Эдуард Бормашенко: Поговорим о странностях любви

 772 total views (from 2022/01/01),  2 views today

בס״ד

Эдуард Бормашенко

Поговорим о странностях любви

«Меня так учили.
Но зачем ты оказался первым учеником…»
Е. Шварц, «Дракон»

Для того чтобы общаться, необходимо иметь некий минимальный набор пунктов, в котором ты сходишься с собеседником. Казалось бы, с Марксом Самуиловичем Тартаковским у меня не то, чтобы нет такого набора, но нет и ни малюсенького пятачка, на котором мы можем топтаться, не отдавливая друг другу ноги. Но, вот недавно Маркс Самуилович признал, что наиболее непримиримые противоречия — эстетические, в этом я с ним полностью согласен, а значит, можно поговорить не вполне бессмысленно. При этом у собеседника острый эстетический протест вызывают капоты, черные, шляпы и штраймлы харедим, приближающие, по его мнению, новую Катастрофу. Что ж, эстетические предпочтения — предмет не оспариваемый.

Но, развивая тему, мне хотелось бы осведомиться: уважаемый Маркс Самуилович, вот, Вы, много поживший, умный и талантливый человек, неужели Вы не видите, что Вы и я, наши предыдущие и будущие реинкарнации, с пейсами и без, вызывали и вызываем непреодолимое эстетическое отвращение у Николая Васильевича Гоголя, Федора Михайловича Достоевского, дьякона Кураева и депутата Ирины Яровой? С этим отвращением пытался бороться Толстой, но в конце жизни совестливый граф научился любить и крыс. И это отвращение тем сильнее, чем менее еврей напоминает еврея. Ни Дине Рубиной, ни Владимиру Познеру, ни Вам не помогут ни безупречный русский язык, ни отутюженная европейская одежда, ни лучший французский одеколон. Когда Ирина Яровая смотрела на Познера, в её глазах помимо эстетического отвращения проскальзывало ещё одно неслабое чувство — бешеное презрение. Отчего, собственно, этот лощёный старый еврей лезет нам в наставники? А, в самом деле, отчего? Может быть, русские люди сами разберутся, как им обустроить Россию?

Недоверие к чужаку у человека в подсознании, в коллективном бессознательном; не надо в нём никого винить (это недоверие слишком часто спасает жизнь). Я, кстати, отнюдь не исключаю того, что лучшая подружка Ирины Яровой может оказаться еврейкой, для другого антисемита на эту же роль сгодитесь Вы или я. Антисемит, заметьте, в данном контексте — категория эстетическая. Человек в черной шляпе может вызывать эстетическое отвращение, но презрения он не заслуживает, ибо он, то, что он есть — еврей, и не пытается выдать себя за европейца.

В моем харьковском дворе жили две еврейские старушки. Одна преподавала в школе английский язык и говорила на изысканном русском языке, преодолев все без исключения местечковые предрассудки. Её дружно ненавидели соседи, подозревая еврейское коварство. Другая старушка, по-русски говорила так, что её едва можно было понять, ей легче было говорить на идиш; на Песах тетя Рахиль ела невесть откуда бравшуюся мацу. Она пользовалась безоговорочным уважением двора. Может быть не харедим в Штраймлах, а Вы, в европейском одеянии, приближаете новую Катастрофу, а? Немецкие евреи в капотах ведь массово не ходили, предпочитая костюмы от лучших портных (от души советую замечательный фильм «Кабаре»).

Но как же, мы же любим Россию, у нас душа за неё болит, как же нам этой болью не поделиться? Любим, Маркс Самуилович, я свой Харьков помню до сеточки трещин на асфальте под колесами моего детского велосипеда. Но Ваша любовь к России, вызывает у меня непреодолимое эстетическое отвращение. Для Вас Гулаг — эпизод, дело врачей — мелочь, Голодомор и погромы — недоразумения, штришки на величественной истории Государства Российского. Массовые изнасилования немок Красной Армией — враньё. Что Вам свидетельства Померанца и Копелева, быть может, честнейших людей прошлого века. Напрягая недюжинный талмудический ум, Вы находите неточности в рассказе Алэн Польц, венгерки, испытавшей ад. Она, оказывается, не вполне точно изложила, как именно её насиловали.

Есть дивная пьеса Эбби Манна «Суд над Судьями», в которой ловкий, изворотливый, толковый адвокат находит несообразности в путаных свидетельствах жертв насильственной стерилизации, осуществлявшейся нацистами. Неужели Вы не видите, что Ваша интеллектуальная деятельность ровно ничем не отличается от ухищрений этого адвоката? Интеллектуальная деятельность может быть всякой, но ничего не могу с собой поделать, подобная вызывает у меня все то же эстетическое отвращение. Дьяволу, наверное, положен адвокат, но зачем так рваться на эту должность?

Вот, Вы назвали мой очерк об Алексее Германе русофобским, наверное, и сами фильмы Германа в таком случае следует признать русофобскими; как же, символ России в «Хрусталев, Машину!» — разодранная задница доктора Клёнского. Герман любил Россию не меньше Вас, полагая ее страной изнасилованной, она и по сей день пребывает в коленно-локтевой позиции, только Вы предпочитаете этого не замечать. Это особенно странно, если учитывать что дьякон Кураев и депутат Яровая полагают, что насилуете Россию именно Вы.

Ваша любовь к России останется навеки неразделённой, если бы Вы это осознали, Ваша небездарная проза приобрела бы трагическое измерение, которого ей столь недостает. Не возиться же всю жизнь с мыслью о том, что счастливый секс — радость, жидковато как-то. Хорошая литература вырастает из восторга жизни и ужаса жизни (жаль, но мысль не моя — Бодлера), убери один из этих ингредиентов и останутся лубок или чернуха. Взаимоотношения евреев с нееврейским окружением — часть ужаса жизни, но неразделённая любовь может быть и светлым чувством, тут дело интимное.

Не обойтись и без тривиальностей: любят-то не за достоинства, не по хорошу мил, и по милу хорош. Я люблю евреев, но мой народ часто приводит меня в бешенство. Я прекрасно понимаю, что омерзительный хасидско-литовский конфликт, сопровождавшийся кляузами властям предержащим, — не досадный эпизод в истории евреев, но очень глубоко укоренён в еврейском характере. И сколько ещё таких пакостей впереди, одному Б-гу ведомо. В той же мере и Гулаг, и Голодомор — не эпизоды в истории России. И то, что это не осознается, настраивает на худшие ожидания. Поговорим о странностях любви…

Print Friendly, PDF & Email

44 комментария к «Эдуард Бормашенко: Поговорим о странностях любви»

  1. В портале «Цанав .ру» написана статья, что придет время,по выссказываниям из Торы,когда будет борьба между 2 народов- израильтянами и ишмаельтянами(евреев и арабами) и победит тот народ,который «ближе» к Б-гу.
    И ,для понимания, автор говорит,что ближе к Б-гу будет тот народ,которого Б-г услышит больше!.
    Арабы ,в своей стлоченности в молитвах,превосходят евреев. Образ арабов,как массы стоящих на коленях, с именем»Аллах». Евреи, в то же время, всячески критикуют тех,кто показывает свою религиозность!И во внешнем виде и в том, что не работают, и в отсутствии этики , и еще ,и еше…
    И эта статья ,в комментариях, доказывает это!

    А я бы хотел спросить всех участников- Кто может из вас интелигентных,литературноодаренных, атеистов и т.д. доказать,что Б-га НЕТ? Кто из Вас,уважаемые,может доказать,что молитвы евреев-это бессмысленное занятие и что Б-г менее откликается на эти молитвы,чем на атеистические, материальные действия наших соплеменников?
    Может Вам напомнить,выссказывание уважаемой Фаины Раневской?
    За время существования человечества.Б-г произвел на стольких свое впечатление,что он теперь имеет полное ПРАВО,на кого производить впечатление, а на кого и НЕТ!
    Поэтому уважаемые,оставьте свои комплименты при себе,а к верующим евреям имейте только ТЕРПЕНИЕ и ТОЛЕРАНТНОСТЬ! Ибо мы не знаем,какую ценность они приносят своему народу и существованию Израиля, а кто имеет только мнимую значимость!
    Больше комментариев заслуживают мусульмане и в своем виде, и вообще по отношению к религии.
    Вообще Ислам заслуживает детального рассмотрения. И не в коммент. о Мухаммеде!
    Нужно говорить вообще о вере Ислама к какому Б-гу?
    Если Исламом утверждается,что Б-г один,то как же они уничтожют и борются с теми,кто в ЭТОГО ЖЕ Б-га верует? Тем более с евреями? А так же с Христианами?
    Думаю.что эта тема нужна с комментариями религиозных евреев!

  2. До разговоров о любви (ненависти к кому ни-будь/к чему ни-будь) давайте разберемся со штреймлами, капотами, черными шляпами и прочими причинами чуждости. Эти причины уже веками доказали свою полезность … тому или иному (типу, сорту, разновидности) религии. Любая религия – это такой же элемент бытия как есть, пить и т.д. и т.п. Каждый из этих элементов нашего бытия захвачен в плен соответствующей индустрией. Для любой индустрии главное – прибыль. Поэтому индустрии заставляют (добровольно-принудительно) нас делать что-то лишнее. То, что выгодно им, а не нам. Например, больше говорить по телефону, оплачивать 10 телеканалов, чтобы иметь возможность смотреть 2-3 из них. Кто хочет поддерживать на плаву ту или иную религию – пожалуйста, штреймлы вполне доступны по цене. А, кто не хочет, может просто верить в Бога или быть атеистом. Что выгоднее? – об этом как нарочно 31 мая опубликована статья «Убыток атеистов» http://wp.me/p2oSEu-3W

  3. Ребята, верующие и неверующие, давайте жить дружно!
    Я не раз слышал, что чувства верующих надо уважать. Надо! И я с этим абсолютно согласен. Но почему никто не говорит, что надо уважать и чувства атеистов. Нужно или не нужно, Эдуард Бормашенко?
    Лично мне безразлична униформа харедим, и я их уважаю, однако при условии, что они уважают и меня. Но, к сожалению, я не могу сказать, что все из них меня уважают: живут за счет моих налогов, диктуют мне образ жизни, бросают в меня камни, стремятся навязать мне свои правила поведения. А ведь я, Эдуард Бормашенко, им не мешаю и поэтому хочу, чтобы и они мне не мешали.
    Не все евреи хотят облачаться в штреймлах, но от этого они не перестают быть евреями. Еврей остается евреем даже если он не соблюдает кашрут и не посещает синагогу. Неужели вы с этим не согласны, Эдуард Бормашенко?
    Я за абсолютное равенство верующих и неверующих. В Израиле такого равенства нет, свидетельством чего является пресловутый анахронизм — статус-кво.
    Евреи, давайте жить дружно, по-человечески, не требуя привилегий, но и не ущемляя друг друга!

  4. ОБ ЭСТЕТИКЕ? ПОЖАЛУЙСТА!

    Г-н Бормашенко, в вашем художественном сплетении словес нелегко добраться до сути. Хотите поговорить об эстетике иудаизма? Пожалуйста. Но вы тут же заявляете, что «капоты, черные, шляпы и штраймлы харедим с пейсами и без… вызывали и вызывают непреодолимое эстетическое отвращение у Николая Васильевича Гоголя, Федора Михайловича Достоевского, и у дьякона Кураева».
    Намёк понят. Как тут быть? «Если Евтушенко против колхозов, то я – за». Если Гитлер (кстати, в согласии с Торой) терпеть не мог гомосексуалистов, — я обязан их любить? Если наш доктор психологических наук Виктор Ефимович Каган утверждает (вопреки Торе), что «гомофобия сродни юдофобии», — как тут быть?
    Вы, как и г-н Каган, добрые благочестивые евреи, оба желаете мне только добра, — что же мне теперь делать? Чьей логике следовать?

    Как быть, если «капоты, черные, шляпы харедим с пейсами» не имеют ни малейшего отношения к национальной одежде ни древних евреев, ни даже средневековых, — что это обезьянье заимствование у цивилизованных обывателей Голландии, приютивших у себя три-четыре века назад беспорточных изгнанников?..
    Как быть, если украинцы в шароварах и вышиванках, баварцы в жилетках (мужчины), расцвеченных фартуках (женщины) щеголяют так лишь по праздниках, мюнхенские официанты в чёрных брюках и передниках – лишь на службе, тогда как наши благочестивцы постоянно в своей униформе?..

    Да какое же моё до этого дело?.. Дело вот в чём. Когда видишь солдата или полицейского, понимаешь род его занятий. Когда же видишь такого благочестивца… Впрочем, процитирую написанное однажды вами же:
    «Недавно, выйдя в Субботу погулять, я услышал в свой адрес от подростка – «вонючий дос», по-видимому, ему как и г-ну Тартаковскому не понравилось выражение моего лица. Надо было мне отцу четырех детей, доктору наук приехать в Израиль, чтобы наконец услышать в свой адрес и следующее: «жидовский тунеядец»».

    Т.е. встреченный Вами юный израильтянин, не ведая, что вы – д-р наук, но определив («по выражению лица»?) благочестивца, обозвал вас тунеядцем. Случайно ли?
    Если вы следили за ходом последних выборов в Израиле, образованием нового правительства, вы, наверное же, услышали достаточно о тунеядстве наших ревнителей благочестия (хотя, надо думать, кто-то из них работает), — о том, что пора бы, наконец, прикрыть эту кормушку, разоряющую государство.
    Может быть, слышали, как уязвлённые ревнители грозились массово эмигрировать из Израиля (куда? кому они нужны?..), как наложили первобытное ритуальное проклятье «пульса де-нура» на молодых и энергичных фаворитов выборов.
    Фавориты последних выборов. Это вам ничего не объясняет.

    Тартаковский у вас под подозрением: ему «не нравится выражение лица». Обратимся к более достойному еврею (кстати, «как это у нас водится», нобелевскому лауреату) Соломону Беллоу.
    «В Иерусалим и обратно»:
    «В очереди аэропорта Хитроу трудно что-то разобрать из-за, множества хасидов, с их широкополыми свисающими шляпами, большими чёрными бородами и пейсами. Они чересчур оживлены для цивилизованного ожидания: носятся по залу туда и сюда, жестикулируют, кричат, толкаются в проходах. Около двухсот хасидов летят в Израиль, чтобы присутствовать на церемонии обрезания первенца их духовного лидера рава Бельзера…»

    Я сам наблюдаю такие живописные сценки в аэропорту Мюнхена при проводах своего старшего сына – израильтянина, но моё свидетельство выглядело бы для вас оскорбительно, — понимаю…

    «В салоне (лайнера) место рядом занято молодым возбуждённым хасидом. Он чем-то озабочен.
    — Вы говорите на идише? – спрашивает меня.
    — Да, конечно.
    — Я не могу сидеть рядом с вашей женой. Пожалуйста, сядьте между нами, окажите мне любезность, — говорит он.
    — Да, пожалуйста.
    Я занимаю среднее место, что мне не нравится, но я не сержусь. Скорее, мне любопытно. Нашему хасиду где-то около тридцати. Лицо его прыщаво, шея тонка, большие голубые глаза выпучены, нижняя губа выступает. Не скажешь, что это лицо современного человека. В нём отражаются мысли и чувства, далёкие от цивилизации, — точнее, только желания и инстинкты…»

    Представить только – если бы не нобелиант, а я, Тартаковский, написал такое…

    «Все его собратья в салоне ведут себя так, как им нравится: энергично снуют по проходу, болтают без умолку, нетерпеливо выстроившись в длинную очередь в туалет, — хлопотливые и занятые чем-то своим, словно гогочущее стадо гусей.
    Они не обращают никакого внимания на знаки и надписи, словно не понимают по-английски. Стюардесс это страшно нервирует, и, когда я спрашиваю у одной из них, когда подадут напитки, она раздражённо орёт на меня: «Вернитесь на свое место!!!». Голос ее настолько пронзителен, что я ретируюсь. Я-то — да, но не возбуждённые хасидим, торжествующие свою победу по всему салону. Гойские приказания для них пустой звук: стюардессы — лишь бесплотные существа в униформе…»

    Заметим, что вполне респектабельный еврей-нобелиант в европейском костюме с интеллигентным прононсом уже не выделен из общей массы. Что поделать — законы восприятия…

    «Я объясняю своему хасиду цель нашей поездки: моя жена будет читать лекции в Еврейском университете Иерусалима.
    — А кто она?
    — Математик.
    Он явно озадачен:
    — А что это такое?
    Я пытаюсь объяснить.
    — Ничего подобного не слышал. Что именно она делает
    Я поражен. Было ясно, насколько он невинен, но но невозможно поверить, что (в цивилизованной стране!) можно не знать таких вещей.
    — Ну, не знаете вы, кто такие математики. А физики? Вы слышали когда-либо имя — Эйнштейн?
    — А кто это?
    Этого уже многовато для меня… Дюжина хасидов, стоящих в очередь в туалет, внимательно изучают нас…»

    Не сомневаюсь, что вы, г-н Бормашенко, знаете об Эйнштейне больше, чем я. И, как должно у физика, ваше служение Вс-вышнему носит логичный, целенаправленный характер:
    «Я задаю себе вот какой вопрос: не где был Он в годы Холкоста, а где нахожусь я сегодня: здесь и сейчас? Чего хотел Гитлер: Гитлер хотел чтобы евреев не было. Так вот, если я сегодня начну жрать свинину, перестану возлагать тфилин и изучать Талмуд, то еврея Эдуарда Бормашенко не будет. А это значит, что Гитлер выиграл свою войну против меня. А я не хочу ему помогать. Мне ужасно лень вставать в пять утра и шлепать пешком в синагогу полчаса. Так хочется еще поспать перед работой. Но я не могу себе позволить, чтобы Гитлер выиграл».

    Так же, как Беллоу было «многовато» уже то, что прыщавый хасид даже не слышал об Эйнштейне, для меня «многовато» то, что вы даже «не задаётесь вопросом: где Он был в годы ХолОкоста». Напомню вам наш недавний виртуальный разговор:
    «Тартаковский: Когда Вы упоминаете «своего Б-га» — нашего, еврейского, говорите ли Вы и от имени зарытых в бесчисленных бабьих ярах?..
    Бормашенко: Неужели Вы только вчера обнаружили наличие в мире зла? Для его обнаружения вовсе не требуются такие его непомерные сгущения (!), как Бабий Яр и Освенцим (Гулаг Вы почему-то никогда не упоминаете), достаточно пройтись по детскому отделению онкологической клиники. Неужели, Вы, в самом деле, представляете себе Вс-вышнего добрым дедушкой, раздающим пряники?
    Тартаковский: Почтеннейший, в сопоставлении Бабьего Яра с онкологической клиникой что-то исключительно мерзкое, заставляющее шарахнуться и перевести дух. Понимаю, что не пряники… Но можно ли верить в еврейского Бога, который определил «избранный Им народ»… на заклание?..»

    Насколько можно понять, «для физика», даже еврея, «непомерные сгущения» – нечто вроде досадного коэфициента перед достойной, подтверждённой экспериментом формулой?..

    Впрочем, вы заняты более насущными делами:
    «Я – физик, и уважаю эмпирические факты, а факты состоят в том, что третье-четвертое поколение евреев, оторвавшихся от Торы ассимилируются полностью. А я упорно и тупо сопротивляюсь Гитлеру, и после работу иду на урок Талмуда, хотя куда приятнее мне было-бы посмотреть старый, добрый фильм. Я не дам им выиграть».

    Немного странно сопоставление удовольствие от «старого доброго фильма» с изучением Талмуда, но всё же не так уж, как «Бабий Яр – онкологическая клиника».

    И вы, конечно, всерьёз думаете, что ритуалы и соблюдение кашрута спасают наш народ.
    Задумывались ли вы «как физик, уважающий эмпирические факты» над поразительным феноменом. Ни в одном народе (включая и папуасов, и готтентотов…) нет такого, как в нашем, количества «самоненавистников» — которых правильнее, конечно, назвать людьми, пытающимися стряхнуть с себя «всю еврейскость». Причём они чаще всего представляют самую интеллектуальную, талантливую, здоровую, успешную долю нашего народа – люди, которыми нам БЫ гордиться БЫ.

    Мы и гордимся при любом случае. Только они вот нами не гордятся («чтоб не сказать хужей»).
    Где ещё во всей истории такое видано?
    Нет ли тут вашей вины, дорогой наш физик, вашей и какого-то рава Бельзера, к которому летят в современном лайнере восторженные хасиды?

    Предчувствую, что мы с вами ещё пересечёмся – хотя бы по вопросу «о более насущных делах» (см. выше) – и пока смолкаю.
    Всех благ.

  5. Стыд и позор так относится к харедим. Тем более в Израиле.
    http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6036
    Дани Кричман: «Современных поселенцев смело можно назвать
    лучшими представителями израильского общества»
    Полностью поддерживаю.

  6. Но, развивая тему, мне хотелось бы осведомиться: уважаемый Маркс Самуилович, вот, Вы, много поживший, умный и талантливый человек, …
    ************
    Апропо эстетические предпочтения. Откровенно говоря, Эдуард, прочитав это место, меня чуть не стошнило.

  7. Victor-Avrom
    — Mon, 06 May 2013 23:35:13(CET)

    Улиткой позвоночник может и можно скрутить (сам по
    молодости йёгой увлекался), но вот секса в таком положении
    не получится. И всё равно, даже если улиткой — ничего не
    ломается.

    Я искренне не понимаю, зачем совершенно очевидное враньё
    на щит поднимать.
    ===========================================
    вы знаете, вы можете гордиться — первый человек за 65 лет жизни, который вызвал у меня рвотный рефлекс, буквально, не шучу. Тут ведь не книжку какую-нибудь читаешь. Вот где-то сидит живой человек, еврей, может быть, и на его реплики люди отвечают…

    Я долго пробирался сквозь площадный мат, вам адресованный. Видимо никакие слова на вас не действуют, поскольку люди уже устали просить вас заткнуть поганый фонтан. У Чехова есть рассказ — «Печенег». Ну, герой там — семечки супротив вас. Мне на ум пришло — «чечен». Если вам понравится — дарю! Не жалко! Великолепный ник! И главное — соответствует сути!

  8. Соня Тучинская
    — Mon, 06 May 2013 22:34:35(CET)

    Вы никогда не убедите меня, дорогой Григорий, что неуважение, презрение и даже ненависть к непожим на них еврейским ортодоксам — дело маргинальное, а не типично для секулярных евреев.
    **********
    Верующие не мешают этим «свинячьим» русским магазинам расти, как грибы. А между тем, именно потребители сала (а их среди русских ереев Израиля — большиснтво) обвиняют верующих в том, что они хотят превратить Израиль в технократию, на манер худших мусульманских стран.

    Вы можете спросить самого Бормашенко — интересно, что он Вам ответит.
    Насчет того, что мне известно положение в России — я погоречилась.
    А либеральные американские евреи (включая русских) если не ненавидят «пейсатых», то глубочайшим образом их презирают и стыдятся.
    ====================================
    Дорогая Соня,

    во-первых, из вашего ответа ясно, что стакан все-таки наполовину полон, а не оглушительно пуст — в чем-то Вы погорячились, а в чем-то — абсолютно правы, и я с Вами всей душой.

    Либеральные евреи — американские, русские, зулусские — ну конечно, о чем тут спорить? У них либерал — на первом месте, следовательно лягнуть все еврейское означает быть «хорошим» либералом, а дальше это умножается на еврейский темперамент, и они доходят до такого, до чего иной их духовный братец — может и постыдился бы, ну хоть от остатков ума. А еще еврейского в них — морда, которая рано, или поздно будет духовными родственниками набита — либо ненужными станут, либо разбираться в тонкостях духовного склада им надоест от нэтэрплячки. И вот это внутреннее ощущение, что все-таки набьют — второй фактор, принуждающий бежать впереди паровоза.

    Помните, я всегда квалифицировал либерализм, как диагноз. Образование и успехи в интеллектуальной деятельности, увы, ума не прибавляют. Ну был бы ум — неужели трудно сложить два и два? Ведь двести лет истории всех стран — не тайна за семью печатями.

    Из потребителей сала многие являются не либералами, а просто — никакими. Любят вкусно пожрать, привычки — из России, а так — лишь бы не трогали их.

    И наконец — такие, как я — всей душой за, но нет привычки к обряду, к въедливому самоконтролю — при полном уважении к тем, кто сумел, поднялся.

    Я никогда не говорил, что «неуважение, презрение и даже ненависть к непожим на них еврейским ортодоксам — дело маргинальное, а не типично для секулярных евреев.» Меньшинство — не равно маргинальности — во-первых, а во-вторых — я говорил о людях интеллигентных. Вы их «уравняли в правах» с секулярными, среди которых и Вы и я. Мы что — маргиналы? Да в США по статистике всех либералов (хотябы анонимно признавшихся, как это и делается при опросах) — 20%. Двадцать! А неинтеллигентные восновном-то как раз религиозны. Так кто маргиналы? Я не о влиянии и проникновении во власть — я по головам считаю. Я всего лишь против того, чтобы всех мазать одной краской, даже если «душа горит на этих паразитов».

    В заключение — байка. У меня в семействе тоже граница проходит. Я еще в России так куролесил, что не взирая на все подвязки с дипломатами, прессой, заграницей — понимал, что по мне может принять решение в конце-концов какой-нибудь хмырь среднего звена, просто нервы не выдержат. И, чтобы как-то себя утешить, принял зарок — если живым вырвусь — не есть свинины. Ну вот — вырвался — и не ем. Но только это.

    А очень близкая родственница — вышла замуж за отличного парня — израильтянин, шесть лет в ЦАХАЛе, сверхсрочник. Была хупа, она поставила еврейский дом с первого дня, шабаты, мезуза, двое золотых детишек. А дальше — парень мучается. Ну вот не может он — и все. Она борется, плачет, ты же обещал?! А он — пуся, ну не могу, это так вкусно! Он «з Харкивщыны», вырос в деревне у еврейских дедушки и бабушки на свинине. Ну что — убить его, что ли? А парень — золото, что муж, что отец, что работник, что добытчик.

    У них рабай — хороший умный мужик, из наших, борода рыжая по грудь, он его уважает, я его уважаю. А делать что?

  9. Victor-Avrom
    — Mon, 06 May 2013 23:35:13(CET)
    Victor-Avrom
    — Mon, 06 May 2013 23:35:13(CET)

    Я лежала, не двигаясь. Думала, не выживу. Конечно, от этого не умирают. Если только не ломается позвоночник, но и тогда умираешь не сразу.

    Во-первых, ещё как умирают (от кровопотери). А вот от
    перелома позвоночника как раз не умирают (именно от
    перелома, а не от того, что встать не можешь).

    ——————-
    Виктор, остановитесь, прошу Вас. Что Вы делаете?
    Я прочла «Женщина и Война» месяц назад.
    Она прошла Аd. Минуя первые восемь кругов — сразу в девятый и в этом девятом — два года отбыла.
    Это как испражняться на могиле до смерти замученного садистами человека.
    Б-га же вы побойтесь!!

  10. Совершенно поразительно противопоставление кротости христианских смиренников, очередных знакомцев автора поста, с, якобы, нетерпимостью, «некоторых отдельных взятых, иногда еще встречающихся среди нас» еврейских «соблюдающих». Видимо, в этой иезуитской формулировке содержится упрек самому Бормашенко. Странно, а мне как раз казалось, что именно он дает всем пример кроткой уступчивости, когда его оскорбляют и поносят на личном уровне.
    Вот автор поста не помнит, а я помню, как одна бойкая дама, постоянный посетитель Гостевой, написала Бормашенко: А что такого, что Вы были верующим в Харькове. Что за подвиг Вы совершили?
    Это как реакция на рассказ самого Бормашенко, как они с женой были вынуждены с жидти 17 км пешком в Йом-Кипур, в синагогу. Так как их секулярные друзья отказали им в ночлеге.
    Бормашенко тогда поразил меня ответом этой неуемной даме: — Вы абсолютно правы, — сказал он. Ничего, чем можно было бы гордиться в моем поведении не было.
    Вы уверены, что можно проявить большую кротость и смирение, чем эти?
    Другое дело, когда касаются до его, и любого истинно верующего человека принципов и вопросов его веры.
    Помнит ли автор поста, как Некрасов, говоря о Белинском, вспоминает, как в минуту преображался кротчайший человек, когда дело касалось до дорогих ему убеждений.

    P.S. Мне хорошо известно имя Старчека. Моя лучшая подруга поет его песни на стихи лучших русских поэтов. Действительно, это изумительно хорошо. А на стихи Шаламова и Набокова — просто гениально.

  11. Господин Бормашенко!
    К Вашей статье у себя в блоге я поставил краткие комментарии. Если будет возможность и желание, посмотрите, пожалуйста, здесь:
    http://blogs.7iskusstv.com/?p=23245
    Присоединяюсь к голосам тех, кто просит Вас не уходить с Портала.
    В крайнем случае, заведите свой блог, где Вас никто не будет редактировать. Ссылки всегда можно поставить в Гостевой для приглашения к чтению. Комментарии тоже могут ставить все зарегистрированные читатели, получившие пароль.

  12. Мне очень интересен этот Ваш текст, как практически и все, что Вы пишете, но, поскольку разные люди уже высказали все, о чем я хотела бы написать, то скажу о другом — о том, что возникло в голове по ассоциации. У меня нет острого эстетического противоречия с ортодоксами, скорее мои противоречия носят этический характер. Когда-то в Москве я была близко знакома с семьей известного религиозного диссидента Петра Старчека. Он несколько раз сидел в советское время за свои убеждения. Его жена, татарка по национальности, была преданной, любящей и заботливой спутницей жизни, стойко выдерживавшей все невзгоды жизни с таким активным борцом против государства. Когда он вернулся, oна также стойко выдерживала огромные наплывы людей, стекавшихся в их небольшую стандартную квартирку на концерты, которые устраивал Петя. Он писал музыку на стихи Ахматовой, Цветаевой и других замечательных поэтов и пел их, аккомпанируя себе.
    Глядя на эту пару, я как бы воочию видела воплощение идеи: «Бог есть любовь». Такое же свечение я видела и у некоторых других глубоко религиозных христиан. Обычно они были мягки, дружелюбны. Вот этих качеств мне не хватает у некоторых еврейских религиозных людей. Например, у тех, кто на нашем сайте так позиционирует себя. Мне кажется, они должны быть выше обычных мирских недостатков (раздражительности, грубости, язвительности): ведь им открыта высшая истина!
    P. S. Мой муж был убежденным атеистом, но и он, по свидельству многих знакомых, как бы зримо излучал свет, так что это свойство не только верующих. Но у последних оно должно быть, как мне кажется, обязательно. Я не согласна с утверждением, что «то сердце не научится любить, которое устало ненавидеть». Конечно, в случаях, когда речь не идет об изуверах.

  13. Дорогой Эдуард, написано прекрасно, я мог бы подписаться под каждым словом, вот только одна фраза вызвала сомнение: «Недоверие к чужаку у человека в подсознании, в коллективном бессознательном; не надо в нём никого винить». Все так, но чужак не только еврей или чеченец, но и француз, итальянец и так далее. Однако отношение к этим, иным чужакам, разительно отличается от отношения к евреям.
    Так что, на мой взгляд, отношением к чужаку, вернее этим, как главным, объяснить отношение к еврею не удается.

  14. Всю ночь снились кошмары, что Бормашенко ушел ладно бы из Гостевой, так вообще из Портала. По-утру узнала, что сон не в руку. Ну и хорошо. Если бы все так кончалось…

  15. Замечательная статья. Я долго считал себя агностиком, но понял, что всё-таки атеист. Тем не менее согласен полностью, пожалуй, с каждым словом этой статьи. Эдуард, убедительно Вас прошу не покидать портала…

  16. Я живу в непосредственном соседстве с харедим. Районы, где они обитают в Бруклине — единственные спокойные районы. Нигде детей не выпускают на улицу одних, кроме этих мест.
    Как радуется моя душа, когда я иду в пятницу под вечер и вижу этих чудных деток, играющих на улице перед Шабесом!
    У меня есть приятельница из сатмарских хасидов. Иногда они приглашают меня на Шабес. Что за чудесная семья. Как-то я была приглашена на Брис в самую серьёзную сатмарскую синагогу. Родители моей приятельницы приехали в США в 1925 году и были в своём городе первые хасиды. Зять 1943 года рождения — из выживших в Холокосте, эшелон не доехал из Венгрии до Освенцима — помешало наступление Красной Армии.
    Я насчитала 50 внуков и 12 правнуков.
    Я знаю, что хасиды не дадут исчезнуть нашему народу, и это меня очень радует.
    А кому не нравятся их одежды — большое дело. Люди уж так устроены, им всегда что-то не нравится. Пусть злятся и портят себе здоровье.
    Кстати, мало кто носит меховые шапки, капоты и белые чулки в будний день. В основном — на Шабес и праздники.

  17. Не зря Создатель пообещал избранному народу собрать его воедино и одарить благами по выполнении Миссии, возложенной на него! Естественно, евреи Европы, как и евреи Бухары несли свет культуры и знаний тем народам, среди которых жили. И одевались по «моде» эпохи, оставаясь евреями. Именно умения и знания евреев вызывали раздражение и неприятие. Евреи заведомо имели гандикап и поднимали планку конкуренции высоко, что также вызывало неприятие и формировало погромные настроения. Откройте книгу «Исход», гл.3, ст.1-3. Моисей на рандеву с Создателем поднялся на гору Хорив… В Киеве есть гора Хоревица. И по легенде один из основателей города звался Хорив… Апостол Андрей пророчествовал на киевских холмах на каком языке?.. С какой стати Каган Ярослав Мудрый включил Копырев конец (там жили евреи) в черту города? Кто финансировал его колоссальное строительство (крепость, собор Св. Софии и др.)? Правильно, евреи. И были они одеты по моде того времени. Почти, как Познер нынче. И хоть и не любили их, но не смели… Пока киевские князья (каганы) были вассалами Хазарского каганата! Как только пал каганат, так сразу и устроили погром! И получили Чингисхана с Батыем! С тех пор и стоит Расея, как пол моют, — верно заметил Эдуард. Но не евреи её имеют… Ну характер такой! Ведь ей приятно… Так что не в наряде дело. Миссия не закончилась!

    1. В Киеве есть гора Хоревица. И по легенде один из основателей города звался Хорив…

      Хм.
      «Согласно Максу Фасмеру[2] и А. И. Соболевскому, древнерусское имя собственное Хоривъ[3] является производным от названия местности Хоривица (Хоревица[3], Хорива[4]) — горы под Киевом. Название «Хоривица» тождественно древнеперсидскому Haraiva (название горной местности) и, видимо, происходит из какого-то иранского языка[5].»
      http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B2
      А сестра его Лыбедь какого была роду-племени?

      Апостол Андрей пророчествовал на киевских холмах на каком языке?..
      Это выдумки.
      «Но уже с 1116 года сын Всеволода Ярославича — Владимир Мономах приказал игумену Выдубицкого монастыря Сильвестру внести в «Повесть временных лет» русский вариант легенды об апостольской миссии Андрея Первозванного. Так с того времени рассказы о посещении апостолом земли русской непременно включаются во все последующие летописные списки [17].
      Так появился рассказ о путешествии апостола Андрея из Крыма в Рим через Ладогу».
      http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B9_%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9

  18. Многуважаемый г-н Бормашенко! Огорчён: я не умею так умно, корректно, убедительно сказать то, что так превосходно защитили/осудили Вы. Завидую, восторгаюсь и благодарю как еврей, израильтянин и просто читатель.
    Не будучи религиозным, приходя в бешенство от многих проявлений нетерпимости радикального иудаизма, убеждён: еврейство как национальная и демографическая категория сохранилось вопреки вековым испытаниям и соблазнам благодаря религиозному охранительному сепаратизму и нашей генетической жестковыйности. А уж хорошо это или плохо — каждый выбирает по себе. בהצלחה

  19. Уважаемый Виктор!
    В моём отзыве говорилось только о Германии и реакции Льва Копелева.Ни о Польше, ни о чём-либо другом. Что касается главного, то справедливо было замечено одним из первых рецензентов — споры и дискуссии с советским человеком, до сих пор ничего не понявшим, совершенно бесполезны.Но всё же ещё раз — с моей точки зрения то, что происходило собственно в Германии являлось РАСПЛАТОЙ, и ничем иным, и САМИ НЕМЦЫ ПРИНИМАЛИ СОВЕРШЕННО ЕСТЕСТВЕННО ПРАВО ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Если вы бывали даже в ГДР,то могли это видеть совершенно отчётливо — пока советские войска находились там.

  20. Дорогой Эдуард!

    Иногда и работа до двух ночи и усталость после нее играют нам на пользу.
    Я проспал, проморгал недоразумение с Вашей публикацией и получил Вашу замечательную статью в чистом виде, а только потом обнаружил всю переписку по поводу накладок с воспроизведением текста.
    Я в выигрыше.
    По поводу Вашего обращения к адресату, я бы сказал, что мне жаль Ваших усилий в данном случае. Но по размышлении прихожу к выводу, что Ваш порыв не напрасен. Смею надеяться, что обращен он не только к обозначенному автору Портала. Слова Ваши отзовутся во многих сердцах.
    Ваша статья разойдется в сети и будет приводиться в качестве примера, как достойное, аргументированное, полное уважения и сострадания к противнику обращение, как попытка обращения к соплеменнику в надежде достучаться до его сознания и разума.
    Вы благоразумны, благожелательны и терпеливы. У меня в свое время не хватило запаса всех этих качеств относительно Вашего адресата. Я определил его для себя как «сонэ ам Исраэль» и поставил точку.
    Вам спасибо. Мое искреннее уважение и восхищение.
    М.Ф.

    P.S.

    Соня Тучинская
    — Mon, 06 May 2013 03:10:40(CET)

    Мне хочется сказать несколько слов в защиту Вашего «вечного» оппонента.
    Он всегда честен и идет в бой с открытым забралом и под своим собственным именем.

    Дорогая Соня!
    Я понимаю Ваш призыв к справедливости, но вынужден разочаровать Вас. Если Вы покопаетесь в архиве, то обнаружите, что за Вашим подзащитным числятся мерзкие, неприемлемые в приличном обществе, поступки под чужим именем, разоблаченные редакцией и читателями, отлучения от сцены и т.п.
    М.Ф.

    1. Я думаю, Марк, что тут ему дадут фору многие другие, которые безнаказанно глумятся над порядочными людьми под мгновеными никами насекомых. На моих глазах (полтора года) Тартаковский высказывал самые дикие (на мой взгляд — дикие) из своих убеждений исключительно под своим именем.

  21. Соня Тучинская
    — Mon, 06 May 2013 03:10:40(CET)

    Мне хочется сказать несколько слов в защиту Вашего «вечного» оппонента.
    Он всегда честен и идет в бой с открытым забралом и под своим собственным именем.
    Большинство же его содумников, в том числе и, здесь, на портале, никогда не решатся говорить об «эстетическом отвращении» к своим соплеменникам-харедим. Но, дома или в кругу «своих» они дадут себе волю. И таких евреев, и в России, и в Америке, и в Израиле — абсолютное большинство. Говорю по многолетнему опыту общения со своими сородичами по всему свету. Так что, выходит так, что именно Маркс Самойлович озвучивает «глас народа».
    ===================================================
    Дорогая Соня,

    Мне решительно непонятны оба тезиса:

    1. «Подвиг» Тартаковского «честно», а часто и по-хамски, обливающего грязью любое упоминание главного базиса морали – религии, причем в нашем случае — иудейско-христианской цивилизации – религии иудаизма.
    2. Что Тартаковский озвучивает «глас народа», т.е. что «таких евреев, и в России, и в Америке, и в Израиле — абсолютное большинство».

    При всем моем уважении к Вам – мой опыт свидетельствует об обратном. А я с обитателями ночлежек не общаюсь. С моей точки зрения – Тартаковский и «содумники» — подавляющее меньшинство среди тех, кого я успел узнать среди евреев за свои 65 лет.

    Это правда, что многие евреи, я в том числе, не принадлежат к числу «соблюдающих». Но это не значит, что мы не относимся с величайшим уважением к Э. Бормашенко, Е. Майбурду и всем остальным глубоко религиозным людям. Специально – уважением к их не напускной, а истинной религиозности.

    Я насмотрелся грязи в процессе иммиграции, когда еврейские совки буквально дрались за блага собранные для них американскими, итальянскими, ливийскими и прочими религиозными евреями. Религиозными – здесь ключевое слово. Поэтому квалифицирую их поведение не как подвиг, а как пошлость, различающуюся лишь степенью наглости.

    Есть хорошая фраза – «быть дураком – право каждого советского человека, но нельзя этим правом злоупотреблять». Я думаю это относится и к праву отстаивать свою точку зрения, основанную на унижении моральных ценностей людей, для которых эти вещи – не пустой звук.

    Эдуард Бормашенко не опускается до интеллектуальной рукопашной с его оппонентом. Я – человек попроще. С детства никогда и никому не спускал посягательства на свое святое – немедленно бил морду. Видимо и сейчас душою – моложе своих лет.

    С уважением, Ваш.

    1. Вы никогда не убедите меня, дорогой Григорий, что неуважение, презрение и даже ненависть к непожим на них еврейским ортодоксам — дело маргинальное, а не типично для секулярных евреев.
      Если бы Вы когда-нибудь зашли в Ираиле на «русскую продуктовую базу» и увидели этот вавилонский размах, этих поросят с петрушкой во рту, эти свиные окорока в витринах, то Вам стало бы понятно о чем я говорю.

      Верующие не мешают этим «свинячьим» русским магазинам расти, как грибы. А между тем, именно потребители сала (а их среди русских ереев Израиля — большиснтво) обвиняют верующих в том, что они хотят превратить Израиль в технократию, на манер худших мусульманских стран.

      Вы можете спросить самого Бормашенко — интересно, что он Вам ответит.
      Насчет того, что мне известно положение в России — я погоречилась.
      А либеральные американские евреи (включая русских) если не ненавидят «пейсатых», то глубочайшим образом их презирают и стыдятся.

  22. Соня! Я что, не в счет, как мужчина?
    И, конечно, Вы правы, насилие над женщинами было упомянуто Эдуардом как только одна из тем, на которых его оппонент обнаруживал свое видении добра и зла в истории Советской России. Я в своем отклике сказал, что слова Эжуарда будут услышаны многими, но, уверен, не его оппонентом. Тот слушает только себя. Но его мы слушали так много, что уже не в нем дело, и я бы сказал, в данном случае, не в харедим как таковых (эта тема уже много обсуждалась и не только Эдуардом), но в характеристике явления — «русского советского секулярного еврея» (каждое из этих четырех слов важно здесь исторически, культурно и морально), природа которого столь выпукло выразилась в оппоненте Эдуарда.

    1. Простите Борис, что я не заметила Ваш отзыв. Вы, конечно, «мальчик». И пусть бросят камень в того, кто скажет, что Вы — «девочка».

  23. Как странно. Почему все (причем с двух концов спектра) ухватились за изнасилованных красноармейцами немок и полек. Разве этот вопрос не находится на переферии обсуждаемой Бормашенко проблемы? Разве для него является главным неадекватное отношение его оппонента к зверствам советских военнослужащих по отношению к женщинам освобожденных красной армией европейских столиц? Или, все-таки, Бормашенко говорил тут о другой, значительно более актуальной неадекватности своего оппонента, который почитает сам факт существования ортодоксального еврейства (харедим) вызовом прогрессу и мировому порядку?
    Сер-езнейший разговор, начатый Бормашенко одномоментно переведен на тему, которая в нем не подразумевается. Интересно, что из оставивших отзывы, именно и только две женщины попытались остаться в рамках заданной автором темы.

    1. Соня Тучинская
      6 Май 2013 at 5:15
      Почему все (причем с двух концов спектра) ухватились за изнасилованных красноармейцами немок и полек. Разве этот вопрос не находится на переферии обсуждаемой Бормашенко проблемы? …
      ====================
      Так это ж известный приём: во-о-он птичка летит!

  24. Дорогой Эдуард,

    После того, что редакция восстановила Ваш текст до запятой – время спокойно осмыслить произошедшее, поставить его в контекст, и вернуться к нам, людям, любящим Вас и уважающим Вас. Я говорю это, всерьез, хотя я не имел удовольствия быть знакомым с Вами лично.

    Вы не с сайта уходите, Вы лишаете нас, не редакцию, возможности общения с Вами. А от ошибок не застрахован никто, ни Вы, ни выпускающий редактор.

    Ответьте мне, лично, что Вы погорячились, а еще хорошо бы посидеть за рюмочкой, если окажетесь в Сан Франциско. Гостеприимство в моем доме – гарантировано.

  25. Уважаемый господин Штильман! Хорощо, изнасилование двух миллионов немок советскими солдатами было расплатой (они на зверства ответили зверствами, и Вы, как мне представляется, их оправдываете). Но о какой расплате идёт речь в случае массового изнасилования женщин на территории Польши? Более того, «в книге «Берлин: Крах 1945 года» утверждается, что советские солдаты насиловали не только немок, но и освобожденных из фашистских концлагерей советских женщин». А за какие грехи расплачивались советские узницы фашистских лагерей? Может быть, всё-таки следует считать, что совершенным зверствам в отношении женщин и юных девушек не может быть никаких оправданий?

  26. Перечитала в третий раз. Совершеннейше чудо чудо правды, отваги и мудрости.

    Вот, сколько живу, а кроме Вас эти строки обратить не к кому:

    В человеческой, темной судьбе
    Ты — крылатый призыв к вышине.
    Благородное сердце твое —
    Словно герб отошедших времен.
    Освящается им бытие
    Всех земных, всех бескрылых племен.
    …..

  27. «Хорошая литература вырастает из восторга жизни и ужаса жизни (жаль, но мысль не моя – Бодлера), убери один из этих ингредиентов и останутся лубок или чернуха. » — это стоит многих страниц многочисленных культурологических эссе.

  28. Все тексты господина Бормашенко исключительно высоки по уровню интеллекта, знанию предмета и уровню мышления. Большей частью, увы, недоступному для меня уровню. Без шуток. Ничего не поделаешь — низкий музыкальный интеллект — игра по одной строчке…Но эта статья, небольшая заметка, вполне мне доступна. Она исключительно глубока и сконцентрировала многие проблемы просто, понятно и кратко сформулированно. Строго говоря мне непонятно одно — можно ли вести диалог с настоящим советским человеком в его отношении как к еврейскому вопросу в России на протяжениивсей её истории, так и вообще к официальной советской исторической науке, в которую веруют и сегодня миллионы людей, где бы они не жили.
    Единственная мысль господина Бормашенко, то есть его позиция в отношении оценки вневоенной активности Советской Армии в Германии в 1945 году, мне лично кажется странной. Впрочем, каждый имеет право на свою точку зрения.
    Когда-то, в 1965 году, мне довелось коротко побывать в Краснодоне. Там я услышал такую историю: на следующий день, после прихода немцев в город на центральной площади, где, кстати располагалась школа, в которой учились все «молодогвардейцы», были зарыты живьём десять человек партактива, военком и ещё кто-то из официальных лиц. Даже если предположить, что то была инициатива местных жителей, то оккупационные власти не препятствовали такой «инициативе». Это было ещё до начала расстрелов еврейского населения. Так, штрих поведения новых властей.
    После всего увиденного на дорогах войны, Бабьего Яра, Змеевой Балки, Понар, Освенцима и всего в том же роде, чего собственно следовало ожидать от солдат вступившей в Германию армии? Мне показалось странным поведение Копелева, описанное им в его книге «Хранить вечно». Быть может, в нём проснулся германист? Или его общий гуманизм был столь высок, что он без проблем вытеснил из своего сознания всё увиденной им на дорогах войны?
    Вот Гюнтер Грасс в своей биографической книге «Луковица памяти» вполне спокойно описывает, как живший в их доме советский капитан / или майор — точно не помню / жил… с его матерью! И никакх эмоций! Право победителя! Много ли немцы протестовали по этому или любым другим поводам? Кто-то об этом много писал? Не знаю. Но Грасс описал ситуацию именно так — право победителя. Это было понятно всем немцам тогда. Изнасиловали по каким-то подсчётам два миллиона немок? Конечно, по нормальным жизненным меркам это не может считаться нормой человеческого существования. Но расплата не могла не наступить. А расплачиваются ведь не главари, а население — было оно повязано в преступлениях режима или нет. Где-то написал Генрих Бёлль:»Две тысячи смертных приговоров Нюрнбергского суда. И это всё? После всего происшедшего?» Это вопрос немецкого писателя. Пожалуй можно только удивляться, что раплата не приняла гораздо более суровой формы. Но и тут мнения могут быть разными.

  29. Спасибо за великолепно написанный, безупречно выстроенный и блестяще аргументированный текст. Могу только выразить сожаление, что ему не суждено достучаться до разума тех, чьи ушные мембраны направлены внутрь себя. Что касается комментария: «Приходить в бешенство, в данном случае, значит ставить себя выше тех, кого любишь», то здесь можно только глубоко вдохнуть и посчитать до десяти, чтобы не прийти в это самое бешенство.

  30. Мне хочется сказать несколько слов в защиту Вашего «вечного» оппонента.
    Он всегда честен и идет в бой с открытым забралом и под своим собственным именем.
    Большинство же его содумников, в том числе и, здесь, на портале, никогда не решатся говорить об «эстетическом отвращении» к своим соплеменникам-харедим. Но, дома или в кругу «своих» они дадут себе волю. И таких евреев, и в России, и в Америке, и в Израиле — абсолютное большинство. Говорю по многолетнему опыту общения со своими сородичами по всему свету. Так что, выходит так, что именно Маркс Самойлович озвучивает «глас народа».
    Об этом дивно написал Герман Вук в «Это Б-г Мой:

    » И вот мы видим, как после тяжелого трудового дня, проведенного в
    какой-нибудь конторе Рокфеллер-центра, этот человек шагает по Пятой авеню,
    наслаждаясь вечерней прохладой и не торопясь нырять в метро или хватать
    такси, чтобы мчаться на вокзал. Мимо него по улице проходят двое людей:
    пожилой и молодой. Они явно из тех, кто сумел чудом выжить в гетто или в
    концлагере, где сотни тысяч других людей были уничтожены Гитлером. Тот, кто
    постарше, носит бороду, у него вьющиеся пейсы, на нем поношенная шляпа с
    широкими полями, длинный черный сюртук и черный галстук, хотя погода стоит
    теплая. Тот, кто помоложе, чисто выбрит и одет в обыкновенный костюм, какой
    носит большинство американцев, и все-таки он выглядит на этой улице не
    меньшим чужаком, чем его собеседник. У его шляпы — слишком широкие поля, и
    носит он ее как-то странно, сдвинув на затылок. На нем двубортный пиджак —
    и это в наше-то время, когда ни один человек, хоть сколько-нибудь отдаленно
    следящий за модой, даже в гроб не ляжет в двубортном пиджаке (если только
    это не чудак-англичанин, чей двубортный пиджак представляет собой последний
    писк лондонской моды, а наш молодой человек — отнюдь не англичанин). У него
    помятые брюки, и они пузырятся на коленях. У него какой-то отсутствующий,
    блуждающий взгляд. Эти двое прохожих беседуют между собой на идиш и изрядно
    жестикулируют. И вот, когда эти два человека, которые, несомненно, евреи,
    проходят мимо нашего героя, все его существо возмущается. Он вопиет в душе
    (ибо громко вопить на улице неприлично): «Нет, я не один из вас! Если вы
    евреи, то я — не еврей!» И он чувствует себя особенно несчастным, ибо он
    знает, что даже если бы он затрубил в рог и прокричал это на весь свет,
    ничего бы не изменилось: он все-таки один из них.»

    Так вот, те, кто согласен с Вашим оппонетом, не просто презирают тех, кто живет по предписаниям Моисеева Закона. Нет, дело значительно непоправимей. Каждый из них уже полностью утратил чувство, что «он один из них».

    Вы написали об этом так, как никто другой не мог бы этого сделать. Скажем спасибо Тартаковскому, что он Вас на это спровоцировал. Я сама, со своими слабыми силенками, даже и не пыталсь ему ответить на его чудовишную мысль о том, что само существование харедим — это триггер к следующему Холокосту. Хотя отвратительная кощунственность этой мысли была очевидна для меня в тот момент, когда прочла ее в Гостевой.

    У меня вопрос к Вам (у меня нет сейчас рабая, поэтому — к Вам):
    Герман Вук — ортодоксальный еврей того же направления, что и Вы. Он исповедует традиционный равиннистический иудаизм. Но кисти цицита спрятаны у него под его европейской одеждой, а не торчат наружу. И он не носит ни пейсы, ни «взлохмаченную бороду», которая давеча так возмутила одну интеллигентную еврейскую даму — хозяйку лит. салона.
    Герман Вук — автор известных бродвейских пьес. И носи он пейсы и бороду, наврядли он смог бы «вписаться» в тутошнюю среду. Хотя, с другой стороны, я не думаю, что человек такого калибра, как Вук, мог делать это из какой-либо практической выгоды. Так Вы и Вук из одной «тусовки» или все-таки, из разных?

  31. Ничего не понимаю. То что, видится Эдуарду удаленным, я видел собственными глазами.

    1. То что, видится Эдуарду удаленным, я видел собственными глазами.

      Почему «видел»? Я вижу и сейчас это собственными глазами. Эдуард, признайтесь, что Вы решили пошутить над редакцией и нами.

  32. Из текста удален абзац:
    Ваша любовь к России останется навеки неразделенной, если бы Вы это осознали, Ваша небездарная проза приобрела бы трагическое измерение, которого ей столь недостает. Не возиться же всю жизнь с мыслью о том, что счастливый секс – радость, жидковато как-то. Хорошая литература вырастает из восторга жизни и ужаса жизни (жаль, но мысль не моя – Бодлера), убери один из этих ингредиентов и останутся лубок или чернуха. Взаимоотношения евреев с нееврейским окружением – часть ужаса жизни, но неразделенная любовь может быть и светлым чувством, тут дело интимное.
    Зачем-то удалено было название пьесы Эбби Манна. Это отнюдь не расстановка запятых, это означает, что некто с ножницами влезает в мой текст. Я вынужден объявить о прекращении сотрудничества с Порталом.

  33. Замечательная реплика уважаемого Эдуарда в нескончаемом споре не столько между ним и Тартаковским, сколько между глубоко верующим и, если можно так выразиться, глубоко неверующим. Споре, в котором противоречия зашли так далеко, что даже затронули вторичную эстетическую сферу. Оба талантливых человека вызывают у меня уважание и даже некоторую зависть, Зависть, потому что я не могу поностью причислить себя ни к тому, ни к другом лагерю, так как хотя и верю в Высший Разум, но ритуальную сторону считаю второстепенной. А, значит, как сказал мне один раввин, нахожусть только «…на пути к Богу» Учитывая, что путь этот длится уже не один десяток лет, дойти до конца его, если не иметь в виду конец в житейском смысле, вряд ли удастся…

  34. Текст полностью обессмылен при наборе. Это не мой текст. Бормашенко

    Выпускающий редактор: Всё, что мы сделали с текстом — поправили, как всегда это делаем, форматирование, удалили пару запятых и добавили несколько интернет-ссылок для удобства читателей. Если это обессмыслило текст — приносим автору наши извинения. Сейчас текст скопирован без малейшего корректорского вмешательства из исходного файла, полученного редакцией. Если и он не будет соответствовать авторскому замыслу — прошу дать знать и мы удалим публикацию целиком.

  35. Случается так, что умный человек не игнорирует то, что следовало бы игнорировать по причине безнадежности быть услышанным, и результатом оказывается важная мысль, которая будет услышана многими.

    Замечание,

    «Я люблю евреев, но мой народ часто приводит меня в бешенство. Я прекрасно понимаю, что омерзительный хасидско-литовский конфликт, сопровождавшийся кляузами властям предержащим, — не досадный эпизод в истории евреев, но очень глубоко укоренён в еврейском характере. «

    Приходить в бешенство, в данном случае, значит ставить себя выше тех, кого любишь. Быть может, спокойствие придет после того, как вспомним конфликты саддукеев с фарисеями, последователей Рамбана с последователями Рамбама, хасидов с митнагдим, реформ с ортодоксией и многое другое в промежутках еврейской истории. Споры доходили и доходят до вещей неприятных (наша Гостевая не исключение), но спорить — да, это в характере евреев, а неприятные формы ведь по большей части зависели от страсти приблизить освобождение, время Мошиаха, как бы оно ни понималось, хоть по реформистки. Эти споры не были угрозой народам, среди которых жили евреи, и не угрожали погромами евреям-оппонентам и по большому счету не означали отказа быть евреем еврею-оппоненту. Можно сравнить с конфликтами среди других народов. Дорогой Эдуард, не приходите в бешенство! Пусть евреи остаются страстными в своей надежде на успех в своем сотворчестве с Б-гом в создании лучшего мира как для евреев, так и для всего человечества. И пусть они продолжают себя чувствовать одной семьей, как это чувствовали спорящие между собой наши отцы. А споры будут продолжаться и неизбежно с эксцессами, но не в них наш характер.

  36. Эдуард, если позволите — личная такая вставка ? В попытке описать в «Гитлере» причины дружной нелюбви германской интеллигенции к еврейскому участию в немецкой культуре мне припомнился эпизод из «Тараса Бульбы» — погром начался сразу после слов Янкеля о том, что жиды и запорожцы ну так уж сблизолись, и так понимают друг друга, что «… составляют один народ …».
    И вот тут-то и началось …
    Конечно, посыл от Гоголя и до Германии 30-х годов ХХ века далековат — но, может быть, все-таки не так уж и далек ?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *