Фёдор Лясс: «Я не выбран, но я — судья!» Беседа с Ларисой Мангупли

 179 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Фёдор Лясс

«Я не выбран, но я — судья!»

Беседа с Ларисой Мангупли

Шестьдесят лет тому назад, 13 января 1953 года в центральных газетах СССР в «Хронике ТАСС» было опубликовано сообщение об аресте группы врачей, обвинённых во вредительстве. А газета «Правда» открывалась редакционной статьей «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей», в которой уточнялось, что арестованные врачи, объединенные в «террористическую группу», будучи на службе у иностранных разведок, ставили своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза. По сути, из профессоров-врачей, в основном евреев, Сталин, активно готовясь к военному конфликту, делал врагов народа. Была обезглавлена вся верхушка кремлёвских врачей и других крупных медицинских учреждений страны.

В Израиле эти события регулярно отмечаются собраниями, научными конференциями, митингами. Так было и в этот раз. Журналист Лариса Мангупли встретилась с одним из участников такой конференции выступившим с докладом «Определяющая роль «Дела ЕАК» и «Дела врачей-вредителей» в развале сталинско-большевистской политики советского государства» профессором, доктором медицинских наук Фёдором Ляссом автором недавно вышедшей в Иерусалиме, в издательстве «Филобиблон» книги «Поздний сталинизм и евреи», и побеседовали на затронутые в этих работах темы.

Начала беседу журналист Лариса Мангупли — В те же дни умер И.В.Сталин — инициатор готовящегося открытого, показательного судебного процесса над «врачами-убийцами». Имеется ли взаимосвязь этих событий, оказавших влияние на дальнейшую жизнь в СССР.

Ф.Л.Да, повлияла и очень существенно. Это отражено в названии доклада. 5 марта 1953 года умер Сталин. Но умереть — это не значит исчезнуть из истории. Поэтому главное — найти в ней место для Сталина и воздать ему должное. А должное ему было только черное и сплошь кровавое. Сталин «жив» до сих пор. И это страшно не только для России, но и для человечества. Сталин — вождь и вдохновитель одной из самых чудовищных диктатур, которые когда-либо знала история. Его смерть стала определяющим моментом в развале готовящейся им псевдо судебной расправы над врачебной элитой, а развал репрессивных мероприятий резко повлияло на внутреннюю политику Советского государства. И об этом особо говорится в моей книге. 

 Л.М. — Фёдор Миронович, уже самим названием книги Вы вводите читателя в атмосферу политической жизни Страны Советов, царившей в послевоенном времени под прямым и непосредственным руководством И.В. Сталина. Лейтмотивом романа проходит тема еврейского сопротивления злой воле Сталина, направившего страну на развязывание нового военного конфликта с целью нанесения окончательного удара по капиталистической системе и насаждения всемирного социализма-коммунизма. Кстати, я сказала «романа», но это не совсем так… А как Вы сами определяете жанр книги?

Ф.Л. — Эта книга не укладывается в рамки определённого жанра. Это и документальная публикация, и научно-историческое исследование, и мемуары, и историография, и даже острая полемика. Если говорить о темах, освещаемых в книге, то основных — четыре: о злейшем недочеловеке Сталине и его безропотных, покорных холопах; об антисемитизме как основе внутренней и внешней политики СССР; о еврейском сопротивлении, сыгравшем ключевую роль в том, что сталинские планы и в частности расправа над врачами не успела осуществиться; наконец, о провалившемся намерении ещё одной попытки окончательного уничтожения еврейского народа. 

 Л.М. — Предваряя книгу, Вы особо отмечаете, что сейчас по данным социологов почти половина населения России уверена, что «отец народов» сыграл в истории положительную роль и хочет видеть во главе страны «нового Сталина». В определенных кругах России, в работах ряда историков и журналистов имеется тенденция обелить Сталина, превознося «успехи» в так называемом послевоенном социалистическом строительстве. И вместе с тем замалчивается цена, которую платили жители страны и ставится под сомнение наличие у Сталина планов ужесточения репрессивных мер по отношению к населению, в частности по отношению к евреям.

Ф.Л. — Это на самом деле так. Карательная машина, заведённая Лениным этой «мыслящей гильотиной»так его характеризовали многие и недруги, и соратники, бесперебойно работала до самой кончины Сталина. И главным результатом этой работы была смерть. Если принять официальные цифры за достоверные, то не трудно подсчитать, что в течение двадцати лет каждые пятнадцать минут приводился в исполнение расстрельный приговор. За час убивали четверых ни в чём не повинных людей, сто — за сутки. И так без перерыва все двадцать кромешных лет. Ежедневно в лагерях, тюрьмах и поселениях гибли до двух тысяч заключённых. Нормальному человеку трудно представить себе весь размах сотворённого Сталиным «праздника смерти». Он убивал, чтобы властвовать и властвовал, чтобы убивать.

 Л.М. — Переходя от страницы к странице, я поражалась, знаете чему? Тому, какой труд предшествовал написанию книги. Редко в каком издании можно проследить весь исторический путь, который проделал советский народ в период властвования Тирана. Это голодомор и его последствия в 1932-1933 годах. Это и политические судебные процессы, и террор со стороны власти, которые опутывали народ мифом о внутренних и внешних врагах и доводили его до полной деградации… Ваша книга — это как учебное пособие по советской истории. К сожалению, несколько поколений людей изучало историю страны по совершенно другим источникам, таким, какие были выгодны нашим вождям, вернее нашему вождю… 

Ф.Л. — Вы правы. Потому что тотальный страх, насилие и террор определяли нашу жизнь во все время правления Сталина. И самое страшное то, что террор был сотворен над мыслящей частью общества, над интеллигенцией, а затем и над всем советским обществом. По данным историков, демографов, общее число граждан СССР, подвергшихся репрессиям в виде лишения или значительного ограничения свободы на более или менее длительные сроки (в тюрьмах, лагерях, колониях, спецпоселениях и т. п.) с конца 1920-х по 1953 год составило не менее 40 000 000 человек. В этот период был осужден практически каждый третий дееспособный член общества. Практически в стране не было семьи, в которой не было бы жертвы, так или иначе пострадавший от большевистского мракобесия. Помимо реальных физических потерь, сталинская репрессивная политика растлевала и уничтожала морально. Советская власть за эти годы сотворила «совков» безгласных единиц населения, которые создавали промышленность, трудились в сельском хозяйстве, науке, здравоохранении, культуре в неотступном страхе, под прессом, выдавливающем всякое понимание пагубности и разрушительности этой власти. 

Л.М. — Скажите, а что послужило выбору темы книги, в которой Вы понятие «поздний сталинизм» связываете с судьбой еврейского народа?Причём тут евреи?

Ф.Л. — Дело в том, что именно в это время еврейский народ должен был сыграть определённую роль при реализации коварных замыслов Сталина, направленных на завоевание мирового господства. Я заострил свое внимание на «еврейской проблеме», так как образовалась ситуация очень напряженная по отношению к еврейскому населению. Практически дело шло к геноциду евреев. Грозило их полное уничтожение как этнической общности. В стране в период Позднего сталинизма изменилось официальное отношение к евреям. Антисемитизм стал неотъемлемой составляющей политики большевистско — коммунистической партии и советского государства. «Война Сталин Евреи»эти политические, социальные категории соединились в зловещий взаимосвязанный треугольник.

За многовековую историю евреев над ними не раз нависала опасность их полного уничтожения. Как правило, к реализации этих преступных акций, гонениям, притеснениям, погромам, депортациям привлекался не только весь партийный аппарат, но и практически все государственные структуры власти. И о них, их действиях мы многое знаем. А вот о запланированных, но не осуществлённых — недостаточно. Вскрыть причины провала хорошо идеологически продуманной и технически оснащённой акции важно не только для истории вообще, но и для настоящего и будущего любого народа, в частности, для любой этнической группы. А евреи в этом ряду всегда стояли на первом месте. Вот о таком сорванном геноциде советских евреев, начальные мероприятия которого уже были реализованы в виде судебного Дела ЕАК и следствия по делу профессоров врачей-вредителей, я постоянно думаю уже более пятидесяти лет и, наконец, мои мысли реализовались в виде книги, которая у Вас в руках.

Л.М. — Вообще-то материалы по «Делу Еврейского антифашистского комитета» и «Делу врачей-вредителей», о преследовании еврейской элиты широко известны…

Ф.Л. Широкое освещение в научной и публицистической печати материалов по преследованию и расправе над еврейской элитой не снимает многих вопросов и не всё, с моей точки зрения, правильно истолковывается. Взять хотя бы медицинские аспекты «Дела врачей-вредителей», которые у историков вообще выпали из поля зрения. А если к ним и обращаются, то непрофессионалы, которые допускают грубые ошибки, с медицинской точки зрения. Согласитесь, таких моментов много. Хотя бы тема о причине смерти Сталина, о роли Лидии Тимашук в следственном процессе над врачами, о диагностике сердечной патологии А.А.Жданова.

Важное место занимает дискуссия о планировании Сталиным депортации еврейского населения из промышленных центров страны в районы дальнего Севера и пустыни Казахстана, а также трансформация текста письма высокопоставленных советских евреев в газету «Правда» с просьбой сослать евреев для освоения «просторов Восточной Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера».

Совсем выпала из внимания оценка роли и значении профессиональной деятельности арестованных «врачей-вредителей», «варваров в белых халатах», «злостных отравителей», «врачей убийц, ставших извергами рода человеческого», « подлых шпионов и убийц под маской врачей». Спорны заключения экспертов о роли личного письменного обращения И.Г.Эренбурга напрямую к Сталину, будто бы заставившего «дать отбой» судебному гонению на евреев и свертыванию Делу врачей вредителей.

Но самое главное: знакомясь с рассказами моей мамы и повествованием ее подельников о тюремном и лагерном периоде, изучая опубликованные документы и материалы, я пришёл к одному очень важному заключению оформленному в книге и еще раз оглашенному на конференции…

Л.М. — К какому?

Ф.Л. К тому, что на всех этапах подготовки и осуществления «Последнего политического судебного процесса Сталина, состоявшего из «Дела ЕАК» и следственного периода «Дела врачей-вредителей», нашлись евреи, которые, будучи в тюремных застенках, по мере сил и вопреки возможностям, противодействовали Сталину и его подручным из МГБ. В «Сталинских верхах» нарастало напряжение, так как «органы» несмотря на изуверские методы ведения следствия не выполнили в срок поставленную лично Сталиным перед ними задачу и заставить арестованных евреев признать под нажимом карателей обвинение в шпионаже, вредительстве, вредительском лечении.

Идет 1953 год — шестой год с начала осуществления сталинского плана создания из евреев «врагов народа», одного из важных составляющих подготовки к войне. Сталин сменил главного исполнителя — министра МГБ и три следственные группы. Все причастные к этому делу были в постоянном нервном напряжении. Тогдашний новый министр госбезопасности С.Д. Игнатьев признавался: «За все время существования этой группы не было достигнуто ничего, и к концу января 1953 г. почти во всех разговорах с тов. Сталиным я слышал не только острую брань, но и угрозы приблизительно такого характера: “Если вы не раскроете террористов, американских агентов среди врачей, то вы будете там, где сейчас находится Абакумов” … “Я — не эмгебэшник. Я могу требовать и прямо заявлять вам об этом, если вы не выполняете моих требований” … “Мы будем управлять вами как баранами”».

Но! К концу февраля организм Сталина не выдержал нагнетаемого им напряжения, главный сосуд головного мозга лопнул, развился инсульт, завершившийся смертью 5 марта 1953 года.

Впервые Сталину и его приспешникам не удалось одолеть тех, кого представили врагами народа, как делали это беспроигрышно в течение четверти века. Сталину не удалось устроить грандиозный показательный судебный процесс, в котором антисемитизм должен был сыграть определяющую обвинительную роль Впервые Сталин и его приспешники не смогли одолеть тех, кого представили врагами народа.

Это главная причина, почему я — клиницист с пятидесятилетним врачебным стажем — решил взяться за несвойственный мне литературный труд, поглотивший все последние двадцать лет. Причина, побудившая меня взяться за перо, это окрепшая вера в то, что мое живое свидетельство очень важно для тщательного анализа и оценки исторических фактов. 

Л.М. — Примите моё признание, как одного из благодарных читателей Вашей книги. Листая её страницы, я, кажется, вместе с Вами прошла весь долгий путь длиною в десятилетия. Я поражаюсь тому, скольких моральных и душевных сил стоила Вам работа над этим материалом. Согласитесь, полвека всё это носить в себе и потом ещё два десятилетия, что называется, кровью своей писать то, о чём сердце болит, это ли не риск! Не боялись, что может не хватить сил?

Ф.Л. — У меня не было выбора, потому что носить в себе всё это я не мог. Знаете, Лев Николаевич Толстой писал: «Слово — есть поступок». Но молчание — тоже ведь поступок. И молчать я не смог. 

 Л.М. — Понимаю, тем более, что, например, «Дело врачей-вредителей» коснулось непосредственно и Вашей семьи. Я не пропустила ни одной строки из многочисленных протоколов допросов Вашей мамы, до ареста работавшей врачом в кремлёвской больнице. Они лучше самых ярких описаний говорят о чудовищных методах работы гэбистов, доводивших обвиняемых до потери моральных и физических сил, приёмах, подавляющих здоровье и волю. Самые стойкие не выдерживали. Скажите, Фёдор Миронович, как Вам удалось добыть секретные документы, которые столько лет хранились за семью печатями и насколько велика была переписка с официальными органами?

Ф.Л. Освещение в печати моих многочисленных попыток не заслуживает интереса читателей журнала.

Возможность держать в руках, читать, выписывать текст из «истории болезни», которая сопровождала маму в Институте судебной психиатрии имени Сербского, а также и из ее «следственного дела» под №5522 Министерства государственной безопасности, со всеми в них вложениями было счастливым сочетанием с наличием у меня врачебной профессии. Было это в смутное время горбачевской перестройки, повлиявшей на кратковременное смягчение взаимоотношения между просителем (это я) и руководством страной (включая начальство из грозного заведения под названием КГБ-ФСБ). Сначала я ознакомился с «историей болезни», потом — с протоколами и документами из четырех томов маминого следственного дела. И осознал, что эти документы выходят за рамки семейного интереса, что они лучшие свидетели эпохи «позднего сталинизма». Знаете, я не взялся бы за написание этой книги, если бы не был уверен, что смогу сказать нечто новое об одном из самых страшных периодов жизни в моей бывшей стране. Я не стал бы писать, если бы не осознал необходимость отдать должное людям, которые смогли победить страх перед палачами и осознать, что от их поступков зависит и их судьба, и судьба народа, к которому они принадлежали. Именно эти люди повернули ход советской истории.

Л.М. — Указанная книга, как говорят полиграфисты, вышла «в свет» в электронном варианте. В виде интернет-книги. Ранее все ваши книжные издания были в бумажном варианте. Вы отказались от бумажного издания? Это что, дань моде?

Ф.Л. Скорее не моде, а серьезным успехам в развитии высоких технологий и, в частности, интернет-книги. Издание бумажных книг медленно, но верно сокращается, а на смену приходят электронные книги. Так же неудержимо растет число электронных библиотек. Уходят люди, читающие с бумаги, им на смену приходит поколение восьмидесятых, предпочитающее читать с экрана. Удорожание бумажных книг также приводит к снижению покупательского интереса и, как следствие, тиражей.

Я с первых шагов существования электронных периодических изданий, электронных библиотек и интернет книжных магазинов числюсь среди их пользователей.

Журнал, который организовал 14 лет тому назад Евгений Беркович, — «Заметки по еврейской истории» — яркий пример этого прогрессивного явления. За эти годы он оброс новыми авторами и новыми приложениями. Да и я самолично пользуюсь его помощью. За время существования журнала на его электронных страницах нашли место 30 моих публикаций. Фактически бесплатно и спасибо за это Евгению Берковичу и его команде.

Финансовые вопросы имеют немаловажное значение. Если для автора издание книги, как моей, в 600 страниц и множеством иллюстраций тиражом в 500 экземпляров обойдется цифрой не менее, чем с четырьмя нулями, то для издания такой же книги в электронном виде с неограниченным тиражом цифрой только с двумя нулями. Для читателя приобретение интернет-книги ограничится цифрой с одним нулем, а скорее всего, окажется бесплатным. Единственное условие иметь стационарный или переносной компьютер. Если вы захотите кому-нибудь порекомендовать книгу для прочтения, то ее можно приобрести за символическую плату по электронной почте — щелкните мышкой по этой ссылке. Вы увидите страницу «Магазина в рюкзаке» и аннотацию книги

Л.М. — Спасибо за беседу, Фёдор Миронович, и за то, что Вы нашли в себе силы донести до нас новую информацию о времени позднего сталинизма, хотя было это и нелегко.

Ф.Л. — Знаете, мне вспоминаются строки из песни Александра Галича:

Так вот, значит, и спать спокойно,
Опускать пятаки в метро?!
А судить и рядить на кой нам?!
«Нас не трогай, и мы не тро…»
Нет! Презренна, по самой сути,
Эта формула бытия!
Те, кто выбраны, те и судьи?!
Я не выбран. Но я — судья!

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Фёдор Лясс: «Я не выбран, но я — судья!» Беседа с Ларисой Мангупли»

  1. Гитлер повержен, его режим признан преступным,нацизм осужден и запрещен в новой, возрожденной из руин, цивилизованной и высокоразвитой Германии.
    Сталин и его большевистская клика торжествовали Победу, доведя народ и страну до предельного истощения материальных и духовных ресурсов.Кровавый репрессивных режим усилился, антисемитизм обрел открыто государственный характер.Внешнеполитический курс продолжал становиться все более агрессивным. Возрождения страны не состоялось.
    Вдохновитель побед и трудовых «достижений» покинул сотворенный им чудовищно жестокий мир.
    Соратники и соучастники преступного сталинского режима,озабоченные тревожными признаками его разложения и возможной опасностью утраты власти, порешили осудить культ личности Сталина.Назначившей себя приемником тирана Н. Хрущев попытался признать порочным кровавый политический курс предшественника, свалив всю ответственность за преступления режима на труп, уже безопасного для него хозяина.
    Началась и продолжилась вяло текущая процедура десталинизации политического курса, вплоть до этапа горбачевской перестройки и развала советской империи.Сталин и его дело постепенно как бы вытеснялись из идеологии коммунистов, но на всякий случай приберегалось до поры возможной востребованности.О признании системы преступной, подлежащей осуждению, и тем более запрету, даже намеков не было.
    В новой России вроде бы покончено с коммунистической гегемонией.Бывшие ее активные сторонники, стоящие ныне там у власти, решили переквалифицироваться в ретивых строителей нового. но не так давно забытого, капиталистического общества.Строительство его обрело широкий размах,заметны определенные результаты и не только позитивные.Из- за острого дефицита последних,вызванных отсутствием глубоких знаний, навыков, опыта и более всего необходимых моральных принципов, программа строительства дает заметные сбои,чреватые опасными социально-политическими последствиями.Возможно, с целью предотвращения этой опасности, правители России столь усердно вновь возрождают в стране дух сталинизма. Так, предполагаемая в нем потребность власти превращается для страны в реальную действительность.Ситуация абсурдная, ибо не поддается элементарной логике. Это напоминает тот случай, когда офицерская вдова собиралась сама себя высечь.Не намереваются же они на самом деле, возродив сталинский стиль управления страной, успешно сами себя экспроприировать.С таким же рвением они могли бы подобные таланты позаимствовать и у Гитлера, который был еще более»успешным»менеджером, чем вновь прославляемый их кумир Сталин.

  2. Хочу обратить внимание уважаемых участников Портала на появившийся сегодня в «Мастерской» материал «Я не выбран, но я — судья!» и поблагодарить журналиста Ларису Мангупли за высокий профессионализм и мастерство, продемонстрированные ею в беседе с участником прошедшей научной конференции в Израиле профессором, доктором медицинских наук Федором Мироновичем Ляссом, выступившим с докладом «Определяющая роль «Дела ЕАК» и «Дела врачей-вредителей» в развале сталинско-большевистской политики советского государства», автором недавно вышедшей в Иерусалиме книги «Поздний сталинизм и евреи».
    Проблемы, поднятые в беседе и получившие глубокую научную трактовку, особенно актуальны и тревожны не только для сегодняшней России в период «позднего сталинизма», но и для всего исторического процесса, который сегодня происходит в мире.
    Интервью насыщено новой информацией, которая несомненно вызовет у читателей огромный интерес.
    Беседу с журналистом Ларисой Мангупли Федор Лясс заканчивает строками из песни Александра Галича:
    Так вот, значит, и спать спокойно,
    Опускать пятаки в метро?!
    А судить и рядить на кой нам?!
    «Нас не трогай, и мы не тро…»
    Нет! Презренна, по самой сути,
    Эта формула бытия!
    Те, кто выбраны, те и судьи?!
    Я не выбран. Но я — судья!

    Прекрасная концовка состоявшейся беседы!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *