Михаил Ривкин: Недельный раздел Насо

 265 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Мидраш приводит рядом, одно вслед за другим, два очень разных толкования слова «наси». И читатель должен почувствовать, что, при всей противоречивости, эти толкования не отменяют, а именно дополняют друг друга, оставляя слову «наси» некий таинственный и двойственный привкус.

Недельный раздел Насо

Михаил Ривкин

Подошли начальники (наси) Исраэйля, главы отчих домов их, они же начальники (наси) колен, стоявшие над исчисленными. (Бемидбар 7:2, пер Давида Йосифона)

И ПОДОШЛИ ВОЖДИ (наси) ИЗРАИЛЯ, ГЛАВЫ ОТЧИХ ДОМОВ ИХ, ОНИ ЖЕ ВОЖДИ (наси) КОЛЕН, ПОСТАВЛЕННЫЕ НАД ИСЧИСЛЕННЫМИ. (Бемидбар 7:2, пер Сончино)

Тогда приблизились князья (наси) Израиля, главы своих отчих домов — они предводители (наси) колен, те, что были поставлены для исчислений. (Бемидбар 7:2, пер по Ш-Р. Гиршу)

И доставили предводители (наси) Исраэля, главы дома отцов их, они же предводители (наси) колен, они же стоявшие при исчислениях. (Бемидбар 7:2, пер Фримы Гурфинкель)

Лет двадцать назад рассказывал на уроке про р. Иеуду а-Наси. Одна из слушательниц сразу же остановила меня, и с явным недоверием сказала: «Миша, ну вы явно что-то путаете! Какой может быть Наси во П в. н. э! Ведь Наси — это Президент Израиля!». Я показал ей приведённый выше пасук из Бемидбар, сначала на иврите, а затем в четырёх вариантах перевода, чем только усилил её недоумение. С тех пор, как Мишну стали переводить на иностранные языки, все переводчики соблюдают единый стандарт: титул Р. Иеуды не переводят, а транслитерируют, как если бы это было имя собственное, потому сегодня любой изучающий иудаизм вправе сам решать, кем же именно был Наш Святой Учитель: президентом, начальником, вождём, князем или предводителем народа Израиля.

При переводе ТАНАХА это простое решением нам, увы, недоступно. Слово «наси» переводят на иностранные языки, как и любые другие титулы и звания, упоминаемые в Торе. Мы уже не раз приводили примеры того, как многозначность, многомерность, полисемантичность слов в иврите безнадёжно теряется при переводе, безжалостно вынуждая переводчика отсекать множество хотя и близких, но далеко не тождественных значений переводимого слова и оставлять лишь то, единственное, которое отражает, зачастую, не столько сам оригинал, сколько время жизни и религиозно-культурную среду обитания этого переводчика.

В случае со словом «наси» дело обстоит ещё сложнее. Не только переводчики на другие языки, но и Мудрецы, Благословенной памяти, владевшие ивритом в совершенстве, были обезоружены и ошеломлены богатством значений и коннотаций слова «наси». И задолго до переводчиков Мудрецы попытались с этими коннотациями разобраться, и предложили несколько очень ярких и убедительных примеров того, как же именно следует понимать это загадочное слово. Ясно, что объяснения эти написаны не в формате статей из толкового словаря, а в том формате, которым Мудрецы владели в совершенстве — в формате притчи. Приведём несколько примеров. В каждом из них мы будем использовать, для большей ясности, и транслитерацию слова «наси», и тот из переводов, который больше всего подходит по смыслу этой притчи.

«… они же начальники (наси) колен, это те, кто был их начальниками в Египте «И были биты надсмотрщики из сынов Исраэйлевых, которых поставили над ними притеснители Паро, говоря: почему вы не изготовили, (как прежде), урочного числа кирпичей ни вчера, ни сегодня?» (Шемот, 5:14)» (Бемидбар Раба 12:16).

Сама по себе притча весьма характерна для общей историко-познавательной методики Мудрецов. Эту методику очень хорошо объясняет в своей книге «Пути Аггады» рав Давид Хофман. Каждый раз, когда мудрецы сталкивались в Торе с неким анонимным и безликим персонажем, они исходили из базисного допущения, что этот персонаж, на самом деле, уже встречался нам ранее на страницах Торы, и задача мидраша состоит в том, чтобы распознать его среди множества ярких образов, которые уже прошли перед нами. При этом хронологические нестыковки их не смущали.

«Стремились Мудрецы, Благословенной памяти, перекинуть мостики через время, и нарисовать цельную и ясную историческую картину, которую можно полностью охватить мысленным взором» (там, стр. 27).

В данном случае для Мудрецов было очень важно отождествить «начальников колен» с несчастными надсмотрщиками в Египте не только потому, что и те, и другие выполняли некие административные функции. Надсмотрщики, которые «были биты» в Египте за свою преданность братьям-евреям обязательно должны получить награду, и желательно, награду в Нашем Мире. И такой наградой становится их статус после Исхода, с одной стороны, достаточно высокий, с другой — не слишком высокий, чтобы совсем отделить их от других.

А вот ещё одно объяснение слова «наси»:

«И доставили предводители (наси) — почему так поспешили предводители подойти и доставить раньше всех? Ведь при строительстве Шатра Соборного они ленились и не принесли ничего, кроме камней ониксовых и камней вставных для эфода. Ибо когда призвал Моше всех приносить пожертвования, не обратился он особо к предводителям, и не понравилось им, что он особо к ним не обратился. /…/ И предводители очень жалели, что не принесли пожертвования для Шатра Соборного. И сказали: поскольку мы не удостоились пожертвовать на Шатёр Соборный, пожертвуем на одежды коэнов» (Бемидбар Раба, там же).

В этом рассказе мы видим уже совсем другой портрет наси Вместо скромного начальника, готового на всякие жертвы ради своих собратьев, ставших, злой волей египтян, его подчинёнными, перед нами высокомерный и чванливый предводитель, который больше всего боится оказаться на равной ноге с другими евреями. Для него самое важное выделиться, показать, что он не такой, как все. Иногда это достигается задержкой приношений, иногда — наоборот, чрезмерной поспешностью даров. Но цель всегда одна: показать своё превосходство и исключительность.

Мидраш приводит рядом, одно вслед за другим, два очень разных толкования слова «наси». И читатель должен почувствовать, что, при всей противоречивости, эти толкования не отменяют, а именно дополняют друг друга, оставляя слову «наси» некий таинственный и двойственный привкус, который отныне будет присутствовать при каждом появлении этого слова на страницах еврейской истории, вплоть до наших дней.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *