Яков Каунатор: Летун Филимонов из города Мозжуйска

 318 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Признаюсь вам честно: если бы я взлетел, я бы очень удивился. Филимонов ни капельки не удивился. Значит, значит, с рождения в нём заложен был дар летать. Он просто не знал, не осознавал за собою такого дара…

Летун Филимонов из города Мозжуйска

Яков Каунатор

 Яков Каунатор У Пети Филимонова было хобби. Ничего в этом удивительного и уж тем более предосудительного и нету. Кто-то бабочек садистким методом на иголку наколет, а потом её к картонке пришпилит. Потом хвастается своею коллекцией несчастных насекомых. Другой пивные этикетки коллекционирует с целью воспоминаний о приятно проведённых временах. А Дормидонт Конопушкин (кстати, земляк Филимонова, тоже гражданин города Мозжуйска), тот увлекался баяном. И, знаете, достиг оглушительных успехов!

Знавал я одного чудака. Иваном Ивановичем его звали. «Он очень любит дыни. Это его любимое кушанье. Как только отобедает и выйдет в одной рубашке под навес, сейчас приказывает Гапке принести две дыни. И уже сам разрежет, соберет семена в особую бумажку и начнет кушать. Потом велит Гапке принести чернильницу и сам, собственною рукою, сделает надпись над бумажкою с семенами: «Сия дыня съедена такого-то числа». Если при этом был какой-нибудь гость, то: «участвовал такой-то». («Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», Н. В. Гоголь)

Увлечение увлечению рознь. Никто вас за него и не осудит. Петя Филимонов увлекался телевизором. Не то чтобы он часами от него не отрывался. Из всего телевизора Петя предпочитал новости. Особенно эти, шестичасовые, которые в 6 пополудни показывают. Вся остальная телепрограмма на сегодняший день Филимоновым игнорировалась.

Спрашиваю Петю:

— Что ты, однако, нашёл в этом телевизоре?

А Филимонов мне в ответ:

— Что мы видим, — говорит,-кроме телевидения? (Из Владимира Высоцкого: «Что мы видим говорит, кроме телевиденья? — «Мишка Шифман») Одна тягомотина монотонная. Дом — работа — дом… Дома Маня перед глазами мельтешит, на работе Матвеич, бригадир, каждые 30 минут указульки выдаёт и каждые 5 минут маму мою поминает. А самая жизнь — в телевизоре.

— Но почему — новости, а не, скажем, фильмы?

— Ты дурак? Мне бригадный подряд и секретарь парткома в горле стоят на работе, чтобы ещё про них фильму смотреть. А новости… Вот давеча в новостях передавали: в Чили фашистская хунта, которая под Пиночетом, государственный переворот совершила. Во, где страсти! Шекспир отдыхает! Или, вот, в Ольстере, который в Северной Ирландии, ихний инсургент, прям Гаврошик этакий, зафуячил орудием пролетариата в английского карателя… Сразу Пушкин вспомнился: «Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

Где ты в жизни-то найдёшь такой экстрим? Только в телевизоре, только в новостях.

В конце марта дело было. Как раз ходики 6 часов отстучали, Петя уже к телевизору пристроился. И объявляется в телевизоре Алевтина Николаева. Сегодня её черёд глобальные новости а также вести с полей объявлять. Ничего не скажу, хорошая ведущая. С интонацией, с чувством вещает. Но… до официальных документов не тянет. Не её уровень объявлять там всякие официальные коммюнике, партийно-правительственные приговоры. Там, в телевизоре, для таких целей Татьяну Митрохину держат.

И вот Алевтина начинает трагическим тоном о наводнении в Китае, мол, десятки тысяч оставшихся без крова, 123 утопших… Петя только желваками на скулах играет, переживает, одним словом. Далее — о землетрясении в Перу. Сотни домов обрушенных, десятки пропавших бесследно…

Тут уж Филимонов не выдерживает.

— Мичурин, понимаешь, крестики-нолики, понимаешь, грушу с яблоком скрещивал… Кто же женский род со средним скрещивает? «Нам нельзя ждать милости от природы. Взять их у неё — наша задача!»

— Пойди возьми! Когда сти-хи-я! Тут тебе и водная! Тут тебе и подземная! Попробуй дождись от стихии милости…

Выплеснул эмоции и вроде полегчало. Тут Николаева из Перу переместилась в Англию. Там в Мидлсбро (городок такой на Темзе), где база НАТО, антивоенная демонстрация мирных граждан проходит против НАТО на английской земле. Мирно проходит, без эксцеcсов. Плакаты носят: «PEACE ВО ВСЁМ МИРЕ!»; «GO ВОН, NATO, FROM OUR ЗЕМЛИ!»; «TELL NATE НЕТ!!!»

Филимонову сюжет этот не понравился. Сразу возник в сознании образ Матильды Потаповны Кухаркиной, председателя профкома ихней фабрики резиновых изделий. Ведь обязательно прибежит завтра за подаянием в «Фонд Мира», мол, подписывайтесь на прóцент с зарплаты на борьбу за мир. То им на голодающих Эфиопии, то на героическую борьбу палестинского народа против международного империализма отписывай… Так и стригут прóценты от зарплаты… Грустный сюжет, однако…

Неожиданно Алевтина Николаева прервалась, а на её месте образовалась Татьяна Митрохина.

Филимонов напрягся. «Неспроста это. Ведь Митрохина только для официальных сообщений надрессирована…»

Только он так подумал, как голосом Митрохиной прозвучалао:

— Передаём срочное, экстренное сообщение ТАСС.

Петя прервал Митрохину и прокричал в кухню Мане:

— Маня! Срочное и экстренное сообщение!

Из кухни:

Иди ты, Петька, на… — тут Мария Филимонова осеклась, вспомнила, всё же она из интеллигентного сословия, счетоводом на фабрике, и закончила, — … в баню! Я здесь драники жарю, некогда мне! (Драники — национальное блюдо белорусской кухни, Википедия. Рецепт приготовления драников прилагается)

«От же дура-баба! — в сердцах высказался Петя. Не вслух, конечно, про себя. — Тут может что глобальное объявят, эпохальное! А она и ухом не ведёт… Как живу с такой несознательной гражданкой…»

И ладно. Маня — на кухне, а перед Филимоновым сидит Митрохина. Официально-официальная. В строгом костюме. Белая блузка, чёрная жакетка, а юбки не видать. (кто-то рассказывал ему, что у них там, в телевизоре, гардеробная есть на все случаи жизни: вдруг похороны придётся объявлять. Или, к примеру, визит дружественного нам президента Касаногу Брутанадо. Ко всему надо быть готовым)

А Митрохина между тем продолжает:

— Постановление ЦК КПСС, Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР:

Сим Постановлением на всей территории СССР вводится СВОБОДА. Свободе подлежат все граждане СССР независимо от пола и возраста…

(Тут глаза у Митрохиной сделались огромные и круглые. То ли от осознания момента, то ли с испугу). Но — продолжает:

— СВОБОДА включает в себя следующие основополагающиеся общечеловеческие принципы:

А) Свободу слова;

Б) Свободу собраний;

В) Свободу митингов и демонстраций;

Г) Свободу тела передвижения.

Число, Подпись:

за Генерального Секретаря ЦК КПСС;
за Председателя Президиума Верховного Совета;
за Председателя Совета Министров.

А дальше Петя не слушал. Тебе доводилось, дорогой читатель, находиться в метре от разорвавшегося артиллерийского снаряда? Или авиабомбы? Нет? Ну, тогда тебе не понять состояния Филимонова…

Вобщем, контузило его. И вот в этом контуженном состоянии одна мысль, через запинку, через заикание (как всегда у контуженных): «А… каак же… А чччто ж тоггда было? До… до вот… этого? Когда утром и вечером: “Союз нерушимый республик СВОБОДНЫХ”?»

Мысль требовала выхода. Пётр вскочил с диванчика, стал ходить по комнате. Он пересекал комнату по периметру, пересекал её по диагонали, затем зигзагами. Пространства не хватало. Он выскочил на балкончик.

Вечерело. Прохладный воздух остудил его, он вздохнул и едва не задохнулся этим свежим, прохладным воздухом.

Только сейчас явилось ему осознание: СВОБОДА!

И такое воодушевление нахлынуло на него, такая охватила его радость, что он вполголоса стал напевать:

«А мне летать, а мне летать, а мне летать охота!»

Филимонов взмахнул руками и взлетел.

Признаюсь вам честно: если бы я взлетел, я бы очень удивился. Филимонов ни капельки не удивился. Значит, значит, с рождения в нём заложен был дар летать. Он просто не знал, не осознавал за собою такого дара…

Филимонов летел над городом, знакомому ему с пелёнок, до нынешнего половозрелого мужицкого возраста.

художник Валентин Губарев

Перспектива, открывшаяся в полёте, ошеломила. Ведь никогда одним взглядом не узреешь и церквушку Кирилла и Мефодия, «Горик», то есть, горисполком, гостиницу «Международная», памятник Галлилееву, Централку, то есть, Центральную Городскую больницу…

Петя пролетал над парком, когда заметил, как на одной аллее три сотрудника правоохранительных органов мутузили хилого мужичонку. Двое сержантиков держали мужичка за руки, а лейтенант с придыхом лупил. приговаривая:

— Не сcы в общественном месте! Не сcы в общественном месте!

Мужичок же только всхлипывал..

Тут Филимонову пришла идея: где же сcать, если в таком месте скопления народу нету общественного туалета?

«Надо! Надо донести правду до власти!» — решил Филимонов. Только он определил для себя задачу, как увидел внизу Колю Калабухина из их цеха. Коля вышел из подъезда своего дома и как-то странно пригибаясь, почти по-пластунски, постоянно оглядываясь, направлялся к сарайчикам. Пётр обрадовался знакомцу, ушёл в крутое пике и приземлился в метре от Калабухина. Тот не удивился внезапному явлению, лишь спросил деловито, опять оглядываясь:

Третьим будешь?

По опыту житейскому Пётр знал, что Калабухину отказывать нельзя. В лучшем случае — обида, в худшем — презрение на всю оставшуюся жизнь. Уже в сарайчике, опрокинув первые свои 100(сто) грамм, Петя решил информировать Калабухина о только что обнародованном Постановлении. Слушал Коля внимательно, затем, расхохотавшись, произнёс:

— Скажи ты мне, скажиии ты мне, друг Петя: где мы сейчас с тобой находимся? А находимся мы в моём дровяном сарайчике. Почему, Петя, почему мы не сидим с тобою, ну, на худой конец, в моей кухоньке, при хорошем закусе? А потомуу, Петро, что Вальке моей твоя свобода собраний до одного места. И вся твоя свобода, Петя, вот здесь, в тёмном сарае паутиной завешенном…

Так говорил Калабухин наливая Пете следующую порцию. Пётр выпил, но, после слов Коли вера его в Постановление не поколебалась. Он вышел из сарайчика, взмахнул руками и способом вертикального взлёта поднялся в небо.

Полёт его как-то изменился. Появился постоянный крен влево. «Не, завязывать надо, иначе в землю сверзишься» — подумал Филимонов.

Он пролетал мимо панельных домиков, в народе прозванных хрущёвками. В одном из окон при свете электрической лампочки мелькнуло как-будто знакомое лицо. Он подлетел к окну, осторожно заглянул в него и… ахнул! Матильда Потаповна прелюбодействовала с Пашкой Каныгиным, мастером цеха резиновых мячей (Павел Каныгин, 37 лет, женат, член партии и профсоюза, имеет на иждивении двоих детей, девочку 9 лет, и мальчика 6 лет) Во время исполнения полового акта Матильда Потаповна невзначай взглянула в окно и ахнула. Показалось ей, что в окне она увидела лик Филимонова.

Филимонов же отпрянул от окна, вернее, от греха подальше, и полетел к гостинице «Международная». Летел он в раздумье: “что же это такое было: свобода тела передвижения или вульгарная греховная разнузданность?”

Так и летел он в тяжких думах, когда показалась гостиница. Дом был большой, окон много. Он заглядывал в них, радуясь, что ничего предосудительного не замечалось. Пока не увидел… Он опять ахнул. В большом типа люкс номере сидели за столом Первый Секретарь Горкома КПСС Востроносов Сергей Лукич, Прокурор города Вяземский

Николай Фомич и директор Горторга Фёдор Павлович Непруха. Ну сидят и сидят, ничего в этом криминального нету. А в карты играют — ну так хобби у них такое, обществом не возбраняется. Посреди стола высилась большая гора купюр, меньшая из которых была номиналом 25 рублей, пореформенных, 1961 года реформы.

«Свят! Свят! Свят!»— зашептал Филимонов и отпрянул от окна. — ну их в баню».

Странные мысли одолевали его. «Вот ведь, СВОБОДА… Так ведь и у них, у Матильды, у Пашки, у «лиц» города -тоже, ведь, свобода… А так разве бывает? Нет. Надо донести правду…»

Он пролетал над банькой, когда увидел в окно начальника ГУВД города Мозжуйска Громова Михаила Ивановича и секретаря парткома вышеозначенного ГУВД Жигалёва Николая. Они осуществляли действия сексуального характера в отношении стажёрок лейтенанта Козловой Тамары и лейтенанта Куролесовой Галины.

Рука Филимонова потянулась к перу. Перо — к бумаге. «Правду! Надо донести правду! Ведь это и есть свобода слова!» Он приземлился на своём же балкончике, прошёл в комнату, достал бумагу и стал писать.

«В комитет народного контроля при Исполнитеьном Комитете города Мозжуйска»;

«В комитет партийного котроля при Областном Комитете КПСС»;

«Министру внутренних дел Заволжской Республики».

Писал он долго. Засыпал за столом под песнопение «Союз нерушимый республик свободных»…

Проснулся он уже под утро, а как будто и не спал. Из радио над дверью комнатки раздавалось: «Союз нерушимый республик свободных навеки сплотила…»

Филимонов посмотрел на стол. Письма были дописаны и он стал вкладывать их в конверты.

— Доброе утро, товарищи! — жизнерадостно неслось из репродуктора. — С новым трудовым днём, товарищи! с Первым Апреля!

Выходя из контузии заметил Филимонов на полу листик настенного отрывного календарика с датой «31 марта».

Со стены смотрел, озорно ухмыляясь, такой же листик с датой «1 апреля».

С того самого дня Филимонов к телевизору больше никогда и не подходил. Придёт с работы, поест драников, что Маня напекла и на балкон. Там, на балконе — локти на перильце, кулаками подопрёт голову и размышляет. Точь-в-точь, как скульптура известного каменотёса Родена, как её… «Мыслитель»! Точно, «Мыслитель»

Иногда любопытные из соседних окон замечали, постоит-постоит так Филимонов, потом руками начинает махать. А чего машет про то никому не известно.

Даже я помню из школьной физики такой закон: «Если что-то от чего-то убыло, то оно где-то к чему-то прибудет». Закон такой у природы.

С некоторых пор у Марии Филимоновой появилось хобби. Любит она телевизор смотреть. Нет, про «Продовольственную Программу» она не смотрит. Принципиально. «Я, — говорит, — Продовольственную Программу каждый день вижу в гастрноме номер 5 горторга города Мозжуйска, что на улице 50-летия Октября!» А смотрит она «АБВГДейку» и «Спокойной ночи, малыши!» Смотрит, улыбается, мечтает о чём-то своём, женском.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Яков Каунатор: Летун Филимонов из города Мозжуйска»

  1. «Постоянный крен влево». То есть левый уклон. Троцкистский, что ли?!
    Вот как обнаружился он у Филимонова, сразу и стало ясно: добром дело не кончится. Так и оказалось: последняя радость, —ТВ ящик с разноголосыми дамами — отпал.
    Свободы захотелось, понимаешь…

    1. Это другой был правым уклонистом,
      А Он был вовсе ни при чём!

      Пока Свободою горим… Сгорел Филимонов)))

  2. Третьим будешь?

    По опыту житейскому Пётр знал, что Калабухину отказывать нельзя. В лучшем случае — обида, в худшем — презрение на всю оставшуюся жизнь. Уже в сарайчике, опрокинув первые свои 100(сто) грамм, Петя решил…
    ===
    Что-то с арифметикой не так. Кто второй? Кто сколько выпил?

    1. Согласно народной традиции в роли третьего постоянно выступает лишь одна персона — жгучее Желание))))

  3. Я.К. – «Кто-то бабочек садистким методом на иголку наколет, а потом её к картонке
    … Где ты в жизни-то найдёшь такой экстрим? Только в телевизоре, только в новостях…»
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    «И объявляется в телевизоре Алевтина Николаева. Ничего не скажу, хорошая ведущая. С интонацией, с чувством вещает. Но… до официальных документов не тянет…» — До этого места я как-то сдерживался. И зря. Дальше такое пошло, что ни Набокову, ни Гоголю не снилось: “Сим Постановлением на всей территории СССР вводится СВОБОДА. Свободе подлежат все граждане СССР независимо от пола и возраста…Филимонов взмахнул руками и взлетел..”
    Тут, знаете, кто угодно полетит.
    Однако, дорогой Яков, Вы взлетели так, что Вас не догнать. Спасибо, порадовали — накануне 1-го апреля. Блеск.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *