Дмитрий Аркадин: Три стихотворения

 202 total views (from 2022/01/01),  1 views today

И было странно — не восторженные лица, в очках не розовых скорей ныряли в тень. Вдруг показалось, что шальная заграница, меня с Москвой разводит в этот жаркий день.

Три стихотворения

Дмитрий Аркадин

Дмитрий АркадинНостальгия — фильм без звука,
никакой не льстит поре.
Запах жареного лука,
и сортира во дворе.
Двор еврейский и дебелый,
вишня красная в тазу.
На веревке лифчик белый,
заставлял греметь грозу.
На крылечко сонным выйдешь,
черных семок шелуха,
зашуршит в ногах, а идиш,
как скандальная сноха,
у любых дверей щебечет,
хи-хи-хи да ха-ха-ха.
А на рынке пчёлок соты,
и заморские котлы*.
По ночам стучат сексоты,
утром шорохи метлы.
Трубы медные гундосят,
мертвый их не слышит. Что ж,
хоронить его выносят,
над рекой красивой Сож.
Настрадались, поводили,
сто допросов…кровь сотри.
Не Манхеттен с Пиккадилли,
Гомель, Жданова, дом три.

___
*) Котлы — часы (воровской жаргон).

* * *

В груди, как среди пальм — ни ветерка,
кровь не бурлит, она без метастазов.
И никаких ни секторов, ни Газов,
лишь шашлычок забыт у костерка.
Лишь маленькая девичья ладонь,
лишь тлеющая в пальцах сигарета,
подсказывают — скоро конец лета,
и на войну потраченная бронь.
Так после нас народ совсем другой,
моложе и, наверно, с бОльшим правом,
разляжется по этим рыжим травам,
и будет Богу самый дорогой.
В груди, как среди пальм — ни ветерка,
штиль даже здесь на Средиземном море.
Его опять на маленьком просторе,
чуть зачерпнула вдруг моя рука.

* * *

Ты по Арбату шла ко мне. Твою державу,
совсем другой я рассмотрел средь колоколен.
А восхитительный Булат свет Окуджава,
стоял с гитарой выразительно спокоен.
И было странно — не восторженные лица,
в очках не розовых скорей ныряли в тень.
Вдруг показалось, что шальная заграница,
меня с Москвой разводит в этот жаркий день.
Но ты прочла чуть-чуть поэту потакая,
вот эти наши не придуманные строчки,
и ночь московская короткая такая,
взяла нас за руки, чтоб не поодиночке.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Дмитрий Аркадин: Три стихотворения»

  1. дмитрий: Дебелый подходит больше, чем ваше «канает».
    «Шальная» потому что уже другая, не чужая,
    но другая, не СССР.
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Moё — не “канает”, а — “двор еврейский, перезрела вишня …” —
    вместо — “двор еврейский и дебелый…”. Можно, разумеется,
    догадаться ЗА дебелых жительниц, но, автор – он и в Африке автор 🙂
    До встречи на Портале, это значит на Портале “7 искусств”.
    Не в Газе, не в ссылочке. У нас здесь, в основном, народ приличный,
    хамство – явление не частое, но “шальные” попадаются.

    1. Уговорили,Aleks. Буду с народом приличным.
      Ни шальным,равно,как и хамства
      не вижу за собой.

  2. Больше всего понравился нумер 3:
    “* * *
    Ты по Арбату шла ко мне. Твою державу,
    совсем другой я рассмотрел средь колоколен.
    А восхитительный Булат свет Окуджава,
    стоял с гитарой выразительно спокоен.

    И было странно — не восторженные лица,
    в очках не розовых скорей ныряли в тень.
    Вдруг показалось, что (шальная) заграница,
    меня с Москвой разводит в этот (жаркий) день.

    Но ты прочла чуть-чуть поэту потакая,
    вот эти (наши) не придуманные строчки,
    и ночь московская короткая такая,
    взяла нас за руки, чтоб не поодиночке.
    ::::::::::
    1. почему “шальная”? — м.б. ЧУЖАЯ- ?
    2. (жаркий) и (наши) – нужно ли?
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    в номере 1-ом, где ЛУЧШАЯ,
    неожиданная концовка,
    не канает — “дебелый”
    “Двор еврейский и дебелый,
    вишня красная в тазу…”, дебелый ПРИТЯНУТ
    для рифмы, к БЕЛОМУ лифчику 🙂
    боитесь ПЕРЕносов на соседнюю строчку -? —
    /Двор еврейский, перезрела
    вишня красная в тазу/
    ::::::::: #2 – всё — “в жилу” ! ::::::::
    “КРОМЕ как в моссельпроме” —
    “подсказывают — скоро конец лета…” — что-то не так, СПОТЫКАЮСЬ.
    Сами придумайте что-нибудь… Хорошие у Вас стихи, душу согревают.
    До встречи — не в Газе, а в Портале.
    * * *
    В груди, как среди пальм — ни ветерка,
    кровь не бурлит, она без метастазов.
    И никаких ни секторов, ни Газов,
    лишь шашлычок забыт у костерка.
    Лишь маленькая девичья ладонь,
    лишь тлеющая в пальцах сигарета,
    подсказывают — скоро конец лета,
    и на войну потраченная бронь.
    Так после нас народ совсем другой,
    моложе и, наверно, с бОльшим правом,
    разляжется по этим рыжим травам,
    и будет Богу самый дорогой.
    В груди, как среди пальм — ни ветерка,
    штиль даже здесь на Средиземном море.
    Его опять на маленьком просторе,
    чуть зачерпнула вдруг моя рука.
    Пожалуй, выбираю – для себя – нумер 2 —
    из-за “маленького простора, что чуть зачерпнула рука…” ЗАВИДНО! так сделать – Неву
    переплыть в ледоход и ухватить за хвост пару корюшек закусив огурчиком под Петропавловской стеной а ещё лучше – к Артил. Музею, ближе к Стерегущему, ко. Больше не предвидится
    🙂 Удачи Вам и – ещё удачи.
    Алекс Б.

    1. Дебелый подходит больше, чем ваше «канает».
      «Шальная» потому что уже другая, не чужая,
      но другая, не СССР.
      С удовольствием — до встречи! А на портале это где?
      Ссылочку! И вам удачи.

  3. Отличные стихи. В Гомеле послевоенном бывал неоднократно. Там жили мои дедушка-бабушка. Спасибо, Аркадий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *