Игорь Мандель: Эффективность провокации

 164 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Из-за глубоко заложенных биологических и часто генетических различий между группами людей (консерваторов и либералов) люди не только имеют различное мировоззрение, но и различные системы ценностей и даже другое восприятие того, что является «фактом» и что такое «истина».

Эффективность провокации

Шоу Саши Барона Коэна “Who is America?” в контексте «науки обиженных»:
статистический и аполитический анализ

Игорь Мандель

Эта работа была написана по-английски [12] и затем переведена на русский без некоторых технических деталей, но с рядом дополнений для тех, кому будет затруднительно смотреть шоу С. Коэна на языке оригинала. Основные моменты шоу подробно изложены в Приложении A. В переводе могут попадаться англицизмы (к тому же невысокого качества), за что я заранее приношу извинения. Русскоязычному читателю, мне кажется, будет любопытно (и уж точно весело) посмотреть на некоторые аспекты американской культуры, которые редко попадают в мэйнстрим, но являются важной ее частью.

Введение

Много интересных статей появилось в «Журнале феминистской географии “Гендер, Место и Культура”» (Gender, Place & Culture. A Journal of Feminist Geography) в 2018 году. Одна из них: «Реакция человека на культуру изнасилования и нетрадиционные гендерные ролевые установки в городских парках для собак в Портленде, штат Орегон» (“Human reactions to rape culture and queer performativity[i] at urban dog parks in Portland, Oregon”[1][ii]); трудно переводимое “queer” означает некую неопределенную, «странную» сексуальную ориентацию; Статья формулирует следующие важные вопросы: «(2) Какие проблемы окружают «странную» перформативность и человеческая реакция на гомосексуальный секс между собаками и среди собак и (3) Страдают ли собаки от угнетения, основанного на том, к какому полу их относят?» (“(2) What issues surround queer performativity and human reaction to homosexual sex between and among dogs and (3) Do dogs suffer oppression based upon (perceived) gender?”) Я с трудом понимаю, что, собственно, авторы хотели сказать, и просто привожу оригинальный текст, в надежде что кто-то знает этот специфический английский язык лучше и оценит все тонкости стиля.

Другая статья: «Опасная белизна тыкв» (The Perilous Whiteness of Pumpkins) «рассматривает символическую белизну, связанную с тыквами в современных Соединенных Штатах… Когда непосредственно противопоставляются насилие и активизм, связанные с тыквами, анализ указывает на опасности приравнивания тыкв и белизны» (“examines the symbolic whiteness associated with pumpkins in the contemporary United States… When considered vis-à-vis violence and activism that incorporated pumpkins, these analyses point toward the perils of equating pumpkins and whiteness.”).

Еще одна статья рассматривает проблему «насилия в процессе мастурбации» — она защищает идею о том, что мастурбирующие мужчины нарушают права женщин, потому что они не спрашивают разрешения смотреть на их изображения на экране или на бумаге [1].

Все темы звучат вполне интригующе, но у статей разная судьба. Первая была изъята из журнала после публикации (однако реферат все еще доступен на веб-сайте); вторая доступна для чтения, а последняя даже и не появилась на свет. Почему так случилось? Первая статья неожиданно привлекла внимание одного журналиста из Wall Street Journal, который обнаружил, что это мистификация, сделанная тремя учеными, однa из 20 (!) других фиктивных работ, которые они изготовили и частично опубликовали. Статья в WSJ [2] вызвала большой скандал, который привел, в частности, к интенсивному обсуждению темы «что означает мистификация в науке» [1], из каковой дискуссии я и узнал с большим облегчением, что мастурбатор, может быть, и не слишком сильно нарушает права женщин, как своевременно указал проницательный рецензент в своей отрицательной рецензии (тем не менее «предложив развивать потенциальные направления исследования … в связи с данной темой» — D. Schieber в [1]). В этом случае мистификация не сработала. В первом же случае про бедных “подверженных культуре изнасилования” собак это произошло. Загадочный вопрос о «рискованной» (perilous — опасная или рискованная или и то и другое) “белизне тыкв” остается открытым (или закрытым?) вопросом на страницах журнала для заинтересованной общественности.

В том же году в программе Showtime в США (кабельная сеть SBS) прошло сатирическое шоу “Who is America?» (Кто есть Америка?) (с 15 июля по 26 августа в семи эпизодах по 24-28 минут каждый). Саша Барон Коэн, замаскированный под различных персонажей, обманывал невинных собеседников таким же образом, как авторы фиктивных статей обманывали журналы и рецензентов. И, как и в случае с журналами, не все случаи были «успешными» с точки зрения провокатора (то есть артиста) — у некоторых людей хватило здравого смысла, чтобы не попасться в ловушку (или, возможно, ловушка была не очень хорошо установлена). Его вопросы и «проблемы» были смехотворно близки к некоторым в скандальной ситуации с обманом в научных журналах, и благодаря исключительной изобретательности сюжетов, блестящему исполнительскому мастерству артиста и непосредственной наблюдаемости результатов шоу превратилось в ярчайший бурлеск, комедию нравов очень высокого уровня (не все, но многие критики это мнение разделяют). Интересно было бы понять на таком редкостном материале, насколько эффективно стратегия обмана и провокации работает, что она показывает и так далее. Авторы научных мистификаций подсчитали, что примерно половина их статей была бы опубликована в надлежащее время (7 уже вышли в свет к моменту, когда они их отозвали в связи с разоблачением [4]). То есть «коэффициент успеха» составлял около 50%. Аналогичным образом, я попытался дать оценки для провокаций С. Б. Коэна.. Это может иметь двоякий интерес — понять эффективность провокации в цифрах (т. е. задуматься о некоторых значимых социальных и психологических эффектах) и продемонстрировать ее на чрезвычайно смешном и живом материале, то есть получить эстетическое удовольствие в процессе измерения. Да, чтение статей об «угнетении собак из-за (воспринимаемого ими) пола» также очень забавно, но это не для всех, а средства маскировки, к которым ученые прибегали на их псевдонаучном языке, гораздо менее привлекательны и доступны, чем те, которые использует знаменитый во всем мире комик. Наблюдение за тем, как люди выступают за раздачу оружия детям в детском саду или как они надевают тюрбан, чтобы защитить себя от террористов, не только смешнее, но и более красноречиво говорит о природе человека. Насколько я знаю, статистический анализ конкретного шоу в таком стиле ранее не выполнялся — так что эта статья может иметь некоторое методологическое значение в развивающейся области эмпирической эстетики.

Саша Барон Коэн получил всемирную известность после серии представлений, в которых он, скрываясь под вымышленными образами (казахстанского журналиста Бората Сагдиева, лондонского кокни Али G, гомосексуального ведущего программы мод Бруно и другими), общался с самыми разными людьми, пытаясь «раскрутить» их на какие-то нелепые действия, политически некорректные высказывания или просто на весьма глупое поведение — проще говоря, спровоцировать их на нечто, вызывающее как минимум смех аудитории. Он обладатель более чем 20 различных наград как артист, режиссер и продюсер и является сейчас, наверно, самым известным «мастером комедийного жанра», как говорили раньше, в мире. Так что обращение к провокации в данном шоу есть нечто для него весьма привычное. Я не могу, конечно, утверждать, что выявленные в конкретном шоу закономерности (типа процента успеха провокаций) распространяются на все его ранние многочисленные «интервью», но, учитывая общность человеской природы, с какими-то допусками это вполне вероятно.

Здесь необходимо сделать одно грамматическое уточнение. Термин «провокация» определяется в Кембриджском словаре как «действие, которое нацелено на то, чтобы вызвать некую реакцию, особенно гнев или раздражение». То, что делал С. Коэн, было, несомненно, провокацией, но не обязательно ориентированной на гнев или раздражение — часто он хотел получить полное одобрение (т.е. позитивную реакцию) своих диковинных заявлений или действий. По этой причине я бы использовал здесь только первую часть определения:

провокация — это действие, которое призвано вызвать реакцию, которая противоречит либо внешним нормам поведения, либо внутренним принципам человека, которому она адресована.

1. Кратко о шоу и его персонажах

Шоу можно посмотреть на веб-сайте. Оно организовано как серия встреч с индивидууами (иногда парами или группами), которые проводит артист, выступающий под определенной маской (как некий персонаж). Иногда неясно, кто кого пригласил (т. е. где состоялась встреча), но для простоты я называю всех собеседников Коэна (его) «гостями». Довольно подробное описание шоу содержится в статье (W далее), из которой я брал множество деталей, но вопросы, представляющие интерес для меня -точное содержание беседы и ее результат (удалась провокация или нет) — там, конечно, отсутствуют. Я буду использовать термин «сегмент» как отсылку на одну встречу (то есть на одного гостя), что совпадает с классификацией в W, и «тема» как отдельный вопрос, обсуждаемый в каждом сегменте (этого в W нет). Тема — это некая линия в разговоре, вызвавшую реакцию, которую можно измерить (нечто вроде «элементарная попытка провокации«). Большинство сегментов снималось открыто, то есть гости знали, что идет съемка, но кажется, что некоторые моменты были сняты скрытой камерой (строка 74 в Приложении A, для краткости A74); я не могу их различать в данной статье.

Было шесть персонажей, в которые преображался артист; лучше представлять их визуально и психологически, чтобы понять логику каждой темы. Почти у каждого персонажа есть некоторые небольшие модификации (например, Эрран Морад мог быть полковником, бригадиром или инструктором и т. д.), но я нe буду углубляться в такие детали. Персонажи перечислены ниже, в порядке появления в шоу. В своем описании я объединил некоторые факты из W (цитаты курсивом) и мои собственные характеристики.

1) Билли Руддик, Ph.D. Громоздкий человек в инвалидном кресле, “крайне правый, теоретик заговора”, представляющий себя журналистом и владельцем сайта truthbrary.org (который действительно существует и содержит некоторые явно смехотворные вещи). Он может создать впечатление «ветерана войны», но было отмечено, что С. Коэн никогда не утверждал это, когда запрашивал интервью. Он обычно прост, почти груб; говорит «голую правду», а на самом деле выставляет смешные и абсурдные высказывания; никогда не улыбается.

2) Доктор Нира Дегеочелло, левый лектор по гендерным исследованиям в Рид-Колледже… и демократический активист, который хочет «исцелить раскол» в Америке между консерваторами и либералами. Он педантичен, дотошeн, повторяющий сам себя, серьезный, невозмутимый, гнущий свою линию даже если вызывает негативную реакцию собеседника.

3) Рик Шерман, недавно выпущенный британский экс-осужденный, который использовал свои ограниченные ресурсы в тюрьме для создания произведений искусства, музыки и кулинарных блюд… пытается поделиться своей работой с видными людьми в конкретной области в надежде продвинуть свои творения в более широкую аудиторию. Он застенчивый, робкий и суеверный, почти заискивающий в контактах, очень чувствительный к любой похвале.

4) Эрран Морад, израильский эксперт по борьбе с терроризмом, член израильской армии. Он чрезвычайно уверен в себе, почти высокомерный. Обычно носит полувоенную или спортивную форму; положением тела показывает агрессивность и силу; шрам рассекает его бровь. Имеет сильный израильский акцент; смеется редко и довольно пугающе.

5) Джио Мональдо, итальянский миллиардер-плейбой и модный фотограф из Милана. Чрезвычайно экстравагантный и капризный в своей одежде (например, куртка с трусами), внешнем виде и поведении. Свободно переключается с английского на итальянский и обратно во время разговора. Иногда приходит в паре с молодой девушкой.

6) OMGWhizzBoyOMG! (OMZ ниже), финский YouTuber с шоу, в котором он беседует с гостями при открытии новых коллекционных игрушек, вытащенных из ящика. Очень ребяческий, всегда смеющийся, умышленно артистичный, задающий любые вопросы (в том числе очень серьезные) как маленький мальчик.

Излишне говорить — все роли сыграны блестяще, что очень способствовало успеху.

Специфика С. Коэна как артиста, как ранее, так и теперь, отличается от подавляющего большинства других артистов в нескольких важных аспектах. Конечно, многое уже давно отмечалось критикой, но я все же кратко остановлюсь на особенно интересных аспектах самого артиста, и его «контактной группы» (т. е. гостей) в целом. Сочетание этих двух вещей и делает такого рода спектакли уникальным явлением.

Его новизна заключается в том, что С. Коэн пользовался очень популярным в психологии, но почти неизвестным в комедийном жанре подходе — скрыть реальную цель действия или беседы и тем самым выявить глубинные внутренние намерения или особенности собеседника, то есть он применял редкую в жизни тактику «розыгрыша» на регулярной основе, но без обычно следующего саморазоблачения под всеобщий смех. Одно дело использовать сатиру, шутить по некоторым вопросам, подражать политикам, высмеивая их манеры и т. д. (вспоминаются «Куклы» на НТВ много лет назад), и совсем другое — заставить людей естественным образом играть роль собеседника и неожиданно выявлять свои слабые места. Нигде смех не может быть более органичным. Да, люди были «обмануты», иногда довольно жестоко, но артист никогда не применял насилия, угрозы или любого другого давления — гости оставались свободными людьми и просто выражали себя при необычных обстоятельствах. Могли и сдержаться. Жалобы на обман (сделанные некоторыми после шоу — см. часть 4) являются такими же по своей природе, как и потенциальные жалобы «белой вороны» в экспериментах С. Аша на то, что «если бы он знал, что все остальные — подставные лица, то он бы отвечал правильно«. Многие примеры такого рода «обмана» в психологии можно найти в [3] и др.

С. Коэн не останавливается ни перед какими моральными ограничениями в своих речах — все, что идет «на пользу дела», используется. Например, в «Борате» герой поет песенку, в которой предлагается «кинуть еврея в колодец». Это звучит кощунственно в любом случае, но в особенности в устах еврея, ходящего в синагогу, внука людей, переживших (и нет) Холокост. Но, однако, в его глазах, поскольку часть аудитории подпевает — именно такая крайняя мера и является необходимой, чтобы продемонстрировать дремлющий, но готовый в любой момент проснуться антисемитизм. Собственно, в этом и есть квинтэссенция провокации — примерно так же другие мастера посмодерна, такие как В. Сорокин и К. Тарантино, показывает невероятно жестокие или отвратительные вещи, борясь против жестокости [10]. Все это в глазах многих очень спорно, но что есть то есть. Подобные эксцессы в полной мере наблюдались и в «американской инкарнации» Коэна в данном шоу.

С. Коэн в первую очередь — актер. Добиться эффективной провокации, то есть получить удовольствие, глядя как кто-то «подставился» для него, наверно, все-таки, вторично. А первично — сделать шоу максимально смешным в самом простом, более традиционном, смысле, и тем самым «показать себя» как замечательного мастера. И этого он, безусловно, добивается. Если бы это было не так — множество эпизодов (тех, где провокации не сработала), скорее всего, не попали бы вообще на экран. Но они попали — и среди них практичски нет таких, где бы артист выступал посредственно. Изобретательность Коэна по придумыванию всяческих нелепых и очень смешных ситуаций, независимо, от успешности провокации, выше всяких похвал. То есть: смешно — практичски все, а успешно — далеко не все. На первом аспекте я в данной статье вообще не останавливаюсь, а концентрируюсь только на втором, хотя и борясь с собой. Смотреть как Руддик на полном серьезе втолковывает Б. Сандерсу, что надо лишь запихать 99% бедных в 1% богатых — и все будет замечательно (A2), тeм более что вот и “наука подтверждает” совершенно уморительно, как и видеть все еще серьезное, хоть и недоумевающее лицо кандидата в президенты, для которого эти проценты — любимый (и единственный, собственно) конек по жизни. Но, взяв себя в руки, приходится признать, что арифметику Берни знает и не может никак пойти на 199%. Провокация не удалась.

Совершенно неожиданным является высокий социальный статус многих людей, с которыми С. Коэну удалось «взять интервью» (и раньше, и в данном шоу). Помимо политических знаменитостей были ведущие на ТВ и радио, редакторы журналов, звезды реалити-шоу и другие. Если бы он использовал свое знаменитое имя — это было бы понятно. Но он этого не делал. Как он мог такого добиться? Как, например, полковник из Израиля может встретиться с бывшим Вице Президентом Америки Д. Чейни или неизвестный журналист — с кандидатом в Президенты Б. Сандерсом? Недавний заключенный — с редактором гастрономического журнала? И речь идет не только о встречах — как он убедил, например, менеджера популярного ночного клуба, что он сможет быть там ди-джеем (A35)? Почему подобные встречи были привлекательными для этих людей? Я знаю по собственному опыту, как трудно привлечь внимание, скажем, известного профессора — скорее всего, он просто не ответит на письмо, даже если это очень близко к его профессиональным интересам. Я могу найти только одно объяснение проиcxодящему — все эти встречи были связаны с определенным освещением в медиа, и это была главная причина, по которой они имели место. Люди стремятся к любому вниманию средств массовой информации и готовы проводить время даже непонятно с кем.

Удивительно доверие людей к собеседнику, кем бы он ни был. Никто не обращался к верительным грамотам “журналиста” или «полковника» или “профессора” или «миллиардера»; люди просто воспринимаются так, как они себя представляют, хотя в Интернете можно проверить любого не более чем за 2-3 минуты. Уверенность и доверие к другим, есть, на мой взгляд, одна из замечательных особенностей американской культуры, но, как и все остальное, она имеет оборотную сторону. Цена доверчивости была не слишком высока в этом случае (шоу — это не более чем шоу, хотя некоторые последствия были не такие уж легкие, часть 4), но в научном журнале онa представляется куда более высокой.

Точно так же никто не пытался проверить какие-либо якобы «фактические» неправдоподобные заявления артиста; почти все принималось за чистую монету. Это особенно удивительно для государственных чиновников. Самый яркий пример: многие упоминания о якобы использовании оружия детьми в детских садах в Израиле были сделаны Морадом не просто в разговоре (где трудно проверить их на месте), а переданы нескольким конгрессменам (А43-50) , У них было время проверить заявления в считанные минуты и убедиться, что это простая ложь, но никто такого не сделал. Другой аспект того же самого — слепое убеждение, что что-то очень необычное может быть реальным, как «устройство для обнаружения педофилов» (А26). Р. Мур не отрицал саму возможность существования такого устройства (хотя секундное размышления должно вызвать немедленное подозрение); он был раздражен только тогда, когда устройство сигнализировало о его собственном «уклоне», и то заметив лишь, что оно «паршиво сделано».

2. Фрагментация шоу и «сбор данных»

Для “сбора данных” я внимательно смотрел шоу, часто останавливался и писал заметки о каждом сегменте и теме в нем. Я считал «темой», как отмечено выше, определенную часть разговора или действия, которое является провокационным заявлением или тезисом, призванным вызвать какую-то (предположительно смешную) реакцию гостя — именно то, что я пытался зафиксировать. Этот процесс, конечно, весьма произволен. Скорее всего, количество тем могло бы быть увеличено, но не уменьшено; их содержание также могло быть другим в других руках. Я использовал подобную процедуру «фрагментации и оценки» произведения искусства в отдельных блоках для поэзии [9] и прозе [10], но не для шоу. Как правило, такое разбиение очень эффективно для понимания различных аспекты творчества, но почему-то метод обычно не используется в исследованиях в области эстетики.

По каждой теме было собрано много информации; главное представлено в табличной форме в Приложении. Большая таблица разбита на шесть частей по количеству персонажей, которые размещены в том же порядке как в части 1. Это делает чтение Приложения более удобным; в какой-то мере оно дает представление о том, что происходило на экране, но лучший способ, конечно — просто посмотреть шоу, вместо чтения. Все строки в таблице пронумерованы по порядку для простоты ссылок. Краткое описание элементов Приложения дано ниже.

  • идентификатор сегмента — например, 5_2_8 (А4) обозначает эпизод 5, сегмент 2, минута 8, когда начинается сегмент;
  • имя гостя;
  • должность гостя (текущая или прежняя, как описано в шоу);
  • профессия гостя; я сформировал только три наиболее крупные группы профессий: политический / государственный деятель (P); Искусство / СМИ / Спорт (A) и другие (O); они перечислены через запятые в конце записи;
  • политическая ориентация гостя, если таковая имеется: демократическая партия (либерал) — D; республиканская партия (консерватор) — R. В порядке исключения, я приписал Дж. Стейн к либералам, хотя она в партии Зеленых; когда я не был уверен, я не давал оценку;
  • содержание темы — краткое описание того, что именно С. Коэн сделал или сказал чтобы спровоцировать гостя; в тексте я использовал сокращение К. для имени артиста, когда это необходимо;
  • реакция гостя на заявление артиста — краткое описание реакции; «заявление» здесь понимается в широком смысле, как словесное, так и поведенческое (например, когда артист создает очень неприятную ситуацию, независимо от конкретного содержания темы);
  • измеренная реакция гостя на заявление артиста (оценка реакции, P) — моя собственная оценка словесной и поведенческой реакции гостя (описанный выше) на основе следующей шкалы:
Раздражение 1
Вежливая, но с легким раздражением 2
Вежливая, но нейтральная 3
Одобрительное поведение 4

Например, когда Т. Коппел резко закончил разговор (A3), он получает 1; Б. Сандерс остается вежливым в начале (А1) и немного более раздражен позже (А2) — 3 и 2 соответственно.

  • глобальный успех провокации (оценка успеха, У) — мои оценки, на этот раз по шкале с 5-ю градациями:
Прерывание, грубое поведение (полный провал) 1
Не та реакция, которая ожидалась (провал) 2
Реакция в ожидаемом направлении (небольшой успех) 3
Ожидаемая реакция (успех) 4
Реакция более сильная, чем ожидалось (большой успех) 5

Если оценка реакции описывает поведение как таковое, оценка успеха показывает, до какой степени цель была достигнута («Я хотел показать, насколько вы глупы, и, действительно, вы показали свою глупость» — история успеха). В одном случае я не был уверен, какую именно провокацию Коэн имеет в виду — это A17. Он предложил людям в депрессивном городе построить «самую большую в США мечеть», получить как следствие огромные инвестиции из мусульманской общины, но встретил очень резкое сопротивление местных жителей. Если бы его целью было продемонстрировать, что люди в этом городе Аризоны являются «ксенофобами», то это большой успех — они действительно не хотят менять свой стиль жизни даже за большие деньги. Но если его идея состояла в том, чтобы убедить бедных людей в том, что «деньги не пахнут» и, таким образом, показать, насколько легко ими можно манипулировать против их предрассудков, тo это полный провал — никто не хотел денег такого типа. Я выбрал последнюю версию, но могу и ошибаться.

Оценка успеха связывает намерение и поведение гостя, а показатель реакции просто описывает его поведение независимо от намерения артиста. Эти два показателя коррелированы, но не так сильно (0,62). Например, человек может оставаться вежливым и сдержанным будучи свидетелем совершенно ненормальных вещей (типа секса во время делового разговора) — и этот контраст именно и был целью артиста (A86, 87), с соответствующими баллами 2 и 5.

В целом, получилось 100 тем внутри 35 сегментов, распределенных неравномерно среди персонажей. Однако число гостей (35) несколько расплывчато: например, Э. Морад лично встречался с конгрессменам М. Грацем (A47), но затем четыре других человека, которых он не видел, были показаны в шоу после этой встречи (A48-51). Они гости или нет? Или как рассматривать семейные пары (A16, 74) — 1 или 2 человека? Или большая группа людей в ратуше (A17)? Я принял некоторые произвольные решения; 35 — некое компромиссное число. Треть гостей (12 человек) опубликовали публичные комментарии после того, как шоу было показано и когда они поняли, что были обмануты; один даже подал судебный иски против С. Б. Коэна. Эти обстоятельства не были технически включены в основной набор измеряемых показателей, но я остановлюсь на них в части 4.

Не только гости, но и темы были разбиты по некоторым признакам; наиболее популярными являются две группы; тем других типов не так много.

  • Правo на оружие, насилие, терроризм затронуты в 42 темах (A42-55; 95-99 и др.);
  • Секс, семейные и личные отношения — в 31 теме (A10-12, 20-28; 84-87 и др.);

Если я правильно понимаю, С. Коэн использовал (преднамеренно или нет) три разные тактики в обращении с гостями.

а) Конформистская тактика, когда он подчеркивает свое полное согласие с предполагаемой предрасположенностью собеседника, часто расширяя его предпочтения до гротескного уровня и приглашая гостя продолжать беседу уже на этом новом уровне. Например, обращаясь к «профессиональному борцу за права на ношение оружие», Э. Морад говорит (А42) что-то вроде «Кто в ответе за стрельбу в школах? Не люди а оружие, они (либералы) думают? Mishugeners! (сумасшедшие — И.M.)», тем самым усиливая ожидаемую риторику и создавая гостю чрезвычайно комфортабельную атмосферу для продолжения. Или, поговорив с Д. Чейни, он не просто сказал, что «кратковременное утопление (waterboarding) не является пыткой», но добавляет, что «я сделал это раз своей жене, когда она меня обманывала», превратив знаменитое заявление Чейни о допустимости такого приема в расследовании в совершенный абсурд (особенно после замечания, что жена на самом деле его не обманывала — A56). Эта тактика «увещевания» собеседника важными для него идеями так же стара, как мир (особенно на Востоке), и отлично работает теперь как всегда (см. анализ в части 3). Она былa использованa, по моим прикидкам, в 41% всех тем.

б) Конфронтационная тактика, противоположная первой, когда артист говорит что-то противоречащее взглядам гостя, не обращая внимания на его активное сопротивление. Он часто делает это «между прочим», создавая (ложное) впечатление, что он заявляет об общепринятых истинах (таких как «CNN, коммунистическая телевизионная сеть …» или «лживая Хиллари»), обращаясь с такими фразами к демократическим конгрессменам (A14, 15). Или, когда реакция публики на предложение д-ра Нирa построить крупнейшую мечеть в Америке явно враждебна, лектор продолжают тщательно перечислять экономические преимущества этой мечети для местного сообщества (A17). Эта тактика использовалась в 29 случаях.

в) Нейтральная к особенностям гостя тактика — артист не использует предрасположенности собеседника, а просто делает чрезвычайно провокационные вещи. Два лучших, может быть, примера: сексуальные действия во время «делового разговора» (A86, 87) и предложение отведать человеческое филе редактору журнала для «гурманов» (A39-41). Такой «провокационный нейтралитет» наблюдался в 24 темах.

Интересно, что тактики а) и б) использовались изредка против одного и того же человека. После активного розыгрыша роли «более консервативного, чем Трамп» (тактика а), Э. Моррад предлагает слушателям «… проявить неуважение к человеку, которым мы восхищаемся больше всего — Трампу» (т. е. поиздеваться над ним самыми оскорбительными способами — тактика б), A47. Или, после долгой борьбы с «проклятыми геями и лесбиянками», он внезапно предлагает Глену не просто секс, но свою готовность «оставить мою жену для тебя» (A82). Конечно, такие скачки создают путаницу в мозгах бедных жертв, тогда как С. Коэн вовсю пользуется неограниченной свободой собственного слова.

Помимо этих особенностей каждой темы, я пытался оценить и некие «потенциальные причины успеха», или «драйверы эффективности провокаций». Фактически, независимо от того, что артист делал, любой человек, если у него есть сильная уверенность в собственных убеждениях, не должен отступать от них — и это действительно подтвердилось во многих случаях, что и стали «неудачными». Но для удачных случаев можно выделить три основные особенности, которые потенциально способствуют успеху. Я не могу настаивать, что моя классификация «причин» правильная и исчерпывающая; психологи могут найти и другие факторы.

Наиболее распространенным является подтверждающее смещение (confirmatory bias), когда артист умело использует предрасположенность человека к поиску доказательств для своего уже сложившегося мнения, a гость с готовностью проглатывает приманку, ставя себя часто в очень комичное положенииe и не замечая этого. Другими словами, можно сказать, что когда конформистская тактика а) использовалась успешно — это, по крайней мере частично, работа подтверждающего смещения. Например, шериф Д. Кларк уверен, что Антифа — это ужасная анархистская группа (A95), что более-менее верно для современной Америки, но когда вопрос «был немного изменен» об Антифе в нацистской Германии, он не обратил внимание на замену (или, может быть, и не знал, что это такое) и рассматривал ее с таким же осуждением, что и раньше (A97, 98). Я нашел 41 примеров этого типа; это самая популярная ситуация (A42-47, 60-68, 75-78 и др.). Смещение, к сожалению, характерно не только для широкой публики, но и для ученых, где онo наиболее неприемлемo; история с фиктивными статьями является ярким примером (тексты были опубликованы, потому что их темы, независимо от достоинств, были четко настроены на общую культуру «науки обиженных» в журналах определенного типа). Об этом смещении есть огромная литература, и мне не нужно идти дальше. Достаточно процитировать Джеффа Безоса из Amazon, который недавно сказал, что «Интернет в его нынешнем воплощении — это машина для подтверждения ошибок смещения. У вас есть своя точка зрения, вы проводите поиск и легко найдете подтверждение своей точки зрения». [5]. Проблема подтверждения собственных предубеждений стала универсальной, и не удивительно, что гости тоже ее проявили, но все же в тревожных пропорциях.

Отступление от норм морали — ситуация, когда гость «просто» легко нарушает моральные правила, не обращая слишком много внимания на это. Например, когда C. Олимпиос с легкостью согласилась сыграть видео-роль донора, якобы находящегося в Африке, где она не была, — это случай такого типа (A83); он ясно говорит о ее «честности и целостности». Но когда она продвигает благотворительность в пользу «детей-солдат» (A84), к этой «моральной глухоте» добавляется нечто другое (полное невежество?). Тем не менее я классифицировал оба случая одинаково, как моральное отклонение, не вдаваясь в подробности. Поскольку «мораль» сама по себе является очень большой и противоречивой проблемой (например, см. теорию моральных оснований в [6]), мне пришлось разрешать определенные ситуации с моей собственной точки зрения. Например, если кто-то действительно думает, что вполне морально давать оружие детям, но я думаю наоборот, я отмечаю «моральное отклонение» (A43). Можно насчитать 34 темы подoбного типа (A43-49, 55-57, 65, 75 и т. д.). Самые впечатляющие морально сомнительные заявления и действия я выделял в Приложении жирным шрифтом в колонке «Реакция».

Последние по популярности, но, может быть, самые впечатляющие по их эффекту — это случаи подчинения авторитету. Подобно результатам знаменитых экспериментов С. Мильграма, когда повиновение экспериментатору (без какого-либо предполагаемого наказания за отказ сделать плохое действие) заставляло людей причинять сильную боль другим, гости в шоу делали невероятные вещи: одевали идиотские костюмы (A60, 64), показывали ягодицы (A54), кусали фаллоимитатор (A70) и даже «убивали» (A80). Они никого не наказывали (A80 — единственное исключение), но направление их действий не вызывает сомнений — делать что-то, даже очень не-типичное, под влиянием чьей-то сильной воли. Я подсчитал 15 тем, связанных с этим. Оказалось, что идеальной фигурой «сильной личности» был израильский специалист — он был единственным, кто мог вызвать такой тип поведения (см. таблицу 1). Опять же, эффект «подчинения авторитету» хорошо известен в психологии, и я не буду делать специальных ссылок.

3. Эффективность провокаций — статистика

В таблице 1 представлена ​​общая информация о данных. Онa содержит так называемые индексы оценок успеха. Индекс — это дробь, где числитель — среднее значение в данной клетке, умноженное на 100, а знаменатель — среднее значение всех данных. Например, клетка «Консерваторы — Руддик» (строка 1) имеет значение 60, куда ниже 100; это означает, что у Руддика были контакты с консерваторами, но с ними ему не очень повезло. Он получил среднюю оценку успеха 1,99 (ниже 2, то есть никакого успеха вообще), в то время как средний балл по всем темам равен 3,31 (строка 14, жирным шрифтом). Индекс составляет 100 * 1,99 / 3,31 = 60. Он показывает в процентах отклонение успеха для конкретной комбинации обстоятельств от типичной (средней) степени успеха. Высокий успех дает значение более 100, низкий — менее. Для ориентации средние значения оценок успеха (вместе с оценками реакции) для всех персонажeй и других измеряемых переменных также приведены в таблице соответственно в строке 12 и столбце Итого. Из таблицы можно сделать несколько выводов.

У разных персонажей очень различное количество тем — от 8 до 41. В результате самый активный персонаж, Эрран Морад, общался почти со всеми (но не с либералами), а Мональдо и ОМЗ -только с тремя типами людей.

Общие оценки успеха сильно отличаются от персонажа к персонажу — у экс-заключенного Шермана очень высокий коэффициент успеха, 4,25 (индекс 128), а д-р Нира имеет всего 1,86 (индекс 58, почти в два раза ниже среднего). Такой же индекс, 58, имеет Руддик. Трудно сказать, каковы причины такого низкого уровня -либо выбор гостей, которые не реагируют должным образом на провокации, либо тактика, которую они использовали (более конфронтационную — см. ниже). У обоих есть определенный «недостаток авторитетности», в отличие от «сумасшедшего миллиардера» Мональдо и особенно самоуверенного «полковника» Морада. Даже Шерман каким-то образом имеет если не авторитет, то по крайней мере некий ореол уважения и интереса, будучи бывшим заключенным (людей с необычным опытом внимательно выслушивают). Последние три имеют самые высокие показатели успеха.

Распределение гостей по многим показателям очень далеко от «репрезентативного» в любом смысле этого слова. Неизвестно, сколько встреч, например, не вошло в окончательную версию и почему (как случай с С. Пэлин), каков был принцип отбора гостей и т. д. Но в некоторых вопросах предвзятость просто броается в глаза. В первую очередь это касается политической ориентации: из 35 гостей 18 были консерваторами и всего 4 — либералами. Это отражено в соответствующем количестве тем — 58 против 10. Я сомневаюсь, что это было просто случайным; цель, скорее всего, заключалась в том, чтобы высмеять консерваторов больше, чем либералов, — и это было действительно достигнуто: индекс успеха для консерваторов равен 107, а у либералов — почти в два раза меньше — 57, что является полным провалом (заранее продуманным?). Более того, со всеми либералами общался лишь один персонаж, Д-р. Руддик, который показал себя неудачным не только с ними, но и вообще со всеми. Я думаю, эта избирательность отражает собственный либерализм Коэна, но могу лишь косвенно обосновать это утверждение: например, он никогда не ставил либералов в сложное положение, задавая им действительно острые вопросы — об иммиграции или скандале с электронной почтой у Х. Клинтон и т. д. В этом смысле, название шоу может быть откорректировано — «Кто есть Америка — взгляд либерала». Это не делает его менее поучительным и смешным, но, безусловно, сдвигает перспективу. Абсурдности в либеральном мире, на мой взгляд, куда больше, чем в консервативном — и вся история с фиктивными статьями это, в частности, и показывает, в качестве противовеса.

Профессиональная структура гостей также нерепрезентативна: большинство из них — политики или государственные чиновники (18 человек из 35 или 55 тем из 100). Этот тип людей, конечно, был наиболее интересным для С. Коэна. Ему удалось встретиться с такими знаменитостями, как бывший вице-президент США Д. Чейни, кандидаты в президенты и вице-президенты Х. Дин, Дж. Стейн, Б. Сандерс, С. Пэлин (не была показана в шоу), несколькими конгрессменaми и другими. В целом, однако, уровень успеха с этими людьми не был особенно высоким: общий индекс равен 99; два исключения были сделаны ОМЗ и Э. Морадом.

Самой успешной темой, несомненно, была спорная проблема оружия и насилия, в основном права на ношение оружие (строка 6). Она имеет общий индекс 114 и высокий индекс у каждого из трех персонажей. Это отражает важность вопроса, его высокую популярность в средствах массовой информации и очень жесткую позицию по данному поводу у республиканцев. Самой яркой иллюстрацией успеха являются темы в A42-51, где группа уважаемых людей решительно поддерживает абсурдную идею использования оружия детьми в детских садах.

Примечательно, что вариация показателей реакции среди всех персонажей намного меньше, чем таковая для оценки успеха — значения варьируют в узком диапазоне от 2,7 до 3,2, т. е. очень близки к 3, что является «нейтральным», за одним исключением (2,3) для доктора Нира (вежливость с некоторым намеком на беспокойство). Коэффициент вариации для реакции составляет 12%, а для успеха — 30%. Это подтверждает и мое ощущение, что американцы в целом очень сдержаны и вежливы, несмотря ни на что. Не более чем пару раз (A26, 76) очень оскорбительные разговоры артиста были резко прерваны — исключения, лишь подтверждающие правило.

Если предположить, что конечной целью шоу было не только продемонстрировать мастерство артиста, но сделать некоторые выводы о «моральных суждениях» американцев, то каковы же они? Насколько успешным, в конечном итоге, было шоу? Таблица 1 содержит множество подробностей, но имеет смысл также посмотреть, как распределяются оценки среди людей и тем (таблица 2).

Таблица 1. Индексы оценок успеха *

Всего Руддик Нира Шерман Морад Мональдо ОМЗ
Люди 35 7 7 3 12 4 3
Темы 100 15 14 12 41 8 10
Консерватoры 1 18 58 107 60 47 122 112
Либералы 2 4 10 57 57
Политические деятели / Чиновники 3 18 55 99 60 47 123 112
Искусство / СМИ / Спорт 4 9 23 97 30 60 128 53 91
Прочее 5 7 22 106 60 68 121 133
Oружие / насилие 6 42 114 91 117 106 108
Секс и связанные с этим вопросы 7 31 83 60 58 128 98 60 136
Конформистская тактика 8 49 120 128 121 113 111
Тактика конфронтации 9 29 56 58 49 66 60
Повиновение авторитету 8 15 139 139
Подтверждающее смещение 9 41 125 133 126 116
Отступление от принциов морали 10 34 127 91 133 128 125 141
Оценка успеха 11 100 58 56 128 116 117 112
Оценка успеха, среднее значение 12 3.31 1.93 1.86 4.25 3.83 3.88 3.70
Оценка реакции, среднее значение 13 3.04 2.73 2.29 3.17 3.41 2.88 3.00

* Индексы, помеченные курсивом, рассчитывались на основе 1 или 2 тем (т. е. это не очень надежные значения); в других клетках было 3-37 тем.

Реакция была, как правило, в пределах нормального диапазона — небольшая раздражительность и вежливость (баллы 2 и 3) составляют 72% как по темам, так и людям. Почти в четверти случаев реакция очень положительная и одобряющая (оценка 4). Результат успешен, если оценка превышает 2; 60% людей в 65% тем «поддавались провокации» или «были успешно обмануты»; большинство из них — очень сильно, со счетом 4 или 5 (50% и 47% соответственно). Уровень успеха весьма близок к таковому в истории научного обмана (около 50%), но все же несколько выше.

Таблица 2. Распределение оценок по гостям и темам,%

Оценки Темы, успех Темы, реакция Гости, успех * Гости, реакция *
1 8.0 2.0 10.0 5.0
2 27.0 18.0 30.0 25.0
3 18.0 54.0 10.0 47.5
4 20.0 26.0 42.5 22.5
5 27.0 n/a 7.50 n/a
Всего 100 100 100 100
  • Для гостей показано распределение средних оценок: 1 означает оценку<2; 2 -только для 2; 3 — для оценок от 2 до 3 включительно, 4 — выше 3. Все 40 гостей были засчитаны, в том числе те кто с артистом не встречался (A47-50, с присвоенными оценками реакции 2)

Успех, несомненно, связан с сильным подтверждающим смещением: 81% из тех, у кого оценка 4-5, имеют это смещение. Это означает, что конформистская тактика, которая играет на этом смещении, должна быть успешной — и действительно, все индексы в строке 8 таблицы 1 выше 100. Конфронтационная тактика приносит обратные результаты: все индексы почти в два раза ниже 100 (строка 9). Такой расклад поддерживает очень старую идею о том, что если вы хотите добиться что-либо от человека — обращайтесь с ним хорошо, а не плохо. Звучит просто и знакомо.

В [12] приведена регрессионная модель, которая описывает 65% вариации оценки успеха. Сама модель здесь здесь опущена; я перечислюлишь список существенных причин успеха, по мере убывания их значимости:

  • конфронтационная тактика (как причина «неуспеха», т. е. отрицательно связана с оценкой);
  • моральное отклонение (этот и два последующих фактора связаны с успехом положительно);
  • подчинение авторитету;
  • подтверждающее смещение.

Модель позволяет сделать осторожное обобщение: чтобы добиться успеха провокации, необходимо (но недостаточно) применить конформистскую тактику, в то время как для провала провокации достаточно применять конфронтационную тактику.

Результаты косвенно подтверждают выводы одного из самых серьезных исследований природы политических установок [7]: из-за глубоко заложенных биологических и часто генетических различий между группами людей (консерваторов и либералов) люди не только имеют различное мировоззрение, но и различные системы ценностей и даже другое восприятие того, что является «фактом» и что такое «истина». В случае шоу С. Коэна конфронтационная тактика (то есть демонстрация собеседнику неудобных для него «фактов») не дает абсолютно никаких результатов.

И по этой же причине, похоже, разоблачение фиктивных статей никак не повлияет на супер-либеральные установки редакторов журналов, так что публике не следует ожидать, что после скандала редакции таких журналов вдруг самораспустятся (читайте в окончании публикации).

Окончание

Примечания

[i] Перформативность (performativity) — специальный термин, означающий нечто все время находящееся в процессе «делания», в отличие от «performance», означающей «сделанное, выполненное». Один из важных терминов «социального конструктивизма» (см. часть 4). Применительно к сексу отсылает на неопредeленность сексуальный ролей, на их «делаемость», а не на «заданность».

[ii] Список литературы (числовые сылки в квадратных скобках) будет приведен во второй части (окончании) публикации.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *