Григорий Оклендский: Семистишье

 227 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На пороге войны, на краю огнедышащей пропасти, / Не слышны голоса… только лай верноподданной своры. / И на целой земле не отыщешь спасителя, Господи, / Чтоб утешил людей, ожидающих в ночь приговора.

Семистишье

Григорий Оклендский

Григорий Оклендский***** * I * *****

Господи, вчера ведь были молоды!
Шелестели юною листвой…
Облетела. Ветки стали голыми.
Маятник качает головой…
Посмотри, туман на землю стелется,
Словно приготовился ко сну…
Только мне не спится и не верится,
Что к тебе когда-то прикоснусь…
Времени, что мне ещё отмерено,
Хватит ли, чтоб встретиться с тобой
У того, шершавого, как дерево,
Дома с побелённою трубой?!
А труба, торчит себе, потешная…
Поседела, как и мы с тобой.
Но пыхтит… И в такт ей, неутешно так,
Маятник качает головой…

***** * II * *****

Господи, откуда эта музыка?!
Из какой неведомой дали?!
День растёкся серенькими лужами,
Вечером лениво клонит к ужину…
Музыка, со мной поговори!

Музыка нечаянной отдушиной
Растворится в странном полусне.
Слушаешь её или не слушаешь,
Звуков удивительное кружево
Оплетает… тает в вышине.

А оттуда — мощным завихреньем —
Стрелы молний! И аккордов гром!
Радуясь земному притяженью,
В полный рост, иль невесомой тенью,
Звуки проникают в каждый дом.

Звуки и прозрачны, и речисты.
Громогласны, как морской прибой…
В небе сине-синем, чистом-чистом,
Руки белокрылые арфистки
Чайкою летают над волной.

***** * III * *****

Господи, за что судьба такая?!
Столько раздолбаев развелось!
«Я другой такой страны не знаю…» —
Бронепоезд… тачка… шмаровоз…

Я скучаю по родным березам,
По тропинкам пешим и костру…
Но в страну крепчающих морозов
Никогда я больше не приду —
Чтобы жить… И утром летним, ранним
Ощутить не рвущуюся связь,
Чтобы молодость, невольным оправданьем,
По живым моим сосудам разлилась.
Я приду могилам поклониться
И обнять товарищей седых.
Я приду туда, где я влюбился
В первый раз — и вспомню за двоих…

Злющий рок, зачем поля бескрайни
Превращаешь в мертвое жнивьё?!
Мир распался на осколки… Тайно
По земле ползут жуками танки.
Над землей кружится вороньё.

***** * IV * *****

Господи, какое время смутное!
Сжалось до предела. На износ.
Что там за окном? Белеет утро ли,
Или ночь скатилась под откос?
Обречённо, накрепко мы связаны
С этим миром, тянущим ко дну…
Над убогой тундрой факел газовый
Освещает нищую страну…
Неужели люди обессилели
И погубят детище твоё?
Роковым бессмысленным усилием
Разорвут земное бытиё?
Неужели грозные знамения
Одолеют божью благодать?
И когда наступит воскресение,
Некому нас будет воскрешать…

***** * V * *****

Время шалое может не выдержать бремени.
До предела натянуты тросы канатные.
И глаза человечьи покроются липкою теменью,
Спеленает наш разум коварная катаракта.

На пороге войны, на краю огнедышащей пропасти,
Не слышны голоса… только лай верноподданной своры.
И на целой земле не отыщешь спасителя, Господи,
Чтоб утешил людей, ожидающих в ночь приговора.

***** * VI * *****

Господи, когда накажешь грешников
И лукавых, предавших завет?
Ты допустишь, чтобы воды вешние
Почернели, высохли от бед?
Будущая талая распутица
Безнадегой сдавливает грудь.
Взрывом искореженная улица,
Как слепой, нащупывает путь.
Я бреду… в бреду ль, в ознобе горечном,
Мимо сел, истерзанных войной.
Ни души… Свинцовый ветер с родины
Гонит танки за моей спиной.
Полчища несметны, окаянные,
Саранчою кружат по стерне.
Где ты, Авель, сын мой?! Всюду каины,
Душу запродавшие войне.
Почки набухают в нетерпении,
День весенний встанет в полный рост.
Грудь девичья растревожит пением
Парня, что щетиною оброс.
Распевает девушка на суржике…
Белокожа, ласкова, стройна…
Ой, дивчина! За тобой бы в Ужгород
Он поехал, если б не война!

…Он однажды сбросит наваждение,
За углом продаст бронежилет,
И уйдет затворником в смирении,
Будто света белого и нет…

***** * VII * *****

Господи, судьбу не выбирают?!
Или выбирают — по себе?
Встречу неожиданную в мае,
Поезд уходящий в ноябре,
Дерзкую с ухабами дорогу,
И неуспокоенность души…
И слова, рождённые от Б-га
В предрассветной трепетной тиши.

Дымка над далёким перелеском.
Печки остывающей тепло.
Строчка, возникающая резко
Под скрипучим стареньким пером.
Дым родной мне был когда-то сладок,
А теперь клубится стороной…
Только бы родные были рядом,
И перо скрипело над строкой…

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Григорий Оклендский: Семистишье»

  1. Есть надежда — у поэтов такое бывает — что грусть и безнадега лирического героя не совпадает с реальной жизнью и мироощущением автора. Есть «ночное, предрасветное», а есть «дневное, послерасветное» восприятие жизни. Так что — в следующий раз вполне возможно ГО порадует стихами дневного цикла.
    Что касается этого, то есть у меня чисто техническое замечание к строчкам:
    «Он однажды сбросит наваждение,
    За углом продаст бронежилет,
    И уйдет затворником в смирении,
    Будто света белого и нет…»
    Но если герой, очередной из воюющих за чьи-то интересы — чужие государственные, тесно переплетенные с личными, за углом продаст свой бронежилет…, то кто-то там за углом его купит. И всё повторится. «Пуля дырочку найдет», как сказал другой поэт.

    1. Обещаю Вам, что жизнь и приключения автора не тождественны настроению лирического героя, но взаимообусловлены. Формула (функция) этой зависимости математическому выражению не подлежит, слава богу. -)) Так что, если есть «заказ на порадовать», то задумаюсь о подготовке позитивной, лирической подборки. Но не без грусти и ностальгии! -)
      Ваше замечание, скорее, логического, смыслового свойства. Кто и зачем купит в данном случае неважно, точнее, это уже другая история. Здесь же акцент на душевных терзаниях ЛГ — разочарованного, усталого, обманутого. Но точка не поставлена — катрен выстроен в будущем времени и выражает надежду автора на прозрение ЛГ и, возможно, некоторых читателей. Как-то так. -))
      Спасибо, что читаете неравнодушно.

  2. Ведь только недавно в предыдущей подборке — шутейное, скоморошье, сиюминутное, то, что идёт от настроения.
    И … От настроения к душевному, исповедальному. И в этой исповедальности переплелись две темы: ностальгическая и тревожная.
    Я для себя отмерил хронологию человеческий жизни. Ваши стихи — они из мудрости. В этих стихах опыт прожитых лет и раздумья над этим опытом.
    На Вашу исповедальность попробую ответить своей:

    Кольцами под корою
    Дереву возраст отмечен.
    Где-то в них юность моя…

    Стрелок часов шаг
    Мне отмеряет мой век.
    Всё — суета сует…

    1. Спасибо, дорогой Яков! У каждого свои «мудры», и это разнообразие говорит и о нашей индивидуальности, и о своеообразии нашего восприятия сущего, реального, фантазийного…
      И потом… Вы же понимаете, что эти две подборки только напечатаны в коротком временном интервале (за что я безмерно благодарен гл. редактору Е. Берковичу!), а стихи были написаны «на дистанции гораздо большего размера».
      Огромное спасибо Вам за внимание к моим текстам! Это дорогого стоит!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *