Александр Левковский: Гении, народы и страны, создавшие нашу цивилизацию

 254 total views (from 2022/01/01),  2 views today

По страницам книги американского профессора-социолога Чарльза Мюррея «Человеческие достижения: стремление к совершенству в искусстве и науке, с 800 года до н. э. до 1950 года» (“Human Accomplishment: The Pursuit of Excellence in the Arts and Sciences, 800 B.C. to 1950” by Charles Murray).

Гении, народы и страны, создавшие нашу цивилизацию

новая авторская редакция

Александр Левковский

«Как бы то ни было, но в литературе и искусстве установилось широко распространённое мнение, что Мона Лиза — величайшее полотно, Война и Мир — величайший роман, Венера Милосская — величайшая скульптура, Гамлет — величайшая пьеса и Пятая Симфония Бетховена — величайшее музыкальное произведение…

… Что касается науки, то в ней произошли пять революций, связанных с именами Коперника, Ньютона, Дарвина, Фрейда и Эйнштейна».

Чарльз Мюррей, «Человеческие достижения»

Прежде всего я хотел бы вкратце ознакомить читателей с автором этой замечательной книги.

Профессор Чарльз Мюррей, родившийся в 1943 году в семье интеллигентов-протестантов из глубинного американского штата Айова, в настоящее время является, пожалуй, одним из самых известных и авторитетных западных социологов. При этом надо отметить, что его взгляды, выраженные в большинстве написанных им книг, расходятся — и часто расходятся очень резко! — с тем вездесущим общественным мировоззрением, которое получило название политическая корректность (политкорректность, для краткости). Так, например, он, в соавторстве с профессором Гарвардского университета Ричардом Геррнстайном, опубликовал книгу под названием «Колокольная кривая» (“The Bell Curve”), где доказывается такая «крамольная» и, разумеется, неполиткорректная мысль, что различные народы и этнические группы — не отдельные личности, а целые народы! — обладают совершенно различными интеллектуальными способностями. (Кстати, авторы этой книги убедительно доказывают, применяя новейшие статистические методы, что наибольшими «коллективными» интеллектуальными способностями обладают евреи-ашкеназы, вслед за которыми идут восточные азиаты — японцы, китайцы и корейцы).

Взрыв возмущения в западной либеральной печати вызвало также его исследование, подкреплённое детальным анализом, гласящее, что доля женщин в человеческом прогрессе является — и всегда являлась — незначительной, по сравнению с мужской половиной человеческого рода.

Опубликованные им так называемые Законы Мюррея провозглашают, что западное либеральное законодательство, призванное облегчить участь малоимущих членов общества, зачастую приводит к прямо противоположным результатам. Эти законы окончательно закрепили за профессором Мюрреем ярлык одного из главных нарушителей вездесущей политкорректности.

Чарльз Мюррей является автором восемнадцати книг и сотен статей, напечатанных в авторитетных американских и европейских журналах.

* * *

Приступим, однако, к анализу работы профессора Мюррея.

Замечу сразу, что эта книга насчитывает около семисот страниц, и мне пришлось избирательно цитировать и даже обойти некоторые главы и отдельные аспекты с тем, чтобы уложиться в размер журнальной статьи.

Какова же цель книги «Человеческие достижения»? Отвечая на этот вопрос, профессор Мюррей пишет:

«В различные времена и в разнообразных обстоятельствах люди совершали воистину великие дела. Они открывали законы, скрытые в недрах нашего физического мира; изобретали изумительные машины и аппараты; соединяли звуки и краски таким образом, что они воистину задевали наши чувства; и создавали потоки слов, освещавших глубочайшие таинства человеческой души.

Книга «Человеческие достижения» посвящена описанию этих потрясающих деяний в области искусства и науки и перечислению тех выдающихся людей, что совершили эти чудеса».

* * *

Для осуществления амбициозной цели поисков тех лиц и стран, что создали нашу цивилизацию, было необходимо, в первую очередь, организовать гигантскую базу данных, куда вошли бы все основные события в области науки, техники, литературы и искусства, и имена творцов этих кардинальных событий.

Автор избрал грандиозный отрезок времени, начинающийся 800-м годом до н.э. и заканчивающийся 1950-м годом. Профессор Мюррей пишет:

«Главная часть материалов этой базы данных отвечает на вопросы «КТО?», «ЧТО?», «КОГДА?» и «ГДЕ?». Кто были те люди, что вошли в историю создания литературы, искусства и науки? Среди тех, кто вошёл в эту историю, — какие личности были важнейшими и почему? Как человеческие достижения распределились по столетиям? И по всему миру? И по Европе и Америке? Что отличает крупные достижения от менее значительных?»

Мюррей справедливо утверждает, что оценка сравнительного вклада людей и народов в человеческий прогресс не может быть делом вкуса, славы, моды или установившегося мнения. Необходимо обосновать и принять беспристрастный и количественный критерий для такой оценки. Профессор Мюррей говорит:

«Хронология событий и биографии дают первичный материал для реконструкции картины человеческих достижений. Исторические исследования представляют анализ того, как эти достижения прогрессировали с течением времени».

Добавим к этому, что для создания грандиозной базы данных Чарльз Мюррей и обширная группа его авторитетных сотрудников привлекли рефераты, монографии, энциклопедии и отчёты научных обществ и академий, существующих на всех континентах. Эта общая база данных была разделена на отдельные базы, относящиеся к следующим двенадцати категориям литературы, искусства, науки и техники:

  • Литература;
  • Изобразительное искусство;
  • Музыка;
  • Астрономия;
  • Биология;
  • Химия;
  • Геология;
  • Физика;
  • Математика;
  • Медицина;
  • Техника/технология;
  • Философия.

Из миллионов источников, посвящённых этим категориям, было отобрано около двадцати тысяч (точнее, 19794) так называемых квалифицированных источников, то есть таких, которые достаточно полно и с исчерпывающим знанием дела освещают человеческие достижения в области литературы, искусства, науки и техники.

К примеру, в астрономии было отобрано 767 энциклопедий, научных отчётов, книг, биографий и т. д. В западной (европейской и американской) литературе — 3821; в математике — 906; в индийской философии — 313… И так далее.

Следующим этапом явился отбор так называемых выдающихся личностей в этих категориях. Профессор Мюррей предложил для этого отбора такое правило:

Если какое-либо лицо упоминается как минимум в 50 процентах квалифицированных источников для какой-либо конкретной категории, оно считается выдающей личностью в этой категории литературы, искусства, науки и техники. То есть, этот человек входит в состав тех, кто принял главное участие в человеческих достижениях.

Например, пользуясь этим правилом, в химии были отобраны 204 человека; в медицине — 160; в математике — 191; в технике/технологии — 239; в западной литературе — 835; в арабской литературе — 82… И так далее.

Общий итог таков: по всем 12 категориям литературы, искусства, науки и техники были определены 4002 выдающихся человека, которые и считаются создателями львиной доли нашей цивилизации.

* * *

Но тут встаёт вопрос: как определить важность вклада отдельной личности в конкретную область по сравнению с его конкурентами в этой области? Например, кто более значителен в музыке — Шопен или Рахманинов? В живописи — Рафаэль или Пикассо? В литературе — Диккенс или Мопассан? В математике — Лобачевский или Декарт?..

Для разрешения этого вопроса профессору Мюррею и его сотрудникам пришлось рассмотреть каждого из 4002 выдающихся людей, принимая во внимание процент упоминания каждого человека в квалифицированных источниках, авторитет биографов, надёжность энциклопедий, наличие научных трудов, освещающих деятельность этих четырёх тысяч выдающихся людей, — и ещё массу других данных, позволяющих судить о важности их вклада в человеческий прогресс.

Затем эти данные были переработаны в соответствии с установленными законами математической статистики и преобразованы в так называемые количественные индексы, то есть каждому человеку был присвоен определённый индекс — от единицы до 100.

* * *

Давайте же ознакомимся для начала с теми гигантами человеческой мысли и таланта, с теми величайшими из великих, которые получили индекс 100 в различных областях литературы, искусства, науки и техники. Кем были эти титаны? Какие народы они представляли?

Их было 15 человек в 12 категориях. Почему 15, а не 12? Да потому что в физике, технике и музыке высшую оценку 100 получили по два человека: Ньютон и Эйнштейн — в физике, Уатт и Эдисон — в технике и Моцарт и Бетховен — в музыке.

Итак, вот имена этих гениев:

Пять англичан: Шекспир (литература), Ньютон (физика), Дарвин (биология), Уатт (техника), Лайелл (геология).

Два француза: Лавуазье (химия), Пастер (медицина).

Два итальянца: Галилей (астрономия), Микеланджело (живопись и скульптура).

Один немец: Бетховен (музыка).

Один еврей: Эйнштейн (физика).

Один русский: Эйлер (математика).

Один австриец: Моцарт (музыка).

Один американец: Эдисон (техника).

Один грек: Аристотель (философия).

За исключением, пожалуй, геолога Чарльза Лайелла, все остальные имена в этом списке широко известны современному читателю.

— Почему именно они? — спрашивает профессор Мюррей об этих пятнадцати. — Когда мы знаем таких великих художников как Рафаэль, Леонардо, Тициан, Дюрер, Пикассо и несколько дюжин других, что же заставляет историков западного искусства сосредоточиться именно на Микеланджело? Почему избран Аристотель, а не Декарт? Почему Эйнштейн вместо Бора или Максвелла?

— Да потому, — отвечает Чарльз Мюррей самому себе и нам, — что эти гиганты превзошли то, что мы называем «совершенством» и поднялись до уровня, который для большинства людей можно назвать «необъяснимым». «Как может человек создать такое?!» — восклицаем мы при виде, например, росписи Микеланджело Сикстинской капеллы в Ватикане.

— А говоря о Шекспире, мир давно уже исчерпал все превосходные степени сравнения. Чем больше мы вчитываемся в пьесы Шекспира, тем более мы поддаёмся чувству изумления. Его пьесы достигают наивысшего уровня человеческих возможностей — эстетически, познавательно, морально и даже духовно.

Наибольший интерес для русскоязычного читателя должно представить имя величайшего математика всех времён и народов, выходца из Швейцарии, члена Петербургской академии наук, профессора Леонарда Эйлера (1707–1783), автора более 850 работ по математическому анализу, теории чисел, приближённым вычислениям, небесной механике, физике, оптике, баллистике, кораблестроению, теории музыки и другим областям. (Профессор Эйлер провёл почти полжизни в России и по праву считается русским учёным).

Восемьсот пятьдесят научных трудов за пятьдесят лет работы, то есть за 2500 недель!

Давайте задумаемся на мгновение и представим себе, что означают эти цифры. А значат они нечто абсолютно сверхъестественное — профессор Эйлер публиковал одну за другой новые научные работы каждые три недели!

Профессор Мюррей замечает, что такого количества научных трудов не имел ни один учёный за всю историю человечества!

(В свою бытность студентом авиационного института я встречал имя Эйлера едва ли не в каждом учебнике. Теории Эйлера, доказательства Эйлера, теоремы Эйлера, гипотезы Эйлера, формулы Эйлера были рассыпаны по многим дисциплинам -— от математического анализа и теоретической механики до гидравлики, теории вибраций, теории упругости, сопротивления материалов и даже аэродинамики).

* * *

Далее профессор Мюррей задался целью определить вклад различных стран в развитие человеческого прогресса. Наиболее логичный путь для этого представляется таким: подсчитать количество выдающихся личностей для каждой страны. И таким образом, страны с наибольшим числом выдающихся личностей будут считаться, согласно этой теории, странами, совершившими наибольший вклад в человеческий прогресс.

Тут надо сделать небольшое предварительное замечание. Следует отметить, что Чарльз Мюррей включил в свою работу также и анализ восточных литератур, философий и произведений искусства. Я, однако, не думаю, что упоминание в этой статье имён выдающихся индийских, японских, китайских и арабских писателей, философов и художников, — пожалуй, за исключением китайца Конфуция — скажет что-либо современному русскоязычному читателю; и поэтому из общего числа выдающихся личностей (4002) я отбросил количество, относящееся к восточным категориям (569). Оставшаяся цифра 3433 представляет собой число выдающихся личностей в так называемой европейской группе (куда, кстати, входят и Соединённые Штаты, страна европейских иммигрантов). Я думаю, что такой подход к этой проблеме оправдан, ибо вот что пишет Мюррей о колоссальном значении Европы в человеческих свершениях:

«Несмотря на свои небольшие размеры, страны Европы были источником наиболее интенсивных человеческих достижений…»

Ниже приводятся результаты этого анализа для двенадцати стран, находящихся во главе этого списка:

  1. Англия — 550 выдающихся личностей.
  2. Франция — 536.
  3. Германия — 524.
  4. Италия — 378.
  5. США — 301.
  6. Россия — 140.
  7. Австро-Венгрия — 131.
  8. Голландия — 100.
  9. Испания — 88.
  10. Бельгия — 80.
  11. Швейцария — 71.
  12. Швеция — 42.

Итого: 2941.

Если мы разделим эту цифру на 3433, то реультатом будет 85 процентов. То есть, эта «замечательная дюжина» стран ответствена за львиную долю человеческих достижений в науке, технике, литературе и искусстве.

* * *

Давайте проанализируем эти цифры.

Прежде всего не надо удивляться доминирующему положению Англии в победном марше человеческого прогресса. История этой страны сложилась так, что ей по многим показателям суждено было занять эту позицию. Мировая индустриализация началась именно с Англии — и это, разумеется, способствовало развитию науки и техники. Паровая машина была изобретена и усовершенствована в Англии. Первые ткацкие станки появились в Британии. Английские инженеры и учёные совершили переворот в теории и практике применения электроэнергии. Гигантский британский морской флот требовал огромного количества образованных инженеров и техников. Английские университеты славились высоким качеством подготовки специалистов. Путём безостановочных завоеваний англичане создали крупнейшую в истории человечества Британскую империю на четырёх континентах.

Эти и другие причины обеспечили — во всяком случае, до середины 20-го столетия — британское первенство в деле человеческих достижений.

Но вот что странно: доминируя в науке и технике, англичане — по сравнению с немцами, французами, русскими и итальянцами — не имеют практически никаких крупнейших достижений в музыке и изобразительном искусстве. Нет у британцев никого, кто мог бы стать в один ряд с Микеланджело, Чайковским, Дюрером, Бетховеном, Рафаэлем, Пикассо, Стравинским… Почему? Это одна из многих загадок человеческого прогресса.

Другой загадкой является сосредоточение германцев (немцев и австрийцев) на самой вершине музыкального Олимпа. Посмотрим, например, как распределились первые шесть мест в общем мировом «музыкальном» списке выдающихся личностей:

  1. Бетховен (Германия) — индекс 100;
  2. Моцарт (Австрия) — 100;
  3. И. С. Бах (Германия) — 87;
  4. Вагнер (Германия) — 80;
  5. Гайдн (Австрия) — 56;
  6. Гендель (Германия) — 46.

(Кстати, вот что любопытно: вслед за германцами на почётном 7-м месте оказался великий русский композитор Игорь Фёдорович Стравинский — впереди всех знаменитых итальянцев и французов и, кстати, впереди всех известных русских композиторов 19-го века, включая Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова, Рахманинова и Скрябина. Игорь Стравинский, мне кажется, недостаточно оценён на своей родине — видимо, из-за того, что он почти всю свою творческую жизнь провёл в эмиграции, вдали от России).

Чем объясняется такое сосредоточение немцев и австрийцев на первых местах в списке самых выдающихся музыкантов? Трудно сказать. Убедительных объяснений этому явлению нет. Я приглашаю читателей высказать свои мнения по этому вопросу.

… А теперь обратимся к России.

Как расценивать количество выдающихся россиян (140) и 6-е место России в списке стран, внёсших наибольший вклад в науку, технику, литературу и искусство? Я думаю, что цифра 140 и положение России на шестом месте в «замечательной дюжине» стран — это свидетельство значительного вклада России в дело человеческого прогресса.

Не забудем, что история не была благосклонна к российскому государству. Русские княжества относительно поздно (в 10-м веке) приняли христианство; 300 лет русские земли были под монгольским игом; Пётр «прорубил окно» в Европу лишь в начале 18-го века… И главное — Россия держала бОльшую часть своего народа в крепостном рабстве до 60-х годов 19-го столетия.

Если при этих условиях Россия смогла занять место немедленно вслед за первой пятёркой стран, — это следует расценивать как грандиозный успех!

Следует отметить ту добросовестность и тщательность, с которой профессор Мюррей рассматривает вклад России в мировой прогресс. Он даже составил список тех российских областей, где жили и творили самые выдающиеся русские. Мюррей пишет:

«Российские регионы, где обитали выдающиеся личности, включают (помимо Москвы и Петербурга) Архангельск, Донскую область, Эстонию, Грузию, Казань, Харьков, Киевскую область, Кострому, Латвию, Литву, Минск, Нижний Новгород, Одессу, Новгород, Орёл, Оренбург, Псков, Саратов, Тулу, Владимир и Воронеж…»

Профессор Мюррей составил хронологический список российских достижений, начиная от работ Ломоносова и Лобачевского и кончая вкладом Циолковского, Векслера и Менделеева в мировую науку.

Однако наибольшее внимание в книге Мюррея уделено изумительной роли, которую сыграла русская литература, одна из самых значительных литератур в мире. Пятьдесят четыре русских писателя были включены в список выдающихся российских личностей! То есть, литераторы составляют 38 процентов всех выдающихся личностей в российском списке. Это — наибольший процент изо всех стран европейской группы!

Список выдающихся русских литераторов включает не только всемирно знаменитые имена Льва Толстого, Фёдора Достоевского, Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Ивана Тургенева, Антона Чехова, Максима Горького, Ивана Бунина, Владимира Маяковского, Бориса Пастернака, Александра Блока, но и имена писателей, недостаточно, я думаю, известных современному молодому читателю, — таких, как Афанасий Фет, Всеволод Гаршин, Алексей Писемский, Иван Гончаров и другие.

* * *

Надо отметить, что профессор Мюррей поднял в своей работе также ряд интереснейших дополнительных проблем. Так, например, он задаёт следующие вопросы:

  • Чем объясняется исключительно низкий процент женщин среди выдающихся личностей?
  • Как объяснить значительное количество гомосексуалистов среди самых великих представителей литературы и искусства? (Профессор Мюррей отмечает, что гомосексуалистами были, среди прочих, Сократ, Святой Августин, Микеланджело, Леонардо да Винчи, Шекспир, Чайковский, Оскар Уайльд, Уолт Уитмен…).
  • Чем можно объяснить поразительно непропорциональный, исключительно высокий процент евреев среди выдающихся личностей?
  • Какое влияние на человеческий прогресс оказали так называемые мета-изобретения? (Мета-изобретениями профессор Мюррей называет такие кардинальные культурные явления, как создание алфавитов, написание Библии, изобретение нотной грамоты, литературного жанра романа и симфонической музыки.)

Не желая расширять размер статьи, я опустил обсуждение Чарльзом Мюрреем этих и других важных проблем.

Я надеюсь обратиться к ним в дальнейших публикациях.

* * *

В более глубинном — философском — смысле книга профессора Мюррея посвящена поискам Истины и Красоты. Истина, пишет Чарльз Мюррей, воплощена в науке, а красота — в литературе и искусстве. Впрочем, Чарльз Мюррей смело объединяет эти категории, замечая:

«Я был поражён, обнаружив, что существует немало учёных, видящих в природе и вселенной не только Истину физических законов, но и Красоту, воплощённую в них…

… Человек исповедует непреодолимое влечение к Красоте, создавая нечто, не имеющее, казалось бы, никакой практической цели, кроме удовлетворения нашего внутреннего ощущения Красоты — для нашего глаза, литературного вкуса и слуха. Самые счастливые из нас наделены способностью создавать Красоту, и все мы, в сокровенных уголках нашей души, стремимся к наслаждению ею.

Многие изумительные человеческие достижения были и есть попросту созданием объектов Красоты…»

* * *

… Их давно уже нет в живых, но мы, их благодарные потомки, бережно храним память о четырёх тысячах наших замечательных предков, — учёных, инженеров, врачей, писателей, философов, художников, музыкантов, — бескорыстно и самоотверженно трудившихся на благо человечества и подаривших нам нашу земную цивилизацию.

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Александр Левковский: Гении, народы и страны, создавшие нашу цивилизацию»

  1. Один еврей: Эйнштейн (физика).
    Один русский: Эйлер (математика).
    ииииииииииииииииииииииииииииииииииии
    Если Эйнштейн (физика). еврей, то почему Эйлер Русский?????

  2. На портале есть статья, которая разбирает разницу между двумя взаимоисключающими идеалами развития человечества на будущее:
    общемировое федеральное государство (ОФГ) или общемировой союз независимых национальных государств (ОСННГ)
    Йорам Хазони: Достоинство Национализма http://z.berkovich-zametki.com/2018-znomer11-12-yhazoni/

    Моё мнение: Чарльз Мюррей он убеждённый сторонник «ОФГ» и всё его исследование имеет смысл только внутри этого идеала, а внутри идеала «ОСННГ» оно лишено малейшего смысла.
    По-моему его книга это своеобразная идейная борьба правого либертарианца с левыми прогрессистами о форме «ОФГ». С моей стороны: чума на [оба их дома] обе эти идеи.

  3. Он — Мёрри, Чарльза Мёрри. Открываем Ю-Тюб и находим его лекции и выступления, многие — по его книгам. Полезно для тех, кто не в силах одолеть некоторые его труды по 800 страниц.
    Я — давний и горячий его поклонник. В первые месяцы в Америке, наткнувшись на его вещи и придя в восторг, вознамерился поехать и выразить восхищение лично: от моего дома до городка Ньютон, где он рос, и где 22 года проработала моя супруга — около получаса. Потом успокоился: оказалось Мёрри уехал оттуда ещё в молодости.
    Думаю стоит поблагодарить автора очерка о нём — упоминание великого мыслителя стоит того в любом случае. Но с моей точки зрения правы и те, кто не в восторге именно от этой книги. Кажется, она у Мёрри самая слабая и непонятно для чего написана. В журналах раньше было — «Знаете ли вы, что…». Зачем Мёрри потратил на это такое море сил — загадка. Какие выводы можно делать, имея в одной категории, скажем, Аристотеля и Эйнштейна, разделённых не только двумя тысячами лет, но и, похоже, при разных уровнях цивилизованности одного и того же народа (греков) — не понятно.
    Отсутствие переводов Мёрри на русский — досадная вещь. Кто имеет достаточно любопытства хотя бы слушать его на Ю-Тюбе и читать хотя бы комментарии на его фундаментальные вещи — не пожалеет. Сейчас, когда быстро множащиеся новые (англоговорящие) хунвейбины уже начали заплёвывать Ващингтона и Джефферсона, травить и улюлюкать приехавшего читать лекцию Мёрри — стоит поторопиться «ухватить» личные впечатления от замечательного мыслителя. Для начала рекомендую «Распад» — о деградации белых в Америке (можно а комментариях) и короткий труд «Американская исключительность» (можно целиком — не трудно).

  4. Мое мнение о рецензируемой книге не такое высокое, как у автора. Может быть, по причине того, что осзнать и определить — в цифрах — место человека в какой-то области, согласно упоминанию его в таких-то таких-то источников, не кажется мне «научным». Причина еще и в том, что люди, живущие сегодня или умершие недавно, попадают в другое информационное поле, чем условные шекспиры. Может быть, и вполне возможно, Шостаковича через сто лет будут ценить, помнить, восхищаться и исполнять больше, чем Стравинского. Кстати, странно в одной и той же работе видеть русского Стравинского и русского Эйлера, хотя и о том и о другом сказано, что большую часть жизни они прожили не на родине.
    Но еще важнее, что Муррей написал, на мой взгляд, куда более важные работы. Книга о последствиях велфера, где обозначены «Законы Муррея», и важнее и научнее. На мой взгляд.

  5. “Профессор Ч. Мюррей.. в настоящее время является, пожалуй, одним из самых известных и авторитетных западных социологов. При этом надо отметить, что его взгляды, выраженные в большинстве написанных им книг, расходятся — и часто расходятся очень резко! — с тем вездесущим общественным мировоззрением, которое получило название политическая корректность (политкорректность, для краткости)..”
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    «По всем 12 категориям литературы, искусства, науки и техники были определены 4002 выдающихся человека, которые и считаются создателями львиной доли нашей цивилизации…» — перед КАЖДЫМ из этих людей каждому читателю следует снять шляпу.
    На не политкорректную работу — не политкорректный ответ от Сальери и В.Экспресса
    🙂
    = =
    Ремесло
    Поставил я подножием искусству:
    Я сделался ремесленник: перстам
    Придал послушную, сухую беглость
    И верность уху. Звуки умертвив,
    Музыку я разъял, как труп.
    Поверил Я алгеброй гармонию.
    Тогда Уже дерзнул, в науке искушенный,
    Предаться неге творческой мечты.
    Первоисточник — трагедия «Моцарт и Сальери» (1830) А. С. Пушкина
    Иронически: о безнадежной попытке судить о художественном творчестве, основываясь только на рациональном начале, исключая чувства, бессознательное и т. д.
    — — — — —
    В.Экспресс Стихи.Ру
    Алгеброй гармонию не измеришь…
    По контуру неба рисует облако мелом..
    :::::::::::::
    “Как объяснить значительное количество гомосексуалистов среди самых великих представителей литературы и искусства? (Профессор Мюррей отмечает, что гомосексуалистами были, среди прочих, Сократ, Святой Августин, Микеланджело, Леонардо да Винчи, Шекспир, Чайковский, Оскар Уайльд, Уолт Уитмен…).” — Это объясняется (imho) объективностью профессора Мюррея и его политкорректностью. Иначе – зачем отделять, скажем, Микеланджело, Леонардо да Винчи от остальных жителей страны? И это – одно из многих сомнительных РАЗ-делений.

    1. “Как объяснить значительное количество гомосексуалистов среди самых великих представителей литературы и искусства?
      ====
      Никак! Забыть и наплевать! Судить только по достижениям.

  6. Замечательное исследование, построенное очень честно и продуманно. Критерий оценивания — в принципе, наверное, самый объективный из возможных. Сначала мне подумалось: частота упоминаний в публикациях, пусть даже самых элитарных, дает «фору» англоязычным, поскольку английский язык сейчас «международный» и то, что на нем пишут, читается больше всего. Но я возразил сам себе: это языковое первенство само по себе — культурное достижение, часть вклада в цивилизационное созидание. Поэтому «бонус» в результате его можно считать честным.
    Точно так же и то, что народ является многочисленным, — не даруется с ложечки, а является плодом культурной работы: некая национальная сущность, сильная, яркая и жизнестойкая, ассимилирует многих, приобщая к своему укладу, к своим преданиям, ценностям — и благодаря этому вырастает в большой народ. Большой потому что великий, а не наоборот.
    Наконец, была и такая мысль: Россия могла бы взять больше очков, не будь она отчасти «обособлена» от прочих стран «золотой дюжины» (единственная не относящаяся к Западу, включая еще и «алфавитный барьер»). Но и тут сам себе привел контраргумент: да, это уменьшает возможность влиять, но это позволило русским взрастить в своем коллективном «эго» чувство национальной исключительности, очень психологически значимое и много им давшее в культурном плане; поэтому и «скидок» не положено.
    Не думал, кстати, что Швеция, Швейцария и Бельгия обойдут Польшу. Несколько спорным фигурантом кажется мне Австро-Венгрия. Не более ли верным было бы их разделить? Хотя, с другой стороны, культурный взлет там был именно в имперский период… Два момента вызывают возражение. Во-первых, за пределами «конкурса» оказались три древние великие национальные сущности: Израиль (который и в древности ведь был суверенной СТРАНОЙ несколько веков, что и по современным меркам совсем не мало), Греция и Рим. А это ведь три столпа, на коих всё зиждется, которым вся наша цивилизация преемственна. Интересно было бы модифицировать это исследование таким образом, чтобы и их включить…
    Во-вторых – номинации, на мой взгляд, выбраны не совсем верно. Литература, например, — огромная и очень многообразная категория, которую стоило бы, по-моему, подразделить хотя бы на поэзию и прозу, даже если не выделять ещё мифологию/эпос и драматургию/театр (или лучше было бы ещё добавить театр/кинематографию — тоже очень значительная область творчества?..) Если «литература» — одна номинация, то было бы справедливо объединить биологию с медициной и физику с химией и астрономией (естественные науки). «Музыку», возможно, надо бы разделить на симфоническую (или – шире, — классическую) и песенную. Далее, если «геология» — отдельная номинация, то почему тогда не «география» — включая географические открытия? Испанцы со мной, наверное, согласились бы, им это дало бы сколько-то очков… В общем, здесь, мне думается, возможны и иные «акцентуации».
    Но в целом, повторяю, очень сильная работа.
    Ещё любопытно, какими были бы результаты подобного «состязания» отдельно по двум глобальным «рубрикам»: наука/техника и гуманитарная сфера. Россия, мне кажется, по первой осталась бы на том же месте, а по второй – поднялась бы. А Испания по первой основательно съехала бы (поскольку в науке и технике не дала миру почти ничего), зато по второй, полагаю, обошла бы Голландию, Австро-Венгрию и США.
    Обязательно почитаю Мюррея. Спасибо за «наводку».

  7. Принцип составления списка «выдающихся» представителей народов непонятен. Если речь идет о представителях стран, как Эйлер (русский), то Эйнштейн должен быть отнесен к швейцарцам или немцам. Если же относить принадлежность гениев к народам, то среди немцев их 3 — Бетховен, Моцарт и Эйлер. А у Эдисона голландское происхождение. Вообще принцип оценки «гениальности» подменен известным «индексом цитирования», т. е. популярностью. Например, о Дарвине написано очень много, но наверно половина отзывов посвящена отрицанию его концепции естественого отбора как причины поисхождения видов и в особенности человека: ну, НЕ переходят виды один в другой! Единственое разумное, но научно не доказуемое объяснение этого феномена — создание их Всевышним. Популярностью на Западе, но не гениальностью обясняется более высокое место Стравинского, а не, скажем, Чайковского или Шестаковича. А еще очень хотелось бы понять, что подразумевается под «коллективными интеллектуальными способностями». Если число выдающихся личностей вообще, то как оно соотносится с размерами выбранных популяций? Ашкеназов в мире несколько миллионов, а китайцев+японцев+корейцев наверно уже пару млрдов, если не больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *