Иосиф Гальперин: Охрид. Среди бакланов и Балканов

 274 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Памятники этому царю разбросаны по двум близкородственным странам, для обеих он — опора национального самосознания. В Охриде Самуил построил огромную крепость, которая, позднее подновлена, стоит по сей день в этом духовном (и курортном) центре современной Северной Македонии.

Охрид

Среди бакланов и Балканов

Иосиф Гальперин

Иосиф ГальперинРешил начать серию зарисовок о поездке в Охрид с этого сюжета — из уважения к памяти Виктора Конецкого и его любимой мной книги «Среди мифов и рифов».

* * *

Вокруг Охрида, центра бифуркации славянской культуры, хватает мифов, а среди рифов — фраза ВВП о том, что Македония (теперь Северная) является родиной славянской письменности:

«… письменность пришла к нам как раз с македонской земли».

Болгары, конечно, возмутились, ведь Путин перенес нынешний Охрид во времена, когда он был одной из столиц Болгарского царства, а слово «Македония» воспринималось только как остаток былой славы.

* * *

О культурном значении Охрида я писал (в своем ЖЖ) в прошлых отчетах о поездках, и год, и три назад, а теперь захотелось начать с птиц. Тем более, что бакланы, раскрывая крылья, становятся очень похожи не только на здешние геральдические символы, но и на символы более помпезные.

Лебеди там не столько ручные, сколько нахальные. Подплывают вплотную, клянчат еду. Но этот своим поворотом к свету оправдал миф о красивой и независимой птице.

Да что лебеди или, скажем, собаки! Там и черепахи побираются, видели такую в ресторане на острове св. Наума.

Но раз уж речь о птицах, то вот там же — утки с приданными им подводными силами.

Самуилова твердыня

Памятники этому царю разбросаны по двум близкородственным странам, для обеих он — опора национального самосознания. В Охриде Самуил построил огромную крепость, которая, позднее подновлена, стоит по сей день в этом духовном (и курортном) центре современной Северной Македонии (а когда-то — части Болгарского царства, в двух исторических периодах), по-македонски она пишется «Самоилова твердиня». А на болгарской стороне, километрах в трех от границы, есть «Самуилова крепость», мы часто бываем на ее развалинах — возим гостей, полчаса от дома. До Охрида — пять часов.

Царь Самуил так часто беспокоил Византию, что император Василий в 1014 году решил покарать воинственных славян. Крепость, построенная на проходе между гор, не помогла, императорское войско разбило царское, 14 тысяч побежденных воинов были ослеплены и добирались домой, держась за руки оставленных зрячими немногих вожатых. Император получил прозвище Болгаробойца, а царь умер от потрясения. Так что место это у речки Струмешницы полно драматизма, в музейном комплексе приведено генеалогическое царское древо. Имена: Самуил, Моисей, Арон… Очевидно, из уважения к Ветхому завету.

Крепость в Охриде сохранилась гораздо полнее, она до сих пор царит над городом, да и над озером.

Для масштаба — центральный вход.

Сам город на тысячу лет, по крайней мере, старше Самуила. Основанный еще до нашей эры, населялся македонцами (не славянами) и иллирийцами (предками албанцев), был, естественно, завоеван римлянами. Мы жили в Мезокастро (Старом городе) в трех домах от Нижних ворот, построенных в 5 веке. Из ровесников — античный амфитеатр, остальное не сохранилось — войны, землетрясения.

Ну а самое знаменитое здание Охрида (и одно из самых старых зданий нынешней Македонии) — собор Святой Софии. Стиль, естественно, византийский, хотя строиться она начала еще при болгарах, есть версия — в конце 9-го века, а точно известна — с начала 11-го. Фрески внутри очень интересны, сама архитектура — спокойна, достойна и гармонична, но это вы можете, при интересе, найти и без меня в интернете. А мне понравилось вот такое бывшее окно.

У кромки

Охридское озеро — самое древнее (около 5 миллионов лет), большое и знаменитое на Балканах, такое же, как Байкал в Сибири или Танганьика в Африке, замкнутое и чистое, не заиливается. Живут в нем, радуясь эндемической особенности, форели, похожие на байкальских омулей, угри, восемь видов карпов, раки и прочие вкусности. Я каждый раз снимаю его через крыши Охрида, с лодками на переднем плане, с птицами (уже показал). Не для оживления даже, а чтобы показать по контрасту его спокойствие, прозрачность и глубину. Но не предъявить же на снимке 288 метров — максимальную и 155 — среднюю!

Понятно, что при такой глубине и чистоте озеро привлекает дайверов. База их расположена в местечке Градиште рядом с реконструкцией свайного поселения, жители которого ныряли в эти воды несколько тысяч лет тому назад. О нем писал Геродот. Поселение это я раньше снимал, вы можете его найти и на моей странице в ЖЖ, а тут решил снять дайверов, на заднем плане — Албания, которая делит берег с Македонией.

Озеро ценят не только простые туристы. Вот они проплывают себе на кораблике мимо спрятанной среди деревьев виллы, а вилла-то — бывшая резиденция самого Тито, Иосипа Броз.

Иерусалим на воде

Так некоторые истово верующие православные называли Охрид, потому что оттуда, по их мнению, пошла славянская святость. Князь Борис перебросил туда из Старой Плиски работы по переводу Библии на славянский язык, зная уровень монастыря, которым руководил будущий св.Наум. С 886 года Климент Охридский, специально присланный Борисом, и св.Наум руководили изданием (рукописным) необходимых богослужебных книг, на которые требовалось до 20 тысяч телячьих шкур в год. Климент, по некоторым данным, упростил глаголицу Кирилла и Мефодия (в совместных обсуждениях), получилась кириллица. Кроме того, Климент основал православный университет около храма на вершине рядом с крепостью, в храме теперь и его саркофаг. Кстати, главный университет Болгарии, в Софии, носит имя Климента Охридского.

Восстанавливаемый университет — в центре наверху, слева от крепости, это место называется Плаошник. А внизу слева, у воды — самый красивый охридский храм Иоанна Канео.

Храм этот, вообще-то, Иоанна Богослова, там и икона замечательная есть, я ее показывал, кажется, в прошлом году, а Канео он называется потому, что построен на городской окраине, Собачьей площадке — если по-московски.

Монастырь, где располагался «издательский отдел» славянского православия (а среди монахов были и греки, и албанцы, и славяне) существует поныне на маленьком клочке земли, отделенном от основного берега озера впадающей речкой Черный Дрин. Место теперь называется остров святого Наума и оказалось на границе между Македонией и Албанией.

Голеностопом по Европам

Поднимаясь от озера по улочкам Мезокастро, Старого города, к его главным достопримечательностям — античному амфитеатру, Самуиловой твердыне, Плаошнику — каждый раз мобилизовывал голеностоп, мысленно укреплял его. И потом, спускаясь к нашему отельчику на улице Царя Самуила, к двум маленьким церквушкам, стоящим впритык на «Больничке» — карантинном кусочке у порта, пытался настроить другие волокна на голеностопе. «Больничка»-то мне не поможет, да, думаю, и раньше там мало кто из приезжих-заразных выздоравливал, поэтому понадобилось увеличенное количество площадей для молений…

Вид сверху на порт, главное в Македонии — флаг, пусть она и должна была под давлением Греции недавно присоединить к своему гордому имени плоское слово «Северная».

Да, именно так и карабкались, природный такт не позволил мне запечатлеть близких людей за этим занятием, пришлось типизировать…

Домики лепятся, как соты, но машины находят дорогу на брусчатке.

До свидания, Охрид, город на европейском Байкале!


Все фотографии — авторские, © Иосиф Гальперин

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Иосиф Гальперин: Охрид. Среди бакланов и Балканов

  1. Иосиф!
    Ну словно с тобой там побывал, честное слово.
    А началось с того, что я прочитал фамилию Конецкого.
    И сразу вспомнил, что он был другом Игоря Николаевича Максимова, моего старшего друга, упомянутого в книге о Денисе Артемьевиче Владимирове…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *