Леонид Комиссаренко: Картинки с выставки. Выпуск 3

 159 total views (from 2022/01/01),  1 views today

После погрома в ноябре 1938 года многие еврейские коммерсанты были отправлены в Дахау, где подвергались издевательствам. Пределом ужаса была депортация оставщихся евреев Фрайбурга в концлагерь в Гурсе в октябре 1940 года.

Картинки с выставки

Выпуск третий

Леонид Комиссаренко

Продолжение. Начало
 Леонид Комиссаренко «Ариизация» и экспроприация: Торговый дом С. Кнопф становится Универмагом Фриц Рихтер

Еврейская семья Кнопф родом из городка Бирнбаум (польский Medzychòd) тогда прусский, с 1919 года опять польский округ Позен. Первый торговый дом открыл в 1881 году в Карлсруэ младший из братьев Кнопф Макс (1857–1934). Годом позже его брат Мориц открыл магазин в Страссбурге. До Первой мировой войны различные ветви семьи владели империей из более чем 50-и филиалов в Эльзасе, Бадене и Швейцарии. Магазины в Эльзасе и Лотарингии в 1918 году были потеряны. Только Салли (Симон) Кнопф (1847–1922) продолжал дело: 16 филиалов, из них десять в Швейцарии, среди прочих в Базеле, Берне, Женеве, Фрибурге, Люцерне и Интерлакене. Благодаря общим закупкам магазины Кнопф имели возможность предлагать товары по особо низким ценам, составляя местной розничной торговле мощную конкуренцию.

Салли Кнопф построил в 1887 году во Фрайбурге на Кайзерштрассе по парижским стандартам самый большой и современный магазин в городе. Затем последовало расширение здания в 1904 и 1910 гг.

Салли Кнопф
Салли Кнопф

Сын Салли Артур (1879–1963) докупил на этой же улице угловой дом и построил на его месте новый, связав его с имеющимися зданиями мостом. Владел он также складом и магазином оптовой торговли.

В 1933 году началось преследование: во время одной из подготовленных СА акций против универмагов Вольверта, Ехапе и Кнопфа 11 марта 1933 года несколько тысяч демонстрантов собрались на Кайзерштрассе и скандировали: „Не покупайте у евреев. Поддержите средний класс!“ После того, как 31 марта в газете „Alemannen“ был опубликован призыв „Ни один немец не купит впредь у еврея!“, члены СА в униформе 1 апреля собрались у входа в магазин Кнопфа и орали „Жид, издохни!“ Дальнейшие призывы к бойкоту и целенаправленная антиеврейская пропаганда привели к тому, что торговый оборот резко снизился. Поставщики принуждались нацистами к прекращению поставок. Да и совет предприятия усилил давление. Всё это заставило Артура Кнопфа в 1937 году искать покупателей для своих магазинов.

Из-за активного вмешательства органов власти свободная продажа имущества стала невозможной. Поэтому Кнопфу пришлось 18 марта 1938 года наличные товары и оборудование „продать“ почти за символическую цену специально созданной властями комиссии.

Пикантность моменту придавало ещё и то, что во главе комиссии стояли правовый консультант Кнопфа Вальтер Рот и его доверенное лицо Фриц Рихтер.

Поначалу здание ещё принадлежало Кнопфу, но уже с 1 апреля магазин получил нового владельца и стал называться „Универмаг Фрица Рихтера“.

Объявление в „Alemannen“ от 1.4.1937 г.
Объявление в „Alemannen“ от 1.4.1937 г.

После Хрустальной ночи 1938 года Артур Кнопф был арестован и интернирован в Дахау. В декабре он был освобождён с условием, что продаст всё принадлежащее ему имущество и покинет Германию. Таким образом всё это за бесценок досталось тому же Фрицу Рихтеру, так как министерство других покупателей к торгам не допустило.

Артур Кнопф эмигрировал в Швейцарию.

Старое здание
Старое здание

В 1944 году здание магазина сгорело при бомбёжке, и комиссией по реституции 1949/50 было передано наследникам Кнопфа в Швейцарии и США. До 1980-х годов они и вели дела универмага, теперь уже под маркой „Универмаг для всех“ в восстановленной части здания. В конце концов весь комплекс зданий приобрёл банк „Sparkasse“. В 2012/2014 гг. старые здания снесли и на их месте банк возвёл новое.

Новое здание
Новое здание

Памятная надпись на нём разъясняет, что здесь стоял Торговый дом Кнопф.

На этом месте с 1895 и до принудительной ариизации в 1937 году стоял еврейский „Торговый дом Кнопф“. Салли Кнопф и его братья Мориц и Макс владели Филиалами Торгового дома в Германии, Швейцарии, Эльзас-Лотарингии и Люксембурге. Он существовал как „Универмаг Рихтер“ (до 1950 г.) и “Универмаг для всех“ до 1983 года, когда его приобрёл банк и перестроил в современное офисное здание.

Перед виллой, которую Артур Кнопф вынужден был продать в 1935 году, вмонтирован „Камень преткновения“, напоминающий о его сестре Бетти, убитой в 1940 году в рамках нацистской программы эвтаназии.

Макс Майер

Макс Майер был патриотом. В августе 1914 года он записался добровольцем в армию и подписался на военный заём. Но хотелось ему ещё что-нибудь сделать для страны. В соответствии с истинной расовой теорией национал-социалистов был он евреем и в силу происхождения по крови принадлежал расе, властвующей над миром и грабящей немецкий народ.

Макс Майер был не только патриотом, но ещё и деловым человеком и политиком.

Родился он 12 апреля 1873 года во Фрайбурге в семье торговца кожаными товарами, очень рано вошёл в отцовский бизнес и после нескольких лет обучения в Шпаере, Эрфурте и Берлине перенял магазин на Шустерштрассе 23. Под воздействием своего друга, еврейского адвоката и социал-демократа Роберта Грумбаха политически склонялся в сторону социал-демократии, членству в которой он без перерыва посвятил годы с 1911 по 1933, будучи членом Гражданской комиссии. В своей деятельности депутата Городского совета он, любитель театра и музыки, в меру своих возможностей поддерживал культуру и всегда заботился о достаточном её финансировании.

Макс Майер знал, конечно, о латентных предубеждениях народа против евреев. В статье „Народная вахта“, опубликованной 14 декабря 1920 года, он резко осудил планы так называемой Трибуны народного союза восстановить „немецкую культуру“ христианскими и немецкими постановками; к последним подчёркнуто не причислялись театральные пьесы еврейских авторов.

Однако чувствовал он себя интегрированным в городское общество. Долгое время Майер в „Третьем рейхе“ твёрдо держался иллюзии, что репрессии против евреев — всего лишь мимолётный призрак.

Вскоре после захвата власти нацистами Майер вместе с другими ещё находящимися на свободе городскими советниками и депутатами от СДП 20 марта 1933 года был взят под „защитный арест“. Хотя Майер и вышел в конце марта из фрайбургской тюрьмы на свободу, но уже 1 апреля 1933 года стал жертвой так называемого „Апрельского бойкота“. Перед его магазином стоял охранник СА, что на первых порах не удерживало многих клиентов от посещения магазина и проявления симпатии. Только с течением времени Майер заметил, что всё больше клиентов прекращают делать покупки. Под нажимом „ползучей ариизации“ Майер продал магазин своему служащему Ойгену Реесу. Реес на всю жизнь сохранил верность Майеру и не только перенял магазин по настоящей его цене, что по тем временам было исключением, но и материально поддерживал позже его семью.

Поначалу Майер ещё верил в изменения политической ситуяции во Фрайбурге. Он перебивался как экспортёр кожи, поставлял товары в Эльзас. Арест в ходе „Ноябрьских погромов“ 9–10 ноября 1938 года и 4-недельное пребывание в концлагере Дахау были для него полной неожиданностью. Всеми силами Майер стал пробивать разрешение на выезд. В мае 1939 года в Швейцарии разрешение было получено. 1 сентября 1939 года, в день начала войны он с женой Ольгой выехал в Цюрих. До этого Майеры прошли все ступени дискриминации по антиеврейскому финансовому законодательству — „Имперский налог на беженцев“, принудительная продажа и конфискация всех ценных вещей. Дом на Шустерштрассе тоже пришлось продать.

21 июля 1941 года Максу и Ольге удалось через Лиссабон эмигрировать в США, куда их сын Ганс бежал ещё в 1934 году.

Анкета для переезда семьи Маер из Зюриха в Нью-Йорк
Анкета для переезда семьи Майер из Цюриха в Нью-Йорк

Там они с трудом обеспечили себе скромное существование. Пройдя через несколько случайных работ, Макс нашёл постоянное место переписчика нот. В 1960 году, после смерти жены Макс вернулся во Фрайбург, где и умер 3 ноября 1962 года.

В 1995 году дом престарелых Госпиталя святого духа во Фрайбурге переименован в „Дом Макса Майера“.

Ограблены, преследуемы и изгнаны — судьба фрайбургской семьи Адлер

Многочисленные камни преткновения напоминают в центре Старого города о том, что раньше бóльшая часть магазинов находилась здесь во владении евреев. Благодаря усердию и изобретательности они, как и в других местах, доминировали в розничной торговле Фрайбурга. После захвата власти нацистами для евреев наступило время произвола, преследований и лишения прав. То, что началось с организованного государством бойкота еврейских магазинов 1 апреля 1933 года, вылилось в беспримерный процесс экспроприации и грабежа еврейской собственности, названного „ариизацией“.

Призыв к бойкоту
Призыв к бойкоту

Отрезанные от клиентуры, теснимые алчными конкурентами, многие евреи — владельцы магазинов, вскорости сдались и согласились на продажу имущества по бросовым ценам, далеко от нижней границы его стоимости. В 1939 году во Фрайбурге уже не было ни единого еврейского магазина. Те из них, кто покинул Германию, в большинстве своём оказались перед финансовыми руинами. Нацистское государство оббирало еврейских эмигрантов перед отъездом через повышенный „налог на еврейскую собственность“ и „Имперский налог на беженцев“. Таким образом, вынужденный отъезд делал исходные позиции на новом месте бесперспективными. Заботы о деньгах, языковые проблемы, исключение из общества неизмеримо усложняли новое начало.

Альфонс Адлер
Альфонс Адлер

Тех, кто не хотел или не мог решиться на бегство, вскоре ожидали времена ещё хуже. После погрома в ноябре 1938 года многие еврейские коммерсанты были отправлены в Дахау, где подвергались издевательствам.

Пределом ужаса была депортация оставщихся евреев Фрайбурга в концлагерь в Гурсе в октябре 1940 года. В числе 625 депортированных была и семья Адлер. Альфонс Адлер был владельцем существовавшего с 1889 года обувного магазина „Адлер“ (сейчас Бройнингер).

В ходе „ариизации“ он вынужден был в мае 1934 года продать магазин. В результате не только он, но и работавшие у него сыновья Вернер и Курт потеряли средства существования. После погромной ночи в ноябре 1938 года настали — с транспортировкой в Дахау — и для Альфонса и Вернера жуткие времена.

Эрнесто Адлер
Эрнесто Адлер

Альфонс был выпущен к Рождеству 1938 года, Вернер с туберкулёзом лёгких и глаз -только в марте 1939. С помощью живших в Швейцарии родственников семье Адлер в 1941 году удался побег из Гурса в Уругвай. Страдавший эпилепсией Курт из-за отсутствия медикаментов умер в лагере.

Семье Адлер тяжело далось начало новой жизни в чужой незнакомой стране. Альфонс Адлер в 1948 году покончил с собой. Вернер женился и, работая в рекламном деле, сумел обеспечить семье скромное существование.

После многолетней тяжбы с немецкими учреждениями семья получила частичное возмещение ущерба, но с учётом перенесенных страданий и потерь было оно мизерным.

В 2015 году произошла волнующая встреча с сыном Вернера Адлера, Эрнесто Адлером у камня преткновения Курта Адлера, его дяди. Камень этот напоминает о чудовищной несправедливости, постигшей семью во времена нацистского террора и призывает к памяти.

Слева направо: Лина Адлер, Жернер Адлер, Курт Адлер
Слева направо: Лина Адлер, Вернер Адлер, Курт Адлер
Лагерь интернированных Гурс. Ожидание вечернего супа. Рисунок Лео Броера
Лагерь интернированных Гурс. Ожидание вечернего супа. Рисунок Лео Броера
Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *