать неправильно. Почему я это сделал? ОК, не подумал, сделал потому, что как-то мгновенно присоединился к толпе. Вдруг вспомнилось, что Шаляпин вот так в порыве вместе со всеми артистами упал на колени и протянул руки царю, который был в ложе, а ему потом много лет либералы не могли этого простить, как он ни оправдывался. Ну хорошо, теперь я все осознал, больше поднимать руку не буду, иначе полностью нарушится внутренний баланс убеждений. Вот скоро они должны опять заорать. Точно. Я руку не поднимаю и даже не встаю. Ничего не происходит. Все садятся обратно. Я начинаю ясно понимать, что как-то попал в нацистскую Германию. Нужна некая стратегия выживания. Если буду имитировать немцев — надо все время салютовать. Но это вызывает у меня отвращение. Если не буду — меня рано или поздно разоблачат и, скорее всего, убьют. Что важнее? Внутренний баланс или выживание? Выживание или баланс? Вопрос становился все более запутанным. В голове проносились многочисленные примеры поведения самого разного толка. Сцевола. Евреи, которые отказались выдать спрятанного ими беглеца, т. к. после целой ночи дискуссий решили, что Тора говорит против этого поступка. И были убиты. Но миллионы людей не только руку поднимали, но и друзей выдавали ради сохранeния жизни. Размышления крутились по кругу, надо было их прояснить. Я открыл глаза.

Стан

Не один, Илья, ты кувыркался
В поле гравитации — в дыре
Черной той, которой привлекался
Погрузиться, как кирпич в ведре.

Не один ты спишь, другие тоже,
Так бывает, что и прикорнут,
Вот и Мандель дрыхнет на рогоже
И храпит, как Кассий или Брут.

Он теперь завидует таланту,
Ты который проявил во сне,
Вот и уподобился саванту
Он, давя клопов в дивана дне.

Илья

Вторая часть сновидения особенно любопытна. Это редкий пример того, как человек во сне ставит на себе эксперимент, требующий свободы воли, и как бы со стороны контролирует себя и наблюдает за произведенным эффектом. Как бы манипулируя и сном и духом. Конечно, тут важно и то, что спящий действует против воли покорного большинства. Мне кажется, Набоков в «Приглашении на казнь», помещая Цинцинната в темницу сновидения некого злого волшебника тоталитарного толка, заставляет его произвести подобное же сальто-мортале, чтобы выйти на волю.

Игорь

9. Поездка на далекую станцию

Я еду на какую-то далекую станцию метро в Нью-Йорке, сижу на скамейке и читаю книгу. Вдруг на открытые страницы чья-то рука кладет несколько купюр и монет как подаяние. Мужчина быстро отходит от меня, но я успеваю его заметить. Зачем? Наверное, чтение книги воспринимается в Америке как признак полного убожества, в том числе материального, и вот он помог немного. Эта идея показалась мне очень привлекательной, я стал продумывать ее дальше, но тут заметил, что деньги — это не доллары, а рубли. Ну, точно, еще с какими-то тысячами нарисованными. Даже монеты российские. Да ведь и книга-то моя на русском -только сейчас сообразил! Даритель, вероятно, заметил это и сделал подарок соответственно в понятных мне денежных знаках. Стало быть, не из-за чтения как такового меня одарили, а из-за русской книги? Русских, что ли, считают они достойными подаяния? Или чтение все же? Не найдя ответа, я быстро спрятал деньги в карман и взглянул опять на доброго человека, стоящего неподалеку, даже привстал, чтобы задать ему вопрос со всей прямотой. Но тут двери вагона открылись, он вышел, не посмотрев в мою сторону. Я сел обратно, и вот гадаю до сих пор — за что тут подают?

Стан

Еще немного поднажмешь —
И конкуренцию составишь
Илье, а также лишний грош
Во сне в копилочку добавишь…

Илья же будет отодвинут
Со сновиденца пьедестала,
Игорий выйдет на путину
И дрем наловит до отвала.

Стан

10. На дне рожденья

Мы сидим за столом у Игоря на дне рожденья, всего человек 10, многих я не знаю. Игорь как именинник сидит во главе стола и намазывает маленькие бутерброды красной икрой. Иногда гости тянутся к ним, но тогда Игорь кричит на них с угрозой в голосе: «Икры захотели?!»

Потом он, чуть ли не ложась на стол, накрывает бутерброды рукавами пиджака и объявляет: «Делайте ваши ставки!» Некоторые гости поднимают руку, как будто голосуют на собрании. В зависимости от только ему известного критерия, Игорь в основном съедает очередной бутерброд сам. Но иногда он лопаточкой, как крупье в казино, подталкивает один бутерброд кому-либо из гостей. Счастливец почему-то восклицает «банзай!», или «алаверды!», или «но пасаран!» — и быстро проглатывает добычу.

Я замечаю интересный феномен: пока бутерброд подталкивается к гостю, икра с него почти исчезает. Понаблюдав, я разгадываю фокус: в обратном движении лопаточка утаскивает икру с бутерброда к нашему крупье.

Неожиданно вскакивает Илья и объявляет, что он хочет сказать тост, приготовленный заранее еще дома. Игорь смотрит на него обеспокоенно, но все же пододвигает ему бутерброд, смахнув, как обычно, с него икру. Илья ухарски кричит «ган бей!» и пытается выпить из стакана нечто тягучее, вроде холодца, но зеленого цвета. Он стоит, запрокинув голову, держа стакан над собой, а оттуда кусками выпадают крупные зеленые капли. Илья дополнительно трясет стакан, и в итоге вся масса вываливается на него, пружинит и отскакивает на пол.

«Ган бей достигнут, наконец, вот какой я молодец», — говорит Илья и растирает зеленое месиво по полу ногой.

«А что значит этот ваш ган бей?» — спрашивает его какая-то девушка, на вид — казашка или китаянка.

«Это по-китайски значит — до дна», — объясняет он, а она снова спрашивает кокетливо: «А почему до дна?» «А потому, что мы на дне — на дне рожденья!» — и он заливисто хохочет от своей тонкой лингвистической остроты.

Игорь тоже поощрительно улыбается и лопаточкой подталкивает Илье бутерброд с икрой, которая опять уезжает назад.

Я задумываюсь — что бы такое и мне сказать, чтобы тоже получить хоть сколько-то этой икры. Но только тут я замечаю, что участвую в этом пиршестве по Скайпу, сидя у себя дома. Так что мне вообще никакой икры явно не светит, говорить там тост или нет, так что терять мне нечего.

Тогда я решаюсь, и вытянув голову и руки вверх, кричу: «Глядите, Сверхновая падает, загадывайте последнее желание!» И пока все смотрят на потолок, я хватаю банку с оставшейся икрой, буханку хлеба и пару каких-то бутылок и утаскиваю все это к себе по Скайпу.

Илья

У этого сна гладкость примерно до третьей непрерывной производной, за исключением нескольких угловых точек, которые ты искусно ввел. А может, что-то такое и взаправду приснилось?

Игорь

Отличный сон, хоть и не сон,
Все строго с жизнью в унисон,
Особо хорошо с икрой —
Я строг обычно очень с ёй.

Вчера, к примеру, я её
Купил на день рождениё,
Мне дали пятый номерок,
Чтоб его в кассу я волок.

Но обнаружил дома я —
Вот бирка, ну а где ж ея
Наполненность туёй икрой?
Икры уж нету никакой.

Вот фигурально как сон в руку
Сыграл, как будто про науку
Он, не про мелкие проказы
Общероссийской сей заразы.

Стан

Это мне приснилось
по Ильи рассказам,
или что Игорий
говорил под газом.

В снах же отражается
Что было наяву.
Позже всё сбывается
Иль раньше, — не пойму.

Игорь

Ну что ж, ты подтверждаешь мнение,
Что сны — сплошное суеверие,
Как зыбкий отблеск бытия
В мозгах в минуту слипия.

Поскольку в жизни все абсурдно —
Во сне бредовость неподсудна,
И не нужны еще теории
Насчет снов новой категории.

Илья

О стилистике и особом сновидческом абсурде твержу я вам без малого пять лет. И то, что я вижу в этих наших текстах, только подтверждает мои теории.

С одной стороны, сновидение с его особой стилистикой абсурда представляет собой удобную модель для концентрированного выражения каких-то элементов реальности. Например, характерных черт реальных персонажей, которые усиливаются и обостряются в кривом зеркале сновидения. Сновидение — это реализованная метафора, маленькая модель мира. А свобода превращений и перемещений в сновидении делает его своеобразной транспортной системой, дающей автору массу возможностей пренебрегать условностями пространства и времени.

С другой стороны, специфические эффекты сновидения создали мотивацию у некоторых авторов для разработки специальных литературных приемов — например, приемы «дремлющего рассказчика», ложной памяти, обратного течения времени (как бы вспоминая будущее), «неостранения» (представление странного как нормального). Набоков говорил даже о «логике сновидения».

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Илья Липкович, Стан Липовецкий, Игорь Мандель: И сном и духом»

  1. Спасибо, что дочитали до этой фразы! Я полагаю, это такая метафора, означающая, что нечто вылезло наружу, вопреки намерению хозяина. Скорей всего, герой никогда не видел волчьих ушей — ни в шапке, ни снаружи, а выдумал их, уже проснувшись и начав записывать сон. Таким образом, метафора эта приложима и к самой себе, указывая на то, что этот текст как бы выпирает из рамок сновидения, являясь искусственной конструкцией.

  2. «как волчьи уши из-под шапки», — подумал я
    — а где герой мог видеть волчьи уши да еще из-под шапки? в мульфильме?

    1. И.Л. — Конечно, было бы совершенно несправедливо и даже верхом неприличия ему, и так черному человеку, выставлять на доске черные фигуры во всей бесстыдной своей наготе: просто какая-то расистская выходка. Я не понимал, как мне такое даже в голову могло прийти!..
      … мы знали, какие фигуры чьи, по каким-то едва заметным тайным признакам.
      Тут я ясно увидел, что могу дать мат черным в два хода, передвинул слона и объявил шах. «Check», — повторил по-английски DJ. Оказалось, что шах объявлен моему королю, а следующим ходом будет мат. Очевидно, в какой-то момент я начал играть его фигурами против себя. Если бы только можно было вернуться назад и найти ту роковую точку, с которой всё перепуталось, но, увы, мы не делали записей.
      ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      “..и шахматная доска превратилась в ковер на стене.” — Дa и шахматы тоже…
      Как мог автор предвидеть такую метаморфозу? Мистика… ни сном ни духом…
      2. “Ей самой, впрочем, ничего не было нужно в этом магазине, да и вообще ей мало что было нужно. Голова её еле покрыта тонким платком, из-под которого выбивались волосы с проседью, хотя, возможно, это были хлопья снега. У меня на голове была меховая кроличья шапка, которую я ощутил на себе, как только вошел в теплое помещение. Понятно, мне нужна была еще одна, за этим мы с мамой и пришли…Денег на покупку новой шапки у нас с мамой не оказалось и мы решили зайти в другой раз. Мало ли куда можно было пойти с мамой, пока она была жива и еще могла ходить…” — Дальше 2-го рассказа читать не стал. Вспомнил свои поиски, с мамой и без неё…
      — Потрясающие короткие рассказы Ильи Липовецкого, без сомнения, заслуживают номинации. Давно не читал такой прозы в Мастерской.
      Наилучшие пожелания и благодарность всем 3-м авторам.

      1. Спасибо на добром слове. К сожалению, эти прошлогодние сны уже устарели.

        1. Эти — устарели, но появились новые. Ожидается ПРОдолжение?
          В хороших снах такая недостача в Хайфе, Житомире, Ташкенте , А-Ате и так далее..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *