Юрий Кирпичев: Парижский пожар и рейтинг Гюго

 325 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Наступило 16 апреля, полыхнул Нотр Дам де Пари… продажи романа «Собор Парижской богоматери» бьют все рекорды… Не знаю, как это связано, но рейтинг Пушкина также был взметен ввысь парижским пожаром, и 17 апреля к нему обнаружилось 31 млн. обращений, что выводило наше всё на 42-е место!

Парижский пожар и рейтинг Гюго

Юрий Кирпичев

Каждый год в июне я составляю для «Литературной России» рейтинг самых востребованных писателей мира, Топ-50. Но в этом году что-то заставило заняться им марте. Почему? Ведь особых перемен не наблюдалось. Впереди по-прежнему Дэн Браун, абсолютный рекордсмен, за ним все так же Эрика Джеймс и Стивен Кинг — лет шесть назад они свергли Шекспира с первого места.

Но вот наступило 16 апреля, полыхнул Нотр Дам де Пари, я узнал, что продажи романа «Собор Парижской богоматери» бьют все рекорды, вспомнил, что Виктор Гюго занимал десятое место в списке титанов изящной словесности и решил обновить данные. И что вы думаете? Мэтр резко увеличил рейтинг и вырвался на шестое место! Снова столкнув Шекспира на седьмое. Гм. Экая геростратика. Что же надо сжечь, чтобы поднять рейтинг Пушкина? Кремль?

Топ 50 писателей всех времен и народов

Лет десять назад, в который раз услыхав о необыкновенном величии русской литературы, я задумался, а нельзя ли объективно измерить её величину? Априори ясно, что рейтинги писателей и книг, составляемые журналами, критиками и гуру от литературы отражают в первую очередь предпочтения составителей. Но ведь люди разные. Мне импонирует Одри Хепберн, а Трамп клюнул на Сторми Дэниелс, Бред Питт вряд ли польстится на рубенсовские формы, но и Рубенс не вдохновился бы Анжелиной Джоли, кому-то Хармс по душе, а кому-то Рабле или Пруст. Одни очарованы замысловатым Пелевиным, а другие поднимают на щит Прилепина, простого, как автомат оккупанта.

Поэтому можно гарантировать, что Топ-50 писателей мира, составленный редактором журнала «Литературное обозрение» будет отличаться от списка редактора «Нового литературного обозрения». А ваш собственный — от списка вашей супруги.

Известен, к примеру, список Бродского — в нем как худлит, так и вообще тексты, обязательные, по его мнению, к прочтению: «Просто чтобы с вами было о чем разговаривать». Он составил его для американской молодежи, будучи поражен ее невежеством, но сейчас список поразил бы российскую молодежь, вряд ли слыхавшую о большинстве его позиций. Я, кстати, воспользовался им при составлении своей таблицы лишь в этом году — перечень Бродского стал все более отражать современные вкусы. Далеко глядел поэт! Но лидерства лидеров он не пошатнул, хотя и добавил к ним пару имен.

В общем, в мире вкусов царит субъективизм, поэтому о них и спорят, мы же ищем точности и репрезентативности. Видя же, что мир становится всё более виртуальным и это позволяет работать с цифрами и большими массивами информации, я периодически составляю рейтинг писателей по числу обращений к ним поисковой системы Гугл. Более объективного метода оценки величия авторов и литератур не найти.

Выбор Google, причем именно англоязычного его сегмента обусловлен тем, что на него приходится три четверти всех обращений в мире (у ближайших конкурентов всего по 6—8%) и две трети их — на английском, языке международного общения. В итоге в случае писателей речь идет о десятках, о сотнях миллионов обращений и даже о миллиардах! Вы можете предложить более репрезентативную статистику?

Да, речь идет не о мере литературного дара, а о степени влияния автора на окружающий мир, о его востребованности, а эти факторы не всегда коррелируют. Так, литературное мастерство Набокова было исключительным, его язык великолепен, но в Топ-50 лучших писателей он не вошел.

Да, метод не идеален и данные будут зависеть от места вашего проживания, от местоположения сервера и даже от времени суток. Сеть живет, растет, дышит и когда в больших читающих странах наступает день, растёт число обращений к ней, в том числе и к писателям, так что данные могут значительно различаться. Но соотношение по авторам остаётся достаточно стабильным и позволяет провести оценку сравнительной популярности.

Проверял неоднократно, однажды даже сравнив данные по Монреалю, Нью-Йорку, Бостону, Москве, Сиднею и еще какому-то немецкому городу — коллеги помогли составить таблицу. Абсолютные цифры давали максимальный разброс раза в два, что вполне приемлемо в такого рода подсчетах, но относительные места писателей оставались примерно одинаковыми, разве что австралийцы отличались некоторой эксцентричностью в выборе любимых авторов.

Вы скажете, что такой подход также не вполне объективен, ибо на рейтинг будут влиять множество технических, политических и социальных факторов. Такие, как мода и вкусы читающей публики, её интеллектуальный и культурный уровень, ситуации в стране, в том числе и степень развития гражданского общества, уровень урбанизации и полиграфии, распространенность интернета и свобода доступа к нему, количество университетов и качество преподавания и пр. и пр.

Да, это так. Конечно, рейтинг будет зависеть от этого. Но ведь и все, связанное с человеком, точно так же субъективно. Но не будете же вы отрицать, что студентов и образованных людей сейчас намного больше, чем век назад, что с появлением электронных и аудиокниг аудитория потребителей литературного продукта расширилась, а вкусы и нравы если и упали, то незначительно. Они, как известно, падают со времён Шумера, но мир пока стоит. В любом случае метод позволяет дать именно интегральную оценку с учётом всех перечисленных факторов. Более того, в зеркале литературных предпочтений он отражает степень развитости социума планеты Земля и его вкусов. Или вам нужна некая независимая оценка? Но кто её способен дать? Академия наук? Инопланетяне? Господь бог? В общем, как говорил один корифей языкознания, иной объективности у меня для вас нет.

Властители душ

В этот раз я не стал оформлять данные в таблицу — она хоть и нагляднее, но занимает много места, да и неудобна в газетной статье чисто технически. Пустим все данные в строчку и приступим к делу. Должен попутно заметить, что литкругозор мой оказался не столь уж широк, поэтому с каждым годом приходится добавлять в список новые имена, такие, например, как Платон, которого все более ценят. Или Аристотель. Они тоже творили литературу.

А вот Кальвина (John Calvin, 303 млн. обращений в Гугле, поразительно!) считать не будем при всем уважении к Бродскому. Как и Лютера (Martin Luther — 199 млн.). Они были религиозными деятелями, а нас интересует литература как таковая, преимущественно художественная. По той же причине не берем к рассмотрению столь плодовитых авторов, как Ленин, Сталин и Мао — принципиальная прокрустика, говоря словами Лема. Зато Черчилля берем — он был нобелевским лауреатом именно по литературе и вполне заслуженно!

Итак, впереди с впечатляющим, да что там, просто с фантастическим результатом, вот уже который год шагает супергигант Dan Brown — 5020 (3350) млн. обращений! В скобках для наглядности указан прошлогодний результат, полезно, знаете ли, следить за динамикой сети и наших предпочтений. Десять лет назад лишь у Шекспира количество обращений превышало 100 млн., а сейчас, как видите, уже миллиарды в ходу.

Дэн стартовал с популярного романа «Код да Винчи» — и продолжает победный марш. За ним следует конгениальная Эрика Джеймс: E.L. James — 1630 (957) млн., обязанная славой «Пятидесяти оттенкам серого», — таковы уж наши вкусы. Поэтому на третьей ступеньке оказался ранее упущенный мною Кинг, понемногу угасающий, но все еще очень известный: Stephen King — 460 (625) млн. Как я мог о нем забыть?! А вот так и мог — не входит он в число моих любимых авторов.

Как видите, уже при составлении списка кандидатов в лауреаты сказываются предпочтения составителя, недаром незабвенный директор пробирной палатки заметил, что многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий. Поэтому вполне возможно и даже весьма вероятно, что мой список можно дополнить блестящими именами с высоким рейтингом. Хочу лишь предупредить, что в таком случае титаны русской литературы опустятся еще ниже…

Недалеко отстал от великолепной троицы вылетевший было из лидеров Henry James с 425 млн. (36,9) обращений. В прошлом году Эрика Джеймс перестала тащить его на буксире своей славы, но он таки взял свое, хотя накладка фамилий очевидна. Далее следует ценимый Пушкиным певец простого продукта Adam Smith — 361. Он, конечно, в первую очередь экономист, но ради Пушкина…

А вот и бенефициар парижского пожара, Victor Hugo! Если в середине марта у него было 211 (172), то 16 апреля уже 293, а на следующий день 352 млн.! Длись пожар дольше, он мог бы и в лидеры выйти! Впрочем, эффект оказался временным и уже 20 апреля акции Гюго пошли на понижение — 270 млн.

Далее все по-прежнему. Бывший многолетний лидер Shakespeare — набрал 290 (195) млн., далее поэт и философ John Milton — 282 (199); Thomas Mann — 272 (208) и Henry Miller — 249 (30,3) — его результат можно объяснить близкой по духу интеллектуальной эротикой «Пятидесяти оттенков серого».

Второй десяток виртуозов художественного слова (да здравствует гендерное равноправие и vive la différence!) открывает George Sand — 199 (139) — наравне с круто поднявшимся Walter Scott — 199 (26,2). Далее возвышается Plato, буревестник идеализма — 194. Еще пару лет назад он не был столь востребован, а сейчас уверенно опережает своего ученика Аристотеля. По-прежнему интересует многих James Joyce — 191 (142). Увы, слегка сдал Robert Burns — 155 (185). А вот великий аэд Homer резко прибавил — 139 (26,1). Не нуждается в рекомендациях сэр Winston Churchill — 117. Тогда как Thomas Hardy — 114 (131) мало известен в России. В отличие от тонкого эстета Oscar Wilde — 97,8 (85,1). У идущего на 20-м месте Washington Irving — 95,3 (73,7).

Третье отделение когорты гениев возглавляет один из самых популярных английских авторов, писавший для детей, но еще более любимый взрослыми — Lewis Carrol, автор обеих Алис и загадочного Снарка — 89,9. Увы, все прошлые разы я упускал его самым постыдным образом. Далее идет язвительный остроумец Voltaire — 89,7 (55,6). За ним любимый с детства Mark Twain — 87,5 (48,6), которого сейчас читает моя внучка. Снова американец Dos Passos — 80,9 (68,1); классики Goethe — 79,3 и Charles Dickens — 71,6 (51). Декан Jonathan Swift — 71,2 (77,3), отец Гулливера. Далее соперница Жорж Санд George Elliot — 67,9 (55,9), за ней незаурядный мыслитель John Locke — 61,9 и лихой моряк Joseph Conrad — 59,5 (52,7).

В четвертой декурии расположились мистический Edgar Allan Poe — 56,8 (25), блистательный Bernard Shaw — 50,7 (48), великий Miguel de Cervantes — 48,5 (32,3), королева детектива Agatha Christie — 44,2 (40,1) и шотландский философ David Hume — 42,7, изобретательный Jules Verne — 42,5 (27); совесть Запада Albert Camus — 41,2 (21,4); сумрачный германский гений Friedrich Nietzsche — 40,1 (26,4), любимец 60-х Ernest Hemingway — 40,1 (19,7) и приключенческий неоромантик Robert Louis Stevenson — 39,2 (31,6).

Пятый десяток: Aristotle 37,9, Conan Doyle — 30,8 (22,9), Molière — 30,4 (20,2), Toni Morrison — 30 (18,6), Gabriel García Márquez — 28,3 (21,6), Alexandre Dumas — 28,3 (20,6), Heinrich Heine — 26,8 (30,2), William Faulkner — 25,4 (29), René Descartes — 25,3 и Immanuel Kant — 25,1.

Это и есть Топ-50 на сегодня. Вполне вероятно, что я кого-то упустил, поэтому не будем скупиться и экономить страницы, продлим перечень — имена того стоят! Но обратите внимание, русских титанов слова в списке нет. Кажется, национальная самооценка была слегка завышенной…

В шестом круге Herbert Wells — 24,9 (22,6), Franz Kafka — 29,9 (19,1), Blaise Pascal — 28,3, Dante Alighieri 28,2 (19,5), Emile Zola — 27,5 (15,6), Friedrich Schiller — 24,8 (16,5), Thomas Hobbes — 20,7, любимец Бродского T.S. Eliot — 20,4 (16,9), Francis Scott Fitzgerald — 21,9 (16,1) и Ray Bradbury — 19,4 (18,9).

И лишь на 61-м месте стоит солнце нашей поэзии Pushkin — 18 млн. обращений. Далее идут (нам интересно определить место иных русских писателей) Steinbeck — 16,5 (13,6); Leo Tolstoy — 15,2 млн.; Montesquieu — 14 млн.; Stendhal — 13,5; Marcus Aurelius — 13,4; Honoré de Balzac — 13,1; Michel de Montaigne — 12,9; Dostoyevsky — 12,7 (8,33) Euripides 10,7; Chekhov — 10,4 (6); Saint Thomas Aquinas — 9,26; François Rabelais — 8,91; Plutarch — 8,72; Tacitus — 8,59.

Таково истинное положение классиков русской литературы. Современные же ее писатели на мир никакого влияния не оказывает, несмотря на нобелиатство Светланы Алексиевич. Недаром американский журнал Foreign Policy, сообщив, что в США лишь порядка 4,6% переводимых на английский язык книг написаны на русском, да и те не принадлежат перу новых авторов, кратко резюмировал: русская литература умерла. С тех пор прошло четыре года и вердикт журнала все более кажется обоснованным…

Отметим также, что в языковой палитре Топ-50 не так уж много красок: 30 англоязычных авторов, 8 франкофонов, 6 писавших по-немецки, два испаноязычных, один итальянец и три эллина.

Но не пора ли перейти к глобальным обобщениям? Величие любой литературы есть величина суммарная и вполне объективно оценивается плеядой её писателей — высота пирамиды зависит от количества и величины камней. Наш список наглядно подтверждает давно известный факт — современная цивилизация создана в первую очередь англосаксами, французами и немцами, стоявшими на плечах эллинов и римлян. Что касается русской литературы, то место её писателей вполне соответствует заслугам. И, похоже, интерес к ним угасает вместе с падением привлекательности самой России…

Двуликий Яндекс

Заметим, кстати, что те, кого нервирует использование американского Гугла и английского языка, могут применить Яндекс. Правда, с объективностью в этом случае возникнут проблемы. И не потому, что Яндекс не входит даже в пятёрку ведущих поисковиков мира, всё ещё хуже.

Так, если набрать в строке поиска Юрий Кирпичев, то с ним связано 16 (22) млн. обращений, что сопоставимо с результатом Эрики Джеймс — 30 (46) млн. В скобках даны результаты 2018 года. Но неужели я так популярен в России? Гугл не подтверждает этого, в нём число обращений варьирует в скромном диапазоне от 120 до 160 тысяч. Кстати, если в Яндексе ввести фамилию Эрики на английском, результат утроится (102 млн.). У Shakespeare — 136 млн. Вполне понятно, что у русских писателей на своём поле урожай богаче: Пушкин — 134 (141) млн. Pushkin — 1 (11) млн. Чехов — 121 млн., Достоевский — 7 (88) млн. Но доверять этим цифрам не стоит, в этом поисковике наблюдаются невероятные скачки количества обращений по годам. В общем, Яндекс не дает стабильных и корректных результатов, зато известен громадными накрутками, поэтому для анализа бесполезен.

Гораздо точнее оценить русские рейтинги можно с помощью тиражей — вот уже десять и даже более лет безусловным рекордсменом по продажам в России являются книги Дарьи Донцовой. Затем идет Маринина, а за той Рекс Стаут. Хотя в Гугле Darya Dontsova практически незаметна — 60.100 (35.000 — это не миллионы!) обращений, а в Яндексе идёт вровень со мной — 2 (22) млн., а Дарья Донцова — 28 млн.

В общем, гамбургский счёт ведётся Гуглом. И если построить графики английской, американской, французской, немецкой и русской литератур в одном масштабе, то первые пройдут намного выше графика последней. И не проявят тенденции к угасанию. Наоборот. Дэн Браун тому порукой, как бы вы к нему ни относились.

И последнее. Не знаю, как это связано, но рейтинг Пушкина также был взметен ввысь парижским пожаром, и 17 апреля к нему обнаружилось 31 млн. обращений, что выводило наше всё на 42-е место! Затем, правда, снова начался спад и 21 апреля Александр Сергеевич опустился на 49-ю позицию — 19,6 млн.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Юрий Кирпичев: Парижский пожар и рейтинг Гюго»

  1. Юрий, а как конкретно Вы ищете эти цифры? Если просто искать в Гугле «Dan Brown», то Гугл выдаёт количество сайтов, на котором это есть, но не количество поисков. Есть Google Trends, который я тоже попробовал. Там результаты выдаются вроде понедельно, и они противоречивы. Число поисков за год не выдаётся.

    1. А что Вы имеете в виду под сайтами, Дмитрий? Гугл учитывает любой имеющийся у него источник информации, в котором упоминается конкретная фамилия. Количество поисков? Гм. Опосредовано да, все сводится к популярности таких источников, упоминающих фамилию автора. Она измеряется в конечном итоге количеством обращений. Противоречивости результатов в Гугле пока не видел, в отличие от Яндекса, но динамика имеет место. Как и должно быть — вкусы социума меняются, и порой достаточно пожара, чтобы популярность Герострата подскочила.
      Число поисков за год не выдается? Да, пока что такой статистики поисковые системы не ведут, к сожалению, приходится самому каждый год набирать ее и анализировать. Обратите внимание — в скобках в данном тексте указано количество прошлогодних обращений.
      Тем не менее, полученные результаты вполне объективно отражают место каждого писателя в духовном мире мира в каждый данный момент. Например, если набрать в Гугле Дмитрий Гаранин, то получим 299 тыс. обращений. Очень неплохо.
      Кстати, с помощью Гугла можно проанализировать и духовный мир русскоязычных — набирая фамилии писателей по-русски. Это будет гораздо объективнее, чем с помощью Яндекса.
      Как бы то ни было, а Гугл дает большие массивы данных, которые можно анализировать. Иных объективных источников нет.

  2. Авторы бестселлеров 2018 года:
    1-е место занял 71-летний автор политических триллеров Джеймс Паттерсон. С заработком в 86 миллионов долларов он уже 10-й раз возглавляет список самых успешных писателей.
    2-е место — Джоан Роулинг, сильно сдавшая позиции: 54 миллиона в этом году против 95 в прошлом.
    3-е место — Стивен Кинг: 27 миллионов и экранизация фильма «Оно» по его одноименной книге 1986 года
    4-е место — Джон Гришэм: 21 миллион, продолжая успех своего второго романа «Фирма» 1991 года
    5-е место — Джефф Килли: 18,5 миллионов, заработанных на книгах из серии «Дневники Слабака».

  3. Весьма интересно! Человек существо не только политическое, но и состязательное, ему непременно нужно знать, кто лучший из лучших в любом деле, в том числе в искусстве плетения словес. И стоит, следуя предложенной методике, набрать в Google ключевые слова «рейтинг писателей», как видим 46 млн. обращений к этой теме. И множество разного рода рейтингов: 100 лучших книг, 10 лучших писателей, самые высокооплачиваемые писатели мира по версии Forbes, 10 писателей, которые изменили мир, рейтинги по жанрам, рейтинги по оценке 125 самих писателей, etc. То есть и бурный спрос и богатое предложение налицо. Это важная тема! Что неплохо. Качество потребляемого литпродукта должно контролироваться не менее жестко, чем всех иных продуктов, ибо от него зависит душевное здоровье.
    Однако — автор совершенно прав — все эти рейтинги настолько субъективны, что порой диву даешься. Чем питались эти дегустаторы в пору становления вкуса?! Например, в свежайшем списке (зима 2019 https://top-knig.ru/category/avtory-knig/) на пятом месте идет Максим Горький…
    И, пройдясь по рынку предложений, сравнив товар и поразмыслив здраво, придется признать, что предложенная методика оценки литературного величия с помощью Google наиболее репрезентативна и объективна. В том числе (и особенно) благодаря ее способности учитывать динамику изменений вкусов читающей публики — количественно, а не на глазок по ощущениям, как раньше. Действительно, появляется мера. Поэтому методика заслуживает дальнейшей разработки.

  4. Не понял о чем это «исследование». И без статистики понятно, что англоязычные читатели заходят на свои сайты, а русскоязычные — на свои. Для изучения популярности какой-либо нац. литературы в мире можно посчитать число переводов на тот или иной язык. Издатели конечно отбирают авторов субъективно, но все же сообразуясь с интересом читателей. Нобель стал теперь руководствоваться больше политическими, чем литературоведческим, чем литературоведческими критериями. Но еще недавно он отмечал Бунина, «Тихий Дон» (кто бы его ни написал), Бродского, т. е. заслуженно. Интересно, как часто их переводят и читают не русские? Такие общие рейтинги вообще ни о чем не свидетельствуют. Надо смотреть по жанрам: наука (философия, экономика, популяризация), история, документальная лит-ра, беллетристика, причем и фантастика, и особенно детективы отдельно, чтобы отделить любителей Дэна Брауна и Донцовой с Малининой от настоящей литературы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *