Виктория Куренкова: Боспорский феномен

 253 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Можно только вообразить, какие сокровища содержались в керченских курганах, если и нам ещё достались неисчислимые в историческом, художественном и материальном эквиваленте ценности. Вообразить — потому что начиная с античности и до сегодняшнего дня курганы безжалостно разграблялись и разрушались.

Боспорский феномен

Виктория Куренкова

Уникальное историческое явление — синтез двух культур — греческой и варварской, скифской, сложившийся по обе стороны Керченского пролива во второй половине I тысячелетия до н.э. получил в науке название Боспорский феномен.

В чём же феномен?

ВО-ПЕРВЫХ, феноменально большое количество курганов. Изучая литературу, я сталкивалась с мнением учёных, что ТАКОГО нет больше нигде в мире. Такого сосредоточения курганов, как на Керченском полуострове Крыма, в существовавшем целое тысячелетие два тысячелетия назад Боспорском царстве. Курганы окружали античные поселения с европейской и азиатской стороны пролива. Самый обширный некрополь окружал Пантикапей (Керчь). Тут курганные группы тянулись цепочками, образуя целые хребты. Один из них так и называется Юз-Оба — «Сто холмов» Генуэзские купцы, освоившие Крым в средневековье, называли Керчь «Аспромонте», что означает «город холмов».

В окрестностях Керчи число курганов было столь велико, что керченский градоначальник Ф. Ф. Вигель, сосчитав 1200, отмечал, что «и половины не сосчитали».

Высота кургана определялась статусом погребённого. Отдельные курганы достигали 25-ти метров. Но, в основном, их высота равнялась 5 — 10 метрам. Русский учёный, исследователь Крыма Пётр Иванович Кёппен:писал в 1836 году:

«Кто видел курганы, рассеянные по необозримой равнине, кто видел их при рассвете …, тот поймет, какое впечатление должны были производить на обитателя пустыни такие возвышения…»

А это мнение современного учёного, археолога, доктора исторических наук Юрия Алексеевича Виноградова:

«К сожалению, никто из исследователей Боспора не сумел составить карту или даже просто пересчитать все курганы, расположенные по берегам Керченского пролива, да и задача эта сейчас представляется почти непосильной. Ясно другое — курганов здесь было очень много, многие сотни или, скорей, даже тысячи. Сейчас уже трудно поверить, но в середине XIX в., по словам П. П. Сабатье, человек, вышедший из Керчи, оказывался «между архипелагом курганов».
/Ю.А. Виноградов «Курганный некрополь Пантикапея»/

ВО-ВТОРЫХ, поистине феноменальна архитектура подкурганных сооружений Боспора, что видно даже на фотографиях. Гробницы представляют собой каменный склеп из одной или нескольких камер, к которому ведёт коридор — дромос. И склеп, и дромос сложены из циклопических глыб с уступчатым перекрытием. Каждый вышележащий ряд выступает над нижним. Каменные блоки тщательно вытесаны и идеально подогнаны друг к другу. Уступчатую конструкцию завершают горизонтально уложенные плиты.

Карло Боссоли. Склеп Царского кургана 1840-42 г.

Некоторые погребальные камеры, дромос, а также саркофаг были оштукатурены и покрыты многоцветными многофигурными росписями, орнаментами или резьбой. Усыпальницу наполнял разнообразный инвентарь, видимо, необходимый хозяину кургана в потусторонней жизни.

Начало возведения курганов Керчи относят к V в. до н.э. Самые великолепные, поражающие своим строением, внутренним убранством, изобилием и художественным уровнем изделий относятся к IV — III вв. до н.э. — периоду расцвета Боспорского царства.

Однако, как ни выразительны курганы Керченского полуострова, история уже знала такие. Почти так же сконструирована знаменитая Гробница Агамемнона в Микенах. Она датируется XIII веком до н.э.

В 1982 году близ болгарского села Свештари среди 26 курганов был открыт курган — усыпальница фракийского царя гетов и его супруги, который относится к III веку до нашей эры. По времени создания, по конфигурации и наполнению — внутри находилась масса изысканнейших изделий из золота — эта находка наиболее близка некрополям Боспора.

Ю.А. Виноградов остроумно замечает:

«Такие склепы на несколько веков стали очень популярными в среде боспорской аристократии, создав своего рода «визитную карточку» классической культуры на берегах Керченского пролива».

Но вот загадка — и это ещё один феномен — кем была аристократия, которую обессмертили курганы? Кто эти цари, эта знать? Известно, что Боспор Киммерийский возник в результате греческой колонизации. Однако греки пришли не на пустое место.

Профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук В.Е. Возгрин пишет:

«… на берегах Керченского пролива, … греки встретили «варварское» население, обладавшее весьма высокой культурой даже по греческим меркам … Племена эти были подвластны скифам, но, во-первых, скифы и сами были культурным народом, а во-вторых, не подавляли местную культуру. … Судя по некрополю Пантикапея, здесь возникает настоящий греческий город… В самом городе жили вожди крымских племен, которые не могли не впитывать богатую греческую культуру — об этом говорят особенности их погребений. Греческие вазы и другие произведения искусства найдены, кстати, и в погребениях других древних городов и селений Крыма той эпохи… Однако и в этот период по-прежнему неоднозначной остается проблема этнического взаимопроникновения»

Курганы как погребальные памятники воздвигались на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды. В самой Греции обнаруживают и открывают курганы, относящиеся ко времени средней бронзы и начала железного века.

Существует точка зрения, что Боспорские курганы — место захоронения греческой элиты. Во многих курганах обнаруживают следы трупосожжения. Кремация — греческий обряд. А также ориентация покойного головой на восток, помещение его в гроб или саркофаг, сопровождение покойного всем, что использовалось при жизни: оружие для мужчины, украшения для женщины, игрушки для ребёнка, монеты, светильники, посуда… Всё это соответствует погребальным обрядам греков. Греческим является и обычай проведения на кургане тризны — поминального ритуала. На вершинах керченских курганов находят множество костей животных и птиц, черепки битой посуды.

Михаил Иванович Ростовцев (1870 — 1952 гг.) крупнейший русский и американский учёный, специалист по античному Причерноморью так анализирует одно из курганных погребений Пантикапея:

«Обряд погребения и инвентарь чисто греческие. Господствует в качестве погребального реквизита обычный для эллина подбор вещей, свидетельствующий о роли, которую играла в его жизни палестра (гимнастическая школа в Древней Греции. W.) и связанный с нею образ жизни. Первое место занимают сосуды для масла, которым натирали тело, и стригили, которыми счищали с тела песок палестры и масло. Эти предметы, прежде всего, нужны были боспорскому греку и за гробом, где он должен был продолжать земную жизнь, жизнь эллина-палестрита. … Гораздо реже в гробницах этого времени оружие. Характерно, что оружия меньше всего в гробницах пантикапейского некрополя, значительно больше на периферии Боспора и в некрополях таманских греческих городов. В женских гробницах много ювелирных вещей. Сосуды все ввозные хороших аттических фабрик, попадаются иногда и сосуды лучших мастеров, иногда подписные. Нередко так называемое финикийское цветное стекло. Все говорит о довольстве населения и о его чисто греческом облике.»
/М.И. Ростовцев «Эллинство и иранство»/

Эмоциональное возражение Михаила Илларионовича Артамонова, видного советского учёного, археолога, скифолога, относится скорее к месту сооружения, а не к греческой принадлежности курганов:

«Где это видано, чтобы греки, жители городов, устраивали кладбища вдали от городов, в степи, да еще располагали курганы так, как они размещались обычно у кочевников, т. е. по сыртам, вдоль водораздельных холмов? Уже одно это расположение должно указать каждому внимательному наблюдателю на тесную связь погребенных со степью, а не с городом».
/М.И. Артамонов 1949: 31/.

Многие исследователи вслед за Артамоновым связывают курганы вокруг боспорских городов с варварской, скифской традицией. На варваров указывает катакомбная конструкция могил и скорченное положение некоторых костяков, и наличие в могилах красной краски, мела и напутственной пищи. И наличие оружия, ножей, точил, ярких бус, разбитых зеркал. А особенно, захоронение вместе с усопшим жён, слуг, коней, присутствие конской сбруи и снаряжения всадника.

Хотя и тут выводы учёных о том, что считать греческими чертами, а что скифскими часто расходятся. Например, Ростовцев считал, что оружие свидетельствует как раз о НЕ греческой принадлежности погребения.

Однако несомненно, могилы скифской элиты, расположенные поблизости от греческих городов свидетельствуют о её эллинизации:

«Ближайшая к городам туземная знать все теснее и теснее связывалась с греками не только в экономическом, но и в культурном отношении. Представители этой знати, стоящей во главе родо-племенных организаций, не только продавали грекам продукты собственного хозяйства и собранные ими у подвластного населения, но и оказывали колонистам различные услуги: посредничали в сношениях с другими такими же, как они сами, властителями, обеспечивали охраной торговые караваны и вооруженной силой греческие города. Сохраняя связи с родными для них обществами, они, как скифский царь Скил, подолгу жили в городах, иногда селились в них, усваивали греческий язык и представления греков и даже роднились с ними. Погребения такой эллинизированной туземной аристократии находятся поблизости от греческих городов и отличаются смешением черт местного и греческого происхождения».
/М.И. Артамонов/

Несколько по-иному расставляет акценты М.И. Ростовцев. Говоря о сохранившихся в курганах и дошедших до нас шедеврах, он отмечает:

«Эти чудные вещи дают нам представление о силе и богатстве скифов, об их любви к блеску и красоте, об их понимании высокой силы греческого творчества и, наряду с этим, об их крепкой приверженности к своим обычаям, своим привычкам, своей религии. Не огречились скифы, а только облагородили греческой культурой свой быт и свои вкусы».

Постепенно доминирующим становится воздействие «варварского» мира на греческий и к концу античной эпохи ряд центров античного мира приобретает уже греко-варварский характер.

Контакты греков и скифов в Северном Причерноморье являют пример синтеза античной и варварской цивилизаций. Взаимовыгодные экономические и политические связи способствовали возникновению полиэтнического государства и формированию уникального культурного пространства. И это ТРЕТЬЯ, самая важная составляющая Боспорского феномена.

* * *

Тысячелетнюю, насыщенную событиями историю Боспорского царства (греки, Археанактиды, Спартокиды, Митридат, Рим) мы узнаём из многочисленных произведений древних авторов. Они дополняются эпиграфическими памятниками: 1326 текстов собраны в «Корпус боспорских надписей». Обширные сведения даёт нумизматика. Периоды процветания и упадка, войн и экономических успехов открываются в процессе изучения курганов.

Можно только вообразить, какие сокровища содержались в керченских курганах, если и нам ещё достались неисчислимые в историческом, художественном и чисто материальном, золотом эквиваленте ценности. Вообразить — потому что начиная с античности и до сегодняшнего дня курганы безжалостно разграблялись и разрушались.

Археологическое изучение курганов началось с открытия П. Дюбрюксом (1770 — 1835гг.) погребения на склоне горы Митридат в 1817 году. Поль (Павел) Дюбрю́кс, французский дворянин был волею судеб заброшен в Керчь. Он увлекся археологией и получил разрешение на раскопки. Впоследствии его коллекция стала основой Керченского музея древностей.

В марте 1830 года он наблюдал за разработкой кургана Куль-Оба (Холм пепла), которую вели с целью добычи камня для строительства домов семьям матросов. Этот курган нередко использовался как каменоломня. Павел Дебрюкс предполагал, что в кургане находится древнее захоронение. Он пишет:

«Занимаясь более четырнадцати лет раскапыванием курганов в окрестностях Керчи, я был уверен, что не ошибся».

Знаменитый сегодня на весь мир курган Куль-Оба оказался не разграбленным и стал источником важнейших исторических сведений и несметных сокровищ, самого высокого художественного уровня. Главное погребение в кургане Куль-Оба принадлежало по всей видимости выходцу из скифской царской семьи. В уступчатом склепе находились три захоронения — царя, царицы и, как принято считать, конюха. Под полом склепа был найден еще один погребальный комплекс.

Раскопки Куль-Обы подробно фиксировал Павел Дюбрюкс. Его записи являются бесценным историческим документом. Через пять лет, в 1835 году он умер в абсолютной нищете.

Впечатлённый находками царь Николай распорядился продолжать отыскивать «подобные куль-обским древности в гробницах» и выдал на расходы две тысячи рублей.

В 1833 году начались раскопки 18-ти метрового Царского кургана, уникального архитектурного шедевра с квадратной погребальной камерой, которая завершается куполом из 12 постепенно уменьшающихся концентрических колец. Дромос Царского кургана имеет длину 37 метров.

Вход в склеп Царского кургана
Дромос Царского кургана
Потолок склепа Царского кургана

В 1832 году начаты раскопки Золотого кургана, расположенного на 100 м выше уровня моря и облицованного снаружи циклопическими каменными блоками.

В 1858 году был открыт разграбленный, но очень интересный конструктивно Мелек-Чесменский курган.

Вход в склеп Мелек-Чесменского кургана
Дромос Мелек-Чесменского кургана
Потолок склепа Мелек-Чесменского кургана

Дункан Мак-Ферсон, англичанин, врач участвовал в Крымской войне и оккупации Крыма в 1855 — 1856 годах. Будучи членом Королевского географического общества и Археологического института Великобритании и Ирландии, свободное от войны время он посвящал археологическим раскопкам Боспора Киммерийского. По окончании войны находки доктора были переданы в Британский музей и вызвали большой резонанс в научном мире.

Результаты и выводы своих исследований Мак-Ферсон опубликовал в интереснейшей книге: «Древности Керчи, и исследования в Киммерийском Босфоре, с замечаниями по этнологической и физической истории Крыма». Лондон 1857

В заключении книги он пишет:

«Ни одна из черноморских стран не может соперничать с Крымом. Его беспримерная цепь исторических ассоциаций отражает сменяющее друг друга влияние индийцев, греков, римлян, татар, итальянцев, оттоманов и русских.
Его древние и средневековые руины, географические, геологические, этнологические и климатические особенности слишком многообразны, чтобы подробно описать их в последнем абзаце, — так много подтверждений тому, что
интерес, вызванный конфликтом, не исчезнет, но будет только усиливаться благодаря тем, чьи исследования окажутся детальнее и обстоятельнее моего».

Поместив оптимистичное высказывание Мак-Ферсона, я всё же хочу завершить статью о Боспорском феномене публикацией мнения Ю. А. Виноградова:

«Судьба распорядилась так, что все эти замечательные памятники были раскопаны еще в XIX в. Происходящие из них археологические материалы заслуженно стали частью мирового культурного наследия, и внимание к ним в среде научного сообщества не ослабевает. Несмотря на это, многие курганные комплексы до сих пор полностью не изучены, а имеющиеся очерки развития некрополя на протяжении нескольких веков не являются вполне удовлетворительными».

Полагаю, что лакуны в изучении историко — культурного феномена в пространстве Восточного Крыма будут устранены теми, чьи исследования «окажутся детальнее и обстоятельнее моего».

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Виктория Куренкова: Боспорский феномен»

  1. Сколь многое было мной не увидено при посещении Царского кургана в Керчи ДО прочтения этой замечательной статьи! Спасибо автору!

  2. Очень-очень интересно. Понятия не имел, что Куль-Обский курган находится в Крыму, думал, что на материке. А про остальные такие мощные вообще не слышал. Спасибо М. Поляк!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *