Александр Левинтов: Декабрь 18-го. Окончание

 261 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В отличие от целей, обладающих социальной инерцией, ценности меняются и теряются мгновенно. Ельцина и Солженицына не стало осенью 1993 года: они доживали свой век, кто в пьянстве, кто в бессмысленном рассужданстве о стране и народе, им незнаемом, непонятном и глубоко чуждом ему.

Декабрь 18-го

Заметки

Александр Левинтов

Окончание. Начало

Советский город как система

Вот несколько цитат из моей же статьи «Город как комплекс и система» (июль 2016)

«Комплекс — исторически, естественно сложившееся сочетание тех или разнородных элементов. Система — из проектной или конструкторской, искусственно-технической действительности».

«Комплекс не обязательно часть чего-то (хотя и может быть такой частью) или таксон в иерархии. Система — всегда подсистема чего-то большего. Это хорошо иллюстрируется на примере города: город как естественный комплекс может входить в состав страны, может быть вольным, свободным, и может сам создавать государства (многие европейские государства порождены городами), но город как система непременно входит в состав государства как системы».

«Существенным различием между комплексом и системой является также то, что комплекс обычно — порождение синтеза (=креативных естественных сил), а система — дитя анализа».

«Далеко не все природные комплексы отличаются особой прочностью. Есть очень хрупкие и уязвимые. Это, прежде всего, те, где естественные процессы крайне медленны».

«Комплекс — из теологического мира, где уместны онтологические вопросы: что? где? когда? почему? Комплексу ничего не надо — он живёт, не имея субъекта своего порождения. Системы живут в телеологическом мире, где господствуют деятельностные вопросы: зачем? для чего? с какой целью?»

«По счастью, системам свойственен процесс оестествления. В гуманитарной сфере это проявляется в традициях, ритуалах, обычаях, привычках, утерявших своё назначение, но соблюдаемых нами. Нередко мы пытаемся представить себе комплекс как систему, обискусствить его».

Советский город как явление, независимо от длительности истории его существования, всегда системен, но странно системен. Этим странностям и посвящена данная статья. При этом, в качестве примера буду в основном использовать свой родной город — Москву.

Материал советского города

Материалом любого города являются люди. Практически все советские города заселены сволочью — людьми, сволоченными из разных мест, вырванных с корнями — голодом, страхом, поисками заработка, энтузиазмом или простым насилием. Вот вековая динамика изменения численности населения Москвы (тыс.чел.):

1917 год (революция) — 2355
1918 год — 800 (примерно, стат. учет был в расстройстве)
1920 год — 1060
1924 год — 1682
1926 год (перепись накануне индустриализации и коллективизации) — 2026
1939 (канун второй мировой) — 4132
1959 — 5046
1970 — 7061
1979 — 8072
1989 — 8971
1995 — 8717
2011 — 11777
2018 — 12506

В первый же год революции и с учетом переноса столицы из Петрограда в Москву две трети населения просто разбежались из города. Постепенно город заполнялся новыми людьми, бегущими со всей страны от голода, террора и в надежде если не на работу, то на службу, дающую слабую надежду на пропитание (из-за гиперинфляции зарплату выдавали не деньгами, а черным хлебом и воблой либо селёдкой).

За годы индустриализации (1926-1939 гг.) население Москвы удвоилось и сильно пролетаризировалось: именно в это время в городе появились два автозавода, несколько авиационных заводов, заводов военно-промышленного комплекса, особенно на востоке города. Механический прирост населения сопровождался бурным естественным приростом, объяснимым не только сексуальным энтузиазмом молодых, но и физическим истреблением «старых кадров», сплошь троцкистов и диверсантов-вредителей. Захоронения 30-х годов на московских кладбищах — большая редкость.

Начиная с 60-х годов в Москве наблюдается устойчивый отрицательный естественный прирост населения, тем не менее общий прирост населения впечатляет: ежегодно по 100 тысяч человек: промышленная и строительная лимита, номенклатура и «лучшие люди» (спортсмены, ученые, деятели культуры и искусства), студенты, всеми правдами и неправдами оседавшие в Москве по окончании вузов.

Постсоветская Москва на 90 и более % остаётся советским городом, необычайно привлекательным для российских и особенно нероссийских гастарбайтеров. В результате, за последние 30 лет в ходе необычайного строительного бума в Москве построено жилья больше, чем за всю предыдущую, почти тысячелетнюю историю, а жилищные условия москвичей за эти тридцать лет улучшились на 0.8 квадратных метра на человека.

Морфология советского города

Неважно, когда и где возник тот или иной город, став советским, он приобретает очень жёсткую и практически повсеместную морфологию:

— промзона — смысловой центр города, градообразующая сила;

— селитьба барачного типа, спальные цеха при промышленных предприятиях, одноэтажные и двухэтажные, лагутенковские пятиэтажки и прочие многоэтажки, одна генерация прогрессивней другой, но всё равно унижающие своей примитивностью человеческое достоинство;

— административно-властный центр, 90% функций которого — чистая фикция и тунеядство;

— частный сектор — то, на что тратится менее всего усилий, внимания и расходов, то, что живёт само по себе в ожидании своего уничтожения и сноса; московские окраины были в основном деревенским частным сектором, сейчас этот сектор выплеснулся на просторы Подмосковья на 100 и более километров от города: дачные, садовые, коттеджные и прочие посёлки;

— оазисы принудительного и насильственного рабства: в/ч, гарнизоны, тюрьмы, лагеря, зоны, СИЗО, колонии, пересылки и т. п.: непроницаемые, за высокими заборами и колючками, тщательно охраняемые и недоступно-неприступные;

— ещё более охраняемые и неприступно-недоступные «поля чудес»: посёлки обитания властной и денежной «элиты»; стандарт местных глухих заборов — 6 метров в высоту, стандарт охраны — ФСО и, пожиже, ОМОН;

— рекреационные пятна: московские «зоны отдыха» были замощены пивными металлическими крышками, а вичугские (Ивановская область) — ими же и использованными презервативами; сейчас советская рекреация всё более вырождается в домашнее пьяное одиночество;

— логистические зоны отчуждения: гаражи, склады, пакгаузы, таможни, полосы отчуждения, кюветы, откосы, насыпи, мосты, эстакады, туннели, парковки, проезжие части и их непроезжие хляби, автопарки, таксопарки, вокзалы и ж/д станции, контейнерные площадки и прочая инфраструктура, действующая и мёртвая;

— помойки, кладбища и другие отхожие места — скопление нецелевых, но неизбежных результатов жизни городов.

Организация и структура советского города

Организация советского города — иерархия, что особенно заметно в Москве с её радиально-кольцевым устройством: чем ближе к центру, тем выше по иерархии.

Вместе с тем, наличие субъектов городской жизни приводит к структуризации города, противоположной и, казалось бы, несовместимой с организацией — так формируется слабо объяснимая и еще более слабоуправляемая городская оргструктура: точечная элитная застройка в микрорайонах барачных пятиэтажек, торговые комплексы на и без того забитых и тесных городских улицах, элитное жильё и бизнес-комплексы на месте зараженных промышленностью и её отходами площадках, станции метро в лесу и на пустырях, детские парки, танцплощадки и парки культуры на месте кладбищ и скотомогильников и т. п.

Процессы в советском городе

Из базовых сферных процессов:

— функционирования,
— развития,
— производства,
— воспроизводства,
— захоронения.

в советском городе, в частности, в Москве, очевидно представлен только один — выживание (он же — вымирание).

Все остальные процессы, даже такой примитивный как функционирование, представлены штрих-пунктирно, с многочисленными остановками, нарушениями, ремонтами, задержками, пробками, засорами.

Сантехник дядя Вася — единственный персонаж советского города, реально управляющий процессами и изменениями: только он в состоянии превращать водопроводные и канализационные процессы в потоки рублей, трёшек и поллитровок простым перекрытием стояка в подвале жилого дома.

Все остальные процессы в городе не управляемы и достаточно хаотичны.

Связи в советском городе

Как пассажиры, как покупатели, как трудящиеся и служащие, как налогоплательщики, люди в советском городе связаны и даже сплочены — очередями, долгами и прочими узами, но как горожане, как жители города и субъекты городской и политической жизни они бессвязны и совершенно независимы друг от друга.

При этом весьма распространены бессвязные отношения, например, отношения населения к властям и властей — к населению, а также безотносительные связи: производственные, классовые, семейные (к примеру, брачные и внебрачные), криминальные.

Перспективы советского города

Тут возможно несколько альтернатив.

  • Превращение их в мёртвые города, которых теперь много стало на Северах, островах, нефтяных промыслах, приисках, лесосеках, агрозонах; сложно, но вполне можно представить себе мёртвый город Москву
  • Перерождение в просто города, в нормальные города, но для этого необходимо полное перерождение людей, населяющих их, либо замена этих людей нормальными людьми, например, китайцами или морозоустойчивыми бразильцами
  • Разрушение и полное их уничтожение — пожалуй, это, с учетом того, кто правит в этой стране, наиболее реалистичная перспектива

Бессмертие советского города — то, о чём более всего мечтают его обитатели.

Столетию Солженицына

Светогорск глубокой осенью 1993 года. Я начинаю здесь исследование и программу регионального развития городов долины Вуоксы. В местном книжном магазине то, чего ни в какой Москве не купишь: Светогорский целлюлозно-бумажный комбинат — чуть ли не лучший в мире, потому что построен в середине 80-х финнами за сумасшедшие 1.2 миллиарда долларов по новейшим технологиям и экологическим требованиям, к тому же принадлежит не варварскому по сути своей Министерству деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности СССР, а Министерству лесного хозяйства того же СССР, которого больше нет.

На бумаге этого комбината и печатается дефицитная когда-то нетленка.

Из всего предлагаемого разнообразия штабелированной уценёнки выбираю три вещи:

  • «Хождение во власть» Бориса Ельцина (ясен пень, писал не он, а за него, я сам спустя лет шесть писал бригадно книгу «Я — Кучма»);
  • «Архипелаг Гулаг» Александра Солженицына (нобелеант и диссидент);
  • «Москва–Петушки» Венички Ерофеева.

Первые две книги — по три рубля, третья — по 3.62, тоже, конечно, даром, ведь доллар стоит 1200 додефолтных рублей, но эту цену автор, Веничка Ерофеев, назначил в завещании, и потому такая цена казалась, пусть, смехотворной, но оправданной, а этих двоих унизили и опустили ниже любой параши и плинтуса: на один доллар можно 200 Ельциных купить и ещё столько же — Солженицыных.

И прошло-то всего пара лет, а как девальвировала эта перестройка со своей гласностью и эффективностью! Несколько залпов по собственному парламенту — и пиздец отечественной демократии и её лидеру Борису Николаевичу, пиздец пламенному борцу со сталинизмом Александру Исаевичу, ещё даже не успевшему вернуться в Россию (он появился в Магадане весной 1994 года и якобы триумфально доехал до Москвы на символическом белом коне).

В отличие от целей, обладающих социальной инерцией, ценности меняются и теряются мгновенно.

Ельцина и Солженицына не стало осенью 1993 года: они доживали свой век, кто в беспробудном пьянстве, кто в бессмысленном рассужданстве о стране и народе, им незнаемом, непонятном и глубоко чуждом ему.

Один другому хотел нацепить цацку, но другой отказался: из бандитских рук цацки не принимаю, а потом принял — из рук чекиста и ещё большего бандита и тем похоронил себя сам, уже по второму разу, но заживо, теперь вот, наверно, ворочается в гробу, поскольку не только Курилы не отдали японцам, как он настоятельно советовал, но ещё и нахапали у друзей и братьев: Абхазию, Южную Осетию, Крым, Донбасс, а главное — пересажали, перестреляли, поразогнали по разным углам тех, кто свято верил в него и думал, по наивности своей, что страна наша — более не империя зла.

Какие же мы все преступные дурачки с Вами, уважаемый Александр Исаевич!

Суицид

прямо с Крымского моста,
а под ним льдины, льдины,
надо мною нет Христа,
только мрачные глубины

за холодный парапет
руки держатся едва ли,
прошлого не стало… нет
ни горя, ни печали

мне себя и всех не жаль,
пусто на душе… окрест
только холод, тишь и даль,
перечёркнут мир как крест

и ключи от дома — прочь,
руки, стиснутые в скотч,
мне осталось превозмочь
лишь себя, ныряя в ночь

Цифровизация образования: через пять лет

Детский сад №1236 в м/р Спас-Кирпичики.

Дети получают положительные баллы за:

  • быструю и аккуратную еду
  • самостоятельное и своевременное пользование горшком и туалетом
  • быстрое и точное выполнение заданий, например, за хороший рисунок
  • примерное и тихое поведение
  • быстрое засыпание
  • сообщение воспитательнице о неправильном поведении других детей

Набрав 10 положительных баллов, ребёнок на один день получает звание «помощник воспитательницы».

Отрицательные баллы начисляются за:

  • шумное поведение
  • непослушание
  • медленную и неаккуратную еду, недоедание и оставление на тарелке недоеденного
  • мочеиспускание в бельё и/или одежду
  • озорство
  • плохое выполнение заданий
  • невнимательность
  • несообщение о неправильном поведении других детей

Положительные и отрицательные баллы суммируются, по этим суммам определяются льготы или наценки на ежемесячную оплату детского сада. Кроме того, дети, получившие за время пребывания в детском саду 20 и более раз звание «помощник воспитательницы», направляются в класс школы «для примерных детей» того же образовательного центра/холдинга.

В образовательном холдинге «средняя общеобразовательная школа №437 имени героя-пионера Павлика Матросова» школьники оцифровываются по следующим критериям:

  • успеваемость
  • прилежание
  • поведение
  • внеклассная активность (ДПО)
  • внешкольная активность

По каждому критерию ежедневно выставляются в электронный дневник учащегося от 8 до 12 оценок по пяти положительным или отрицательным разрядам. Лучшие показатели за неделю дают право на позицию «помощник учителя» и, соответственно, право подавать учителю/классному руководителю сведения о своих одноклассниках. Эти позиции суммируются в автоматическом режиме и, приравненные к баллам ЕГЭ, прибавляются, вместе с другими выпускными показателями (участия и победы в олимпиадах, спортивные достижения, приводы в милицию и т. п.) к общему выпускному показателю (ОВП), определяющему возможные траектории трудоустройства, социального статуса и возможностей высшего или среднего профессионального образования.

Оцифровка среднего и высшего профессионального образования включает академическую успеваемость, участие в дополнительном образовании, политическую и криминальную активность (участие в санкционированных и несанкционированных митингах, мелкое хулиганство, нарушения ПДД, штрафную и кредитную историю и т. п.), степень политической и административной лояльности.

В Приближёнском Техническом Университете (ПТУ №2134) прокуратурой была раскрыта коррупционная сеть, в которой оказались замешаны большинство преподавателей и студентов данного университета:

— студенты платили за каждый положительный балл в рейтинговом реестре университета по строго определённой таксе каждому преподавателю, а сами преподаватели взаимооплачивали друг другу цитирование статей, рецензии на статьи, монографии и исследовательские работы, отзывы и характеристики — также по строго оговорённым расценкам

— сам университет оплачивал, как и многие другие, из особой части стимулирующего фонда зарплаты, место в отечественном рейтинге университетов по условно-прогрессивной шкале: места в верхних частях государственного рейтинга, собственно, этим же государственным чиновникам и шла проплата за продвижение по рейтингу вверх.

Замена зачетных книжек единым электронным зачетным документом (ЕЭЗД) существенно упростила процедуру заполнения и выдачи дипломов об окончании средних и высших учебных заведений, в которых, помимо единой государственной печати включены биометрические данные (отпечатки пальцев, группа крови и индивидуальная формула генома). Кроме того, за регулярные донесения о студентах, ППС и ОРУА учебного заведения в государственные службы безопасности в дипломы включена опция, предоставляющая льготы при поступлении на работу независимо от формы собственности работодателя.

P.S. Чтобы это не казалось грубой фантазией, нечто подобное уже инсталлировано в Китае и успешно действует.

P.P.S. Я разослал этот текст нескольким людям. Один читатель, крупный чиновник министерства образования и науки, прислал перепуганный ответ, попросил больше никому этот текст не посылать, а его ответ немедленно уничтожить. Два коллеги-методолога образования использовали в своих откликах столь энергичную лексику, что я не решился её опубликовать.

Неподвижность

я неподвижен,
невнятен, беззвучен,
я в жизни излишен
и жизнью измучен

я без сознанья,
памяти, срама,
без заиканья:
вот фарс, а не драма

я в тишине,
немоте и замоте,
ступнёю к ступне
лежу обормотом

нет, не повешен
и не наповал,
твёрдый как стержень —
я просто устал

Стратегия

Нас всех слегка попутали в начале 19 века из-за Наполеона, который не проиграл ни одного сражения и не выиграл ни одной войны — не стратег. Лишь в конце 19 века «стратегия» стала употребляться вне военной сферы. В Древней Греции была такая военная должность — стратиг; Перикл, например, 15 раз избирался стратигом. На одной из наших сессий мы все читали «Надгробную речь Перикла» Фукидида и поняли: стратег — это не только и даже не столько искусный полководец, это — носитель высших ценностей. Праиндоевропейские корни этого понятия «лидер распространения». Стратегия — выделение высшей страты ценностей и следование им невзирая ни на какие ситуации и обстоятельства.

В «Сравнительных жизнеописаниях» Плутарха стратегическое искусство Перикла описывается следующим образом:

— он, будучи человеком достаточно богатым, в противоположность партии аристократов, не раздавал беднякам подачки, но обеспечивал занятость: молодым — в войске, приобретающем для Афин новые земли, а их отцам — участки этой земли для ведения хозяйства;

— своим сыновьям он каждый вечер выплачивал заработанное ими за день и не более того; сам же он закончил свою политическую карьеру (и жизнь) ровно с тем достоянием, с каким и вошёл во власть;

— в заботах о нравственности народа он открыл праздничную кассу для бедных, выдававшую по праздникам бесплатные театральные билеты — эта касса называлась «теория», что можно перевести как «божедарня».

Плутарх сравнивал Перикла с Фабием Максимом, римским полководцем времен Пунических войн. При жизни римляне как только не костерили его, называя трусом, предателем, позором Города: Фабий Максим тщательно и постоянно избегал столкновений с армией Ганнибала. Люди требовали суда и казни этого труса, но когда он умер, матери Рима устроили ему самые пышные похороны в истории города: ни один воин в его войске не погиб в сражении.

Мы действуем, руководствуясь не только целями, но и ценностями, которые обычно не позволяют нам то или иное действие: 8 из 10 заповедей носят запретительный характер.

Повседневное и простолюдинское сознание относительно ценностей, запретов и законов работает избирательно, исходя из удобства и комфорта обстоятельств, элита относится к ценностям и запретам универсально — всегда одинаково и без исключений.

Но это значит, что мы часто пренебрегаем собственными ценностями, а потому стратегия — «вещь» хрупкая и эфемерная, то, что мы забываем и пренебрегаем с лёгкостью необыкновенной:

— кто помнит хоть что-нибудь из «Стратегии 2020» и кто-нибудь хоть что-нибудь сделал для её выполнения?

— кто помнит хоть что-нибудь из «Стратегии МГПУ 2020» и кто-нибудь хоть что-нибудь сделал для её выполнения?

В понедельник, 24 декабря, состоялся большой университетский форум по разработке следующей стратегии до 2025 года, на этом форуме никто не вспомнил:

— что из заканчивающейся «Стратегии» было не выполнено и почему?

— что за годы действия этой «Стратегии» возникло такого, чего в ней не было (например, такие «убойные» трансформации как переход от педагогического университета к городскому, появление Серебряного университета, создание внушительного Стимулирующего фонда, переход на цифровизацию и т. п.)?

В середине 80-х с подачи Госплана СССР все институции плановой экономики страны писали «Комплексный анализ выполнения планов развития… за 15-летний период 1070-1985 гг.». Многие по глупости подошли к этой работе честно и серьёзно и убедились, что ни один план — от годового до долголетнего — не был выполнен. Этот факт стал одной из капитальных причин перестройки и коллапса СССР. Если мы честно подведем итоги выполнения «Стратегии 2020», то существующий политический режим в нашей стране рухнет, но именно поэтому никакого честного анализа и не будет, а будут предъявлены очередные эфемерные ценности и ничем не обоснованные мечтания, которые будут названы целями, ориентирами и другими камуфляжами.

Впотьмах

лагеря да лагеря,
да не пионерские:
тут тебя обматерят
рожи скверно-мерзкие

у нас в Потьмах
судьба не ах,
живём в Потьме
и днём во тьме

зэк на зэке, вертухай
сам не чище зэка,
не тебя, так не махай
из-под человека

у нас в Потьмах
судьба не ах,
живём в Потьме
и днём во тьме

слева М, а справа Ж,
да заборы вольтные,
так когда на волю же
мы, рабы работные?

у нас в Потьмах
судьба не ах,
живём в Потьме
и днём во тьме

это кажется — сидим,
а на деле — бегаем,
сроки скользки как налим,
как змея под слегами

у нас в Потьмах
судьба не ах,
живём в Потьме
и днём во тьме

К 100-летию ГУЛАГа

Май середины 60-х. Салехард.

Из Березово мы кое-как долетели до Салехарда на рейсовом АН-2Б. Он отличался от АН-2А только компоновкой пассажирских «кресел»: здесь они идут вдоль бортов самолёта, а в «Аннушке» — поперёк, но вместимость одна и та же: 12 пассажиров.

Болтанка в этих АН-2 ужасная, особенно по весне, по шальным и угорелым ветрам, словно с цепи сорвавшимся.

В хмуром Салехарде, когда-то — Обдорске, а ещё ранее, в доисторические легендарные времена — Мангазее, шалый весенний ветер, как ни повернись, дует непременно и только в лицо. С высоченного холма-увала, на котором расположен Салехард, видно на десятки километров вперёд, на юг — и это сплошная вода. Обь и впадающий в неё с востока Полуй уже никак не различимы: вода и вода во все стороны. Далеко на западе лишь еле различима полоска суши: Лабытнанги с её бесконечными лагерями и зонами, место унылое и печальное, как, впрочем, и Салехард, и весь этот округ, и все эти наши Севера, и вся наша страна: кто сидит, кто сторожит, но все невеселы.

Половодье совершенно бесконечно, а ведь Гипрогор и наша университетская профессорская братия мечтают построить здесь, на Полярном Круге, Нижнеобскую ГЭС, чтобы это половодье было не только в мае — навсегда, и аж до самого Ханты-Мансийска. И чтобы по телу плотины шли поезда — до Норильска и обратно, пустопорожние, конечно, по Мёртвой Дороге возить нечего.

С востока грядёт сизо-синяя, почти чёрная туча, несущая заряд скрипучего и колючего снега, злобного, будто майский лагерный пёс-волкодав.

Края эти всегда были малолюдны и неодушевлённы, теперь и вовсе — всего несколько лет, как на Новой Земле рвануло «кузькину мать», оленей с их ненцами полегло — несколько миллионов.

И мне ещё предстоит пробираться в Дровяное. На самый конец Ямала, в запретку, где никто, под страхом смерти и зоны, радиацией не интересуется. В ту сторону, если честно, даже смотреть не хочется.

Снег повалил, как и ожидалось — колючий, как щека зэка. Чёрные, густо смазанные трупы нескольких паровозов под этим снегом смотрятся совсем уж зловеще, как космические пришельцы.

Не будет нам никаких пришельцев — на фиг мы им сдались? Цивилизация у нас дикая, злобная, смертью пахнет. Мы ведь, спустись они к нам по какой нужде, не хлебом-солью их встретим, а начнём палить ракетами и прочими вооружениями, со всех стволов. Оно им надо?

А паровозы, несмотря на лоснящийся жир и масло, кажутся всё-таки мертвецами, кадаврами — не дай бог, проснутся и задышат, засвистят своими истошными гудками. Как этих гигантских уродов затащили на такую верхотуру, по такому крутому склону, несчастные зэки? — уму непостижимо. И сколько их тут полегло на этой бессмысленной операции? Египтяне строили пирамиды, чтоб не сдохнуть от безделья, а у нас люди дохли, потому что кто-то мог ткнуть трубкой в карту и сказать: «паровозы — наверх!».

Потом я ещё дважды побывал на Мёртвой Дороге, официально ж.д.503: в Тарко-Сале, но это неинтересно, потому что я прилетел туда всё тем же АН-2Б, и в Юрудее, куда добирались на дрезине по расхристанной и уже исчезающей колее: бараки ж.д.-зэков, по очереди то мужские, то женские, страшные проклятья на внутренних стенах, какие никакому Валтасару не снились в самых жутких кошмарах.

Никто не знает, сколько человек погибло здесь: военнопленных немцев, вернувшихся из немецкого плена советских, прибалтов, просто нарушителей трудовой дисциплины. В 60-е называли два с половиной миллиона, но ведь это — примерно и явно без тех двух конвоев, что были отправлены на Ямал строить железную дорогу до Нового Порта (и далее — на страшную Новую Землю).

Дорогу строили безпроектно, просто по росчерку трубкой по карте. Цель была одна — угробить как можно больше людей, свидетелей войны. Именно — не убить, а угробить, самым беспощадным образом. Кто бывал в этих местах летом (слава богу, таких совсем немного), тот знает, что такое местный гнус и комары. У меня на Гыданском полуострове была фотография: телогрейка на спине, вся в этих тварях, со сгущениями по швам. Без защиты смерть наступает через полчаса, примерно. Мучительнейшая смерть.

Но это всё впереди.

А сейчас я стою в майском снегопаде и начинаю прозревать прошлое — этих мест и всей этой страны, которая только своим прошлым и может жить.

ГУЛАГу 100 лет.

Тревожные слухи

Идея «собирания земель» даже в Средневековье признавалась недостойной, а в 21 веке, веке размывания границ и отмирания государственности, смотрится совсем как атавизм и рудимент.

И тем не менее имеется ископаемое животное, которое видит в этом собирании (за счёт соседей, разумеется) свою историческую миссию, которое наследует политику мезозойского тиранозавра Сосо — и тем ещё хуже и гаже и Сталина, и Гитлера.

В латвийскую и эстонскую армии усиленным потоком идут на добровольных началах этнические русские. Разумеется, часть из них осознают свою ответственность перед Латвией и Эстонией, будучи гражданами и патриотами этих стран, но также достаточно очевидно, что другая часть мечтают о возвращении в СССР и СССР — совсем как те, кто организовал или участвовал (нередко даже насильственно, принудительно) в сепаратистских образованиях типа ДНР и ЛНР, как те, кто отрывал Южную Осетию и Абхазию из Грузии, как те (неважно, сколько их), которые «освобождали» Крым.

Вот эта часть, эта пятая колонна, возникла и существует не сама по себе — она финансируется: из Кремля или Лубянки, из Кремля и Лубянки, потому что эти две структуры уже почти двадцать лет существуют совершенно по-сиамски, неотделимо друг от друга.

У меня нет ни одного доказательного документа, но нет и ни одного факта, опровергающего моё убеждение — Путин готовит новое приращение территории за счет Латвии и Эстонии. Так как это — сугубо политическая цель (как и все предыдущие захваты и «освобождения»), то экономического смысла это не имеет никакого, более того, это связано с безвозвратными потерями и расходами, зато «Таллинннаш!» и «Риганаша!».

Усиление позиций НАТО в этих двух странах ничего не решает, да и маловероятно. Они совершенно беззащитны перед лицом агрессора, наглого и беспощадного.

Танки будут встречены цветами спецнарода.

И, хотят этого европейцы и американцы или не хотят, но историческую вину вместе с Путиным понесут они. Им придётся дорого, возможно, даже всем заплатить за свою трусость и непринципиальность, за историческое беспамятство.

Всё должно было быть остановленным 08.08.08 — РФ должна была быть официально изгнана с Пекинской олимпиады, из МОК, ООН и всех других международных организаций, НАТО должно было встать на реальную военную защиту Грузии, не бессмысленные санкции, эти уколы булавкой, а всеобщий экономический бойкот должен был остановить агрессора, а заодно и лишить его власти в стране, потому что обезьяна с атомной бомбой — это не внутреннее дело России, а угроза всему миру и всему человечеству, начиная с Адама.

Что такое цивилизация

Ваня, ты ещё не задавал мне этот вопрос, но я решил ответить на него заранее.

Ты живёшь в пригороде Мюнхена Пуххайме, на Lagerstrasse. Узнаёшь это место на фото? Ведь ты часто ходишь мимо этого магазина в школу и из школы, да и в самом магазине ты частенько бываешь, тебе тут всё знакомо — вся жизнь твоя прошла в Пуххайме, хотя все твои родные: папа, мама, дедушки, бабушки, да и ты сам — русские.

И ты не чувствуешь себя на чужбине, твоя родина — Германия, ты здесь родился, а крещён в соседней Польше, часто бываешь в России и других странах — мир открыт для тебя. Таково свойство цивилизации — быть для всех.

Более ста лет тому назад, в самом начале 20 века, в Пуххайме возник аэродром, Flugfeld, первый в Баварии. А потом началась первая мировая война. Россия и Германия воевали друг против друга. В Германии оказалось довольно много русских военнопленных, а в России — немецких. Для военнопленных принято строить лагеря. В Пуххайме построили лагерь для русских военнопленных на месте аэродрома, а дорога, ведущая к нему, стала называться Lagerstrasse.

Помнишь эпизод из фильма «Мост через реку Квай», где английские военные маршируют по дороге в лагерь где-то в Индо-Китае? Они проиграли, но они мужественные люди, презирающие трудности и не теряющие чувства собственного достоинства. Это и есть признак цивилизации.

Однажды знаменитый русский адмирал Александр Колчак попал в плен к японцам. Он также мужественно перенес это испытание и, когда вернулся из плена, был награжден медалью «за мужество». Это также цивилизованное отношение к пострадавшему.

Война плохо кончилась для обеих стран: Германия проиграла, а Россия не выиграла в этой войне.

Недалеко от Парижа, в резиденции французских королей Версале был подписан мирный договор, завершивший первую мировую войну. Это произошло 11 ноября 1918 года, ровно сто лет тому назад.

Этот договор подписали все страны, участвовавшие в войне, и проигравшие, и выигравшие. Все, кроме России, которая сама себя вычеркнула из цивилизации, из мира, одинакового для всех.

После подписания Версальского мирного договора начался обмен военнопленными, и люди вернулись к себе на родину, к своим родным и близким в свои семьи. И на них смотрели как на героев — ведь они столько пережили!

А русским военнопленным возвращаться было некуда: государство СССР, как стала называться эта страна, отказалось от них.

Но не только живые вернулись домой — вернулись и мёртвые, те, кто умер в плену. А умирали многие. Дело в том, что в 1918-ом году и в следующем, 1919-ом, в Европе свирепствовала испанка, вирусный грипп, унёсший в мире 50-100 млн. человек, то есть больше, чем сама война.

И умерших на чужбине перевозили на родину. Всех. Кроме русских.

Они остались лежать в чужой земле.

Россия — страна многонациональная и многоконфессиональная. На Пуххаймском кладбище военнопленных лежат и русские, и украинцы, и белорусы — они православные, как и грузины и армяне. Но в состав России входили также Финляндия и Польша: протестанты и католики. А ещё много татар и представителей других исламских народов. Были среди военнопленных и евреи, и другие.

Их могилы по большей части поименованы, но иногда там написано «неизвестный русский», «Unbekannt Russisch», именно так — с большой буквы, потому что он был Человеком.

Между той войной и нашими днями была ещё одна война, вторая мировая. И опять Россия, точнее, СССР, воевал с Германией. И опять много людей попало в плен и погибло. Но СССР посчитал своих солдат, попавших в плен, предателями — и опять сам себя вычеркнул из цивилизации.

Сейчас в Пуххайме есть кладбище русских военнопленных первой мировой войны. Весь год оно закрыто для посещений, но в день окончания этой войны оно открыто. Священник служит траурную службу, а люди отдают дань уважения этим людям и их страданиям.

Цивилизация, Ваня, это когда ты чувствуешь себя человеком и чувствуешь себя спокойно, даже, если ты уже умер.

Print Friendly, PDF & Email

21 комментарий к «Александр Левинтов: Декабрь 18-го. Окончание»

  1. Интересно, а как Вы представляете себе ВПП для тяжёлых бомбардировщиков (всё остально бессмысленно) на бескрайних болотах и тундрах Ямала? Сталин — не идиот, он просто параноик. Лесополосы для борьбы с суховеями — такой же параноидальныхй бред, как и аэродромы на вечной мерзлоте, покрытой болотом.
    Ради Бога, извините за резкость, но предполагать разум по понятию разума у Сталина (Путина и т.п.) — опасное заблуждение.

    1. Стремился ввысь, упал на дно
      Повсюду – жизнь, не гуано
      Тяжёл был путь, СКРОЗЬ мокрый снег…
      Плесну, однако, — Человек.
      Спешили пить всегда втроём
      Где кореша? Теперь — вдвоём
      Всё тех же трут, всё так же врут
      Налей двоим, не надо сук
      Вот так узнал и я ответ:
      сосед пахал 17 лет
      ::::::::::::::::::::::::::
      В одном из рассказов А. Платонов описал маленького еврейского мальчика, пережившего страшный погром. Этот мальчик в ужасе и смятении обратился к своему русскому соседу с вопросом: “Может быть, евреи действительно такие плохие люди, как о них говорят?” – и получил ответ: “Не надо думать глупость”. Вот и мне хочется, вслед за Платоновым, сказать всем поддавшимся антисемитскому психозу: “Не надо думать глупость”. https://isralove.org/load/3-1-0-70 Автор: Раиса Левинская

  2. Александр Левинтов — “Вы видите в ГУЛАГе чуть ли не курорт…”
    = = = = =
    В.Ф. — Ну зачем же так передёргивать?
    Леонид Сокол-2 не давал оснований для таких обвинений, или уж надо привести примеры. Иначе читатели могут усомниться в Вашей искренности и в других случаях.
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::;
    Читатели могут усомниться:
    а) в Вашей искренности, г-н В.Ф. — откликнулись-то в Гостевой, где А. Левинтова не встречал ни разу; б) в искренности уважаемого Л. Сокол-2 (и примкнувших к нему соплеменников)
    усомнЯться не приходится. Стихи, это – святое. Позволю одно отступление — imho-s, не более :
    Про гвоздь в сапоге, который кошмарней всех фантазий Гёте — понятно. Непонятно, однако, другое – почему литераторы и знатоки замечательного российского фольклора не вспоминают другое, без Гёте и без сапога от Маяка: “сцы в глаза, а ему всё – божья роса”- ?
    p.s. По впечатлениям москвичей и посетивших, Москва – город элитный, по стандартам и вообще, л е п о т а. Недавно вернулась приятельница старая, настоящая потомственная москвичка. Всё, говорит, славно, только – не Москва это больше, нет чудесной Старой Москвы, рекламы кругом и т.д. Однако, кому кобыла – рысак, того и на кривой кобыле не объедешь.
    p.p.s. Вижу в Гулаге – преступление антинародное, антироссийское, которое никакой рекламой и демагогией не прикрыть. В работе Александра Левинтова вижу и слышу – мятущуюся душу настоящего российского патриота, сына своей многострадальной Родины, желающего своей стране и народу – правды, покаяния и счастливого Будущего. А.Л. — поклон.

  3. «Цель была одна — угробить как можно больше людей, свидетелей войны. Именно — не убить, а угробить, самым беспощадным образом».

    ****

    Товарища Сталина можно справедливо считать кем угодно (русский язык богат обсценными выражениями), но только не дураком или идиотом, поддающимся эмоциям, потому и эту дорогу он решил строить не ради того, чтобы угробить кого-нибудь (это он мог сделать проще и эффективнее, как в Катыни), но в преддверии мировой войны, которую он готовился развязать. Поскольку средств доставки, кроме самолетов, тогда не было, то было принято решение о создании и развертывании авиационных соединений на Крайнен Севере, на Чукотке и в других близких к США местах. Вот для обеспечения всех этих баз и аэродромов и строилась эта дорога: тогда, до нынешнего потепления, СевМорПуть был не самым надежным транспортным коридором.

  4. Уважаемый Александр, спасибо за спокойный ответ, хоть я понимаю, как трудно было остановиться на том, что Вы видите в ГУЛАГе ад, а я – курорт с профсоюзными, очевидно, путёвками. По определению Вы – внутри, а я с вышки шмаляю по зоне, потому что «всегда буду уничтожать несогласных со мной».

    Пусть будет так, но с количеством жертв «Мёртвой дороги», с Вашими 2,5 млн., мне бы хотелось разобраться, здесь много народа информацию черпает и потом будут утверждать: «Да я сам читал, чё ты мне рассказываешь»… Не хуже, чем на закрытом совещании в СОПСе.

    Всего на 501-503 стройке работало не больше 100 тысяч человек, даже меньше, условия здесь были ужасные, но несравнимые с Дальстроем 37-38, смертность по сравнению с другими «стройками социализма» ниже, меньше 0,01%/мц, хотя тем, кто попал в этот процент, уже не легче, а тем, кто не попал, будет казаться, что гибли сотни тысяч, потому что сам выжил случайно.

    Что касается строительства жд на п-в Ямал, к предполагаемому морскому порту в Мысу Каменном, то действительно, было развёрнуто несколько лагпунктов: в Яр-Сале, в Новом Порту и на Мысу Каменном, но там был только начальный этап работ, народу относительно немного, разве что в Новом Порту был построен большой, в несколько км длиной, деревянный пирс, который сейчас, наверное, полностью разрушен волнами. Не знаю точно, давно не был, а в Яр-Сале и на МК был и в прошедшем году, следов от зоны там сейчас не найти. И порт на Мысу не построен, корабли разгружаются в 30 км севернее в Нурме (Нулме). Мне кажется, что рассказы о двух затерянных в снегах Ямала конвоях, численность которых сильно влияла на общее количество «2, 5 млн.», несколько преувеличены, хотя такие случаи были наверняка.

    Ещё раз перечитал ваш рассказ, чтобы проверить, не слишком ли я придираюсь. Да нет, даже не обратил внимания, что железную дорогу по вашим понятиям строили до Нового Порта «и далее – на страшную Новую Землю». От этого моста следов точно не осталось. Вы хоть перечитывайте, что написали.

    Не обижайтесь. Если б Вы доказывали, что ГУЛАГа совсем не было, а кто сидел – значит, справедливо, то я и не спорил бы, эти случаи безнадёжны.

    Игорь Ю. в своё время пошутил про нас, что мы, мол, оба – поэты, и я по этому случаю решил написать вам стишок.

    Александру Левинтову

    идут дела к ночной поре,
    я пью на ла-вке во дворе.

    мне складно льёт один мужик,
    мол, жизнь пройдёт и выйдет пшик,

    когда вокруг лишь тьма да ложь
    за правдой, друг, на Север прёшь.

    нам не слабо пахать хоть где,
    а там свобо-да и т.д.

    там просто рай, там нету лжи,
    там шире, знай, карман держи.

    там жить легко в любой момент:
    к зарплате ко-эффициент,

    там спирта – вот!, и карта прёт,
    сказал мне тот, кто век не врёт,

    кто правду знал, подбил итог,
    плесни, сказал, ещё чуток,

    я ж век крутил там среди льдин…
    …тут подкатил ещё один.

    открытый взгляд, приличный вид,
    и чёрту брат, и жизнью бит,

    за Север знал и был у дел,
    не то пахал, не то сидел,

    не то сбежал, неясно как,
    но он сказал, что всё не так:

    увы, my friend, всё это бред,
    там правды нет, свободы нет,

    хоть волком вой – и там не так:
    и тот же строй, и тот же мрак.

    всё та же ржавь, всё та же синь,
    куда ни вставь, куда ни кинь,

    везде толпа, везде облом,
    хоть снег, хоть па-льмы за окном.

    свобода, честь – их нет уже,
    а если есть, то лишь в душе.

    поверь мне, друг, пойми и взвесь,
    прошёл я юг и север весь,

    стремился ввысь, летел на дно,
    и всюду – жизнь, и всё – одно,

    чужая прихоть, грязь и ложь,
    но может, ты хоть мне нальёшь…

    тяжёл мой путь сквозь вечный снег,
    ну, дай плеснуть, будь человек.

    Мы не спеша сидим втроём,
    что ж, кореша, давай, нальём

    и повторим, я тоже крут,
    налил двоим, пусть, суки, пьют.

    хоть так и не узнал ответ:
    на Север ехать или нет.

    1. За стихи отдельный решпект.
      О двух конвоях на Ямал читал отчет военных лет Ленгипротранса (в Томске, куда от был эвакуирован, он стал называться Сибгипротранс). Вряд ли они что успели построить, потому что сначала ведь надо было зону построить. Важно, что никто не вернулся. Размеры конвоев не указаны. Вообще, работа с архивами и материалами в те времена (вторая половина 60-х) была чудовищной — зорко следили, чтобы никто не делал никаких записей — только читать! Мог, конечно, и названия и цифры за полвека позабыть и перепутать. Что же касается совещания в СОПСе, то там были и Бурханов (бывший начальник Севморпути) и Агранат (экономист по северам №1). Дорогу на Новую Землю никто, конечно, не строил, но у Людоеда была такая идея. И в отчете Сибгипротранса трасса на Дровяное названа.
      И последнее — берегите зубы, они пригодятся не только как заклад при пари.
      Последние мои севера были на Аляске: климат, почвы, растительность — всё как у нас, но жизнь — совсем другая.
      За сим давайте остановим информационный обмен: не думаю, что всем остальным так важно, кто из нас правее.

  5. Уважаемый Леонид Сокол-2, спасибо за коррективы, я их, конечно, учту. число жертв \»Мертвой дороги\» было озвучено во второй половине 60-х на закрытом совещании в СОПСе — это не моя фантазия. Уверен, что это — без двух конвоев, отправленных в Новый Порт и полностью пропавших. Что касается оленьего стада, то это также — не моя фантазия, а взято из доклада, хранившегося в архиве Тюменского обкома партии. При всем уважении к Вам и геологии в целом, не уверен, что все эти вопросы находились в поле Вашего геологического поиска.
    Геродот, выдвигая версиальный метод географии и истории, строил его на признании истинности любой версии, даже если эти версии противоречат друг другу. Ведь не только о Ямале, но и о Москве можно иметь взаимоисключающие друг друга представления и знания. Я вполне допускаю, что Вы правы, и что правильно писать Ярудей, а не Юрудей (ненцы получили письменность только в 30-е годы, поэтому с изображением фонетики у них и у других номадных народов есть большие сложности). Мы с Вами, оба, имеем право на своё видение: Вы видите в ГУЛАГе чуть ли не курорт, я — ад. И, вероятно, мы так и останемся с Вами при разных убеждениях, и это нормально. Оставайтесь в своих, Бог Вам судья, но позвольте существовать и другим мнениям, отличным от Ваших. Впрочем, Вы правы — нас уже трудно переделать и Вы всегда будете уничтожать несогласных с Вами.

  6. В своё время, когда Александр Левинтов опубликовал большую работу (пять выпусков Мастерской) «Русский Север» (начало http://club.berkovich-zametki.com/?p=11425) я ответил ему в расширенном комментарии http://club.berkovich-zametki.com/?p=12172, попытался разобраться в его рассказах о ненцах, потому что именно в этих краях жил и работал десятки лет, да и сейчас каждый год езжу на Ямал, и не только в Салехард, и имею свои понятия об истинном положении дел.

    В том комментарии я попытался показать, в чём автор перехватывает через край, а в чём просто неправ. (Понимая, впрочем, что переубедить человека со сложившимся мнением почти что невозможно, хоть приводи ему любые подтверждённые доводы об ошибочности его позиции. Примером этому все дискуссии в тутошней Гостевой). Но если бы речь шла только о позиции и отношении к предмету… Нет, я показал ряд фактических ошибок (не описок) в тексте, не сильно придираясь и не выискивая специально.

    Автор не счёл возможным опуститься до какой-либо реакции на широкое обсуждение его работы, но я не для этого и писал, просто удержаться не смог, видя явные передержки.

    И вот новая работа, и я снова не буду обсуждать её всю, а только то, что касается моего Ямала, моего Севера (за патетику даже не извиняюсь) – только главку К 100-летию ГУЛАГа. Хотел лишь о фактических ошибках сказать, но не могу удержаться, настолько весь тон этой главы, каждого её абзаца, беспросветно-злобный, безудержный, а когда удержу нет, возникает подозрение, что человек несправедлив. Ну, у меня-то не подозрение, а просто знаю… Давайте по абзацам, пропуская художественные преувеличения.

    – Салехард никогда не был Мангазеей, даже край не назывался так, а сам город был 400 лет назад далеко к востоку. Если надо – могу поделиться впечатлениями. Здесь же про Лабытнанги с «бесчисленными лагерями и зонами» – ладно, пусть будет худ.приём, как и «вся наша страна: кто сидит, кто сторожит, но все невеселы» – будешь невесел, когда «на носу у вас очки, а в душе осень».

    – Нижнеобская ГЭС – это ваша «университетская профессорская братия» мечтает её здесь построить, а наше геологическое братство во главе с «папой Юрой», Ю.Г.Эрвье, борется со страшной силой, чтобы запретить строительство.

    – про то, что после новоземельской «кузькиной матери» «оленей с их ненцами полегло — несколько миллионов» я уже объяснял, что никаких миллионов оленей никогда не было вообще, но вы принципиально повторяете ошибки прошлой статьи, к примеру, Юрудей вместо Ярудея.

    Ладно, Юрудей-Ярудей – невелика разница, как и 503-я стройка вместо 501-й (503-я была дальше, восточней Уренгоя, а в Тарко-Сале ни той, ни другой не было). Разговор о том, что нагнетая ужасы «Мёртвой дороги»: «Цель была одна — угробить как можно больше людей, свидетелей войны», «В 60-е называли два с половиной миллиона» — вы только вызываете недоверие в целом к рассказу. Для того, чтобы ненавидеть коммунизм и сталинизм, достаточно знать правду, и незачем её умножать в какие-то разы. «Страшные проклятья на внутренних стенах, какие никакому Валтасару не снились в самых жутких кошмарах» — звучит неплохо, но вы их не читали, зуб даю, а я читал, там про другое. Не верите – спросите у Г.Быстрицкого, по баракам 501-й он тоже полазил.

    Хорошо, когда молодой парень, 20 с небольшим, стоит в майском снегопаде и начинает прозревать прошлое, хуже, когда он там ничего не видит, там сплошная тьма…

  7. успеваемость
    прилежание
    поведение
    внеклассная активность (ДПО)
    внешкольная активность
    ***
    Если к этому добавить «этническую уникальность», то один к одному критерий при приеме в американский университет. Наверно, «оцифрованность» неистребима.
    Завершающая 2018 год глава, как всегда, не в бровь, но в глаз. Из замеченных неточностей: Вы написали фразу, из которой однозначно следует, что Договор в Версале был подписан 11 ноября 18 года. Но Вы не хуже меня знаете, что это был День Остановки Войны. До Договора ещё полгода.

  8. Спасибо автору за глубину анализа и убедительность аргументации. Россия сама себя вычеркнула из европейской цивилизации. Времена наступили гнусные, но то ли еще будет? Автор абсолютно прав, укоряя Запад за трусость, беспринципность и близорукость. Ведь так уже было в 1930-е годы, когда Запад без сопротивления отдавал Гитлеру одну позицию за другой. И чем все кончилось? «Танки будут встречены цветами спецнарода». «Обезьяна с атомной бомбой — это не внутреннее дело России, а угроза всему миру». — Статья очень злободневна.

  9. Описание страшое, но справедливое. Впечатляет, потому что все оригинальное, не заимствованное, увиденное своими глазами. А ведь эо надо уметь видеть то, что не видят окружющие, хотя и смотрят в ту же сторону. Это четко проявилось в отзыве М. Тартаковского. Но в чем все-таки причина этих серостей и безобразий? Может в необъятности территорий? Но вот Канада тоже большая. Однако говорят, что куда у них руки не доходят, там — просто природа, незагаженная, или не так?

    1. Именно так: в Канаде есть провинции (на юге) и практически необитаемые территории (на севере), где бродят автохтонные номады, разного рода исследователи и имеется безлюдная авиационная и судоходная навигация. 90% людей, живущих за Полярным кругом — граждане РФ. Здесь имеются непомерно большие города (Мурманск и Норильск) и размещены огромные контингенты военных. Но главная причина заключается всё-таки в том, что в России «осваиваются» природные ресурсы, после чего остаются лишь загаженные и опустыненные брошенные территории. Пётр построил Ижорский судостроительный завод: завод давно не строит суда, но весь этот лесной край превращён в тундру.

  10. Впечатляющая, умная, трезвая и очень пессимистическая статья. Такую же, но цветными пазлами составленную картину, можно написать о наших разных родинах и местожительствах. Тому подтверждение концовка-вывод: «Цивилизация, Ваня, это когда ты чувствуешь себя человеком и чувствуешь себя спокойно, даже, если ты уже умер». Чувствуешь себя спокойно — цивилизация «Утопия»?

  11. Известно — «гвоздь в моём сапоге кошмарней фантазии Гёте». О чем бы ни писал автор — всегда о «своём гвозде». По впечатлениям и москвичей, и посетивших Москву (я ставил эл.адрес) ВЕСЬ город — элитный по любым мировым стандартам. Нетрудно найти неангажированные мнения — и проверить.

    1. Интересно, и чего элитного находят Ваши визави в Курьянове, у станции метро «Фили», в Бирюлёво, на Шоссейной, Волгоградке, Рязанке, на Нагорной, в Южном Измайлово, Новогиреево и ещё во множестве мест и районов Москвы? Москва Собянина и Путина — это Москва, которой пользуются не москвичи. И чтобы не быть голословным: за последние 30 лет безумного по масштабам жилищного строительства жилищные условия москвичей, по сообщению главного архитектора города, улучшились на 0.8 кв. метра, при этом сами эти метры за 30 лет безремонтной эксплуатации сильно пообветшали. Мы с Вами разные города обсуждаем.

  12. «— помойки, кладбища и другие отхожие места — скопление нецелевых, но неизбежных результатов жизни городов.»
    Впервые вижу человеческие КЛАДБИЩА через запятую с ПОМОЙКАМИ и ДРУГИМИ ОТХОЖИМИ МЕСТАМИ. Похоже, для автора ничего святого нет. Давно не было у меня повода повторить вообще-то избитую фразу.

    1. Московское Хованское кладбище отделено от огромной свалки БТО (бытовых твёрдых отходов) только хилым заборчиком. Когда я хоронил там тёщу, то одновременно и в непосредственной близости друг от друга одни рыли сразу десятка два могил, а другие опорожняли мусоровозы. Я согласен — в том нет ничего святого, но почему вы это приписываете мне, а не городским властям?

      1. Даже свалка БТО не относится к ОТХОЖЕМУ МЕСТУ. «По-научному»: ОТХОЖЕЕ МЕСТО это сортир, туалет, нужник, параша, дристалище, уборная и пр. Ставить КЛАДБИЩЕ в один ряд с помойками и отхожими местами — это, на мой взгляд, цинизм.

        1. ну, считайте меня циником, но только всё-таки посетите наши кладбища, например, сразу после Пасхи — и заблёванные и засранные могилы, там, где поукромней: традиция у нас такая — поминать умерших водкой, некоторые\многие меры не знают. Считайте меня циником, но я на могиле не употребляю

  13. С большим вниманием прочитал вашу, Александр Левинтов, интересную и актуальную по теме публикацию. Особый остро обличительный стиль и своеобразный жанр изложения подчеркивают глубину восприятия чудовищной трагедии народов России ХХ и начала ХХ1 веков.
    Приведенные фрагменты страшных бед, причиненных стране и его многострадальному народу по злобному замыслу великого кормчего, в совокупности со множеством многих прочих чудовищных его анти человеческих преступных деяний , продолжают нагло и цинично отрицаться чекистской властью России, осуществляющей, с упорством достойным лучшего назначения, возрождение культа личности Сталина и его режима.
    Прогнозы дальнозоркого автора с обоснованными аргументами по текущему процессу загнивающего недееспособного режима власти в России, не оставляют особых сомнении в его неизбежном крахе. Интересны и показательны приведенные результаты коррупции во всех сферах деятельности, особенно в науке, образовании и просвещении.
    Ваши, ув. Александр, «Заметки путешественника» по описанию варварски дикой ситуациии в Солихарде и его Округе, а также в вымирающем Севере, воспринимаются как заключительный аккорд подтверждения ничтожности нравов правителей РФ и обреченности их на проклятие будущих поколений. Этим славным прошлым живет и гордиться современная Россия, устремленная к возрождению былого имперского величия по образу и подобию безмерно почитаемого великого советского вождя.
    Очень образно и глубокомысленно Вы охарактеризовали его облик — «Мезостойкий тиранорзавр»/

    1. был такой новосибирский философ Ладейников (могу немного исказить его фамилию — память дырявая), его любимая фраза: «всё не так плохо, как кажется, всё гораздо хуже». Какими бы красками мы ни пользовались, реальность российской жизни — сплошная унылая серость, делающая, в совокупности с непросыхающей ложью, людей безвольными и апатичными к собственной судьбе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *