Элла Грайфер: Глядя с Востока. 9. Слона-то я и не приметил!

 84 total views (from 2022/01/01),  1 views today


Элла Грайфер

Глядя с Востока

9. Слона-то я и не приметил!

Раб, осознавший свое рабство, уже не раб.

В.И. Ленин

Последнее время Израиль ведет себя ну просто неприлично. Мало того, что на обстрел отвечает бомбами, а в обмен на прекращение строительства требует – ни много ни мало – признать его право на существование, так еще и свободолюбивым шведам базарный скандал устроил – уже и кровавый навет возвести на него не моги! Эдак вообще, Бог знает до чего докатиться можно!

Все благоразумные люди ему уже по этому поводу высказали своё «фэ», и в первых рядах, разумеется, благоразумные евреи, начиная с мудрого руководства еврейских общин Швеции. По мнению их руководителей, совершенно напрасно Израиль делает из мухи слона. В конце концов, есть же свобода печати! Мы же вам не арабы какие-нибудь, что из-за пары карикатур Данию поставили на уши…

Вот уж, что не арабы – то не арабы! На уши Швецию поставить нам, конечно, слабо, но это еще не повод, за уши свободу печати сюда тянуть. Карикатуры на Мухаммеда появились в стране, где давным-давно уже публикуют самые разнообразные карикатуры на Иисуса, Марию, боженьку с бородой  и на облаке… т. е. с чужой религией обошлись датчане ровно как со своей, не хуже и не лучше. А вот попробовали бы шведы про свою армию написать, что она кого-то там на органы потрошила…

Но в одном с достопочтенными руководителями не согласиться нельзя: ничего из этого для Израиля  выйти не может, кроме дополнительных неприятностей, потому как имеются у шведов для антисемитизма очень серьезные основания.

Началось все с того, что несколько десятилетий назад соорудили они у себя эдакий мини-эдем, где работать не запрещалось, но… только бескорыстно, для собственного удовольствия. Система «отнять и поделить» достигла такого совершенства, что реальные доходы бездельника от доходов труженика не отставали, и вскорости все, кто не получал от труда полного морального удовлетворения, работать бросили, кто получал – эмигрировали туда, где за работу еще и платили, а в страну, на дармовщинку, потоком хлынули продукты избыточной рождаемости загадочного востока.

Энергия – что в драке, что в размножении – бьет у них через край, так что через пару поколений этнический состав изменится уже необратимо. Нет, разумеется, пока что в Швеции в больницах койки к Мекке еще не разворачивают, как в Англии, и даже не устраивают, как во Франции, фейерверк из машин, да и денег пока хватает, но скандинавы предусмотрительны. Ощутив себя колонизируемыми аборигенами, они заранее стремятся найти себе в новых условиях модус, хоть сколько-нибудь вивенди. Самая первая проблема – благополучно пережить снижение социального статуса: из хозяев страны, носителей господствующей культуры, предстоит шведам перейти на положение «дхимми» – носителей культуры терпимой и покровительствуемой, избежав, по возможности, фрустрации, естественно сопутствующей такому процессу.

Один из инстинктивно нащупываемых в таких случаях приемов – изобретение общего врага, в борьбе с которым можно сплотиться, а в свете общей победы уже не так обидно главным не быть, поскольку гордиться можно собственным скромным вкладом. Понятно, что в свете вековых антисемитских традиций трудно представить лучшего кандидата на эту роль, чем еврей, а следовательно…

Не надо утешать себя соображениями, что и газетка-то бульварная, и статеечка-то не передовая, а в разделе «культура» (на предпоследней странице, где культуре, понятное дело, самое место). Да ее бы никто и читать не стал, если бы израильтяне, от большого ума, не привлекли внимание своими претензиями! А если бы кто и прочел, так наверняка бы не поверил. А если бы и поверил, так через два дня бы позабыл, напав на какую-нибудь новую сенсацию…

Потому что такие сенсации последнее время появляются регулярно, и недалек тот час, когда такая статья станет передовой. Станет – независимо от того, будут ли на нее реагировать евреи или не будут, и как именно, если да (дипломатическим протестом, судебным иском или битьем стекол в соответствующей редакции). Независимо от того, будет ли Израиль палестинцев холить и лелеять или поджаривать их на вертеле. Давно известно, что вспышки антисемитизма к поведению евреев вообще отношения не имеют, потому и оставались всегда безуспешными любые наши попытки их предотвращения. Да, но… в таком случае – тем более, зачем было огород городить?

Что толку шуметь, если в ответ все равно, кроме плевка в лицо, ничего не дождешься? Не лучше, не мудрее ли утереться и молчать в тряпочку в надежде, что авось-либо пронесет? Отвечаю – нет, не мудрее! Не настаиваю на том, что выбрали наши правители самый удачный образ действия, возможно, и лучше бы сперва судебный иск попробовать… а впрочем, может, они и правы, поскольку даже выигранное в суде дело о клевете процесса не остановит, а дипломатический демарш, хотя бы и неудачный, шуму больше наделает. Но что толку его производить-то, коль скоро слушать никому не захочется?

Отвечаю: никому не захочется, но некоторым – придется. А именно – как раз тем, кому хочется меньше всех, то есть – нам, евреям. Именно нам очень важно понять, что это не случайность. Другим не обязательно, а нам – надо.

Мы растем с ними в одном дворе, сидим рядом на школьной и студенческой скамье, в одной конторе вкалываем, у одного прилавка отовариваемся и читаем те же газеты. И потому трудно, очень трудно бывает понять, что мы – люди другой истории, другой судьбы. Трудно не только нам – и им нередко также. До смерти не забуду, как сказала мне однажды с возмущением подруга-немка: «Но у тебя же есть права!». Она действительно в это верила, она и сейчас верит, что ей вполне простительно. Хуже, что довольно долго верила и я… Прав у нас нет. Бывают, и даже нередко, возможности пользоваться правами других, периодически они соглашаются на это, но… только периодически.

Последние два тысячелетия они многократно, охотно, к полной взаимной выгоде, отводили нам место на своей территории, на своем рынке, в научной лаборатории, даже на театральных подмостках, но вот в мировоззрении их, в этике и эстетике, в привычной картине мира места нам не было и нет. И всякий раз по-новому изумляются они, обнаруживая наше существование, а мы, в свою очередь, столь же неподдельным изумлением встречаем вновь и вновь раздающиеся утверждения, что нас, собственно говоря, на свете быть не должно.

Впрочем, это не совсем так. Наша наивность куда моложе ихней. Лет двести назад мы еще не заблуждались насчет того, что они про нас думают, и, соответственно, правильно интерпретировали поступающие от них сигналы, поскольку тогда мы жили своей, отдельной жизнью, а их внимательно наблюдали со стороны. Ассимиляция же сыграла с нами злую шутку. В то время как, перенимая их ментальность и культуру, мы меняем «взгляд со стороны» на «взгляд изнутри», (а ведь, как правильно заметил однажды товарищ Добролюбов: «…подите-ко сядьте в пустой ящик, да и попробуйте его перевернуть вместе с собой. Каких усилий это потребует от вас! между тем как, подойдя со стороны, вы одним толчком могли бы справиться с этим ящиком»)  для них-то мы как были, так и остаемся снаружи.

Самая первая, самая главная задача для нас сейчас – даже не бороться с антисемитизмом, а хотя бы понять, откуда у него ноги растут; не шведов уесть, а, как минимум, правильно сориентироваться в ситуации. А ситуация-то – она такая, что ориентироваться в ней ох как не хочется! Знаете, есть в психоанализе такое понятие «вытеснение», самый популярный пример – онколог, в упор не понимающий собственные анализы…

Думаете, легко еврейскому начальству в Швеции осознать, что вздумай завтра мусульманские пришельцы головы им пооткручивать (а вздумают они непременно, пусть не завтра и даже не на будущий год!) – никому и в голову не придет за них заступиться? Легко ли утонченным мальчикам из Рамат-Авива, презирающим «грубую военщину», согласиться, что смысла нет бежать из милитаристского Израиля – и в цивилизованной Европе догонят? Легко ли милой студентке из Сан-Франциско примириться с мыслью, что в то время как от нее требуют вживаться на всю глыбь в страдания несчастных палестинцев – в ее-то страдания никто никогда вживаться не захочет? Легко ли какому-нибудь небездарному и даже неглупому Амосу Озу выпустить, наконец, из подсознания и своими именами назвать то, что не может он не почувствовать, получая очередную литературную премию в Европе?  Перенесет ли без инфаркта достопочтенный профессор Моше Циммерманн несложное открытие, что его просто используют?

А может, хватит уже воспитывать родного министра иностранных дел, изображающего из себя слона в посудной лавке: «Ой, Вить, на грубость нарываисся!», – если элементарную информацию о том, что в наших краях происходит, собеседники Либермана считают грубостью, то уж претензии на равноправие со стороны собственных граждан еврейской национальности и вовсе наездом сочтут.

Для всех, кто так старательно, сил и средств не жалея, от всех, а больше всех от себя самих, скрывают, что их унижают, дискриминируют на каждом шагу, такой скандал – нож острый. По ним ударит он в десять раз больнее, чем по потомкам викингов, оттого, естественно, и ужаснее их обида на этих наглых, бестактных и неуклюжих израильтян, что своими скандалами всем делают только хуже.

Насчет «лучше-хуже» – это наука тонкая. Где лизнуть, а где тявкнуть в виду защиты своих интересов… тут может, конечно, ошибиться даже бывалый дипломат. Но могут ли судить о том люди, даже самим себе не смеющие признаться, что они существуют и у них какие-то собственные интересы в принципе могут быть? Не в том трагедия, что нет у Израиля «друзей» (в конце концов, и у правительства Ее Величества нет друзей, а есть интересы), а в том, что не желаем мы свои интересы представлять, не можем самим себе стать друзьями. И слава Богу, если в результате этого, ах, такого некрасивого скандала наконец-то проклюнется шило из мешка. Терять в отношениях со шведами нам нечего, зато до некоторых евреев, может быть, дойдет наконец, что есть «они» и есть «мы»… что, кстати, в конечном итоге, отношения с «ними» скорее улучшит, чем наоборот.

…Ну, то есть, конечно, не в период очередной вспышки антисемитизма – тут уж, естественно, ничего не поделаешь, тут можно только прогнозировать «их» действия и своевременно подыскивать способ противодействия, но ведь бывают случаи и иные.

Надо ли нам, к примеру, заниматься гуседразнением, на Красной площади водружая хануккию? Это ведь, ребята, НЕ НАША площадь, не наши деды ее возводили, не наша разыгрывалась на ней история. Так, может, лучше нам для своих символов местечко подыскать другое? Не обязательно в Израиле – двор ближайшей синагоги тоже подошел бы вполне. Но поступить так – значит, согласиться с тем, что «мы» и «они» – не одно и то же. Отказаться от вековой мечты ассимилятора… Вот тут наши «мудрые и тактичные» отчего-то и думать не думают, что, может быть, оскорбляют чьи-то чувства…

2009

Print Friendly, PDF & Email