Самуил Кур: «Я оставил своё сердце в Сан-Франциско…»

 575 total views (from 2022/01/01),  4 views today

И кто бы мог подумать, что, спустя годы, в далёкой Америке действительно будет звучать русская речь — рядом с испанской, английской, китайской. Что не даст себя заглушить пульсирующий очаг русскоязычной культуры в «резановском» Сан-Франциско.

«Я оставил своё сердце в Сан-Франциско…»

Самуил Кур

 Самуил Кур Песню с таким названием (I left my heart in San Francisco) написали осенью 1953 года в Бруклине (Нью-Йорк) два сочинителя-любителя, Д. Кори и Д. Кросс. Через 10 лет она попала к знаменитому певцу Тони Беннетту и в его исполнении стала хитом. Еще через 8 лет её объявили официальной песней города Сан-Франциско. А в 2018-м внесли на хранение в Национальный реестр звукозаписи.

Что ж, Сан-Франциско — действительно удивительный город. Единство неповторимой изобретательности природы с полётом творческой фантазии человека. Залив — лучшая в мире естественная гавань. Ажурный мост над проливом Золотые Ворота — чудо техники и искусства. Голден Гейт парк — уникальное по замыслу творение: почти километр в ширину и 4,8 км в длину с оригинальнейшими музеями, концертными площадками, поразительной коллекцией растущих под специальным прикрытием местных растений — 1,7 млн видов, ветряными мельницами и многим другим. А еще — своеобразные улицы и улочки; дома викторианской эпохи; рыболовный причал с историческими кораблями; парк красных деревьев, где отдельные секвойи выше 100 метров и старше тысячи лет — и так далее, и так далее.

Понятно, что мы, появившиеся в начале века в этом необыкновенном городе, были покорены его красотой. И откликнулись на неё -тоже песней. Но о ней — чуть позже. А пока о том, что меня заинтриговало ещё в Союзе. Я знал, что почти те же самые слова — «я оставил своё сердце в Сан-Франциско» — с полным основанием мог сказать один русский 200 лет назад! Теперь у меня появился шанс проверить эту информацию. То, что я узнал, оказалось совершенно неожиданным. Хотя и не менее увлекательным…

… В 1970-м Андрей Вознесенский впервые поехал в Канаду. В городе Ванкувере ему в руки попала книга Дж. Ленсена о Николае Резанове. Впоследствии Андрей Андреевич описывал происходившее так.

Он сдал билет на самолёт и погрузился в чтение, не отрываясь от книги. Её автор рассказывал о русском, графе Резанове, который в 1806 году, на двух кораблях — «Юнона» и «Авось» — прибыл в Калифорнию, в Сан-Франциско. И там был очарован шестнадцатилетней испанкой Кончитой. А она, в свою очередь, не могла оторвать глаз от высокого, мужественного красавца из далёкой России. Вознесенский писал: «Был апрель. В Сан-Франциско, надев парадный мундир, Резанов пленил Кончу Аргуэльо, прелестную дочь коменданта города… Они обручились.» Более того, договорились обвенчаться. Но Резанову для этого нужно было разрешение. Он отправился за ним в Санкт-Петербург, по дороге заболел и в Красноярске умер. Кончита о его смерти много лет не знала, а когда ей об этом сообщили, постриглась в монахини.

Под влиянием прочитанного, Вознесенский тут же стал писать поэму «Авось!», которую закончил уже в Москве. И предложил ее как основу для либретто рок-оперы главному режиссеру столичного Ленкома Марку Захарову. Тот принял идею с энтузиазмом. Музыку написал композитор Алексей Рыбников. И 9 июня 1981 года состоялась премьера спектакля «Юнона и Авось». Успех был оглушительным. В главных ролях выступили Николай Караченцов и Елена Шанина. Опера не сходит со сцены до сих пор, уже с другими исполнителями. Ее играют также в разных театрах России.

В 2011 году я увидел в библиотеке только что изданную книгу — повесть о Резанове, написанную одной петербургской писательницей. Девятая глава там начинается так. Резанов на двух кораблях, «Юнона» и «Авось», в марте 1806 года входит в залив Сан-Франциско. На набережной полно народу. Люди гуляют, бегают дети, много моряков. Резанов пришвартовался, сошёл на берег, взял извозчика и поехал в город.

И вот тут я вынужден прервать плавное течение рассказа. Дело в том, что в 1806 году не только города Сан-Франциско, но даже деревни с таким названием не существовало. Пустынные скалистые берега, да на одном холме — испанский форт. Какой уж тут извозчик…

Более того, не существовало и корабля «Авось»!

Испанский форт у залива Сан-Франциско. Рисунок с натуры Луиса Хориса, ноябрь 1817 г.

Для ясности — немножко истории. Россия успешно осваивала восточные и северные земли. Русские колонии были не только в районе Охотска, но и на далёких островах, и на Аляске, где основали город Ново-Архангельск. Созданная Русско-Американская компания (РАК) ставила целью упорядочить связь колоний с материком и помочь в решении главной задачи — добыче пушнины.

Назначенный представителем правительства в РАК, Резанов отправился на инспекцию водным путём — в качестве руководителя кругосветной экспедиции И. Ф. Крузенштерна. Моряки благополучно доставили его на восточное побережье, но, к сожалению, отношения с Иваном Федоровичем не сложились. Резанов сошел на сушу и остался в Охотске. А оттуда добрался до поселений на Аляске. То, что он увидел, было страшно: люди умирали от голода. Все запасы пищи иссякли. Несколько дней мучительного поиска выхода — и пришло решение: пройти вдоль американского берега к югу, чтобы где-нибудь закупить продовольствие. Но на чём плыть?

Из письма Резанова министру коммерции графу Румянцеву: «Вышед февраля 25 дня на купленном мною у бостонцев судне «Юнона» в путь мой…»

«Бостонцы» — американские купцы. В то время Испания, закрепившаяся в Центральной Америке, продвигала свои колонии на север и добралась до большого красивого залива. Поставили на высоком холме форт (президио) с парой пушек. Командир — Хосе Аргуэлло. С отрядом солдат пришли и католические миссионеры, которые в нескольких километрах от форта открыли миссию Св. Франциска. В этот залив и вошёл 24 марта на одном судёнышке Николай Резанов. И успешно закупил продовольствие, которое испанцам запрещали продавать. Но — была Кончита…

Вы спросите: а откуда взялось это авось? Перед выходом на «Юноне» из Ново-Архангельска Резанов велел заложить на тамошней верфи судно под названием «Авось» — ему надо было на чём-то возвращаться на материк. Когда он благополучно доставил свой груз на Аляску, судно еще не было готово. Пришлось ждать, пока его спустили на воду, и на нём он добрался до Охотска. А оттуда — верхом, по обледенелым дорогам, отправился на запад. Под Красноярском конь поскользнулся, и больной седок рухнул наземь, ударившись головой о лёд. Finita la commedia.

Так что, если подходить строго, многое у Вознесенского в поэме и в либретто оперы далеко от истины. Корабль был только один, до возникновения города Сан-Франциско еще целых 40 лет, да и Резанов — не граф, и Кончите 15, а не 16. Но есть правда жизни — и правда искусства. Упустив ряд существенных деталей, поэт, тем не менее, уловил главное — в чём проявилась натура его героя, что породило сказочную мечту о русском крае рядом с испанцами и, вопреки здравому смыслу, бросило его в путь, который оказался последним. И потому ленкомовский спектакль стал явлением высокого искусства.

И кто бы мог подумать, что, спустя годы, в далёкой Америке действительно будет звучать русская речь — рядом с испанской, английской, китайской. Что не даст себя заглушить пульсирующий очаг русскоязычной культуры в «резановском» Сан-Франциско. Это было удивительное время, когда волей судеб и случая мы попали сюда. Чуть ли не каждый месяц возникали русские газеты, научные общества, клубы любителей книги, поэзии, кино и так далее. И однажды родилась идея провести гала-концерт, на котором, наряду с широко известными исполнителями, выступят местные мастера.

Тогда-то мы с моим другом, замечательным композитором и режиссёром Михаилом Маргулисом, создали песню о нашем городе. О добром и гостеприимном Сан-Франциско, где океан своим холодным дыханием пытается досадить жителям, но ему это не удается. Я написал стихи, а Михаил — прекрасную музыку. На проникновенную мелодию органично легли слова. Совсем недавно Михаил, в дополнение к песне, сделал видеоклип о Сан-Франциско. Предлагаем его вашему вниманию. Конечно, такой город Резанову даже не мог присниться…

Print Friendly, PDF & Email

24 комментария к «Самуил Кур: «Я оставил своё сердце в Сан-Франциско…»»

  1. Спасибо всем, кто прочитал эту работу, послушал песню и посмотрел клип про Сан-Франциско! Дважды спасибо тем, кто при этом еще и откликнулся и высказал своё мнение! А столкновение мнений – дело естественное. Удачи и благополучия в новом году!

  2. Господин Левковский, Вы посчитали своим долгом сунуть «ложку дёгтя в бочку мёда, обильно представленного в описаниях прелестей Сан-Франциско». Хорошее занятие. Но, увы, Вы перепутали даты и адреса. О том, что происходит в последние годы у нас в Сан-Франциско, мы знаем намного лучше Вас, нам для этого не надо читать газет и выходить на интернет. Достаточно выйти на улицу. Поэтому непонятно, зачем Вы сообщаете об этом нам. Город как раз и привлекает алкоголиков, наркоманов и бездомных своим уютом и безудержной добротой властей за счёт остальных жителей. Однако, учитывая Вашу серьезную озабоченность состоянием наших улиц, советую Вам отправить Вашу ложку дёгтя (можно бочку дёгтя) заказным письмом в мэрию Сан-Франциско. Привожу адрес:
    1 Dr Carlton B Goodlett Pl #200, San Francisco, CA 94102
    Теперь о датах. В моей заметке ясно сказано, что написали мы песню о Сан-Франциско в начале нашей эмиграции. Тогда, в начале века, не было еще в городе таких безобразий, как сейчас. И всё-таки, мы бы и сегодня сделали то же самое. Потому что есть грязные, опустившиеся люди – и есть прекрасный город.

  3. Мне жаль совать ложку дёгтя в бочку мёда, обильно представленного в описаниях прелестей Сан-Франциско (я и сам считаю этот город одним из самых привлекательных в мире), но я процитирую здесь отрывок из статьи, помещённой в Интернет-журнале NPR (National Public Radio) 1-го августа 2018 года, под названием «Грязь в Сан-Франциско: улицы города засыпаны мусором, шприцами и человеческими испражнениями»:

    «Улицы Сан-Франциско настолько грязны, что один специалист по инфекционным заболеваниям сранивает этот город с грязнейшими трущобами в мире. Исследовательская группа NBC (Bay area) […] обнаружила по крайней мере 100 использованных шприцов [для наркотиков] и более, чем 300 кучек человеческих испражнений в центральной части Сан-Франциско…»

    Не буду цитировать дальше. Таких статей – масса в американских газетах, журналах и на Интернете. Сан-Франциско, увы, привлекает, как магнит, тысячи бездомных, алкоголиков и наркоманов…

    Привожу ниже начало процитированной мною статьи:

    San Francisco Squalor: City Streets Strewn With Trash, Needles And Human Feces
    August 1, 20184:28 PM ET
    Samantha Raphelson
    San Francisco’s streets are so filthy that at least one infectious disease expert has compared the city to some of the dirtiest slums in the world.
    The NBC Bay Area Investigative Unit surveyed 153 blocks of the city in February, finding giant mounds of trash and food on the majority of streets. At least 100 discarded needles and more than 300 piles of human feces were also found in downtown San Francisco, according to the report.
    San Francisco’s new mayor, London Breed, had proposed adding nearly $13 million to the city’s $65 million street cleaning budget over the next two years, according to NBC Bay Area.

  4. Большое спасибо автору. Текст вполне соответствует теме: настроение песни даёт ощущение присутствия, и заметка (статья?) помогает точнее понять оттенки настроения.

    Откровенно говоря, никак не ожидал увидеть накал страстей в отношении просто хорошей песни. Но никоим образом не жалею: браво, комментаторы! Одно «Начав себя цитировать, уже не могу остановиться.» (Игорь Ю.) чего стоит!

  5. Уважаемый Самуил, простите ради Бога. Меньше всего я хотел Вас огорчить. Просто увидев в очередной раз «тонкую» подколку Григория Быстрицкого, не смог сдержаться. Ну, а потом Остапа понесло. То, что ответил и то, что это случилось на Вашей страничке — это моя большая ошибка. Дни короткие, погода паршивая, в стране полный бардак — нервишки разболтались. Простите, если сможете. Мое глубочайшее уважение к Вам остается неизменным. А по мелочам поспорим как-нибудь в другой раз.

  6. Самуил Кур
    22 декабря 2018 at 9:57
    ————————————-
    Уважаемый Игорь, Вы сначала обвинили меня в незнании материала, затем, находите повод обвинить меня: например, небрежно бросаете, что покупка земли Кусковым у индейцев, как я ее представил – анекдот. Я не ожидал от Вас такого неуважительного ко мне отношения – к моей достоверности, как автора.
    =====================
    Уважаемый Самуил, стоит ли стрелять из пушки по такому поводу? У Вас на основе изученных материалов сформировалось свое мнение, а у Игоря, тоже на основе изученных им материалов — свое. Является ли высказывание своего мнения обвинением в незнании материала? Я не думаю. На мой взгляд, все историческое знание относительно. Реальной информацией обладает сам непосредственный участник событий, да и то, если в своих записках сознательно не искажает истину, «чему в истории мы тьму примеров слышим».
    А Сан-Франциско красив необыкновенно. Портит его стремление переписывать историю, например переименование улиц. Отец того, видите ли, в честь кого названа улица, угнетал индейцев. Теперь это улица Фриды Кало. Это для Сан-Франциско больше подходит. Коммунистка, бисексуалка, в общем самое то.

  7. Игорю Юдовичу, Григорию Быстрицкому
    Уважаемый Игорь, тема моей статьи – песня о Сан-Франциско и в связи с этим история Николая Резанова в 1806 году. То есть, ЛЮБОВЬ НИКОЛАЯ РЕЗАНОВА И КОНЧИТЫ АРГУЭЛЛО. Вы сначала обвинили меня в незнании материала, затем, когда я сообщил, что изучал детально эту историю, попросили о ней написать. Однако, вслед за этим стали расписывать историю покорения испанцами Америки, которая не является темой моей статьи. При этом, Вы подаете ее как истину в последней инстанции, что весьма спорно. И опять-таки, на основе своих очень многословных утверждений находите повод обвинить меня: например, небрежно бросаете, что покупка земли Кусковым у индейцев, как я ее представил – анекдот. Я не ожидал от Вас такого неуважительного ко мне отношения – к моей достоверности, как автора. И удивлен Вашим длинным комментарием, не имеющим отношения к конкретной теме. Прошу Вас взять себя в руки и стать прежним вежливым и сдержанным Игорем Юдовичем, каким я знал Вас раньше.

    Дорогой Григорий, спасибо за комментарий, Вы высказали верную мысль. Обсудить её можно как-нибудь в другое время и в другом месте. Что касается меня, то всё, написанное мною, соответствует действительности, включая особенности покупки Кусковым земли.

    1. Да, Самуил, меня тоже несколько удивило количество энергии, заложенное в мощнейшем залпе исторической информации, который произведен по моему посту вполне воробьиного вида. Приглядевшись, я тоже понял, что подавляющая часть боеголовок упала в вашем огороде.
      Тем не менее, остаюсь при своем имперско-захватническом, русско-еврейско-патриотическом мнении: как композитора из двух Маргулисов выбираю российского.

      1. Уважаемый Григорий, насчёт песни вы стопроцентно неправы. Хотя бы уже потому, что сравнивать ненаписанное с написанным и считать первое априори лучше второго – это абсурд. Но дело даже не в этом. Я написал стихи. Михаил Маргулис прекрасно уловил заложенное в них настроение, он тоже пронизан шармом этого города, он чувствует его атмосферу, он его видит, он здесь живет. И его музыка идеально легла на слова. Я искренне благодарен Михаилу за эту замечательную песню. И такое же мнение у Игоря Юдовича, который отлично знает город и водит экскурсии по Сан-Франциско. Он тоже пропитан его воздухом и историей. Мы живем не в Москве, а в Сан-Франциско и пишем о нём.

  8. Уважаемый Самуил, конечно, я знаю о такой версии. «Во время прибытия «Юноны» комменданте Аргуэлло был в отлучке и его сын Дон Луис был временным комменданте. Языковой барьер был сломан Джорджем Генрихом Лангсдорфом, доктором «Юноны», и отцом (священником) Уриа, из форта Президио. Они общались на латыни» — «National Park Service». То же самое написано в «Epic Love in California» и повторено во всех других источниках.
    Я долгое время тоже был вполне удовлетворен таким объяснением. Пока не пошел в Сити Колледж брать уроки итальянского. В моей группе кроме меня и пожилой китаянки все остальные были испано-говорящие. За исключением одной португалки. И вскоре выяснилась и была абсолютно подтверждена преподавателем неприятная для ожидавших легкого успеха испано-говорящих, что испанский очень далек от итальянского. Естественно, латынь – предшесвенник итальянского, но какова его связь с испанским?. Дальше – оказалось, что лучше всех успевает девочка-португалка. Что совершено не удивила преподавателя, который в работе с ней все время подчеркивал общности итальянского и португальского.
    И тогда я стал копать Лангсдорфа поглубже. Оказалось, что он скорее всего знает португальский ( в дополнение к родному немецкому, французскому и русскому) и, возможно, немного знает испанский. Во всяком случае, он посещал обе страны до экспедиции на Юноне. И абсолютно достоверно, что через 6 лет, в 1812 он был назначен Генеральным консулом России в Рио-да- Жанейро.
    Но доктор – доктором, а сам Резанов? В письме морскому министру он писал, что он разговаривал с вернувшимся комменданте Аргуэлло старшим по-французски. Это меняет всю картинку маслом. Тем более, что Резанов в одном из писем написал: «Я говорю по-испански всё лучше и провожу время в доме Аргуэлло с утра до вечера». В другом письме (по-английски: Commerce minister – как это в то время было по-русски?) он, возможно, слишком нахально пишет: «У меня сложились доверительные отношения с Аргуэлло и читая всю официальную переписку, которая проходит через его руки».
    Так что, учитывая интерес и способности Резанова к языкам, а он еще составил русско-японский разговорник и такой же для переговоров с местными индейцами на Аляске, возможно, роль Лангсдорфа была преувеличена? Только к этому относилось мое возражение, что мы не знаем точно на каком языке они общались. В отличие от нашего знания общего языка общения между Резановым и Кончитой.
    С Вашего разрешения я отвечу под Вашей статьей уважаемому Григорию Быстрицкому позже.

  9. Очень интересно — даже при том, что я читала прежнюю работу Самуила на эту тему. А разговор двух знающих людей (Игоря Юдовича и Самуила Кура) — доставляет особое удовольствие. Есть, есть еще порох в пороховницах, знания в закромах и талант россыпью (как раньше говорили — золотые россыпи!)

  10. Никогда не задавался целью определить для себя, какой американский город из множества посещенных по федеральным и местным дорогам для меня самый любимый. Теперь понимаю: мое сердце с СФ. Спасибо!
    По музыкальной части песни восторгов нет, Евгений Маргулис написал бы интереснее.
    А вот обширным знаниям автора, по крайней мере в части истории Резанова, завидую. Как элегантно, Самуил, вы отмели намеки на стремления посланца Российской империи к захвату чужих территорий, которые (уже не намеки — занудливые причитания) столь модно-востребованы сегодня…

    1. Я, конечно, приветствую русский патриотизм человека еврейской национальности, но интересно знать, зачем Резанову, представителю РАК понадобился «русский край рядом с испанцами»? Ради Кончиты или все-таки ради территориальной экспансии

    2. «Как элегантно, Самуил, вы отмели намеки на стремления посланца Российской империи к захвату чужих территорий, которые (уже не намеки — занудливые причитания) столь модно-востребованы сегодня…»
      ***
      По поводу занудливых причитаний попробую ответить уважаемому Григорию Быстрицкому.
      Испанцы укрепились на Западном побережье в районе нынешней Мексики к 1521 году, когда закончились Ацтекские войны. Сосредоточившись на Южном направлении — серебряные копи Перу и прочие полезные ископаемые Юга – они обращали мало внимания на направлении Северном. Только в 1542 году нанятый ими португалец капитан Кабрило впервые высадился в самом южном месте побережья, где сегодня США. В Сан-Диего. Он же нанес на карту береговую линию вплоть до Орегона, ни разу не высадившись на берегу (сам он уже не мог сделать это физически, ибо умер в пути, но не сходили на берег и другие из экспедиции). После этого 160+ лет – 6-7 поколений (!) – никого в Испании не интересовала нынешняя Калифорния и любая другая территория, кроме Калифорнийского полуострова, который, как вы знаете, полностью принадлежит республике Мексика.
      Но в 1768 году вдруг, буквально – вдруг, последовала бурная деятельность со стороны испанского королевства по заселению нынешней американской Калифорнии. В 1769-70 была организована огромная – до 700 человек – экспедидия Гаспара Портоло (крайне неудачная), а затем в 1775-76 годах экспедиция капитана де Анза (феноменально удачная) – и вся огромная территория от Сан-Диего до Сан-Франциско была заселена, то есть, формально, по-факту стала испанской. Встает вопрос: почему и откуда такая спешка?
      Не вдаваясь в детали, причин было две. Может быть, две с половиной. Но одна из них была более важной и угроза потери как бы испанской (ныне –американской) территории была реальной. Во всяком случае, так ситуацию оценили в Мадриде и Мексико Сити. Причина была в тайном Американском комитете Екатерины Второй и в указе от 2 марта 1766 года. Всю информацию очень легко найти в Интернете, съэкономим место. Это по поводу «занудливых причитаний» и «захвата территорий». Во всяком случае, испанцы не посчитали события в С-Петербурге и на Аляске «занудливыми причитаниями».
      Если речь идет о совершенно другом историческом времени, о 1806 годе, когда Резанов отправился в испанскую Калифорнию по коммерческому делу, то тут ситуация еще яснее. Я не собираюсь на чужой странице писать исторический трактат, но у испанцев в 1806 году было еще больше причин подозревать русских в «темых планах и таких же темных намерениях». Поэтому король через своего губернатора в Мексике приказал строго-настрого указать губернатору калифорнийскому в Монтерее НЕ вступать в какие-либо переговоры с русскими. А начальству в форте Президио (в нынешнем СФ) было КАТЕГОРИЧЕСКИ запрещено даже впускать любой русский корабль в Залив. Но власть испанская в Мексике была очень слабой (и пала уже в 21 году), а власть в Монтерее была еще много слабее, а Резанов был совсем не дурак – в итоге мы имеем форт Росс и любовную историю, которую калифорнийские дети учат в 4-м классе.
      Но ДОГОВОР о взятии в аренду земли под форт «Россия» НИКТО таки и не увидел. Хотя все клялись, что он вот где-то здесь, сейчас поищем и найдем. Деньги русские тем временем за землю платили, но вот заплатили ли полностью – споры до сих пор (если интересно – могу рассказать в цифрах). Конечно, история с покупкой у индейцев земли за форт, о которой написал уважаемый Самуил, это известный анекдот. Даже такая слабая власть, как испанская, понимала принцип «деньги вперед» и деньги считала. Вообще-то говоря, мы должны понимать, что испанцы действительно чувствовали себя очень неуютно во время переговоров с русскими и после появления форта Росс. На всей территории испанской Калифорнии жило в то время где-то 6-7 тысяч человек, возможно, меньше 6 тысяч. А это территория длиной чуть меньше, чем от Москвы до Урала (1600 км) и шириной в 300+ км. И на такой территории всего навсего население захудалого городка куда меньше Урюпинска, при наличии местной армии в Монтерее примерно в 70 человек. Что чуть ли не в 10 раз меньше численности русских в форте Росс. Так что то же – «занудливыми причитаниями» не пахло. Была реальная озабоченность.
      Ну, а что было формальным поводом для Доктрины Монро, вы знаете. На всякий случай для других даю маленькую цитату из себя:
      «Где-то на периферии большой политики происходили русско-американские переговоры о упорядочении русско-американских отношений на северо-западе континента — на русской Аляске и южнее, в районах действия российско-американской компании. Переговаривающиеся стороны никак не могли прийти к какому-то результату и раздраженный Александр I в сентябре 1821 издал указ, объявляющий все территории севернее 51 параллели — русскими. Чтобы стала понятна нелепость этого указа, отметим, что сегодня примерно на 50 параллели находится канадский Ванкувер. «Указ также запрещал иностранную торговлю с русскими колонистами и индейцами, обитавшими на территории Русской Америки»[5]. Конечно, американцы и англичане не были довольны указом и, конечно, у русских не было никакой возможности добиваться его выполнения. Во вскоре последовавших переговорах все спорные вопросы были быстро решены и русские отменили указ. Но Адамс решил воспользоваться самим поводом русско-американской конфронтации для гораздо более важного дела — указать европейским странам на их место. Которое, по мнению Адамса и Монро, было — в Европе».
      И самое последнее. Начав себя цитировать, уже не могу остановиться. Вот еще одна цитата:
      «…наученная опытом невмешательства после Первой мировой, Америка, прежде всего — Ф. Рузвельт, не могла допустить повторения европейских разборок и посчитала, что дешевле на постоянной основе тратить миллиарды, поддерживая порядок в мире, чем раз в 20 лет тратить триллионы и «своих мальчиков». Что очень не понравилось многим в Европе. Недавно прочел в каком-то ЖЖ как на очередное осуждение вмешательства «пиндосов» автор ЖЖ ответил примерно так: «Вас в Европе оставь только на минуту, вы такого натворите, а потом прибежите просить, чтобы разняли». Собственно говоря, так всегда и было.
      -При этом всегда страшно много недовольных тем, что и прибежали не достаточно быстро, и помогали не достаточно умело, и бомбили не то, что надо, и особенно тем, что мало «своих мальчиков» положили. Не дотянули, мол, до европейских стандартов».
      Уважаемый Григорий Быстрицкий, мне кажется, я ответил на ваши иронические замечания о исторических причинах «занудных причитаний». Если – нет, звиняйте.

  11. Спасибо, Самуил! С удовольствием прочитал очерк и прослушал задушевную песню. Захотелось посетить Сан-Франциско., город с такой удивительной историей.

    1. Уважаемый Лев, билеты на самолеты примерно 15 авиакомпаний из Европы в Сан-Франциско пока еще есть в свободной продаже. Приезжайте, покажу город с удовольствием.

      1. Спасибо, Игорь! Завтра лечу в Израиль, а потом, если получится, и в Ваш город.

  12. /Музыку написал композитор Алексей Рыбников. И 9 июня 1981 года состоялась премьера спектакля «Юнона и Авось». Успех был оглушительным/
    ===

    Подтверждаю!
    Уже у выхода из ст. метро за билет предлагали 150 руб.
    Музыка сразу, и на много лет (десятилетий!) влилась в память (или в душу?), и лет через десять, было очень странно услышать из уст тогдашнего Секретаря Союза композиторов Эдисона Денисова о Рыбникове » ну какой он композитор???…

    https://youtu.be/pF6IhzUgv8U

  13. Дорогой друг,
    Пусть у вас и дальше получается вносить русско-звенящий ручеек в американский melting pot.

  14. Уважаемый Самуил, совершенно замечательная песня, спасибо. И очень туристский клип. Без «взгляда под ноги».
    Что же касается истории Резанова, то у меня есть определенные «резервейшн». Все же не за просто так его объявили персоной нон-грата в Японии. Да и цель его экспедиции в испанскую Калифорнию была не в том, чтобы привести корабль продовольствия. Он то не мог не знать, что губернатор и вся (и только) испанская власть находилась в 150 милях южнее, в Монтерее. Это похоже как если бы дядька-хозяйственник из Польши прехал в Гродно году так в 1975 и начал договариваться с председателем какого-нибудь ленинского райисполкома о строительстве крупного завода… без того, чтобы поставить в известность первого секретаря обкома, председателя горисполкома и соответствующего министра. Детище Резанова, его цель — Форт Росс — был совершенно незаконным предприятием. Как написано в одной американской книжке «Было совершенно ясно из переписки Резанова с русскими властями, что они (экспедиция) планировали манипулировать испанцами, и что в этом они добились успеха». Конечно, помогло и то, что Хосе Аргуэлло (или по-испански — Аргюэльо), отца Кончиты, не было в форте Президио, когда туда прибыл корабль Резанова, а манипулировать оставшимся на хозяйстве его сыном Дон Луисом было много легче. Отдуваться перед губернатором после пришлось отцу. И конечно, Кончита подвернулась удивительно кстати.
    В общем, спасибо за хорошую заметку о действительно замечательном городе.. если забыть о политике и не смотреть под ноги. А о деталях, мало интересных туристам, можно поговорить в другой раз.

    1. Дорогой Игорь, спасибо за такой добрый отзыв о песне!
      Что касается Николая Резанова, то тут я должен Вас разочаровать – я знаю его биографию досконально. В эту статью я включил только те нюансы, которые связаны с ошибками в описании его визита в залив Сан-Франциско. Остальные детали – например, что в момент прибытия в форт его комендант был в отъезде и сын послал за ним и т.д. – не было никакого смысла включать, они не связаны с темой. Извините, конечно, но целью Резанова было именно продовольствие. А форт Росс, как известно, построил не Резанов (хотя это его идея), а Иван Александрович Кусков. После отказа испанцев продать ему землю, он здраво рассудил, что настоящими хозяевами здесь являются индейцы. И купил облюбованную им часть берега у племен кашайо и помо за три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги и несколько ниток бус.
      Короче, я изучил всё, что связано с Резановым, используя материалы российских архивов и архива Библиотеки Конгресса США, российские и американские источники, включая книги, изданные в США. Я перевёл на русский язык основную часть баллады Брет Гарта, посвященной Кончите Аргуэлло. Естественно, я написал о Николае Резанове большую работу. Её полный текст и сокращенный вариант были опубликованы в 2012-м году в двух бумажных изданиях, и их нет на интернете. Возможно, учитывая это, я сделаю вариант для Портала – разумеется, если к этому будет проявлен интерес.

      1. Уважаемый Самуил, это было бы очень интересно. Обязательно сделайте. Слишком много мифов вокруг всей этой истории. И, как мне кажется, нет ответов на многие вопросы. Например, на каком языке общались русские с испанцами? Во всяком случае, вначале.

        1. Дорогой Игорь, отвечаю на Ваш вопрос. Резанова сопровождал доктор Георг Лангсдорф, служивший в России. Как врач, он хорошо знал латынь. Именно латынь стала переходным мостиком к испанскому.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *