Виктор Вольский: Правила игры

 258 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Виктор Вольский

Правила игры

Томас Фридман

Знаменитый обозреватель «Нью-Йорк таймс» Томас Фридман весьма своеобразно отреагировал на теракт в Бостоне: «До тех пор, пока мы не поймем, каким образом стали убийцами два брата, предположительно совершившие теракт на финише Бостонского марафона, трудно предлагать какие-либо рекомендации, кроме нижеследующей: нам необходимо удвоить усилия с тем, чтобы Америка стала сильнее и здоровее, что позволит ей оставаться могучим противовесом фанатичной идеологии, которая пленила этих молодых людей… Так что же делать?… Лучше всего начать с введения налога на углеродные выбросы».

Нет-нет, это не пародия. Томас Фридман действительно серьезно, без тени иронии, написал, что углеродный налог — самая что ни на есть адекватная реакция на теракт. Как случилось, что этот, казалось бы, нормальный, разумный человек совершил погружение в такие глубины откровенного идиотизма? Да разве только он? Что побуждает множество высоколобых интеллектуалов вопреки здравому смыслу и элементарной логике пылко исповедовать заведомо абсурдные воззрения? Каким образом вроде бы интеллигентные люди по собственной инициативе отказываются от привилегии самостоятельного мышления и самозабвенно пристраиваются к «армии прогресса», гусиным шагом марширующей к сияющим вершинам?

Специфике тоталитарного мышления посвящено немало ученых трудов. Однако, думается мне, для целей поверхностного анализа вполне можно обойтись без глубокого зондирования психологических закоулков этого загадочного явления и вместо этого предложить упрощенное объяснение: это игра.

Участники детских игр распределяют роли и придумывают правила, которых должны обязательно придерживаться все играющие. Но в подобные игры играют не только дети. Вся социально-политическая программа прогрессистов представляет собой гигантскую игру, в которую играют по определенным правилам, которым, сколь бы они ни были алогичны или абсурдны, полагается неукоснительно и бездумно повиноваться под страхом отлучения и предания анафеме. Выбор прост: либо слепое повиновение, либо остракизм. Хочешь раствориться и гомогенизироваться в общей массе — думай и поступай, как велено, не хочешь — вон! Короче говоря, полный триумф образа мыслей, который Джордж Оруэлл емко назвал «двоемыслием».

Вот некоторые из правил игры, которым подчиняется сегодняшняя либеральная Америка:

Общество состоит из двух противоположных враждующих станов: носители высоких идеалов добра и справедливости — либералы и демократы; негодяи и злоумышленники — консерваторы и республиканцы. Первые бескорыстно служат обществу, общественное благо — их единственная путеводная звезда, их помыслы чисты и благородны. Вторые занимаются вредоносной и низкой возней, мотивы их поступков диктуются черными замыслами, их обуревают низкие страсти. Левые — ангелы, правые — бесы.

В этой борьбе света с мраком, которую левые ведут во имя счастливого будущего всего человечества, нет врагов слева, нет друзей справа; высокая цель оправдывает любые средства; не существует запрещенных приемов; служителям благородного дела можно — нет, даже нужно, если того требуют обстоятельства, — лгать и плутовать; они не должны давать пощады поверженному врагу, даже если для этого приходится скрепя сердце переступить через себя.

Отсюда и удивительное в своей нелепости зрелище мягких и добрых интеллигентов из породы тех, кто мухи не обидит, сладострастно мечтающих убить Джорджа Буша, повесить Раша Лимбо, подвергнуть истязаниям Гленна Бека. Чего не сделаешь — хотя бы в мыслях — ради торжества высокой идеи!

Америка — чудовищная в своей мерзости страна, средоточие зла, очаг империализма; на нее ложится вина за все беды мира, ее единственное спасение — отмаливать свои грехи. Все люди доброй воли должны проклинать и ненавидеть Америку, мечтать о ее уничтожении и делать все возможное во имя этой великой цели.

Белая раса — раковая опухоль на теле человечества, проклятая порода, погрязшая в преступлениях и пороках, заклейменная каиновой печатью за несмываемый грех расизма. Третий мир безгрешен и чист, как свежевыпавший снег, его обитатели — несчастные жертвы империализма, благородные мученики. Страдания освобождают их от ответственности за любые предосудительные поступки, в которых, если разобраться, в любом случае виновата Америка, ибо со стороны жителей Третьего мира подобные поступки представляют собой законные акты самозащиты или справедливого возмездия.

Человек — враг природы. Уголь и нефть — зло в чистом виде. Во имя спасения планеты человечество должно отказаться от традиционных энергоносителей и полностью перестроить энергетику на «зеленый» лад даже ценой снижения уровня жизни. Если мы немедленно — НЕМЕДЛЕННО! — не примем радикальных мер для сокращения углеродных выбросов, мы обречены, каждая минута на счету, промедление смерти подобно.

Выведенная Томасом Мальтусом формула роста (население растет в геометрической прогрессии, в то время как производство продуктов питания — в арифметической) по-прежнему безраздельно царит в умах прогрессивных демографов и экономистов — и плевать на возражения противников мальтузианства, к числу которых, кстати, следует причислить и самого Мальтуса, в конце жизни пересмотревшего свои взгляды.

Наука тоже должна играть по правилам. Четыре десятилетия назад над человечеством нависала угроза глобального похолодания. Затем последовал неизбежный поворот на 180 градусов, и те же самые люди, которые громче всех кричали о неминуемом наступлении нового ледникового периода, неожиданно оказались во главе войска алармистов, зловеще предупреждавших о неизбежности тепловой смерти нашей планеты. Но политкорректность предписывает не замечать вопиющие противоречия. Науку запрягли в повозку прогресса, и никакой ереси не позволено стоять на ее пути. Высшая истина торжествует над обычной, приземленной правдой.

Авангарду движения глобального потепления, окопавшемуся в Университете Восточной Англии, можно лгать, мошенничать и вступать в заговоры в целях уничтожения нечестивых скептиков, которые осмеливаются им перечить. Вообще-то говоря, преступать нормы общечеловеческой морали, наверное, нехорошо, но нужно понимать, что алармисты так поступают не ради собственной выгоды, а во имя общественного блага.

Альберт Гор

И вопреки лавине разоблачений проступков и даже преступлений, совершаемых поборниками глобального потепления, лицемер и проходимец Ал Гор по-прежнему почитается как непогрешимый пророк, а 2000 подписантов (из которых менее трети имеют ученые степени) дискредитированного доклада Межправительственной комиссии по изменению климата (IPCC) в защиту политкорректного учения представляют «научный консенсус» и «последнее слово науки».

Зато без малого 32 000 ученых, подписавших Орегонскую петицию, оспаривающую теорию глобального потепления, заклеймены как «ничтожная кучка псевдоученых — наймитов Большой нефти». Причем чем яснее становится, что кампания борьбы с глобальным потеплением представляет собой, словами выдающегося американского климатолога Уильяма Грея, величайшее надувательство в истории страны, тем громче и истеричнее звучат требования алгоровцев о необходимости принятия немедленных кардинальных мер по борьбе с угрозой. И в первую очередь, разумеется, принятия углеродного налога.

Расизм по-прежнему царит в Америке — если уж на то пошло, сегодня ситуация в этой области хуже, чем когда-либо. Республиканцы вынашивают зловещие планы восстановления рабства, и только неусыпная бдительность либералов ограждает афроамериканцев от их козней. Правые ведут тотальную войну против меньшинств, женщин и геев. Партия чаепития и возвращающиеся с войны ветераны Ирака и Афганистана представляют собой главную террористическую угрозу. А как же радикальный ислам? При чем здесь ислам? Ислам — религия мира.

Широкая доступность огнестрельного оружия — основная причина преступности, из чего следует, что проблему преступности с применением огнестрельного оружия можно решить, только отобрав его у законопослушных граждан (и оставив их на растерзание вооруженным до зубов уголовникам, которые свое оружие сдать государству вряд ли захотят).

Эван Томас

Барак Обама — гений, воплощение вселенского добра, «нечто вроде Бога», как, ползая у ног первого в истории чернокожего президента, отозвался о нем известный журналист Эван Томас. Все, что делает Обама, хорошо и правильно, он непогрешим. Не признавать этого — значит лить воду на мельницу врагов прогресса и соглашаться с их расистскими стереотипами. В силу этого высший долг всех мыслящих людей — всемерно защищать президента от происков косматых троглодитов. Все, что происходит в мире, включая стихийные бедствия, следует оценивать только под одним углом зрения: что они сулят Обаме и как отражаются на его политике.

Обама уничтожил Усаму бин Ладена и тем самым нанес «Аль-Каеде» смертельный удар; терроризм резко пошел на убыль и сегодня уже не представляет угрозы. Значит, эта проблема снята с повестки дня. И вот террористическое нападение в Форт-Худ, в котором майор Хасан Нидал, крича «Аллах велик!», убил 13 человек и три с половиной десятка ранил, расценивается как «акт насилия на рабочем месте», а нападение на американскую миссию в Бенгази затушевывается и подается в основном как мелкий инцидент, не заслуживающий внимания, которым республиканцы пользуются как предлогом для злокозненных нападок на администрацию Обамы.

Смертоносную диверсию, совершенную двумя братьями-чеченцами на финише Бостонского марафона, следует понимать как проделку юных несмышленышей, озлобленных воздушными атаками на «ни в чем не повинных гражданских лиц» в мире ислама, как нам повелел думать бывший ведущий новостной программы телесети NBC Том Броко. И главное — самое главное! — братья Царнаевы действовали по собственному почину, они «одинокие волки», не имевшие никаких сообщников за границей. А то ведь можно, упаси бог, подумать, что международная террористическая угроза не миновала, что уничтоженная великим Обамой «Аль-Каеда» живет и здравствует.

Мало ли, что Джохар Царнаев говорит, будто он и его брат действовали по велению своей религии — ислама. Не слушайте его, тут же заголосила пресса, мальчонка сам не понимает, что говорит, ислам тут не при чем, братья Царнаевы хотели лишь наказать Соединенные Штаты за их преступную империалистическую политику в Третьем мире. Т.е. по большому счету чеченские братья не виноваты, ответственность за теракт в Бостоне несет Америка (и не стоит упоминать, что выбирает мишени и отдает приказы на бомбардировку лично Обама).

Список правил игры можно продолжать и дальше, но, полагаю, что и описанного выше вполне хватит, чтобы составить себе представление об образе мыслей типичного бойца идеологического фронта — если, конечно, присущий ему процесс обработки информации можно назвать мышлением в подлинном смысле этого слова.

Важно понимать, что стратегия прогрессивного движения базируется на принципе перманентной мобилизации масс. Левые непрерывно маршируют, один звонкий лозунг сменяется другим, движение втискивается в новые рамки, но не останавливается ни на секунду. Борьба за гражданские права началась во имя расового равноправия; затем эстафету прогресса подхватили феминистки, вышедшие на бой за конституционную поправку о равноправии женщин; вслед за феминизмом на первый план выдвинулись права гомосексуалистов; а сегодня на злобе дня стоит гей-брак и права ЛГБТ. Ну и, разумеется, «весь вечер на арене» мельтешат извечные вопросы — контроль над огнестрельным оружием и глобальное потепление.

преподобный Джесси Джексон

Рядовым прозелитам полагается принимать на веру все лозунги, начертанные на знамени их движения. Мартин Лютер Кинг-младший провозгласил целью движения за гражданские права равноправие негров. Прошло три десятилетия, и его ученик и самозваный преемник Джесси Джексон объявил, что требование обычного равноправия афро-американцев равносильно расизму, ибо истинное равенство подразумевает льготы для потомков рабов. И рядовая масса должна без вопросов воспринимать как истину в последней инстанции все, о чем время от времени вещают ее вожди, немедленно предавая забвению их предыдущие высказывания. Как шутили в Советском Союзе, на вопрос в анкете «Отклонялись ли вы от линии партии?» следует отвечать: «Отклонялся, но вместе с партией» (авторство этого анекдота приписывают знаменитому острослову из старых большевиков Карлу Радеку, верному сталинскому прихвостню, тем не менее разделившему судьбу остальных жертв репрессий).

Подобно волчку, который сохраняет равновесие только пока вертится, прогрессивная идеология должна держать своих адептов в состоянии постоянного напряжения, не давая им возможности перевести дух и задуматься над содержанием руководящих лозунгов. Остановившись, левое движение развалится под тяжестью своих внутренних противоречий. Недаром известный немецкий социалист, враг Ленина Эдуард Бернштейн учил, что «цель — ничто, движение — все». И совершенно неважно, под каким флагом марширует движение, как оно маневрирует и почему мечется из стороны в сторону. Важно то, что при всех метаниях его конечная цель неизменна: уничтожение капиталистической системы и строительство на его руинах всемирного социалистического режима.

Николас Кристоф

И вот маститый обозреватель флагмана левого движения — газеты «Нью-Йорк таймс» — Николас Кристоф в свете бостонского теракта стыдит республиканцев в Сенате за то, что они блокируют назначение нового директора Управления по контролю над спиртными напитками, табачными изделиями, огнестрельным оружием и взрывчатыми веществами (ATF) (хотя этот пост остается вакантным с 2004 года), а его еще более маститый коллега Томас Фридман провозглашает, что самой подобающей реакцией на теракт должно быть введение налога на углеродные выбросы. Кроме шуток!

Когда в 2008 году в стране грянули финансовые неурядицы, ведущий стратег Демократической партии Рам Эмануэл (ныне мэр Чикаго) объявил, что грех не воспользоваться кризисом. Как видно, властители дум левой интеллигенции свято следуют этому завету. И неважно, что их слова звучат как бред сивой кобылы. Голосует заложенная в них партийная программа, их устами глаголет прогрессивная идеология. Будучи верными солдатами либеральной армии, они выполняют свой долг, внося посильный вклад в «Великое дело». Таковы правила игры.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Виктор Вольский: Правила игры»

  1. Точно также и после теракта в Бостоне — надо смотреть, кому это выгодно или что из этого извлечёт Америка. Если Америка спроецирует всю вину на Сирию или Иран и сделает это предлогом, например, для интервенции, тогда понятно, для чего американцы это всё затеяли. Если будут какие-то другие экономические последствия — мы тоже поймём, для чего это было сделано. А вот как, кем, с помощью каких сетей и инструментов — этого мы никогда не узнаем.

  2. Думаю, даже если бы эти мазохисты изучили истоки социдей в одной недавно рухнувшей империи, тягчайшие преступления против человечества, которые они инициировали, сожрав и своих носителей — всё равно ничто не поколебало их позиции. Это — патология. Система (их мозги) не поддаётся коррекции. Значит она обречена. Науку не обманешь. Я знавал коммунистов, выживших в ГУЛАГе, но с гордостью восклицавших — «Я остался верен идеям!» В Писании сказано — «Око за око!» Не разрешай себя обижать! В данном случае Жирик прав!! Оружие должно быть у каждого! И никаких сладких слюней! Играть в благородство можно только с равными.

  3. Резюме политики и целей нынешней левотни принимаю. Диагноз вижу слишком упрощенным.

  4. Ну что ж — как всегда — ни добавить, ни убавить! Жизнь, как она есть!

    «Ах! Обмануть его не трудно — он сам обманываться рад!». Прочтет — и тут же, как собака Павлова — «какая чушь!» И хоть кол у него на голове теши, но рефлекс не подведет нигде и никогда — невменяемость. Диагноз. А жить нам с ними, увы, на одной планете, в одной стране. Сколько премий нобелевских выдано за всякую чушь, а вот лекарство от невменяемости так и не выдумали. Жаль!

  5. Очень верно подмечено. И кстати, читали ли вы «Истоки тоталитаризма»? Ханна Арендт отмечает ту же динамику.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *