Олег Кац: Дерево у полярного круга

 339 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Мы осторожно осмотрели островок, похожий формой своей на крест или самолет, ковчег, хранящий и несущий в будущее народившиеся жизни. Трогательное это и хрупкое чудо природы, не зная местного названия, дружно нарекли Островом Радости.

Дерево у полярного круга

Олег Кац

На удивительном островке в Энгозере, напротив бурно финиширующей речушки Пуломы, на его плоском северном мыске я увидел поваленное давешней бурей дерево. Это была невысокая кряжистая сосна с выкрученной ветрами верхушкой. На укатанной гальке не было земли, и корни росли не вглубь, а растопырились далеко во все стороны, ища опоры и пищи.

Со временем на них осыпалась хвоя, мясистые листья растущей чуть выше ольхи, сердечки карликовой березы, образовалась пронизанная корешками и нитями мха убогая почва. Потом, спустя годы и годы, люди, изредка заплывающие на островок, протоптали по корням плотную узкую, идущую вдоль берега тропку. А вчера сильный восточный ветер, гул которого мы слушали, нежась в палатках, повалил дерево.

Падая, сосна вывернула тонкий пласт этой с великим трудом, за долгие годы накопившейся земли. Обнажилась галька, плотно слежавшаяся между валунами и припорошенная рыжей трухой. Тропка, ведшая еще вчера вокруг острова, была разорвана, и часть ее, теперь неестественно обретавшаяся на вертикальной стене, вела ниоткуда в никуда. Возле нее, под самым стволом, рос гриб. Он еще не знал, что его маленькая вселенная разрушена, подставлена беспощадному ветру и ненастью, обречена на постепенное растворение в большом равнодушном окружающем мире.

Укрываясь от брызг моросящего дождика, я стоял близко лицом к вздыбленной в предсмертной судороге тропинке и курил. Дрожещие на ветру тонкие корешки стряхивали на меня прозрачные капли. У меня было странное чувство невесомости, как будто я падаю вместе с этой уносящейся в ничто землей, не ощущая ее притяжения.

Шумел в мокрых корнях ветер.

* * *

Впервые мы причалили к этому острову, укрываясь от материкового ветра, и заночевали, а утром, пораженные тихой его прелестью, единодушно решили постоять, несколько дней. В мелкой, с белым кварцеым песком, лагуне на южном берегу, мы выловили целую рощу почерневшего топляка, сложили его штабелем на мыске для просушки под неярким, но упорным приполярным солнцем, и сами, отвлекаясь только на хозяйственные несложные хлопоты, загорали на косе, постелив спальные мешки на почти газонную траву между нескольких

Полночь

вековых сосен. Утром куропатка выводила на водопой свою суетливую, но послушную семейку, и они мимо нас спускались к воде, а потом уходили куда-то в заросли. Во второй бухте, слева от косы, из тростника важно выплывала утка со своим выводком.. И на совсем уж миниатюрном островке в конце косы, между четырьмя карликовыми березами и сосенками, жадно уцепившимися за жалкую почву, было гнездо чайки, и детеныш, неловко ковыляя и путаясь в непослушных крыльях, спускался попить, шелестел в траве и поднимался обратно.

Мы осторожно осмотрели островок, похожий формой своей на крест или самолет, ковчег, хранящий и несущий в будущее народившиеся жизни. Трогательное это и хрупкое чудо природы, не зная местного названия, дружно нарекли Островом Радости.

В течение долгого полярного дня, передвигаясь за кружащим в вечной карусели северным солнцем, мы открывали новые его красоты и тайны, поражаясь упорству и изобретательности жизни…

Прошло два года, и воспоминание о нем, память о фантастической рыбалке в Энгозере, снова привели нас на островок.

Рыбный магазин
Рыбный магазин

Еще подплывая, мы увидели — что-то неладное случилось с нашим островом. Могучие сосны, выстроившиеся в ряд на косе, под которыми мы когда-то загорали, лишились своих ветвей и раскидистых верхушек. Островок, где было гнездо чайки, утратил всю растительность, смятые, побуревшие листья карликовых березок лежали правильным прямоугольником, а из их голых стволов кто-то сделал альпенштоки на одну ночь, и теперь они валялись на высохшей подстилке, превратившись в мусор. Повсюду желтели стреляные картонные гильзы, а у замусоренного очага ветер шевелил пестрые куропаточьи перья.

Вечером, сидя у костра из привезенных с материка дров, мы против обыкновения молчали, потом Наташа сказала:

— Как будто сумасшедший с топором носился…

Шел к концу последний год существования СССР.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Олег Кац: Дерево у полярного круга»

  1. Не появился и мой положительный отзыв.
    Скорее всего, по моей небрежности. Но и «капча» тоже «хороша».
    Потму повторюсь: прекрасная зарисовка.

  2. “Укрываясь от брызг моросящего дождика, я стоял близко лицом к вздыбленной в предсмертной судороге тропинке и курил. ДрожАщие на ветру тонкие корешки стряхивали на меня прозрачные капли…”
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Укрываясь от брызг, чужих случайных текстов и собственного, моросящего
    перечитываю “Дерево у полярного круга” – Олега Каца. И вам рекомендую, оставив ненужные споры, доказать-то ничего не получАется.

  3. “…В течение долгого полярного дня, передвигаясь за кружащим в вечной карусели северным солнцем, мы открывали новые его красоты и тайны, поражаясь упорству и изобретательности жизни… Прошло два года, и воспоминание о нем, память о фантастической рыбалке в Энгозере, снова привели нас на островок. Еще подплывая, мы увидели — что-то неладное случилось с нашим островом. Могучие сосны, выстроившиеся в ряд на косе, под которыми мы когда-то загорали, лишились своих ветвей и раскидистых верхушек… Повсюду желтели стреляные картонные гильзы, а у замусоренного очага ветер шевелил пестрые куропаточьи перья…”
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Уважаемый Олег Владимирович! Пытался прочитать про “Дерево у полярного круга”, сначала без очков – не получилось. Пришлось вооружиться очками (годы, годы..) , да и местА – всё как-то действует на восприятие. Не знаю, можно ли считать СтаниславОв с его футболом и средней школой имени… , на ул. Крупской Надежды… Колхоз-то под Сталинградом, всвязи с
    несовершеннолетием, засчитывать неприлично.
    Однако, предупреждая вопросы и реплики “правдолюбивых алескандров” (а они, под разными нИками, все трЕбуют чегОй-то) , скажу несколько слов о Вашей работе — взагалИ.
    Начиная с июля с.г. Вы поместили в Портале “7 ИС.” пять работ, по одной в месяц
    (в сентябре и окт. — ничего). Пострался посмотреть все, но не успел.
    Но то, что прочёл, не оставило малейших сомнений в том, что в “7 ИСКУССТВ” пришёл, не побоюсь этого слова, МАСТЕР, — без всякого, само собой разумеющегося, imho.
    Одно из доказательств — ограниченное к-во комментов: 0т 1-го (поначалу – только 1 бравый Соплеменник) до 3-х – 4-х… Понятное дело, “литераторы” — народ непростой.
    М. Булгаков сказал об этом предмете достаточно. А вот читателей у Вас – позавидовать можно:
    за короткий срок больше 2-УХ тысяч… Однако, увлёкся, как Виталий Ч., чей коммент, как и комменты уважаемых Маркса Т. и Гр. Б-кого , заслуживает внимания усердных читателей и коллег по “7-ми ИСКУССТВАМ.”
    Желаю здоровья, удачи и жду новых встреч с Вами в Мастерских.
    ******
    Синебелый тахрихим
    Завернул городок в тишину
    Скрыл и пепел, и раны старые
    И законченную войну….

    1. Спасибо, что-то Вы меня уж очень… если бы все тк… может и прокормиться было б можно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *