Нил Кaтьял: Скоро ожидается отчет Мюллера. Чего от него ожидать? Перевод Владимира Лумельского

 217 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Факт нескольких расследований тех же и связанных вопросов, проводимых различными структурами в разных коридорах власти, не позволит никому прекратить эти расследования, даже генеральному прокурору Барру… Правда выйдет наружу — возможно не так скоро, как кому-то хотелось бы, но выйдет.

Скоро ожидается отчет Мюллера. Чего от него ожидать?

Нил Кaтьял
Перевод с английского и предисловие Владимира Лумельского

Что происходит с расследованием Р. Мюллера?
Предисловие переводчика

Расследованию уже почти два года — сколько еще это может тянуться? Этот вопрос-обвинение часто слышишь, особенно от россиян, и особенно из России и Израиля, по поводу расследования специальным прокурором Робертом Мюллером подозрений о связи между президентской кампанией Трампа 2016 года и российскими службами. В расследовании имя президента Трампа не упоминается, есть лишь некий «Индивидуум номер 1», но все — и он сам — знают, это о нем.

Для Трампа, уже два года живущего в страхе ожидания отчета о расследовании (ему лучше всех знать, что именно Мюллер скорее всего знает), вопрос «сколько можно тянуть?» особенно мучителен. Для многих других за этим вопросом стоит неверие — неужели юридикция требует столько времени? Не подкоп ли это под президента, не межпартийные ли склоки, или даже прямой саботаж? Для нас, россиян, выросших в системе законодательства, которой не было пятьдесят лет назад и скорее всего не будет через пятьдесят лет, понять ценность такого трясущего страну расследования нелегко. Два года президенту не дают нормально работать — кому это надо? Соответственно практически бесполезна для понимания вопроса российская пресса на эту тему. И понятно почему: вроде бы простая идея — стране не положено жить с президентом-преступником — из России видится как способ скрыть суть за громкими словами. Забавно также наблюдать, насколько «наоборот» видят это западные европейцы: их вопрос — почему Трампа не судят за атаки на расследование («это охота за ведьмами»)? То есть до полной конвергенции Запада и Востока еще, похоже, далеко.

Про «так долго» ответить легче: и по времени и по «продуктивности» (количество обвиненных и осужденных в процессе расследования на единицу времени) группа Мюллера пока идет рекордсменом по сравнению с другими специальными расследованиями в истории Америки. Скажем, расследование Вотергейта (Никсона) тянулось четыре года; расследование Иран-Контра (Рейган), восемь лет. Даже те, кто несогласным с этим расследованием, авось согласятся, что тщательность здесь важна -— ибо, чем бы это расследование не кончилось, оно, как и те, другие, будет читаться через сто и двести лет как одно из важных событий в истории США.

Судя по статье ниже (перевод мой), ждать осталось недолго. Но ценность ее в другом: из потока статей о работе Мюллера этот текст яснее, чем многие другие, объясняет, что у нас впереди. Иначе говоря, не ищите здесь предсказаний результатов — ибо предсказать их нельзя, специальные расследования тем и специальны, что они уникальны и трудны с точки зрения прецедентов и существующих законов. Эта статья (автор ее один из немногих, кто знает) указывает нам дорожные знаки на пути к конечным результатам.

Невостребованный совет: смысл статьи ниже будет много понятнее, если вы примете следующие соображения (которые естественны для среднего средне-образованного американца):

  1. Не думайте, что те, кто ведут это расследование, руководятся чем-то, кроме желания предоставить стране факты. Для них это не о партиях и не о склоках. Они часть категории людей, чья работа требует «надпартийного» служения стране. Нюансы бывают, в семье не без урода, но предположение, что для них это так и есть, подвинет вас ближе к пониманию США. Кто в этой категории? Армия; полиция; аппарат юстиции; ФБР, СиАйЭй, налоговая служба, все министерства — в сумме где-то десяток миллионов людей. Для отступления от «надпартийного» принципа у них есть специальный термин, partisan behavior, вести себя как сторонник той или иной партии или ассоциации. Для судьи или агента ФБР такая наклейка может не только стоить карьеры, но и несет знак аморальности. Психологический шок от первых недель президентства Трампа шел в большой степени от его требования личной преданности ему от назначаемых им людей — скажем, от директора ФБР, который попросту не имеет права обещать подобную лойяльность.
  1. Не ставьте под вопрос право судов или Конгресса судить президента. Речь тут о принципе разделения власти между тремя ветвями правительства. Можно уверенно сказать — американская система государственности не продержалась бы свои почти 250 лет, не дожила бы до 45-го президента, если бы не этот принцип. Расследование Мюллера надо видеть как принцип разделения власти в действии.
  1. Главное в расследовании Мюллера — не история вокруг Трампа; главное — отработка системы на будущее. Вмешивалась ли Россия в выборы в США, делал ли Трамп или его люди что-то преступное — это важно, но это вторично. Специальные расследование подготовит факты — дальше, коль скоро отступления от законности имели место, те, кому отчет о расследовании адресован, спросят, как надо измененить систему, чтобы избежать подобных правонарушений в будущем? Этот принцип виден и на группа Мюллера: она работает по правилам, установленным после специального расследования президенства Никсона. Можно не сомневаться, расследование Мюллера приведет к новым изменениям в системе, в том числе и в правилах для таких расследований.

В.Л.

Скоро ожидается отчет Мюллера. Чего от него ожидать?
The Mueller Report Is Coming. Here’s What to Expect
Нил Кaтьял (Neal Katyal, Acting Solicitor General, 2010-2011)
New York Times, 21 фев. 2019

Нил КaтьялПоявилось сообщение, что специальный прокурор Роберт Мюллер вскоре передаст отчет [о расследовании связей между Россией и президентскими выборами США 2016г.] Уильяму Барру, новому генеральному прокурору. Это не означает конец расследования — остается еще немало дел, в том числе вероятны новые судебные повестки — но это не должно останавливать г-на Мюллера от закругления отчета.

Его отчет вряд ли будет толщиной со словарный том, и это возможно разочарует некоторых наблюдателей. Но его краткость не обязательно хорошая новость для президента. Скорее наоборот.

В течение многих месяцев адвокаты президента пытались дискредитировать г-на Мюллера и этот готовившийся отчет; теперь их усилия могут иметь обратный эффект. Краткий доклад Мюллера может послужить «дорожной картой» для расследования в Палате Представителей Конгресса (где большинство сейчас у Демократической партии), и может привести к новым уголовным расследованиям другими прокурорами. Краткость отчета Мюллера ознаменует конец начала, никак не начало конца.

Что отчет вряд ли будет длинным определено замыслом процесса специального прокурора: правила для этой группы адвокатов, в составлении которых я имел честь участвовать в 1999 году, предусматривают именно краткое изложение раскрытых этим комитетом фактов. Кроме того, мандат г-на Мюллера четко ограничен задачей изучать только возможную преступную деятельность и вопросы контрразведки, касающиеся связи между Россией и президентскими выборами 2016 года, включая любые препятствия правосудию, связанные с этим расследованием.

Правила также требуют, чтобы после получения этого отчета генеральный прокурор предоставил доклад об отчете Мюллера Конгрессу. Правила упоминают о необходимости доверия общественности к отправлению правосудия, и в этом ключе даже предусматривают открытую публикацию доклада генерального прокурора. Поскольку люди г-на Мюллера были единственной группой, знакомой с расследованием, давление обнародовать их результаты будет наверняка сильным.

Именно поэтому поток обвинений в адрес г-на Мюллера в «охоте на ведьм» со стороны президента Трампа и его людей может иметь эффект, противоположный тому, которого они ожидали. В течение 19 месяцев Трамп и его команда обстреливали одну цель, в то время как предмет их атаки имел очень ограниченную юрисдикцию, и даже не имел права заглядывать вне ее. Но сегодня их расследование напоминает архитектуру Интернета, со множеством узлов, и некоторые из этих узлов потенциально позволяют неограниченную юрисдикцию. Полномочия и масштабы таких узлов выходят далеко за рамки ограниченного мандата г-на Мюллера; они включают, скажем, суждение о том, как мистер Трамп думал, и лгал ли он американскому народу. Эти же полномочия покрывают расследования, проводимые сегодня правоохранительными органами безотносительно к России, например по вопросу, участвовал ли президент лично в совершении тяжких преступлений в сфере финансирования избирательной кампании, уже установленных федеральной прокуратурой Южного округа штата Нью-Йорк. Всё это критические вопросы; каждый из них связан с серьезными фактическими предикатами, уже раскрытыми прокурорами.

Если Трамп и его команда не сделали ничего плохого, у них нет причин бояться расследования специального прокурора. В обычном судебном порядке преследовать преступления такого рода очень трудно, поэтому очищение их от подозрений в отчете Мюллера стал бы золотой печатью их невиновности. Но прошлое поведение Трампа, особенно его намеки на будущее президентское помилование обвиненным в ходе расследования, делает полное оправдание маловероятным. Среди прочего судебное рассмотрение было весьма омрачено фактом неоднократной лжи людьми из окружения Трампа в их ответах на вопросы о России. (Длинный список здесь включает Майкла Флинна, Пола Манафорта, и Роджера Стоуна.) В принципе можно бы желать, чтобы специальный прокурор полностью отработал каждую ветвь и стадию его расследования и подробно описал соответствующие результаты. Но возможно, и даже более вероятно, другое — что в условиях постоянных атак президента г-н Мюллер принял решение выпустить более ограниченный доклад, в предположении будущих отдельных расследований другими группами. Похоже, например, что именно атаки президента побудили г-на Мюллера передать часть его судебных дел следователям вне его группы, которые не подвергались аналогичным атакам. Палата Представителей Конгресса уже начала свое расследование примерно тех же вопросов.

Чтобы представить себе опасности, с которыми Трампу предстоит столкнуться после отчета Мюллера, вспомним запрос Конгресса в 1974 году к специальному прокурору Леону Яворски, чья работа была преддверием к процессу импичмента президента Никсона. Расследование Яворски было не просто аналогом расследования г-на Мюллера — оно послужило моделью для правил работы группы Мюллера. В марте 1974 года председатель комитета Палаты по вопросам юрисдикции Питер Родино написал г-ну Яворски письмо с просьбой предоставить его комитету всю информацию, обнаруженную в ходе расследования. Г-н Родино понимал, что мандат г-на Яворски был гораздо более ограниченным, чем мандат комитета Палаты: в его письме говорилось, в частности, «было бы немыслимо, чтобы этот материал держался в секрете от комитета Палаты Представителей, в ходе выполнения этим комитетом его самой непосредственной конституционной роли.»

Разумеется, сегодня нет открытого расследования на тему импичмента. Но это может быстро измениться, если в отчете г-на Мюллера будет хоть что-то помимо полного и категорического признания невиновности президента: в этом случае Конгресс будет конституционно обязан полностью расследовать еще не расследованные факты. Например, Конгресс не будет удовлетворен, если группа Мюллера назвала, но не расследовала факты подпадающие под процесс импичмента, только потому, что вопросы импичмента не входили в мандат г-на Мюллера. Именно здесь работа Мюллера «по правилам» может показаться неудовлетворительной для критиков г-на Трампа — хотя в перспективе краткость его отчета может оказаться более угрожающей для президента.

Заглядывая вперед, сам факт нескольких параллельно-пересекающихся расследований тех же и связанных вопросов, проводимых сегодня различными структурами в разных коридорах власти, охватывающих разную географию и даже разные правительства (как например, расследование, проведенное генеральным прокурором штата Нью-Йорк в отношении Фонда Трампа), реально не позволит никому прекратить эти расследования, даже генеральному прокурору Барру. Эта новость может разочаровать как критиков, так и сторонников президента.

Но конечный результат будет хорошим: правда скорее всего выйдет наружу — возможно не так скоро, как кому-то хотелось бы, но выйдет. Поэтому, когда г-н Мюллер представит свой отчет, не надо думать, что это конец. Вспомним фразу «Король мертв, да здравствует король» — расследования такого рода служат цели много выше одного индивидуума или отдельного правоохранительного органа. Этот процесс отражает архитектуру нашей Конституции — она сконструирована так, чтобы, пользуясь всеми доступными для расследования каналами, выявить правонарушения на самом высоком уровне, и так, чтобы американский народ мог сам их видеть и оценить.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Нил Кaтьял: Скоро ожидается отчет Мюллера. Чего от него ожидать? Перевод Владимира Лумельского»

  1. Тем, кто попытается возыметь мнение об обсуждаемом здесь «расследовании», стоит иметь в виду фундаментальные факты, «упущенные» автором и постоянно упускаемые «основными» (сейчас — сплошь левыми) американскими медиа.
    1. «Расследование» «русских связей Трампа» не только безрезультатно, оно — КРИМИНАЛЬНО в своей основе, поскольку было начато «с подачи» верхушки ФБР на основании заведомо фальшивого «досье», сделанного по заказу и оплаченного г-жой Клинтон.
    2. Хотя «отчёт» пока не представлен, можно с большой вероятностью предположить о безрезультатности расследования, поскольку уже два года наблюдается строгая закономерность: если существуют «неудобные» новости о Трампе, — его враги (а это почти все медиа) немедленно организуют их «утечки». Как видим этого сейчас нет.
    3. «Расследователи», набранные для этого действа — подобраны с презрением к объективности. ВСЕ они — люди, дававшие крупные пожертвования политическим врагам Трампа. В статье скромно умолчено, что «объективные» люди верхушки ФБР и Минюста вслух обсуждали «как свалить Трампа» и на настоящий момент — около 20 человек из них уволены.
    4. «Если Трамп и его команда не сделали ничего плохого, у них нет причин бояться расследования специального прокурора» — эта фраза статьи показывает, что она написана для ооочень наивных людей. «Объективные» следователи вовсю «ловят» опрашиваемых, загоняют в ловушки, чтобы потом обвинить во лжи следователям. Главное действующее лицо «расследования» — мерзавец, на пустом (как теперь выясняется) месте такими уловками разрушивший крупную энергетическую фирму Энрон.
    5. В чём можно согласиться с автором — вся суета патологических ненавистников Трампа — не «начало конца, а конец начала». По левым уже видно, что доклад «расследования» их разочарует, и именно поэтому, не дождавшись доклада, начата бешеная активность новых «раследований», запросов документов и пр. — им не будет конца пока Трамп жив.
    6. Об «объективности» расследования говорит факт, что по его ГЛАВНОЙ теме — «российским связям» не найдено НИЧЕГО, все обвинения жулику Манафорту и ни в чём не повинным другим людям — предъявлены по СОВЕРШЕННО ДРУГИМ, часто «подловленным» обстоятельствам. НО КРИЧАЩИЕ ПРЕСТУПНЫЕ ДЕЙСТВА г-жи Клинтон (сервер с секретами, где только ленивый не рылся, продажа Путину урана за взятки, и пр.) «не замечены».
    7. Наконец, два года президентства Трампа, с его разительными усилениями армии, НАТО, быстрым развитием своих нефтяной и газовой сфер (главной «соломинки»,на которой выживают путинское ворьё) громче всего кричат — какой Трамп «друг» Путина, и каковы люди, повторяющие эту бесстыдную галиматью.
    8. Есть немалая ирония в том, что последний абзац статьи — о Конституции, о выявлении гражданами нарушений во власти. Нам пытаются «втюрить», что жменька никем не избранных бюрократов, бездарно (потому что всё вылезло «наружу» у «контрразведчиков» х-ровых) пытавшихся «скинуть» Трампа — и есть «простые граждане»?
    9. ВСЕ факты, все детали затронутые мной здесь — ЕСТЬ В МЕДИА, тех самых 6%, которые пока не отравлены шипящей ненавистью к Трампу и вообще к совести и здравому смыслу. Тем кто не в курсе — желаю времени взглянуть на ВСЕ факты, а не на подобные пропагандистские «статьи». Не совсем понял — чем переводчика привлек именно этот материал. Подобных пропагандистских фальшивок — полон англоязычный интернет и «основные» (люто анти-трамповские) медиа.

    1. Да, Владимир, много еще чего можно написать, но у них на Альфа-Центавре все по другому и посему вас и не услышат(инопланетяне), а если чудом услышат, то не ответят(инопланетяне).
      Так что контакт невозможнен. Увы.

  2. Когда читаешь подобные статьи создается впечатление, что существует два мира:один автора статьи и переводчика, и другой в котором живу я.
    В обоих президент Трамп и коммисия Мюллера.
    Но события в мирах происходящие во многом очень различные.
    По причине практической непересекаемости двух миров(только по Журналу), дискуссия по приведенной статье представляется бессмысленной.
    Но как этнографическое наблюдение иного мира, статья интересна. Надо же какие чудеса у них происходят.

  3. «Для Трампа, уже два года живущего в страхе ожидания отчета о расследовании (ему лучше всех знать, что именно Мюллер скорее всего знает), вопрос «сколько можно тянуть?» особенно мучителен. Для многих других за этим вопросом стоит неверие — неужели юридикция требует столько времени? Не подкоп ли это под президента, не межпартийные ли склоки, или даже прямой саботаж?»

    А) Два года Президент Трамп работает. Если Вам неизвестны результаты действующего Президента в экономике, во внешней политике, во внутренней — обратитесь к статистике.
    Б) «Не подкоп ли это под президента, не межпартийные ли склоки, или даже прямой саботаж?»
    Кто бы сомневался. Достаточно вспомнить хамские выпады против Президента со стороны СМИ и «Голливуда».
    В) «Эта статья (автор ее один из немногих, кто знает) указывает нам дорожные знаки на пути к конечным результатам.»
    Понимаете, с первого дня избрания Трампа президентом «дорожные знаки» демократами и либеральной общественностью были раставлены. Вот уже 2,5 года они и следуют этим дорожным знаком, расставленными самими же.
    Выбор Вами авторов статей о Трампе напомнил мне один афоризм Козьмы Пруткова, чуть-чуть перефразирую его:
    «Ваш выбор авторов подобен флюсу. Полнота его односторонняя»

  4. Если не ошибаюсь, содержание этой статьи можно свести к следующему:

    1.Юристы, прокуроры, н-н Мюллер и компания — так самая жена Цезаря, которая выше подозрений.
    2.Пока еще никто не знает, что там в том докладе, что будет опубликован, но если там окажется… следует перечень… то Трампу придется плохо.
    3. А вообще-то не в Трампе дело, а в разработке методов предотвращения аналогичных (чему — неясно, ибо непонятно, будет ли оно в докладе!) преступлений и вредительства на будущее.

    То есть, ПО ДЕЛУ — Трампа, да и вообще, не сказано ровным счетом НИЧЕГО.

  5. /… расследование Иран-Контра (Рейган), восемь лет. /
    ———
    Описка. Иран-Контрас, «С» пропала. Движение Контрас (исп. Contras)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *