Михаил Ривкин: Недельный раздел Ваикра

 97 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Еврейское право, особенно частые в нём примеры гуманного отношения к ближнему, должно стать основой правовой культуры народа. Такой выбор, несомненно, увеличит внешнюю, формальную свободу граждан страны, даст им возможность очистить важнейшие сферы своего существования от пережитков средневековья.

Недельный раздел Ваикра

Михаил Ривкин

נפש כי תחטא (Ваикра 4:2)
Перевод Мосад а-Рав Кук: «если кто согрешит»

Синодальный перевод предлагает прочтение: «если какая душа согрешит». И это прочтение, безусловно, не только ближе к букве оригинала, оно глубже и точнее. Слово «душа» в данном контексте безусловно значимо, и на этом слове построены многие мидраши. Хотя бы такой.

«Сказал Рабби Илааса: один язычник спросил Рабби Йехошуа бен Карха: скажи мне, ведь написано у вас в Торе «клониться к большинству» (Шемот, 23:2). А нас больше, чем вас. Почему вы не следуете нашему примеру идолопоклонства? Ответил ему: есть ли у тебя сыновья? Ответил тот: не напоминай мне о моих бедах! Спросил его: в чём дело? Сказал тот: когда мы садимся за стол, один возносит благословения одному богу, другой — другому, итак, пока не передерутся. А следуешь ли ты их примеру? Ответил тот: нет. Сказал ему: вот, до тех пор, пока ты их примеру не следуешь, не пытайся и меня убедить следовать твоему примеру. Тот засмущался и ушёл. Сказали ему ученики: Рабби, этого ты оттолкнул тростинкой [линейкой], а нам что ты скажешь? Ответил тот: не беспокойтесь, не отпущу я вас с пустыми руками. Про Эсава сказано: шесть душ, и сказано про него «души многие», как сказано «И взял Эсав жён своих, и сыновей своих, и дочерей своих, и все души дома своего» (Брейшит,36:6). У Яакова семьдесят душ, и сказано про него: душа одна, как сказано: «В семидесяти душах сошли отцы твои в Египет» (Деварим, 10:22). Про Эсава, который поклонялся многочисленным богам, написано «души многие», а про Яакова, поскольку он не поклонялся многочисленным богам, написано «душа одна», как сказано «и было всех душ [буквально — вся душа] происшедших от чресл Яакова, семьдесят душ» (Шемот, 1:5)» (Ваикра Раба 4:6).

Этот мидраш, как и многие типологически сходные, распадается на две части: объяснение некоей теологической сложности «для чужих» и более глубокое объяснение той же сложности «для своих». Надо полагать, что первая часть была, практически всегда, воспроизведением реального диалога, который евреи в четвёртом-пятом веках могли часто слышать, а порой и могли в нём участвовать на рынках, на перекрёстках дорог, в других людных местах. В таком диалоге еврейский мудрец должен был «стоя на одной ноге», отбиться от оппонента из другой религиозной общины. Требования к ответу еврейского мудреца были строгие: ответ должен был быть предельно кратким, доступным для понимания даже самыми простыми людьми, и «политкорректным», т. е. не содержать слишком резких «лобовых» атак против других религий. Обычно еврейские мудрецы отвечали вопросом на вопрос, старались апеллировать к каким-то событиям и фактам из повседневного жизненного опыта своих оппонентов (и слушателей, разумеется).

Этим первая, «документальная» часть мидраша заканчивалась, и начиналась вторая, «литературная», «умышленная», которая должна была содержать «правильный» «настоящий» ответ на вопрос язычника, причём такой ответ не должен был быть ни коротким, ни популярным, ни «политкорректным». Напротив, он должен был содержать многочисленные цитаты из Торы и должен был быть явно заострён против идолопоклонников. Именно так и выглядит вторая часть цитированного мидраша.

Итак, про Эсава, у которого всего шесть душ, сказано «души многие», а про Яакова, с его семьюдесятью душами, сказано «душа одна». Смысл этого противопоставления достаточно очевиден: Для Эсава характерен постоянный раскол, «разброд и шатания». Причём именно в сфере духовной этот раскол первичен, изначален, и непреложен, о чём и говорит нам первая часть мидраша. Порождённый этим духовным разбродом раскол в конкретно-исторической плоскости может сменяться, на какое-то время, единством. Именно таким внешним, государственно-политическим, правовым и, отчасти, культурным единством и была Римская Империя. Но под тоненькой корой этого видимого, внешнего, конкретно-исторического единства продолжала бушевать раскалённая магма духовного разброда, что и сделало падение Римской Империи неотвратимым, вне всякой связи со внешними угрозами и нашествиями, которые лишь ускорили этот неотвратимый процесс. Со времён падения Римской Империи мечта и тоска о новом конкретно-историческом единстве Эсава вот уже полтора тысячелетия сопровождает историю Европы. Несколько раз казалось, что ветхий призрак Римской Империи вновь обрёл плоть и кровь, и каждый раз эта иллюзия оказывалась весьма недолговечной именно потому, что у Эсава много душ. Последняя такая попытка происходит буквально у нас на глазах.

Как же, в таком случае, воплощает себя в конкретно-исторической плоскости Единая душа Яакова? Тут мы имеем картину прямо противоположную. На протяжении двух тысячелетий Четвёртого Галута (Галута Эсава) еврейские общины отличались значительным внешним разнообразием, и экономическим, и социально-политическим, и даже культурно-языковым. Но под этой внешней мозаикой две тысячи лет жила, дышала, страдала и надеялась Единая душа Яакова. Если бы не эта Единая Душа, никогда бы не смог осуществиться не имеющий подобия в человеческой истории сионистский проект собирания рассеянных, разрозненных, ни в чём друг на друга не похожих еврейских общин. И не случайно гимн сионистского движения, ставший, со временем, и гимном Израиля начинается со слов «Пока ещё внутри сердца тоскует еврейская душа». На первый взгляд, тут некая тавтология: сердце и душа — это ведь одно и то же! Но правильное прочтение объясняет этот, якобы, повтор. Сердце, внутри которого тоскует душа — это сердце одного человека, душевная сфера каждого индивидуального еврея. А «еврейская душа», которая в нём бьётся и тоскует, это, именно, Единая душа Яакова. И «пока ещё» эта душа Яакова тоскует внутри каждого еврейского сердца — собирание рассеянных возможно, и даже неизбежно!

Но вои прошло уже семьдесят лет, как Надежда стала реальностью, Единая душа Яакова вновь обрела государственную плоть, и экономическую кровь. Но этот процесс государственно-политического объединения сопровождается всё более и более интенсивным процессом всесторонней секуляризации, отхода как от практического соблюдения традиций, так и от религиозного мировоззрения в широком смысле слова. Более того, для многих именно это материальное, плотское единство, единое еврейское государство, со всеми его объединяющими институтами и законами, единая армия, а также единый экономический и социо-культурный организм, выросший и расцветший за семьдесят лет, становятся своего рода альтернативой, заменой единства духовного. Многим кажется, что настала пора новой популяции — израильтянам — сменить евреев, хотя бы в границах суверенного государства. Двухтысячелетняя надежда реализована — хватит уже еврейской душе тосковать!

Существует ли Единая душа Яакова в сегодняшнем Израиле? Как можно её почувствовать и услышать? Как можно помочь этой Единой душе обрести свою полноту и вновь занять достойное место в сердце каждого еврея? С чего нужно начать наши «поиски утраченной души»? Наверное, следует искать подход к «Единой душе Яакова» не в сфере ритуала, а в сфере духовного творчества, в первую очередь — в сфере Еврейского Права.

Еврейское право, особенно частые в нём примеры гуманного отношения к ближнему, неформального, гибкого отношения судей к своим обязанностям, должно стать основой правовой культуры народа. Такой выбор, несомненно, увеличит внешнюю, формальную свободу граждан страны, даст им возможность очистить важнейшие сферы своего существования от пережитков средневековья. Но, что ещё важнее, сама законодательная процедура наполнится новым содержанием. Она станет внешним выражением глубинного процесса, который можно определить как вечно обновляющийся Завет между Б-гом и еврейским народом. Каждый еврей ощутит себя частью этого процесса духовного возрождения, который, в конечном счёте, полностью изменит нравственный климат в Стране Израиля. Вернуть Б-гу статус Верховного Владыки невозможно, ограничивая и сужая суверенитет Народа Израиля. Такая попытка неизбежно чревата новым крахом. Только полностью признав и осознав неурезанный суверенитет «свободного народа в нашей стране, в стране Сиона и Иерусалима», мы можем поверить в великое чудо вечного и обновляющегося завета.

Необходимо оговориться: для того, чтобы такой выбор стал по-настоящему свободным и, одновременно, еврейским, всем нам — а, особенно, судьям — необходимо проводить немало часов у еврейского книжного шкафа, причём изучать надо и ТАНАХ, и Талмуд, и мидраши, а отнюдь не только галаху. Но это — подготовка к выбору. Сам выбор должен быть свободным, а свободный выбор не может зависеть от одной-единственной строчки или от одного параграфа в галахическом своде. Вот тут-то и помогла бы нам метагалахичесая система ценностей — внутренний, логический скелет, на который должна постепенно нарастать галахическая плоть. Разумеется, метагалаха — это не только и не столько инкубатор, в котором высиживают свои идеи профессионалы, сколько перекрёсток творческих поисков. Любой еврей равно правомерен принять в них участие. Думается, что высокая интеллектуальная культура русской алии сделает её равноправным соратником «ивритской» стороны и придаст такому диалогу новые познавательные и ценностные измерения.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *