Артур Штильман: И расцвели цветы галактик!..

 336 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Жаль, что до сих пор нет альбома с репродукциями работ этой великолепной музейной коллекции, занимающей два вместительных этажа старинного особняка…

И расцвели цветы галактик!..

Артур Штильман

Памяти наших венгерских друзей:
Марии Биро (1946 — 2011гг.),
Юдит Балинт (1946 — 2015 гг.)
Евы Кенцлер (1946 — 1998 гг.)
Шабафа Конзеля (1946 — 2015 гг.)

В семидесятые годы я выписывал журнал «Венгрия» на русском языке. Однажды прочел там статью, в которой рассказывалось, что власти Венгрии предложили всем коллекционерам произведений искусств зарегистрировать свои коллекции с их подробным описанием, но не с целью отнять эти коллекции, как это обычно практиковалось в СССР, а для того, чтобы помочь коллекционерам организовывать выставки этих коллекций, чтобы их могли увидеть все желающие.

Имре Патко начал собирать свою коллекцию еще до Второй мировой войны. Он коллекционировал произведения живописи венгерских художников, своих современников, а также предметы фольклорного прикладного искусства, в числе которых было немало экзотики, например, из Африки. Коллекционер был журналистом и много путешествовал. Но с началом войны в Венгрии утвердился нацизм, мало отличавшийся от гитлеровского. С марта 1944 года ему пришлось бежать из Будапешта — еврей, он к тому же состоял в подпольной компартии Венгрии. Вдвоем с приятелем они укрылись где-то близко от румынской границы на отдаленной лесопилке, где тихо работали и благополучно дождались окончания войны.

После окончания войны он восстановил свои прежние связи, познакомился с будущей женой, тоже членом венгерской компартии с довоенных времен. Мы были знакомы с ее дочерью от первого брака, учившейся по обмену в Ленинградском университете у самого Эткинда. Познакомились мы с ней в Москве в 1972 году во время ее командировки. Она преподавала русский и английский в Академии внешней торговли Венгрии. Мария Биро носила фамилию своего отца — первого мужа матери, но отцом считала Имре Патко.

Мать Марии рассказывала, как в самом конце войны партия переправила её в Будапешт для подпольной работы. Как-то раз она случайно встретила на улице вблизи еврейского гетто старую знакомую, которая донесла на неё в венгерскую полицию. Маму Марии арестовали и, конечно, расстреляли бы, но быстро приближавшаяся Красная Армия придавала подпольщикам уверенности, они смогли организовать её побег из тюрьмы. Был и элемент везения — в городе уже не оставалось СС и гестапо — немцы поспешили попытаться сбежать через румынскую границу, пока это еще было возможно, но очень недолго.

Лет через двадцать Мария и ее мама повстречали ту женщину.

Я спросил Марию:

— Почему и зачем женщина из гетто донесла на её мать?

— Она думала, что это ей поможет…

— И помогло?

— Ну, ее не успели депортировать…

— А как она себя чувствовала при встрече с вами?

— Не комфортно, конечно… но такие истории случались тогда нередко, увы… Удивительная история, но, вероятно, не единственная такого рода.

В начале двухтысячных ушла из жизни мать Марии, а в 2011 году не стало и ее самой, она умерла от последствий скрытой меланомы. Мария стала матерью пятерых детей от двух браков — ее мама не дожила нескольких недель до рождения первой внучки, но своих первых двух внуков видела и успела понянчить.

Впервые мы увидели всю коллекцию Имре Патко в музее Дьера в старинной части города.

Дьер в недалеком прошлом играл большую роль в экономике Венгрии. Совсем рядом с этим музеем находится старинный особняк, на котором установлена мемориальная плита с надписью, повествующей о том, что в этом доме ночевал царь Петр Великий по дороге из Европы домой в Россию. Часть старого города сильно пострадала во время войны, но в семидесятых в значительной мере была восстановлена.

В 1986 году мы впервые решили посетить Венгрию уже с американскими паспортами.

Вот тогда мы на двух машинах и поехали в Дьёр и впервые познакомились с коллекцией отчима Марии — Имре Патко.

Жаль, что до сих пор нет альбома с репродукциями работ этой великолепной музейной коллекции, занимающей два вместительных этажа старинного особняка…

Среди всей музейной коллекции мое внимание привлекла картина «Праздник» венгерского художника Владимира Сабо — после смерти его работы пользуются большим успехом на аукционах. Эта картина входит в коллекцию художественных ценностей, подаренную ее владельцем Имре Патко музею.

… Посреди хаоса сапожной мастерской стоит девочка в нарядном платьице и самозабвенно играет на скрипке.

В левой части картины пожилая женщина — возможно бабушка маленькой скрипачки — ощипывает курицу, видимо готовя ее к празднику. Изображенные персонажи не оставляют сомнения в том, что картина на еврейскую тему, хотя художник — не еврей. Изображено явное приготовление к празднику — возможно к шабату. Мы можем только строить предположения. Из подвала мастерской в окошко видны ноги прохожих, идущих по тротуару. Кто-то стремится поскорее покинуть мастерскую, держа в руках что-то — свое или чужое?

Очень сильная вещь!

Мастерски сделана!

От игры души девочки расцвели цветы галактик!

И в этом заключен смысл пребывания человека на Земле.

Это мнение моей старинной приятельницы московской художницы Т. Михайловой: картина изображает соприкосновение миров.

В 2010 году Мария сумела организовать выставку части работ из музейной коллекции в Нью-Йорке в здании Венгерского торгового представительства на Манхэттене. В основном это были работы художников, погибших во время Холокоста в Дьере.

Репродукция картины «Праздник». Владимир Сабо. 1966 г.
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Артур Штильман: И расцвели цветы галактик!..»

  1. Прекрасно,,,,,,,,,,,,,,!!!! Alex gushchine ученик н, забавникова и дм, Цыганова в 70 г,. , München

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *