Олег Кац: Как я занимался контрабандой оружия

 292 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Продал его через комиссионку за сто тридцать баксов, положил деньги в «Алькор», «Алькор» лопнул, и всё возвратилось на круги свои. А бздительный стукачок возглавил какое-то силовое подразделение, помелькал на экранах и благополучно стёк в московию.

Как я занимался контрабандой оружия

Олег Кац

Сама по себе командировка в США была чудом.

Наверное, уже мало кто помнит, каких трудов стоила поездка за границу СССР.

Нужна была куча справок, характеристики, хождения в райком (даже для беспартийных) на собеседование в комиссию, определяющую «облико моралес руссо туристо». Возможно, из всех, кто доселе выезжал «за пределы», я был самым свободным. Мне было плевать на все справки, я просто отдал паспорт в отдел кадров Госкоматома Украины и получил его с визой.

В Америке было много всего. Там была безопасность и свобода, там была чистота в туалетах, там было все что угодно в магазинах. Там даже шипучая вода, в блоках по шесть или двенадцать двухлитровых бутылок стоила копейки, даже в переводе по курсу. Там пятикилограммовый замороженный брикет «ножек Буша» стоил около двух долларов.

Но в огромном универсаме возле нашей гостиницы «Редиссон» меня привлекла чудная игрушка — пневматический пистолет, стреляющий стальными шариками на целых сто пятьдесят метров! Я сразу вспомнил, какой проблемой была рыбалка на тайменя — здоровенная рыбина таскала плот общим вестом почти в тонну поперек быстрого течения Чаи, и нужно было, дав хлебнуть ей воздуха, добить ее или топором, иди пристрелить из ружья (для этого адмирал Миша выдал мне патрон с картечью, и он был у меня в кармане так называемой штормовки — настоящая штормовка была дефицитом, поэтому это была куртка из индийской синтетической джинсы). Пистолет для оглушения тайменя, казалось, подходил гораздо больше громоздкой «тулки», с которой на тесном плоту нужно было управляться, не пристрелив кого-нибудь по неосторожности… да еще и на скорости километров до пятнадцати и на волне после порога, где именно и охотилась эта могучая рыба.

Правда, на упаковке пистолета было написано — It’s not a toy. Но это меня не смутило. Я купил эту чудную вещь за десять баксов и еще упаковку на тысячу шариков, bb-balls, похожую на пакет ряженки и так же запечатанную, за три пятьдесят. Коллеги отговаривали меня, но я был глуп и упрям. Это мое упрямство и глупость многим импонировало и озадачивало, а один из них, добрый приятель, даже сказал — «ты не похож на еврея». Видимо, для него сложившийся еврейский стереотип был чем-то вроде внешне местечкового Будкера, или мягкого интеллигентного Ландау, которые были среди его знакомых. Или, на худой конец, Эйнштейна. Такой уж у него был круг общения.

Все же я внял предупреждениям коллег, имевшим, в отличие от меня, гораздо больше опыта общения с КГБ, допусками, проверками и прочими атрибутами совка.

На надпись «It’s not a toy» я наклеил красный кружочек из гостиницы, которым полагалось отмечать неисправности, так что видимым осталось только «a toy». Положил его на дно сумки. (Дальнейшие события показали, что надо было положить в торец, вертикально -тогда пистолет проектировался бы на экране рентгеновского аппарата палочкой). Но в общем, я не собирался скрывать «пушку».

При входе в терминал стояла большая машина таможенного рентгена. Все сумки коллег прошли беспрепятственно, а моя заблокировалась внутри, зазвенел звонок.

Молодой дежурный таможенник спросил, чья это сумка. Я шагнул вперед и сказал — моя, а коллеги немедленно отстранились, образовав вокруг пустое пространство и глядя на меня с ужасом и любопытством.

Дежурный, тыча пальцем в экран спросил:

— The gun?

— Yes, — сказал я. — It’s a toy. Air gun.

— OK, wait one moment. Now a police will come.

— Why police? — тут уж я заволновался — It’s a toy. It’s not armament.

— Don’t worry. Simply such are rules.

Но я все равно волновался.

Минуты через две пришел огромный чернокожий полицейский, обвешанный устрашающими железяками.

— Чей багаж? — спросил он дежурного, дежурный показал на меня, я выступил вперед.

— Two steps ago, hands on the back, — лающим голосом, совсем как киношный, прокаркал полисмен, и я рефлекторно, совсем как киношный рядовой армии США, сказал «Yes, sir», сделал два шага назад и завел руки за холодеющую спину, ожидая почувствовать на них железо наручников.

Полисмен открыл молнию сумки и стал рвать оттуда мою новенькую кожаную куртку.

— No, no — закричал я жалобно, и показал, как доставать, — On the bottom, на дне.

Пистолет наконец, достали, осмотрели и полицейский позволил подойти ближе.

— А где заряды?

Шарики были во второй сумке, я показал ее. Пистолет переложили во вторую сумку, и мне было объявлено, что с этого момента багаж будет следовать отдельно от меня, и на сумку наклеили точно такой же, как на пистолете, красный кружок и привесили ленточку с надписью — dangerous goods.

Гордый бдительностью дежурный по рентгену отныне должен был катить за мной на тележке мою сумку. Это меня немного утешило.

Любопытный свидетель из числа пассажиров внимательно наблюдал все это. В те времена украинские депутаты и чиновники еще летали эконом-классом. А этот пассажир, как я понял, был то ли переводчиком, то ли охранником какого-то депутата.

В Борисполе рентген не показал ничего. Я спокойно прошел контроль и уже подошел к паспортному окошку, как меня догнал таможенник

— У вас там что, пистолет?

— Да какой там пистолет. Игрушка, пневматика. А вы что, не видели?

— Вернитесь немедленно назад.

Меня окружили и повели назад с моими сумками. Дистанция до коллег немедленно увеличилась метров на двадцать.

Я достал из сумки злополучную железку в прозрачной пластиковой упаковке и предъявил целой толпе таможенников.

Начальник, судя по возрасту, покрутил его в руках, попытался открыть прочную коробку; она не поддавалась.

— Та-ак… будем изымать.

В принципе, невелика потеря. Хотя… зарплата у меня тогда была всего долларов тридцать…

Но я вспомнил, что живу в уже свободной стране и прокаркал с интонацией американского полисмена, выпятив подбородок:

— На каком основании? — хотя основание я прекрасно понимал — уж больно хороша была игрушка, напоминающая табельный милицейский «макаров» и такая же тяжеленькая. Только серый пластмассовый откидной ствол, отлично видимый через прозрачную упаковку, выдавал игрушку, да еще инструкция по заряжанию в картинках на обороте упаковки. Слюна чуть ли не капала изо рта таможенника.

Моя наглость его так смутила (так и читалось на перекошенной морде — что это за шишка такая?), что он достал из-под стойки перечень запрещенных предметов, порылся в нем, потом пошел куда-то в служебное помещение…

На меня тратили непозволительно много времени.

И все это время бдительный депутат вместе с сопровождающим стукачком стоял в некотором отдалении, тоже ожидая результата.

Оснований не нашли. Проходя мимо депутата, я снисходительно кивнул и сказал:

— Спасибо за внимание. И за бздительность.

К слову, испытания пистолета показали полную непригодность для задуманной мной цели. Стрелял он действительно далеко. Но малая масса пули не давала никакого пробивного усилия. Стекло разбивалось, а надоедливые голуби над балконом не обращали никакого внимания на попадающие в них шарики. Кстати, указание в инструкции — применять только в присутствии взрослых — выполнялось легко. Взвод требовал такой силы, которая даже не всякому взрослому была по плечу.

Короче, я продал его через комиссионку за сто тридцать баксов, положил деньги в «Алькор», «Алькор» лопнул, и всё возвратилось на круги свои.

А бздительный стукачок возглавил какое-то силовое подразделение, помелькал на экранах и благополучно стёк в московию.

Кстати, желая приобрести нечто подобное в наших магазинах, знайте, что красная цена этому говну 10-20 долларов, вместе с пульками. Прикиньте еще скидку на опт 30-40%, и вы поймете, что торговля гораздо выгоднее производства… до тех пор, пока покупатель не поумнеет.

А читать полезнее для поумнения, чем кажется поначалу.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Олег Кац: Как я занимался контрабандой оружия»

  1. «В Америке было много всего. Там была безопасность и свобода, там была чистота в туалетах, там было все что угодно в магазинах. Там даже шипучая вода, в блоках по шесть или двенадцать двухлитровых бутылок стоила копейки, даже в переводе по курсу…»
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Прелестный рассказ уваж. Олега К. Америка с неожиданного ракурса:
    » Там пятикилограммовый замороженный брикет»
    там «ножки Буша», там и шипучая вода ведёт-зовёт богатыря…
    Автору — наилучшие пожелания.

  2. У меня тоже был похожий случай, закончившейся не таким успехом. В Толедо я купил крохотный сувенирный складной ножичек из знаменитой стали. Он имел тупое, в смысле не заостренное, лезвие длной 3-5 см. Через несколько лет при вылете из Болгарии я забыл переложить его из сумки в чемодан. Девица на рентгене возбудилась, долго рылась в сумке, извлекла ножичек и вызвала начальника. Я до сих жалею, что не успел сломать его прежде, чем отдать бздительным таможенникам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *