Редьярд Киплинг: Слуга на Царстве. Перевод Анатолия Розенцвейга

 342 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Три лиха не дают земле покоя, / Снести четыре ей не хватит сил. / Агур собрал их, в ряд один построил / И, мудрый, в Книгу притчей поместил.

Слуга на Царстве

Редьярд Киплинг
Перевод и послесловие Анатолия Розенцвейга

Слуга на Царстве

«От трех трясется земля, четырех она не может носить: раба, когда он делается царем, глупого, когда он досыта ест хлеб, позорную женщину, когда она выходит замуж, и служанку, когда она занимает место госпожи своей».
Книга притчей Соломоновых Гл. 30, стихи 21-23

Три лиха не дают земле покоя,
Снести четыре ей не хватит сил.
Агур собрал их, в ряд один построил
И, мудрый, в Книгу притчей поместил.
Четыре Непомерные Коварства —
От века ими род людской заклят.
И все ж слугу, когда он правит царством,
Агур поставил первым в этот ряд

Служанку ведь, коль госпожою стала,
Назад служить не призовешь потом.
Дурак, набив утробу до отвала,
Заляжет и заснет спокойным сном.
В замужестве родит, пройдя мытарства,
Гулящая, ребенку дав отца.
И лишь слуга, когда он правит царством,
Несет в себе Смятенье — до конца!

Ногами прыток поспевать к раздраям,
Руками слаб трудиться и ленив,
Ушами явно глух к сужденьям здравым,
Устами необузданно бранчлив.
Одно постиг он назначенье власти —
Насильем утверждать свой вздорный нрав.
И к мнению других небезучастен,
Когда они глаголят, что он прав.

В ту пору, когда он служил патрону,
Покуда сам на царство не взошел,
За все валил вину на имя оно
Хозяина, кто занимал престол.
Когда ж бездарное его штукарство
Разверзнет пропасть бед, страну губя,
Затверженно слуга, что правит царством,
Винить в том будет всех, кроме себя.

Посулы сыплет он велеречиво,
Не набожен и верой не стеснен,
Доверье обмануть ему не диво —
И только сродных слуг страшится он.
Едва заслышав рев толпы дикарский,
Он в тот же час присяге даст отбой.
Ибо слуга, когда он правит царством,
Раб больше, чем когда он был слугой.

A Servant When He Reigneth

(For three things the earth is disquieted, and for four which it cannot bear. For a servant when he reigneth and a fool when he is filled with meat; for an odious woman when she is married, and an handmaid that is heir to her mistress. — Prov. xxx. 21–22–23.)

Three things make earth unquiet
And four she cannot brook
The godly Agur counted them
And put them in a book
Those Four Tremendous Curses
With which mankind is cursed;
But a Servant when He Reigneth
Old Agur entered first.

An Handmaid that is Mistress
We need not call upon.
A Fool when he is full of Meat
Will fall asleep anon.
An Odious Woman Married
May bear a babe and mend;
But a Servant when He Reigneth
Is Confusion to the end.

His feet are swift to tumult,
His hands are slow to toil,
His ears are deaf to reason,
His lips are loud in broil.

He knows no use for power
Except to show his might.
He gives no heed to judgment
Unless it prove him right.

Because he served a master
Before his Kingship came,
And hid in all disaster
Behind his master’s name,
So, when his Folly opens
The unnecessary hells,
A Servant when He Reigneth
Throws the blame on some one else.

His vows are lightly spoken,
His faith is hard to bind,
His trust is easy broken,
He fears his fellow-kind.
The nearest mob will move him
To break the pledge he gave
Oh, a Servant when He Reigneth
Is more than ever slave!

Анатолий РозенцвейгПослесловие

Стихотворение Р. Киплинга “A Servant when he Reigneth” имеет антипрофосоюзную направленность. Напечатанное в 1908 г., оно клеймит необоснованно «вредную позицию профсоюзов» — по его мнению, «подрывной силы на пути прогресса и процветания» — в конфликте между квалифицированным рабочими, нехватка которых остро ощущалась в ту пору в Англии и особенно в Канаде, и иммигрантами-чернорабочими из Китая и Японии.

В переводе своего научного руководителя, Льва Александровича Блюменфельда, значительно сокращенном и упрощенном, этот стих исполняет на собственную музыку известный бард Сергей Никитин.

Анатолий Розенцвейг

От редакции: также читайте это стихотворение в переводе Владимира Блаженнова

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Редьярд Киплинг: Слуга на Царстве. Перевод Анатолия Розенцвейга

  1. Перевод сложнейшего текста Р. Киплинга показался интереснее перевода
    Вл. Б. (2013 г.). Что же, — новое время, новые интересные песни.
    Надеюсь, уважаемому автору, Анатолию Розенцвейгу, не покажется
    неуместным абзац из работы Л. Гиршовича “Вода на свою мельницу”…
    Это не анти-профсоюзное, скорее – за старую интеллигенцию, исчезающую с
    усилением профсоюзов. Может быть, это — часть закона сохранения энергии?
    Л.Г.: “В году девяностом мне довелось наблюдать забавную сцену. К Никербокеру – имя, под которым Набоков собирался инкогнито наведаться в Россию – так вот к Никербокеру на Невском кинулась старуха со словами: «Барин вернулся!» … Если в представлении интеллигенции «барин» не всегда «интеллигент», то в представлении мужика «интеллигент» всегда «барин». Для меня определение слову «интеллигент» предельно простое: это тот, кому говорили «барин». Не стало одних, не стало и других…”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *