[Дебют] Вячеслав Шатохин: Народ-праведник

 34 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Уникальный опыт Узбекистана по жизнеобеспечению, реабилитации и адаптации беженцев вообще и беженцев-евреев в частности не только вошел в золотой фонд человечества, но и, по нашему убеждению, является примером и предметом изучения, осмысления и подражания в лучшем смысле этого понятия.

Народ-праведник

О проекте создания “Музея эвакуации в Ташкенте”

Вячеслав Шатохин

В порядке предложения и обсуждения

Постановка вопроса

Двадцатый век предоставил народу Узбекистана замечательную возможность проявления и демонстрации своих лучших гуманитарных черт и свойств.

Когда на западных границах тогдашнего СССР разразилась война, в ходе которой под угрозой оказалось мирное население европейской части страны узбеки приютили у себя огромную волну беженцев, эвакуированных с Запада, народ поделился не только кровом, но и последним куском хлеба, обогрел и усыновил сирот, принял, вылечил и выходил тысячи раненых бойцов Красной Армии, обеспечил прием и работу заводов, эвакуированных из оккупированных Беларуси, Украины и районов России.

Узбекистан спас в годы войны цвет интеллигенции Советского Союза, а лучшие сыны республики ушли воевать за свободу, независимость и само существование всей огромной страны.

Непосредственно перед нападением Германии на Советский Союз, за короткий период с1939 года по 1940 год еврейское население СССР возросло на цифру, оцениваемую в 2 000 000 человек.

Это были евреи из аннексированных согласно Пакту Риббентропа-Молотова восточных районов Польши, стран Прибалтики, Бессарабии и Северной Буковины.

К этой цифре следует прибавить и некоторое количество евреев Германии, бежавших от нацистского режима на Восток, в СССР.

До начала боевых действий около 10 000 евреев было депортировано во внутренние районы СССР, многие из которых с началом войны оказались в рядах Красной Армии.

По оценке историков из всех евреев, оказавшихся на территории СССР, в ходе Второй мировой войны было уничтожено около 3 000 000 человек.

Большая часть евреев, проживавших в районах, захваченных немцами и их сателлитами, были уничтожены в 1941 году.

Некоторым еврейским семьям удалось бежать на восток СССР. Официально советскими властями не велась статистика отдельно по бежавшим евреям, но по оценкам независимых специалистов в глубокий тыл было эвакуировано от 1 2000 до 1 5000 человек в том числе из западных, вновь приобретенных территорий около 100 000 человек.

В своей работе «Жизнь эвакуированных детей в Узбекистане в годы Второй мировой войны» («Молодой ученый» — 2013, №12) Г. Ш. Саидова приходит к заключению:

«Узбекистан в годы Второй мировой войны сердечно принял около миллиона человек населения, 200 тысяч из которых составляли дети.

Десятки тысяч детей были спасены от когтей смерти. Большинство детей через детские дома были направлены на работу в различных отраслях народного хозяйства, на учебу, возвращены родителям и родственникам. Если накануне войны в республике существовало 106 детских домов, а число их воспитанников составляло 12 тысяч детей, то в 1945 году число детских домов выросло до 236, а число воспитанников составило 30 тысяч. Можно проследить изменение числа детских домов с 1940 по 1945 годы. В частности, в 1943 году число детских домов сильно увеличилось и составило 267…, …Наряду с воспитанием детей, оставшихся без родителей, в семьях, детских домах, массовый характер приняла также работа по воспитанию и обеспечению детей на коллективной основе. Трудящиеся Узбекистана за свой счет организовывали интернаты и детские дома. Детским учреждениям уделялось особое внимание. Каждый детский дом был взят под контроль».

Остается добавить, что значительную часть эвакуированных детей составляли еврейские дети.

Уникальный опыт Узбекистана по жизнеобеспечению, реабилитации и адаптации беженцев вообще и беженцев-евреев в частности не только вошел в золотой фонд человечества, но и, по нашему убеждению, является примером и предметом изучения, осмысления и подражания в лучшем смысле этого понятия.

Многие европейские страны с удовлетворением зачеркнули бы, забыли бы те страницы своей истории, когда они в годы Второй мировой войны не только не смогли спасти своих граждан-евреев, но и по сути дела сотрудничали с нацистами в этом позорном, не достойном понятия «цивилизованное общество» процессе уничтожения целого народа.

Сказанное ни в коей мере не отрицает или ставит под сомнение подвиги отдельных героических людей, названного впоследствии явлением «Праведников народов мира», но если можно говорить о народе — Праведнике мира, то узбекский народ безусловно в числе первых, заслуживающих это звание.

Каждый обогретый теплом узбекского дома сохраняет в своей душе и памяти чувство благодарности к народу Узбекистана и поэтому не удивительно, что я, сын эвакуированных и спасенных в годы войны со своими единомышленниками предпринимаем попытки исследования, систематизации сведений, сохранения свидетельских показаний, сохранения вещественных доказательств подвига массового спасения узбекским народом эвакуированных в годы Второй мировой войны.

Сам факт такого явления, такого проявления гуманизма целым народом по-своему уникален, свидетельствует о многом и безусловно является входным билетом в гуманитарный клуб свободного мира, что не менее важно, чем достижение успехов в экономике, промышленности и т. п.

Мы считаем, что в полной мере задача сохранения памяти об этом подвиге, его изучении и реализации накопленного опыта может быть реализована в создании и работе «Музея эвакуации» (условное название) в Ташкенте.

О документальном фильме «Последнее лето детства»

В конце 2017 года в Нью-Йорке состоялась презентация документального фильма «Последнее лето детства». Фильм был создан мной и кинорежиссёром Наби Раззаковым по инициативе и на основе материалов, собранных мной и при моем непосредственном участи.

В апреле 2018 года Наби Раззаков предпринял поездку в Узбекистан с тем, чтобы уточнить некоторые моменты, вошедшие в фильм, и на основе этих новых данных, перемонтировал его.

Фильм повествует о судьбах еврейских детей, эвакуированных из европейской части Советского Союза и спасенных узбекским народом в годы второй мировой войны.

Фильм получил положительную оценку во многих странах, он демонстрировался в Узбекистане, в США, в Канаде, в Австралии, в Израиле, в Аргентине, в Германии и в Украине и согласно нашему плану и надеждам и во исполнение его, и стал одной из частей проекта, призванного сохранить память об уникальном явлении двадцатого века, которое вошло в историческую память поколения Второй мировой войны под названием «эвакуация».

Второй частью этого проекта является готовящаяся к печати в Москве книга о спасении еврейских детей в Узбекистане в годы войны.

И наконец третья часть, заключающей проект — создание «музея эвакуации» в Ташкенте.

Возвращаясь к фильму — исполненному первому этапу плана работы в этом направлении, следует указать, что вклад Узбекистана в победу над нацизмом заключался не только в том, что тысячи узбеков ушедших на фронт, частью сложивших головы на полях сражений и вырвавших победу у врага, но и в том, что Узбекистан стал надежным тылом страны, приняв у себя эвакуированные заводы из европейской части СССР, тысячи эвакуированных женщин, стариков и детей.

Тысячи сирот, детей войны получили в Узбекистане теплый приём, крышу над головой, стали членами узбекских семей.

Руководство Узбекистана рассматривало заботу о детях войны, патронаж над ними, как задачу соизмеримую с задачей производства оружия и обеспечения фронта всем необходимым.

Шаахмед Шамахмудов (1890—1970) и его жена Бахри Акрамова (р. 1903) проживали в Ташкенте и работали кузнецами в артели им. Тельмана. В начале Великой отечественной войны Шаахмед (упрощенное — Ахмед) Шамахмудов и его жена Бахри Акрамова взяли на воспитание и усыновив 15 детей, потерявших родителей и эвакуированных во время войны в Ташкент

Время неумолимо. Дети эвакуации, некогда обретшие тепло и кров, семью в Узбекистане, ставшие на ноги там, получившие образование, создавшие свои семьи, вырастившие своих детей и внуков, состоявшиеся в жизни в наши дни, стареют, уходят.

Вместе с ними может и уйти память — документ эпохи, свидетельство милосердия, широты души, самоотверженности и готовности жертвовать собой ради ближнего.

Со сбором материала, свидетельских показаний, с организацией Музея нельзя медлить!

Большое видится на расстоянии.

Среди спасённых в ходе эвакуации в Республики Средней Азии были дети многих национальностей, впечём национальная принадлежность интересовала узбекский народ в последнюю очередь. Дело делают конкретные люди, а конкретная узбекская семья видела перед прежде всего собой ребенка, человека лишенного хлеба и крова, ребенка лишенного детства.

Как мы знаем особый интерес, в смысле уничтожения, для нацистов представляли евреи, и поэтому неудивительно, что в волне эвакуированных, бежавших от войны они составляли значительную часть.

Та часть проекта, которая к настоящему времени состоялась, документальный фильм «Последнее лето детства», потребовал подготовки в течении десяти лет. Это было сделано мной по велению сердца. В этом времени я собирал материал, искал героев будущего фильма, вел переписку, брал интервью, встречался с уже состарившимися «детьми эвакуации», с их детьми и внуками. Я видел перед собой состоявшихся людей с удивительной памятью о детстве и о том добре, которое подарил им Узбекистан. Я видел в их глазах благодарность и любовь к своим спасителям.

Первые же шаги по созданию фильма поставили вопрос о финансировании проекта. До встречи режиссером фильма Наби Раззаковым вся финансовая составляющая готовящегося фильма лежала на моих плечах.

Наби-ака, так обращаются в Узбекистане к брату, включившись в работу над фильмом, взял часть расходов на себя.

Фильм оценили в Узбекистане. Президент Узбекистана счел фильм значительным и весомым вкладом в укрепление дружбы между народами США и Узбекистана и в 2018 году наградил режиссёра фильма Наби Раззакова орденом «Дустлик» — «Дружба».

Работа потребовала, как мы уже писали, поездки в Узбекистан, встречи с теми, кто спасал детей, теми, кто спасал будущее народа. Беседы были настолько захватывающими, что люди забывали о съемке и уже не сдерживали эмоций.

Интересно, что, когда мы брали интервью у спасённых здесь, в США, оказалось, что годы не властны и многие, несмотря на возраст помнят стихи на узбекском языке и с удовлетворением вспоминают их.

Мы это сделали, мы создали фильм-документ, и он сейчас живет своей жизнью, свидетельствуя о человеческой памяти, чувстве благодарности, о гуманизме узбекского народа.

Несколько слов о готовящейся к печати книге

Мы — народ книги. Отношение к печатному слову — один из характерных показателей и характеристик еврейского народа. Поэтому совершенно естественным стал наш следующий шаг — написание и издание книги о величайшем гуманитарном подвиге узбекского народа в годы второй мировой войны.

Мы понимали, насколько во всех отношениях это сложная задача, но успех нашего фильма, его востребованность и актуальность вдохновляет нас.

Книга под условным названием «Спасённые души» готовится к печати в Москве. Предполагаемый объем издания — 400 страниц, тираж 1500 экземпляров.

Эта книга будет моей совместной работой с профессиональным историком, выпускником Московского историко-архивного института Леонидом Терушкиным. Книга строго документальная и базируется на воспоминаниях и свидетельствах детей войны. Нами отобрано около шестидесяти воспоминаний еврейских детей, эвакуированных в Узбекистан.

Предполагается, что книга будет снабжена большим количеством документов, фотографий, другим графическим материалом.

Вопрос финансирования издания, как обычно, является одним из основных, и я с удовлетворением могу сообщить, что одним из первых на наш призыв в оказании материальной помощи откликнулся господин Бурхон Расулов из Коканда, Республика Узбекистан. И это свидетельствует не только о высоком сознании и готовности жертвовать, но и понимании того насколько важен вопрос сохранения гуманитарного наследия собственного народа.

«Музей эвакуации в Ташкенте»

Венцом проекта по идее должно стать создание в Ташкенте «Музея эвакуации».

Сама эта идея уже получила информационную поддержку во Франции, в США, в Израиле, в Великобритании, в Бельгии и что самое важное в данном случае — в Узбекистане.

Каким я вижу этот музей?

Выделяется одно из старых зданий в районе Центрального вокзала в Ташкенте, вокзала на который прибывали составы с эвакуированными, в районе, где располагались службы по приему детей, куда приходили простые узбеки из Старого города с просьбой дать им детей на воспитание.

Вокзал в Ташкенте. Художник Серафим (Николай Дятлов)

Здание подвергается ремонту с учетом требований для строений, предназначенных для музеев. Одновременно с этим идет сбор материалов, документов, экспонатов. Поиск и сбор экспонатов проводится как в Узбекистане, так и за его пределами. На сей счет у нас есть четкое представление о том, как это сделать и где найти материал.

Предполагается что музей будет вести обширную работу по воспитанию молодежи, т. е. предусматривается сотрудничество органами образования и воспитания детей и подростков, музей должен вести также исследовательскую работу, продолжать поиск материалов, участвовать в проведении конференций, издании научно-просветительских материалов по гуманитарной тематике. Естественно, что наш 21 век с его информационными технологиями предоставляет нам возможность создания интерактивных экспозиций. В своей работе музей может и должен опираться на накопленный опыт музейного дела в Узбекистане, на опыт работы таких центров как «Яд ва шем» и музей «Лохамей а-Гетаот» в Израиле, на опыт мемориально-музейных комплексов в Польше, Венгрии, США и т. д.

Естественно, что без поддержки Правительства Республики Узбекистан, общественности Ташкента создание такого небольшого, компактного, но активного центра гуманитарного наследия узбекского народа невозможно.

Уверен, создав такой музей, активизировав в нем работу, выйдя на международный уровень, республика получит в свое распоряжение явление такого гуманитарного потенциала, который поможет ей в дальнейшем развитии во многих направлениях, в решении многих задач, стоящих перед Узбекистаном.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «[Дебют] Вячеслав Шатохин: Народ-праведник»

  1. Все более-менее правильно. Но около 30 лет назад рухнуло. И если потом Каримов и его нынешние преемники как-то пытались выправить положение, им этого не удалось. Узбекистан сейчас практически «юденрайн». Причем, первыми снялись и, практически, поголовно уехали именно, коренные евреи — бухарские, чьи предки жили в Средней Азии со времен Александра Македонского. Про андижанские, маргиланские, ферганские погромы слышали? И мы, глядя на них, поняли: «Надо ехать!»

    Я где-то читал, что моя знакомица, жена одноклассника, З.Искандерова, ратует за создание музея эвакуации, аж из Торонто!
    И миф о великой и нерушимой сталинской дружбе народов цветет махровым цветом?
    Может, хватит?

  2. Сложный вопрос. Урал, Сибирь, другие республики Средней Азии и даже Дальний Восток
    тоже приняли миллионы эвакуированных и просто беженцев (без соответствующих бумаг), включая евреев. Скажем, мы с мамой и братом на короткое время оказались в Казани. Как тут быть.
    Но ничего дурного, это главное(!), автор не предлагает.

  3. Прекрасная идея!
    Мой дед Матвей Иосифович Бершадский спас сотни тысяч беженцев в Ташкент от голода и лишений тем, что построил до войны в Узбекистане хлебозаводы, изобрёл тестомесильную машину, приютил в своём большом доме несколько семей беженцев, которые после войны так и остались жить в нашем дворе по адресу: ул Кафанова, переулок им. Лазо, 3 . Моя же семья жила здесь в одной комнатке. И таких, как мой дед и отец (Бершадский Евгений Маркович) в Ташкенте было много…

    1. А я родился там же, Кафанова 40, угол Лазо. Помню вашу бабушку, как называли ее соседки, «Мадам Бершадскую» — маленькую полную старушку с китайским зонтиком.

Добавить комментарий для Toshkandi Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *