Михаил Ривкин: Недельный раздел Деварим

 123 total views (from 2022/01/01),  2 views today

В судьбоносный момент перед вступлением в Кнаан, сыны Израиля совершили свой знаменитый выбор, полностью определивший их судьбу на последующие тридцать восемь лет. Тот выбор, в результате которого они блуждали и скитались в Пустыне до тех пор, пока не умерло всё старшее поколение.

Недельный раздел Деварим

Михаил Ривкин

И сказал я вам: дошли вы до горы Эморийца, которую Г-сподь, Б-г наш, дает нам. Смотри, дал тебе Г-сподь, Б-г твой, землю сию, ступай, наследуй, как говорил тебе Г-сподь, Б-г отцов твоих; не бойся и не страшись. Но вы все подошли ко мне и сказали: «пошлем людей пред собою, чтоб они разведали нам землю эту, и расскажут нам о дороге, по которой выходить нам, и о городах, в которые мы войдем» (Деварим 1:20-22)

Каждая из пяти книг Торы имеет два названия. Первое, наиболее употребительное, это одно из самых первых слов текста книги. Второе — это название содержательное, то название, которое Мудрецы, Благословенной памяти, установили, исходя из преобладающего в данной книге содержания и стиля изложения. Книга Деварим имеет вторым названием משנה תורה, Мишне Тора, т. е. Повторение Торы или Повторение Закона. Именно это название укоренилось во всех многочисленных переводах Пятикнижия на другие языки, начиная с Септуагинты и Вульгаты. Исходя из такого названия, мы вправе были бы ожидать, что вся пятая книга будет состоять из повторения тех заповедей, которые мы уже раньше встречали. Однако начинается эта книга отнюдь не с заповедей, а с довольно подробного повторения истории Разведчиков. Почему из всего богатого чудесами и знамениями, изобильного духовными взлётами и падениями прошлого народа Израиля Моше выбрал именно эту историю?

Этот вопрос волновал многих комментаторов. Рав Ицхак Абарбанель счёл его настолько важным, что даже включил в свой список Четырнадцати сомнений (Четырнадцати трудностей):

«Сомнение восьмое: Если намерение Моше, Учителя нашего, состояло в том, чтобы упрекнуть их прошлыми грехами, то совершенно непонятно, почему не начал он с Греха Тельца? Ведь это был их первый и самый страшный грех. И нельзя в объяснении сослаться на то, что он этот грех позабыл. Ведь в разделе Экев (Деварим, гл. 9) он упрекает евреев этим грехом, и подробно об этом толкует. И потому не понятно, зачем он вначале приводит Грех Разведчиков, который по времени был позже, и только потом Грех Тельца, который по времени был раньше? /…/

А если скажешь, что рассказы эти не ради упрёка приведены, но просто ради изложения всей предшествующей истории, подобно тому, как изложена история Царей Израиля в книге Царств, опять таки непонятно, почему не изложена вся история Израиля от начала до конца, в нужном хронологическом порядке?» (И. Абарбанель)

Интересный ответ на этот вопрос предлагает Рав Давид Хоффман. Он полагает, что правильно понять эти слова можно только в их историческом контексте, т.е., учитывая ту конкретную ситуацию, в которой Моше их произнёс. Моше обращается к тем, кому суждено в самое ближайшее время перейти Иордан и войти в Землю Обетованную. Эти люди построены по коленам и по родам своим, каждый у своего знамени. За тридцать восемь лет странствий в Пустыне народ Израиля сменился по большей части, поколение ушло и поколение пришло. И всё же, есть нечто общее между ситуацией тех, кто вот-вот вступит на заветную Землю и ситуацией тех, кто, почти сразу после Исхода, стоял в Кадеш Барнеа. Тогда они также построились по коленам и по родам, каждый у своего знамени перед тем, как принять решение.

И вот тогда, в судьбоносный момент перед вступлением в Кнаан, сыны Израиля совершили свой знаменитый выбор, полностью определивший их судьбу на последующие тридцать восемь лет. Тот выбор, в результате которого они блуждали и скитались в Пустыне до тех пор, пока не умерло всё старшее поколение.

Именно из-за этого рокового выбора всё пошло не так. Вернулись Разведчики, и соблазнили Народ Израиля, и Народ соблазнился, и Обетование Г-сподне было отложено до истечения сорокалетнего срока. И вот, новое поколение стоит на пороге Земли Обетованной в ситуации, отчасти напоминающей давнюю. Но есть и отличая: Заиорданеье уже захвачено, Йеошуа, преемник Моше, уже избран Свыше, и, главное, уже одержаны победы над могучим врагом:

И Йыошуе заповедал я в то время так: глаза твои видели все, что сделал Г-сподь, Б-г ваш, с двумя царями этими; то же сделает Г-сподь со всеми царствами, через которые ты будешь проходить. Не бойтесь их, ибо Г-сподь, Б-г ваш, Сам сражается за вас. (Деварим 3:21-22)

Моше делает всё возможное, чтобы мужество не изменило евреям на сей раз. Моше — единственный (если не считать Йеошуа, который пока голоса не подаёт), кто может сравнить «поколение отцов» и «поколение детей». И в таком сравнении поколение детей, похоже, выигрывает. Решимости, вроде бы, прибавилось, а иррациональный страх, обуявший их отцов каждый раз, когда им напоминали, что пора уже двигаться к Земле Обетованной, практически исчез. Но Моше, великий знаток психологии «народа жестоковыйного», да и людской психологии вообще, постиг некий парадокс человеческого поведения, очень многое объясняющий и в судьбе отдельных людей, и в истории целых народов. Само по себе признание негативных уроков прошлого ещё ничего не гарантирует. Даже отдавая себе полный отчёт, что в прошлом была совершена определённая ошибка, человек (или народ) с лёгкостью необыкновенной повторяют эту ошибку вновь и вновь. Раскаяние в своих грехах (или признание ошибок) — очень важно и нужно, но останавливаться на этом нельзя. Негативные уроки прошлого должны быть усилены уроками позитивными. Человек должен помнить не только о минутах своего падения, но и о минутах своего величия. И, тем более, должен помнить о таких минутах народ, достигший такой духовной вершины, когда «рабыня на Море видела то, чего не видал пророк Йехезкель» (Мехилта де-Шира, 3). И именно об этих минутах величия Моше хочет евреям напомнить:

Только берегись и весьма оберегай душу твою, чтобы не забыл ты тех дел, которые видели глаза твои, и чтобы не ушли они из сердца твоего во все дни жизни твоей; и поведай о них сынам твоим и сынам сынов твоих: дне, когда ты стоял пред Г-сподом, Б-гом твоим, при Хорэйве, когда сказал мне Г-сподь: собери ко Мне народ, и Я возвещу им слова Мои, чтобы научились они бояться Меня во все дни, которые они живут на земле, и чтобы учили и сынов своих (там 4:9-10)

С одной стороны, эти слова являются логичным продолжением инвектив Моше, напомнившего о Грехе Разведчиков. Тех инвектив, с которых он начал свою речь к сынам Израиля. Моше понимает, что достичь высшей степени убедительности можно, только «начав за упокой и кончив за здравие». С другой стороны, именно эти слова становятся вступлением к развёрнутому изложению тех заповедей, которое «поколение отцов» слышало у Хорева, а «поколение детей» сейчас услышит от Моше, и которое составляет большую часть книги Деварим, той книги, которую Мудрецы назвали Повторение Торы. Таким образом, цитированные слова Моше обретают своё истинное место в общей теологической композиции пятой книги Торы, как некое историческое вступление к тому тексту, который весь мир привык называть Второзаконие.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Ривкин: Недельный раздел Деварим

  1. “..И вот, новое поколение стоит на пороге Земли Обетованной в ситуации, отчасти напоминающей давнюю. Но есть и отличая: Заиорданеье уже захвачено, Йеошуа, преемник Моше, уже избран Свыше, и, главное, уже одержаны победы над могучим врагом… помнить не только о минутах своего падения, но и о минутах своего величия. И, тем более, должен помнить о таких минутах народ, достигший такой духовной вершины, когда «рабыня на Море видела то, чего не видал пророк Йехезкель»…. И именно об этих минутах величия Моше хочет евреям напомнить:
    Только берегись и весьма оберегай душу твою, чтобы не забыл ты тех дел, которые видели глаза твои, и чтобы не ушли они из сердца твоего во все дни жизни твоей; и поведай о них сынам твоим и сынам сынов твоих..»
    — Каждое поколение, следовательно, — начинает сначала?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *