Юлий Герцман: Экспромты (избранное из Гостевой). Продолжение

 240 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В выступлении было гораздо больше многозначительности, чем ума… Нас разделяют непримиримые мировоззренческие разногласия — я предпочитаю как раз «Мартель», а «Реми Мартин» отношу к компотам… Я уже однажды обозвал его завлитом анатомического театра — повторяться не хочу.

Экспромты

(избранное из Гостевой)

Юлий Герцман

Продолжение. Начало

Марк Азов очень далеко отстоял от юмористов-хохотунчиков, чьей задачей был вызов смеха любой ценой — его проза всегда была наполнена анализом мира. Как он умудрялся преобразовывать горечь и печаль в улыбку, мы уже не узнаем никогда. Да и не нужно: был Мастер, который умел это делать, и результаты его мастерства остаются с нами.

* * *

Что касается Л. М. Володарского, то могу добавить один эпизод. Мой завлаб (армянин) взял меня с собой, когда пробился к Володарскому (тогда еще заму Старовского) на прием, чтобы выбить финансирование темы. Мы принесли с собой проспектную страницу, где ярким языком излагалось народное счастье, которое постигнет страну при утверждении этого самого финансирования. И вот мы сидим, Володарский читает и вдруг бурчит: «Цимес мит фасолес мит катцендрек». Переводить, надеюсь, не надо? После чего пишет «Согласен», расписывается и возвращает нам. Уже в приемной Валерий Саркисович в состоянии полного восторга говорит:

— Какой умный человек! Иностранные языки знает! Что сказал, не знаешь?

Я не стал разочаровывать.

* * *

Академик Сергей Петрович Новиков в своих мемуарных заметках как раз отрицает, что Виноградов изначально был антисемитом и считает, что это качество появилось у Виноградова, когда антисемитом стало быть выгодно. Что же касается Понтрягина, то Новиков считает, что имело место прогрессирующее психическое заболевание.

* * *

Лет пять назад мы с женой отдыхали на Багамах и там познакомились с семейной парой беженцев из Ирака. Оба они — туркмены (сельджуки), смылись после первой войны в Заливе. Они долго и подробно рассказывали, какие арабы тупые и безграмотные, а закончили тем, что муж хитровато на меня посмотрел и сказал:

— Ну вы же понимаете, что такие малограмотные идиоты не могли спланировать 11 сентября, конечно, за этим стоит Моссад.

Вот и все оценки, и все выводы.

* * *

Тут что интересно: и Шевченко, и его мадам — выходцы из демократического лагеря. Да и Сурков тоже. Очень неприятны эти “born again” — политические ли, религиозные ли… Из них получаются лучшие инквизиторы и провокаторы. Я уже приводил как-то пример журналиста Георга Морделя, которого в Риге знали в качестве непримиримога борца с израильской военщиной. Затем, перебравшись в Израиль, он с тем же пылом стал изничтожать предателей сионистской идеи.

* * *

Уважаемый, хочу сообщить Вам, что в общерусском диалекте иврита слова «аккредИтация» пишется через «И», поскольку термин происходит от ивритского слова «креди́т», который перешел в латынь в звучании «деби́т».

* * *

Не знаю, как вы, коллеги, а я таких людей обожаю. Пашешь, тратишь годы на что-то, нива жизни иссыхает, а тут природа-мать подсовывает такой подарочек: является некто и на голубом глазу, пользуясь отрывочными воспоминаниями из учебника природоведения для четвертого класса, делает эпохальные физические открытия; или же, начитавшись «Приключений Незнайки», находит десять утерянных колен Израилевых, да еще пару притесавшихся. Мир обретает краски!

* * *

В выступлении было гораздо больше многозначительности, чем ума.

* * *

Тут ведь загадка наблюдается. Читаешь биографии — известный биофизик (А. Рашин), ученый (Л. Ейльман), а читаешь материалы — «Я открыл, что Китай и Испания совершенно одна и та же земля, и только по невежеству считают их за разные государства. Я советую всем нарочно написать на бумаге Испания, то и выйдет Китай» — Николай Васильевич Гоголь, “Записки <сами знаете, кого>”.

* * *

Он взял несколько фраз на иврите, использовал только согласные и оцифрил их согласно принятым в иврите цифровым значениям букв. Далее построил гистограммы для иврита, русского, немецкого языков. Гистограммы иврита показали двугорбое распределение. Это означало влияние другого языка, как оказалось другим языком был шумерский язык.

О! О-о! О-о-о!

* * *

Они принесли с собой новые ремесленические технологии, что и привело к заимствованиям типа: квасить, ковать железо и т. п.

Вчера Вольский, сегодня Ейльман — жить стало лучше, жить стало веселее. Это же сколько надо было квасить, чтобы такое наковать!

* * *

Высокопочтенный г-н Ейльман,

Как человек, который без малого сорок лет использует в своей работе аппарат матстатистики, смею уверить Вас, что ЛЮБОЕ исходящее от Вас предложение, где Вы ссылаетесь на этот предмет, не несет никакого смысла.

Боюсь, что ученик крупнейшего статистика академика Колмогорова нагло обманул Вас, и вы с ним занимались не статистическим анализом.

Я полагаю, что не только Колмогоров, но даже Гмурман вращается в гробу, узнав, что:

Использование методов математического статистического анализа показывает для того, чтоб слово закрепилось в памяти надо, чтобы оно примерно сто раз употреблялось человеком.

* * *

Если Вы специалист в области математической статистики, то Вы спросили меня о типе распределения, является число 100 математическим ожиданием и т. п. Сообщаю Вам, что математическое ожидание и параметры распределения зависят от возраста человека, его пола, состояния памяти.

Что это означает?..

Это просто. Есть, скажем, геометрия Евклида и есть геометрия Лобачевского. Три тысячи лет люди считали, что Евклидова геометрия — единственно возможная. Так и здесь — мы имеем новую математическую статистику Ейльмана, в которой математическое ожидание есть функция не распределения вероятностей, а возраста ожидающего. А чего такого?

* * *

Давайте разберем это на примере действия американских врачей. Нужно установить степень развития старческого слабоумия. Если экспериментальное математическое ожидание совпадает с теоретическим, то человек нормален. Само распределение нормальное, гауссовское. Если же нет, то распределение случайных величин другого типа, например, Пирсона.

Не подпадает ли под распределение Пирсона бессмысленное повторение инвектив без желания выслушать фактические опровержения? По мне, так выслушивание в пятьсот пятидесятый раз заунывных обвинений со ссылками на сборники текстов для художественной самодеятельности — очень даже подпадает.

* * *

Я работал на почтовом ящике, когда Никита Хрущев уволил из органов большое количество работников. Некоторых приняли к нам на работу. Среди них была одна женщина, которая мне поведала, как проводилась подготовка к депортации евреев. Она лично была назначена в команду конвоирования женщин с детьми. С конвоирами проводили беседы в морге Склифасовского. Им показывали изуродованные детские трупы и уверяли, что это проделки якобы интеллигентов-евреев: вытравливалась жалость.

Да-да, эту женщину звали Марк Колосов и в голове у нее было распределение Пирсона.

* * *

Сейчас Вы находитесь в безопасности и Вам наплевать на жертвы Гилера и Сталина.

Моего отца посадили за три месяца до моего рождения, а увидел я его впервые в возрасте пяти лет, так что не вам судить, на что мне плевать, а на что — нет. Но этот факт нашей семейной истории не мешает мне называть бред бредом, а ваши ссылки на Колосова, Похалюк и неназванного ученика Колмогорова, измерявшего слабоумие по критерию Пирсона ничем иным не являются.

* * *

Вам, господа, повезло. Вы остались живы, а многие совершенно невинные люди попали под топор моего знакомого по работе. У него был план по вынесению 15 вышек в месяц. Он должен был сам привести в исполнение свои приговоры. Это было выше его человеческих сил поскольку в процессе допросов он понимал то, что люди невиновны. Поэтому он менялся с напарником и выполнял не свои приговоры. Постепенно, в 25 лет у него развилась гипертония и его комиссовали…

Итак, окинем биографию завистливым взглядом. Наш герой:

А) Жил рядом со знаменитым писателем Марком Колосовым, который за чаями поведал ему о куначеских чувствах Сталина к Гитлеру;

Б) Работал с девицей Похалюк, в организме которой возбуждали ненависть к евреям, для чего водили в морг больницы скорой помощи (а Ин-т Склифосовского именно такой больницей и был) для демонстрации специально убиенных для этой цели детей;

В) Занимался с учеником Колмогорова статистическим измерением слабоумия;

Г) Работал с гипертоником, который махался с сослуживцем расстрельными списками, чтобы совесть не болела — полагая, очевидно, что в списках сослуживца настоящие враги, а неповинных людей из его списка сослуживец помилует, а нет — ну так и хрен с ними.

Какая богатая биография! Последний раз я такую читал в книге Рудольфа Эрика Распе. Название вот позабыл, не напомните, г-н Ейльман, а?

* * *

Отвечаю друзьям-коллегам, поместившим замечания на мою торжественную песнь г-ну Ейльману. Дело ведь не в том, с КЕМ он встречался, а ЧТО они ему говорили. Если бы он объявил себя внебрачным сыном Луначарского от Чичерина, я бы просто пожал плечами. Но когда устраивают сеанс художественного свиста и называют это разоблачением сталинизма…

* * *

Интересным собеседником был приемный сын семьи Ульяновых. Он был врач-практолог. Он не работал по своей специальности поскольку был министром здравоохранения Карелофинской СССР до войны. Ему было уже 96 лет тогда.

Единственным приемным сыном в семье Ульяновых был Георгий Лозгачев-Елизаров (приемный сын Анны Ильиничны). Он родился в 1906 году, что означает, что 96 лет ему было в 2002 году. В здравоохранении работал Дмитрий Ульянов, но он помер в 1943 году. И охота Вам так лихо свистеть…

Уважаемый всезнайка господин Юлий Герцман! Вам даже не приходит в голову элементарные мысли: спросить почему господин Рено считал себя приемным членом семьи Ульяновых?

Наверное потому, что на нем ездил Ленин.

* * *

Вообще, нужно сказать, что по прочтении работ Бориса Тененбаума многие сложившиеся образы не то что рушатся, но приобретают какие-то иные очертания. В моем восприятии это произошло и с Эв (б) аном, и с Даяном, и с великим Уинстоном, а теперь вот — с Кутузовым. У меня лично образ Кутузова был какой-то лубочный, сварганенный из «Скажи-ка, дядя», «Пришел Кутузов бить французов» и «Гусарской баллады». Толстовскому Кутузову я не верил с первого же прочтения «Войны и мира», а перечитывание только усугубило недоверие (у Толстого есть еще один герой, который кажется мне насквозь сделанным — Лёвин) — именно из-за идеализации героя, его боговдохновенности и (прав Буквоед!) национальной возвышенности. Благодаря же «Краху великой армии…» логика поступков фельдмаршала, сильные и слабые стороны его политической и военной личности становятся много яснее.

* * *

… Но брать Бориса Тененбаума в компанию нельзя — про его отношения с алкоголем рассказывают страшные вещи. Однажды он на протяжении десяти минут не менее пяти раз посмотрел на бутылку коньяка и усмотрелся вдребадан. Доказывал всем, что Тарле — это французская закуска, что Кутузов и Нельсон — один и тот же человек, которого звали Гомер. Что, мол, после того как Одиссей подарил ему глаз, выковырянный у протоизраэлита Полифема, Гомер забросил свою бандуру и пошел в офицеры Генерального штаба. И что доказательством этого, мол, служат черновики басни И. А. Крылова «Волк на псарне», где первоначально было записано: «Ты сер, а я, приятель, сэр» — что прямо указывает на сэра Горацио. И только потом Нельсон, переодевшись Кутузовым, упросил баснописца переделать «сэр» на «сед».

Так что, боюсь, пить нам придется вдвоем, а Борису — закрывать глаза, чтобы не смотрел.

* * *

Нас разделяют непримиримые мировоззренческие разногласия — я предпочитаю как раз «Мартель», а «Реми Мартин» отношу к компотам.

* * *

Я не имел в виду: ИЗГОНЯТЬ! — я имел в виду: оберегать, лелеять, прикрывать глаза. И остальных упомянутых Вами рэбят мы будем рады видеть за нашим столом, только пусть свой алкоголь несут, а то на халяву набежит мудрецов…

* * *

Получив в свое время рукопись (точнее — электронопись) от автора, читал с пользой для образования и удовольствием для души. Сейчас перечитал — и польза, и удовольствие на месте. Надеюсь в будущем и книжку прочесть.

Это — тот «Наполеон», на которого вы меня подбили, друг мой…

Да нас, гапонов, хлебом не корми, дай только подбить кого-нибудь влёт…

* * *

То что Вы пишете — и справедливо — об инородности царствующей династии, относится и к другим династиям. Практически нигде «коренные» не правили. В Великобритании — Ганноверы, ветвь древней германской династии Веттинов. Кстати, отец нынешней Елизаветы был первым, кто женился на британке, до этого — всё иностранные принцессы: датчанки, немки… В Испании сперва царствовали Габсбурги, потом Бурбоны. Исключение составляли Германия и Австро-Венгрия, так там как раз тоже случились революции.

Отделение дворянства, я бы уточнил — аристократии от народа, тоже не российская особенность. До того, как в Палату Лордов стали попадать политические назначенцы, пэры были не менее «страшно далеки от народа», чем Шереметевы, Голицины и Репнины.

Так что, ИМХО, надлом был все-таки гораздо больше социальным, чем субэтническим.

* * *

Беда Павла (и государства им ведомого) была в том, что:

  1. Он не мог найти социальную опору. Идентифицировав дворянство с екатерининскими порядками, он ему не доверял, а бюрократия, на которую впоследствии опирался его сын Николай, еще не была достаточно сильна, чтобы противостоять столбовому землевладельческому дворянству.
  2. Он менял решения по три раза на дню, и реакция его была непредсказуема. Скорее всего, он действительно был тем, кого сейчас называют “bipolar”.

В то же время, несколько его решений оказали существенно положительное влияние на дальнейшее развитие России. Вы назвали сознательный уход из религиозных споров, я добавлю установление четкого порядка престолонаследия, избавившего страну от ставшей невмоготу чехарды помазанников. Сколько бы, скажем, великий князь Константин Николаевич ни вякал по поводу своей багрянородности и отсутствия таковой у его старшего брата Александра, никому и в голову не приходило составлять заговор с целью возведения его на престол.

* * *

Замечательный был аналитик и публицист — Дмитрий Фурман. Когда сталкиваешься с тем, какой бред выдается за общественный анализ, еще больше понимаешь невосполнимость таких утрат.

* * *

Хотя большинство армян — грегорианцы, но среди них есть и католики, и мусульмане. У нас в фирме работал ливанский армянин-мусульманин, который и сам себя от народа не отрывал, и другие армяне его своим считали.

То же и у грузин: аджарцы — мусульмане, но принадлежат к грузинскому этносу.

Еврейская ситуация уникальна.

* * *

Ну вот — все возвращается на круги своя. Как будто не было — уже на моей памяти — трех-четырех дискуссий о Вагнере. Может, прекратим, а? Ведь все равно ни до чего не договоримся, только в очередной раз забросаем друг друга эпитетами.

* * *

Уточняю: под швалью я имел в виду именно тех, кто называет американцев «пиндосами», канадцев — «кандонами» и пр. И только их. У нас здесь, отвлекаясь от «нынешних богатых» население, в основном, еврейское. А нравы — увы! — желают лучшего. Особой разницы в поведении между теми, кто носит золотой крест и золотой могендовид на выпирающем из расстегнутой рубахи пузе — не наблюдаю.

* * *

Борис, если отсутствие религии порождает тенденцию деградации совести, означает ли это, что рост религиозности общества порождает тенденцию укрепления совести? Или же есть какой-то порог, который только религия и может поддерживать? Означает ли это, что Иран — более совестливое государство, чем, скажем, Англия или Канада?

* * *

Борис, у нас ведь не идет дискуссия о ненужности религии, о догматизме и проч. Более того, никто не поднимает вопрос привносится ли мораль в общество извне или является порождение отношений в обществе.

Мой друг Евгений Майбурд сформулировал тезис: «Повторяю, чтобы не было неясности: без религии нет совести, а значит есть деградация», который вызвал конкретные вопросы:

  1. Вызывает ли рост религиозности общества рост морали?
  2. Касается ли упомянутый тезис любой религиозности или же только иудаизма?

Ваше утверждение о том, что мораль измерить нельзя — которое я разделяю полностью! — и можно лишь говорить об интуитивном отторжении явлений, которые мы считаем (зачастую post factum) аморальными, это утверждение убивает вторую часть тезиса Евгения: если мы не можем измерить совесть, то тем более мы не можем измерить ее эрозию. То есть результат опыта в данном случае заменяется декларацией.

Из перевертыша Онтарио:

А если перевернуть: деградация совести порождает отсутствие религии, а тенденция укрепления совести порождает рост религиозности общества.

и вовсе следует, что нравственные законы не привнесены извне (не экзогенны), а порождаются обществом, откуда напрашивается вывод, что Бог в этой системе оказывается вторичным.

Мне очень по душе четкость ответа Бормашенко, с которым можно соглашаться или не соглашаться, но он — ясен и не допускает двусмысленностей в чтении:

Религия не гарантирует нравственности. Это прекрасно известно нашим мудрецам, есть в нашей традиции и соответствующий термин «мерзавец с позволения Торы» («наваль бершут а-Тора»). Религия — форма, в которой может проявиться нравственность.

Конечно, мы не разрешим этой проблемы, но сам факт дискуссии очень радует.

* * *

Дорогой Онтарио, я и не удивлен (смайликов не ставлю, ибо враг привнесения иероглифов в алфавит), я просто пытаюсь разобраться в утверждении необходимости религии в поддержании нравственности. Если, как следует из Вашего поста, нравственность нужна для поддержания религии, то получается, что религия вторична по отношению к нравственности.

* * *

Эрик, мне нет оправдания, но есть объяснение: вчера в семь часов пятьдесят шесть минут по лос-анджелескому времени ко мне пришла нежданная старость, и я ткнул дрожащим пальцем в “к” вместо “х”. Но я обещаю пройти курс омоложения и обозвать какую-либо несимпатичную мне личность хозлом, восстановив, тем самым, мировую гармонию.

* * *

Хотя для нас с дочерью Н. Олейников стоит в очереди третьим за Хармсом и Введенским, но творчество его мы весьма любим. Несмотря даже на «Жука-антисемита», вызывающего неуправляемый гнев нашего племенного сознания.

Это я к тому, что статья Игоря Манделя мне очень понравилась. Именно выделением «особости», они ведь были совсем различные поэты, хотя и вышли, по моему скромному разумению» не из гоголевской шинели, а из достоевского «Бобка» («Бобока»? — понятия не имею, как это название склоняется). Олейников стоял к этому хлорированному кастальскому ключу ближе всех, что, возможно, и спровоцировало определение Ахматовой. Разница между ним и Лебядкиным, однако, в том, что капитан был совершенно серьезен в своем творчестве (даже в здешних окрестностях обретаются стихотворцы, пишущие пародии, даже не подозревая об этом), Олейников же — талантливо притворялся серьезным, а Хармс и Введенский еще и настырно хмурили брови. Повторю: очень понравилось.

Ю. Герцман использовал прекрасное выражение насчет «хлорированного кастальского ключа» Достоевского — и я задумался, а почему я, собственно, не рассмотрел подробнее вопрос насчет Игната Лебядкина как идейной предтечи Н. О.? И нашел два ответа. Во-первых, об этом много писали, и не хотелось повторяться; это более-менее на поверхности. Во-вторых, Лебядкин, действительно, есть блестяще найденная Ф. М. форма выражения «парфюмерного невежественного сознания» («Любви пылающей граната взорвалася в груди Игната») — но это, как отмечалось в статье, лишь один, и. может быть, не самый важный компонент творчества Н. О. К тому же это писалось примерно в те же годы, когда создавал свои опусы К. Прутков, то есть «приоритетность» не вполне ясна. Как бы там ни было, я воспринял «хлорированный кастальский источник» шире, как отличную метафору творчества Ф. М. в целом, где «хлоририванный» можно понимать двояко (замечу в скобках — Лебядкин из «Бесов», а почему все вышло из «Бобка»? По другим причинам? Или описка?).

«Странно: победил Дантес, а памятник — Пушкину». Нет, Игорь, не описáлся. Сознательно поставил «Бобка» — Лебядкин на поверхности, но, ИМХО, именно в «Бобке» Ф. М. в самом рафинированном виде выразился тот реалистический абсурд, который подхватили обериуты.

Там была прекрасная идея, но она получила только зародышевое развитие: что, действительно, могут сказать люди друг о друге, когда им АБСОЛЮТНО ничего не угрожает.

Когда им АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО СКАЗАТЬ — я бы так сформулировал.

Вы, ребята, как хотите, а я верю анализу М. Бахтина («Проблемы поэтики Достоевского»). В моих глазах поэтому «Бобок» — маленький шедевр.

Так и я же об этом.

* * *

Я недавно признался своему товарищу. что изо всех иностранных слов знаю только три: «гносеология», «имманентный» и «бешбармак». Я даже в названии статьи И. Манделя увидев слово: «Онтология», сперва подумал, что это — о лечении десен, и лишь потом зачитался.

Поэтому стараюсь обходить философские статьи: дойду до слова «антиномии» — и начинаю чесаться.

Здесь же прекрасным и ясным языком излагаются философские максимы, с которыми можно не соглашаться, но хочется как раз согласиться — настолько это умно, четко и интересно. А комментарии Бориса Дынина служат замечательным, по-моему, дополнением к статье.

Не приму безоговорочно лишь одну фразу:

«Между тем, потребность в ритуале — духовная потребность человека. Ритуалом человек прикрывается от беснующегося хаоса жизни».

Сказано избыточно красиво, что заставляет сомневаться в глубине мысли.

А во всем остальном ни одно из положений не вызывает во мне когнитивного диссонанса (в смысле — желания опохмелиться)…

«Обрядов нам! У нас нужда в обрядах!
Все гибнет, все исходит в болтовне…»
Р. М. Рильке (пер. Б. Пастернака)

Чарльз Диккенс (которого я терпеть не могу, но для выпендривания сгодится):

«Стихи ненатуральны, никто не говорит стихами, кроме бидля, когда он приходит со святочным подарком, или обьявлением о ваксе, или какого-нибудь там простачка. Никогда не опускайтесь до поэзии, мой мальчик!»

* * *

Если проскакивать красивости, вроде: «Фетовский мир трепещет от упоения жизнью, блещет, как сад в росе и небо в звёздах», то статья очень симпатичная. К Фету у снобов, особенно после мандельштамовского «Фета жирный карандаш», отношение какое-то снисходительное, а ведь он был чрезвычайно умным поэтом, психологичным, а — где нужно — и отстраненным.

* * *

Исанна Ефремовна, Вы написали замечательную статью, которую только и может написать интеллигент высочайшей пробы об интеллигенте такой же пробы.

* * *

И что прикажете писать, когда я свое отношение уже выражал? Это тяжелое бремя дружбы, когда свое отношение надо выражать дважды: сперва в личном письме, а затем и прилюдно… Ну ладно, напишу так: даже если Вы мне готовую книгу не подарите, сам потрачусь — уж больно нравится.

* * *

По-моему, Вы написали очень четкую статью. Я, как ни искал, не нашел в ней опровержения суворовской интерпретации в целом (она, кстати, во многом хорошо обоснована), но лишь опровержение одного из тезисов, не более того. Может быть, завтра некто Х опровергнет другой тезис, а может быть, и нет. Может быть опровержения создадут критическую массу, а, молжет быть — и нет. Мы этого не знаем.

Что же касается возражений выдающегося ученого широкого профиля, то я бы вовсе не стал с ним полемизировать — он смешивает синергизм с наперсточничеством, а собственное нежелание прочесть чужой текст объявляет непониманием высоты полета его мыслей. Утверждение же: «То, что В. Суворова читают миллионы людей — не может быть случайным». — мне кажется просто трогательным. Дэна Брауна читают не миллионы, а десятки миллионов — будем изучать историю по нему?

В то же время Ваша статья не лишена крупного недостатка, на который я обязан указать: на фотографии, сопровождающей ее, берет на Вашей голове сидит, как седло на корове, что, конечно же, снижает научную ценность работы.

* * *

Между Амиром Перецем и Шели Яхимович. Классный выбор!

Попытку сделал оседлать
Внутриизраильскую тему?
Тебя за это испороть!
Пардон, ошибка. ИСПОЛАТЬ!
Седло сидит здесь без проблемы!

Увы, я с рифмой не в ладах,
Мне стих слепить — что с Эвереста,
Не пожалев родного места,
Скользнуть на собственных штанах.

Поэтому, ватик, не бей
За недоделанные строки,
Мне ваши бичевать пороки
Совсем не в жилу, ей же ей!

Но что поделаешь, мой друг:
Лета к суровой позе клонят —
Стоишь, как статуй на колонне,
И критикуешь все вокруг!

* * *

Дорогой Марк!

Я неоднократно декларировал, что, живя в другой стране, не считаю себя вправе давать оценки внутриизраильской политике. Но тут я просто изумился! Конечно, согласно новейшим исследованиям хацапетовской политологической школы, Бен-Гурион был злобный эгоманьяк и убивец, Эшкол — патологический трус, Голда Меир — кухонная сплетница, Рабин и Перес — предатели Родины, а Барак спер свои награды из кармана настоящего героя в трамвае. Но они как-то худо-бедно управляли государством, а Вы можете представить Переца или Яхимович в роли премьер-министра? Поэтому не соглашусь с Вами в том, что партия «Авода» подошла к своему концу — она умерла давно, а сейчас ее только несут на кладбище.

* * *

К сожалению это половина правды. Кроме ипотечных кредитов, выданных на покупку первого жилья — эти-то кредиты в какой-то мере подвергались правительственному влиянию, свой вклад внесли:

  1. Ипотека на коммерческую недвижимость, которая уж никак не стимулировалась самыми популистскими решениями. На пике было выдано 1.7 триллиона долларов, по примерно 75% из которых ожидается дефолт.
  2. Снижение удельного веса личных доходов в структуре Валового Внутреннего Продукта (который прямым методом может расчитываться как сумма зарплат до налогов плюс сумма прибылей до налогов и распределения плюс амортизация) начиная с 2002 года привело к тому, что для поддержания уровня жизни люди «вытаскивали» деньги из недвижимости, перефинансируя ее. Никакого правительственного вмешательства в этот процесс не было. Примерно половина таких рефинансирований приходилась на выплату только интереса в надежде, что стоимость недвижимости будет расти.
  3. Финансирование «вторых» домов (не инвестиционных или скрыто инвестиционных), которое тоже никак правительством не стимулировалось.
  4. Рынок деривативов в 2.7 триллиона долларов — никак и никем не регулируемый (все трансакции — ОТС). Дефолт — полный.

То есть, негры преклонных годов, если и вложили свою лепту в катастрофу, то лепта эта была очень незначительная.

Говорить о жадности банкиров или о популизме демократически избранного правительства лишено смысла, ибо и то, и другое — естественно. Вспомним, что т. н. «зарабатываемый кредит», т. е. противоналог, выплачиваемый казначейством беднякам, был внесен в Конгресс консерватором Никсоном, а оплата лекарств — Бушем. Это не в укор и не в похвалу, лишь для констатации. А вот что не сделало правительство и не будет делать, пока не отменена позорная практика подведения корпоративных и профсоюзных денег под Первую поправку — так это выработать нормальный свод регулирования, не тормозящий бизнес, но и не позволяющий ему идти вразнос.

Такое мое скромное провинциальное мнение.

* * *

Из собственного опыта общения с людьми принимающими бизнес-решения могу уверить, что императивом поведения в 99.99% случаев является: «Умри ты сегодня, а я завтра». Долгосрочность отсутствует даже как глубуко теоретическая альтернатива.

* * *

… Припоминается такой случай: пригласили меня в некий «клуб» с очень звучным названием. Не хочется обижать хороших людей, которые меня туда пригласили, так что название утаю, но было оно до ужаса академическим.

Заседание происходило по схеме, описанной классиком:

— Дамы и господа, — продолжил неутомимый вице-президент, — мы сейчас раздадим вам заявления с анкетками. Попрошу, значит, у кого есть ученая степень, взять голубые заявления для записи в академики, а у кого нет — розовые: для записи в члены-корреспонденты.

Однако, Юлий, я могу добавить к описанному вами деталь, которая и докажет раз и навсегда, что реальная жизнь в своей фантастичности может поспорить с искусством.

Надеюсь, я вас заинтриговал?

А деталь была такая: заседание началось с доклада, который сделал человек ворвавшийся на трибуну с криком: «Дайте сказать!». Скажу честно — аудитория сопротивлялась. Я-то его видел в первый раз, а народ, видимо, уже его знал. И было сoпротивление, и даже чисто физическое — его пытались с трибуны стянуть.

Однако он превозмог…

И произнес лекцию-доклад на тему упадка умственной деятельности в немолодые годы, с которой можно бороться путем физического стимулирования мозга, и делать это надо посредством «зарядки ушами» — и он схватил себя за уши и начал их энергично двигать вверх-вниз и направо-налево.

Ох, да… Такое не сконструируешь.

А академик Микулин с заземлением ног?

Мой институтский преподаватель по охране труда (!) в юности был завален в шахте. благополучно выжил и пошел, значит, охранять. Написал диссертацию о необходимости заземления ВПП (взлетно-посадочных полос) в аэропортах, поскольку трение резиновых колес по бетону приводит к возникновению статического электричества (что — правда), каковое может способствовать возгоранию топлива в самолетах (не наблюдалось, но — лучше перебдеть). На ученом совете (в те благословенные времена специализированных советов еще не было) института кто-то задал вполне резонный вопрос:

— Зачем заземлять то, что и так лежит в земле?

ВПП, как мы с Вами знаем, всем немалым объемом погружена в почву, и лишь верхняя поверхность — вровень с ней. Ответ был шикарный:

— Да, об этом я не подумал, но это ведь тонкость, которую я могу разобрать в моей будущей докторской.

Он перебрал один (!) черный шар и сокрушался впоследствии:

— Из-за такой мелочи…

* * *

Не кормите тролля. Типичный провокатор.

И ты тоже не корми. Он явно из тех, кто «тихо сам с собою я веду беседу».

* * *

В связи с тем, что в Гостевой наблюдается новый всплеск эмоций по поводу Эстонии, а я, пожалуй, единственный из завсегдатаев, имеющий — наряду с американским — эстонский паспорт, то хотел бы вложить свои пять копеек.

1) Эстонцы стопроцентно отождествляли русских с оккупацией их земли. Не советскую власть, не ВКП (б) — их такие тонкости не интересовали. Русские — вот оккупанты. Поэтому приход немцев (которых они тоже крайне не любят, но которые не ссылали их в Сибирь и не отнимали имущество) они встретили без восторга, но благожелательно. Возвращение Советской Армии же было воспринято не как освобождение, а как повторная оккупация. И Бронзовый Солдат — хотим ли мы этого или не хотим — был признаком оккупации. Тут надо помнить еще одно: если в Химках ли, на Смоленщине ли — ДО СИХ ПОР находят незахороненные останки времен войны, то в Эстонии этого не было. То есть к телам павшимх проявлялся максимум уважения. Отношение эстонцев к евреям во время войны я не затрагиваю — тема сложная и трагическая, но свидетельствую, что бытового антисемитизма в республике не было. Как такового — не было.

2) Г-н Ансип — чрезвычайно талантливый политик, удерживающий кресло премьер-министра дольше любого своего предшественника. Он относится именно к тем мародерам, которые — по известному изречению — пользуются плодами революций. Те кто, эстонскую мирную революцию совершал: маскирующийся под друга русских Эдгар Сависаар, паневропейская интеллигентка Марью Лауристин, ненавидящий русских оккупантов и настоящий друг евреев и Израиля Март Лаар -либо вышвирнуты из политики, либо находятся на ее обочине. Но у Ансипа есть Ахиллесова пята, которую он непрерывно должен защищать: инструктор Тартуского горкома КПСС Андрус Ансипп руководил разгоном первой национальной демонстрации в этом интеллектуальном центре Эстонии. Вот ему и приходится исполнять самые неприглядные народные танцы. Но при этом прах солдат не был выброшен на помойку, а перенесен на Военное кладбище, где и захоронен. Бронзовый солдат тоже не был отправлен на переплавку, но перенесен туда же.

3) Для того, чтобы получить эстонское гражданство, как здесь справедливо было отмечено, нужно сдать экзамен по языку и знанию истории. Небольшая пытка. Кроме того, в самом начале существования новой Эстонии, по ходатайству Академии Наук и творческих союзов, гражданство за особые заслуги предоставлялось имеющим ученую степень и/или членам означенных союзов. А также ВСЕМ, кто до 19 августа 1991 года добровольно зарегистрировался в т. н. Комитетах Эстонии, признавая, тем самым, право Эстонгии на независимость.

4) Я бы не вроспринимал всерьез заявления нашего общего знакомца о взломе эстонских компьютерных систем. Авромыч, как известно, является выдающимся мастером художественного свиста, и — в очередной раз — продемонстрировал свои замечательные способности в этом жанре.

* * *

Я вспоминаю свою реакцию на предыдущие изыскания г-на Финкеля, и — больше не надо! Я уже однажды обозвал его завлитом анатомического театра — повторяться не хочу.

* * *

«Здесь можно увидеть много странного — например, компанию пресыщенных бостонских интеллектуалов, которые на моих глазах выпили бутылку “Курвуазье”, не слезая с верхней полки».
Александр Генис о Брайтон-Бич

К вопросу о пресыщенных бостонских интеллектуалах — сколько-то там лет назад оказался я на некоем юбилее, который отмечался как раз в Бостоне, но были и гости из Нью-Йорка. Ну, «Курвуазье» и прочее лилось рекой, шли танцы, а музыка гремела так, что я не слышал соседей по столу. И пышной даме, сидевшей напротив меня, пришлось буквально кричать, чтобы донести свою мысль о том, что все-таки ощущается некоторая нехватка веселья. Кричала же она вот что:

“У нас на Брайтон Бич оркестр за ваши деньги играет гораздо громче…”

Помнится, меня прямо-таки поразило, что она сказала именно «громче», а не сказала, например, «лучше». Качество исполнения, так сказать, мерялось в децибеллах…

Я в этом волшебном месте тоже был всего лишь один раз: кузина моей жены, живущая в Бруклине, выходила замуж, как говорится: «за американца», но торжество решила устроить в ресторане с каким-то оригинальным названием, то ли: «Черное Море», то ли: «Морская Чернуха» — сейчас не упомню. В Н-Й мы в те годы всегда останавливались в «Эксельсиоре», что рядышком с Музеем Природы (Натуральной Истории) около Центрального Парка. Ехать оттуда довольно далеко, и невеста заказала для нас кар-сервис из брайтонских мест. На протяжении часа езды водитель уверял нас, что вообще-то у него есть десяток собственных нефтяных скважин (или золотых приисков), а машину за деньги он водит просто так… для развлечения… а то скучно дома сидеть.

Наконец, приехали. Я открыл дверцу машины, выхожу, и первая, кто попалась мне на жизненом пути была здоровенная тетка, оравшая: «Ты! Бл-ский выродок!» Очевидно, лицо у меня было очень выразительным, потому что она, не снижая амплитуды — стояла в метре от меня — сообщила: «Молодой человек (мне о ту пору минуло лишь пятьдесят пять годков, я был дитя), молодой человек, это я не вам, это я — Сёме!» — и перенеся взгляд через дорогу к кому-то, стоявшему около транспортной остановки, продолжила, с того, где прервалась: «Ты! Бл-ский выродок!»

За столом мы сидели с художником Илюшей Шенкером и его женой редактриссой Ларисой, которым я рассказал эту историю, думая, что она их позабавит, но для них это были будни.

* * *

«Держись корова из штата Айова»

В 1959 году Хрущев посетил ферму Росуэлла Гарста в штате Айова. Гарст показал советскому лидеру фермы, на которых коровы откармливались кукурузой, и Хрущев утвердил покупку 5 тыс. тонн семян кормовой кукурузы именно у Гарста. С этого началась кукурузная эпопея, очень быстро превратившаяся в кукурузную вакханалию. В 1960 году издательство «Советский Плакат» (в названии могу ошибиться) выпустило плакат, который развесили по всей стране. Речевка — оттуда.

Юлий, я в 60-м больше на девочек засматривался, чем на плакаты с коровами. Впрочем, то же было и в другие годы. Юлий, мы же почти одногодки, как вы-то запомнили?

В 1945 отца послали в село председателем райисполкома, где он за три года сделал шикарную карьеру: из председателей — в заместители председателя, из заместителей председателя — в управляющие конторой «Заготскот» (французский филолог, конечно, прекрасно разбирался в скотине). Нет сомнения, что он бы дослужился до старшего скотника, но за два месяца до моего рождения МГБ прервало этот захватывающий взлет. Когда папа вернулся из лагеря, то семья так и осталась в этом селе, где я родился и жил до 18 лет. Так что я вырос среди кукурузных полей.

В декабре 1963 года у меня произошла знаменательная встреча. Колхоз посетил Никита Сергеевич, в связи с чем школьников выгнали на поля убирать кукурузные корешки. Толку в этом занятии было ноль, поскольку по весне эти корешки попросту бы запахали, что я и почел своим долгом председателя совета дружины сообщить лидеру свободолюбивого человечества. Надо сказать, что он в дискуссию со мной не вступил, а просто развернулся и ушел, а за ним свита. В принципе, отец меня иногда воспитывал не по Ушинскому, но в этот раз филейная часть моего организма болела дня три.

И это еще не конец истории. Подруга и коллега моей жены тогда — завлит Вахтанговского театра Юлия Леонидовна Хрущева познакомила нас со своей текой Радой и ее мужем Алексеем Ивановичем Аджубеем, с которыми мы тепло сприятельствовались. Пока А. И. был жив, то во время каждого приезда в Москву я навещал их, а Марина до сих пор навещает Раду. Однажды, когда они были у нас в гостях в Таллине, я рассказал вышеизложенную историю. А. И. захохотал и сказал, что он прекрасно помнит, как какой-то сопляк стал на поле задираться с Никитой Сергеевичем (Аджубей сопровождал тестя), а они все в это время собирались в райком, где был приготовлен горячий обед — холодина стояла жуткая, сопляк же оттягивал это удовольствие.

Об извращенности нравов говорит то, что из председателей совета дружины меня не поперли — поперли Хрущева.

Так что в кукурузе я большой специалист.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Юлий Герцман: Экспромты (избранное из Гостевой). Продолжение»

  1. Докладчик, рекомендовавший крутить себе уши с целью зарядки ума, и дама, сетовавшая на обеде в Бостоне на то, что музыка недостаточно громкая, не то что в Нью-Йорке — персонажи баек, которыми я развлекал Юлия Петровича. Срисованы с натуры, надо сказать.

  2. Комменты читающиеся с удовольствием это и есть высший пилотаж

  3. Громадная, циклопическая работа редакции по отысканию и извлечению этих шедевров из Гостевой кроме несомненной исследовательской ценности подтверждает такую особенность: фразы Герцмана в обрамлении и в массе разнообразных общений были подчас, если не затеряны, то слегка затушеваны. Можно было и пропустить.
    Вытащенные здесь в «чистом» виде, они открывают подлинного и веселого гения.

      1. * * *
        «Уважаемый, хочу сообщить Вам, что в общерусском диалекте иврита слова «аккредИтация» пишется через «И», поскольку термин происходит от ивритского слова «креди́т», который перешел в латынь в звучании «деби́т»..»
        * * *
        «Не знаю, как вы, коллеги, а я таких людей обожаю. Пашешь, тратишь годы на что-то, нива жизни иссыхает, а тут природа-мать подсовывает такой подарочек: является некто и на голубом глазу, пользуясь отрывочными воспоминаниями из учебника природоведения для четвертого класса, делает эпохальные физические открытия; или же, начитавшись «Приключений Незнайки», находит десять утерянных колен Израилевых, да еще пару притесавшихся. Мир обретает краски!»
        :::::::::::::::::::::::::::::::::::::
        Поразительно, — комментарии Юлия Герцмана (см. выше) сохранили свою актуальность по сей день. Они посеяны автором надолго и переживут многие идеи многих “притесавшихся” к Порталу незнаек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *