Лев Мадорский: Разговоры c детьми

 321 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Говорим на разные темы — о школе, учителях, увлечениях, религии, с более старшими — о политике и о многом другом. Иногда (всё-таки, дело происходит в Германии) спрашиваю, что они знают о Гитлере, нацистах, Холокосте. В этих разговорах дети рассказывают о таких сокровенных вещах, о которых не делятся даже с родителми.

Разговоры c детьми

(школа, религия, политика, Холокост, мудрые мысли)

Лев Мадорский

Лев Мадорский«Это она задала вопрос, к которому мы все относимся обывательски… В устах ребёнка этот вопрос приобрёл философское звучание… Ах, дети…»
Яков Каунтор

Люблю разговоры. Они часть жизни. При моей общительности, гипертрофированной экстравертности и обилию знакомых (родители учеников, члены клуба бардовской песни, я уже не говорю о случайных собеседниках на улице, в поезде, в такси, в общественном транспорте) разговоров получается немало. Умение вести разговор, чтобы ненароком не обидеть собеседника, выслушать, не перебивая его мнение, вызвать доверие — это тоже искусство.

Но особенно люблю разговоры с детьми. Об этих разговорах, с лёгкой руки Якова Каунтора, и пойдёт речь. Иногда мои собеседники — внуки (17 и 13 лет), но чаще ученики. Такие разговоры становятся своеобразной паузой отдыха на уроке и, кроме того, если их вести правильно, на равных, способствуют сближению с учеником, позволяют познакомиться с ним ближе. Говорим на разные темы — о школе, учителях, увлечениях, религии, с более старшими — о политике и о многом другом. Иногда (всё-таки, дело происходит в Германии) спрашиваю, что они знают о Гитлере, нацистах, Холокосте. В этих разговорах дети рассказывают о таких сокровенных вещах, о которых, порой, не делятся даже с родителми.

С недавних пор стал выборки из ответов-рассказов детей записывать. Вот несколько наиболее интересных.

О религии

Максим, 11 лет, русскоязычный

— Макс, какой урок тебе больше всего не нравится?

— Религия.

— Почему? Учитель плохой?

— Да нет, учитель нормальный. У нас учительница. Просто это всё неправда. Это как сказки про Деда Мороза, которого нет.

— Что имеешь в виду?

— Ну зачем детям мозги забивать. Ведь никакого Бога нет. Как и нет Деда Мороза.

— Как проходят уроки?

— Ученик читает кусок из Библии, а потом обсуждаем.

— Что же тебе в Библии не понравилось?

— Вот недавно читали, что Господь говорит: если человек согрешит, то он доложен козу убить. Разве это правильно. Я в каникулы живу у бабушки. У них есть коза. Добрая и ласковая. Я её очень люблю. За что же козу убивать, если грех сделал человек? Это неправильно.

Анна, 8 лет, немецкоязычная

— Какой урок ты любишь?

— Религию.

— Кто его проводит, ваша учительница?

— Нет, уроки ведёт пасторин?

— Женшина?

— Да.

— И что тебе нравится?

— Она целый урок рассказывает сказки про доброго Бога, Христа.

— Ну, расскажи хотя бы одну.

— Когда Христос был ребёнком, он был очень умный. Люди не знали, что этот мальчик сын Бога, но все его любили. Потом Христос вырос и стал взрослым дядей. Один раз пришёл другой дядя, которого звали Иоанн, и он тоже был очень умный, и он догадался, что Христос сын Бога. И он его крестил.

— Как это крестил?

— Окунул в речку. Забыла как она называется. И когда Христос вышел из реки ему на плечо сел голубь. Это был ангел. А с неба послышался голос: «Это Мой Сын и я его люблю».

— Как думаешь — это сказка или правда?

Задумывается…

— Этого нам ещё не говорили.

О школе

Миша, 12 лет, русскоязычный

— Тебе нравится ходить в школу?

— Не очень.

— Разве учиться не интересно? Потом там друзья.

Миша молчит и делает гримаску, что, дескать, вопрос бессмысленный.

— Ну, а бывают дни, когда всё-таки хочется пойти в школу?

— Да бывает. В первый день после каникул и когда мы всем классом ходим в бассейн.

— А что тебе в школе так не нравится?

— Скучно. Ну и некоторые учителя не нравятся.

— Строгие?

— Ну, это тоже. Но, главное, кричат. И всё время хотят показать, что они такие умные, а ты тупой.

— А ты бы хотел быть учителем?

Смеётся:

— Ну нет. Только не это.

О политике

Анна, 15 лет, русскоязычная

— Какие сегодня были уроки?

— Политика, химия, спорт.

— Что проходите по политике?

— Про мигрантов. Уже третий урок.

— Ну и что говорит учитель?

— Говорит, что Меркель приняла правильное решение, когда приказала их впустить. Мы должны быть добрыми к мигрантам. Они бежали из стран, где идёт война…

— Почему так долго эта тема?

— Потому что урок проходит в виде дискуссии. Каждый может сказать своё мнение, а желающих много.

— А ты что думаешь об этом?

— Я, как и мои родители, считаю, что решение канцлерин впустить миллионы мигрантов было ошибочным. Потому что среди них много террористов и есть такие, которые приехали из стран, где нет войны.

— А что говорят другие ученики?

— По-разному: одни на стороне учителя, другие думают как я.

— А что говорит учитель тем, кто с ним не согласен?

— Он говорит, что каждый имеет право на своё мнение. У нас свободная страна.

О Холокосте, Гитлере, евреях…

Финн, 12 лет, немецкоязычный

— Что ты знаешь про Холокост?

— Это когда по приказу Гитлера убивали евреев.

— Почему Гитлер отдал такой приказ?

Говорит неуверенно:

— Потому что он не любил евреев.

— За что не любил?

— Не знаю.

— Тебе бабушка или дедушка что-нибудь рассказывали о том времени?

— У меня есть прадедушка, ему 85 лет. Он сказал, что Гитлер неправильно делал, когда убивал евреев. Если бы он их не убивал, то выиграл бы войну. Потому что лучшие учёные были евреи.

Алина, 14 лет, русскоязычная

— Вам рассказывали в школе про Холокост?

— Да. Мы в прошлом году ездили в Берлин на Мемориал памяти погибшим евреям.

— Ты знаешь, сколько всего было убито евреев?

— Точно не помню. Очень много.

— Почему нацисты убивали евреев?

— Они их считали плохими.

— У вас в классе есть евреи?

— Наверно нет. Точно не знаю.

— Хотела бы подружиться с девочкой еврейкой

— Конечно. Почему нет.

Мириам, 11 лет, русскоязычная еврейка с прекрасной, библейской внешностью.

— Мириам, в классе знают, что ты еврейка?

— Не знаю. Мы никогда на эту тему не говорили.

— А ещё в классе есть евреи?

— Тоже не знаю.

— Ты не побоялась бы сказать в классе о своей национальности?

— Даже не знаю… (Добавляет после паузы.) Наверно, не стала бы.

— В России, когда я там жил, среди детей слово «еврей» было что-то вроде ругательства: «Что ты по-еврейски играешь в волейбол, завязываешь шнурки, даже играешь в шахматы». Есть что-то подобное среди детей в Германии?

— В нашем классе нет.

— Ты знаешь, что при Гитлере евреев убивали только за то, что они евреи?

— Да, знаю.

— От родителей или от учителей?

— И от родителей, и от учителей.

— Тебе страшно жить в стране, где всё это происходило?

— Нет, я об этом никогда не думаю.

Мудрые детские мысли

Миша. 8 лет, русскоязычный

Спели с ним песню Шаинского «Крокодил Гена»:

— Тебе не жалко, что, как поётся в песне, день рожденья только раз в году?

Отвечает не задумываясь:

— Нет, не жалко.

— Почему?

— Быстро состаришься.

Мария, 9 лет, немецкоязычная

Играем пьесу Моцарта «Ночная серенада». Рассказываю, какой это был гениальный музыкант и как он в 3 года написал концерт для фортепиано. Потом добавляю, что умер Моцарт очень рано, в 38 лет и причина его смерти осталась загадкой.

Мария говорит:

— Я знаю, почему он так рано умер. Моцарт слишком быстро развивался. В три года он был такой умный как в 20 лет. А в 38 ему было уже, наверно, 100 лет.

Алекс, 12 лет, немецкоязычный

— Чем ты занимаешься в свободное время?

— Играю в игры на компьютере или телефоне.

— А книжки читаешь?

— Нет. Книжки были у Вашего поколения.

Лукас, русскоязычный, 12 лет

Просит, чтобы мы пели с ним песни на английском языке. Я согласился.

— А знаете, зачем мне нужен английский?

— Знать иностранные языки — хорошее дело.

— Нет, не поэтому. Когда я буду давать зарубежные гастроли, мне будет легче с публикой общаться.

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Лев Мадорский: Разговоры c детьми»

  1. По прочтении статьи вспомнились сказанное Эйнштейном: „Здравый смысл – это те предрассудки, который складываются в возрасте до 18 лет“.
    Наш здравый смысл и то, что мы называем опытом, умудренностью, скрывают, кроме предрассудков, еще и наши предубеждения, комплексы, страхи, различного рода клише… – все, что помогает нам выжить среди себе подобных и что мы, не отдавая себе отчета, называем знанием жизни и высоко ценим.
    Понимая это, невозможно, без восхищения и боли, думать о детях. О том как они, вопреки зависимости от нас, невообразимо свободны и о том как они, не понимая опасности, доверчивы к нам – самодовольным особям, старающимся слепить их по „образу и подобию“ нашему.
    Как часто говорят они о том, что нам взрослым не хватает мужества сказать себе, о том, от чего мы давно сбежали в нашу „мудрость“ и „здравый смысл“. Не умея слушать, не имея сил подняться к их свободе, чтобы признаться коротким: „не знаю“, мы снисходительно склоняемся над ними и что-то занудно твердим…
    К чему все это я? Не знаю. Просто навеяно прочитанным, как вероятно навевает, только что прозвучавшая музыка, вопросы обращенные к детям…

    1. Как часто говорят они о том, что нам взрослым не хватает мужества сказать себе, о том, от чего мы давно сбежали в нашу „мудрость“ и „здравый смысл“. Не умея слушать, не имея сил подняться к их свободе, чтобы признаться коротким: „не знаю“, мы снисходительно склоняемся над ними и что-то занудно твердим…
      —————
      Спасибо, Виктор за прекрасный коммент. в котором понимание детской психологии. Говорить с детьми, как я уже писал в тексте, это искусство. Искусство, которым я не всегда владею. Часто ловлю себя, что не то спросил и не так среагировал на ответ

  2. Маргарита — “.Конечно, плохо получилось, что с массой беженцев в страну попали и террористы, и воры и экономические
    беженцы. Как относятся немецкие школьники к таким детям? Могу сказать про чеченок. Напимер, Милана, которая сейчас пошла в третий класс, не имеет подруг, потому что её словарный запас невелик. Иман учится в 6 классе. У неё была подружка, но потом она переключилась на новенькую. Для Иман это было трагедией. Аминат ходит в седьмой класс. Дружит с другой чеченкой из того же класса. Им все очень трудно даётся учёба. Тоже и с подростками из Пакистана, да и из Афганистана. Конечно, это несколько иная тема о детях, чем вами задуманная…”
    :::::::::::::::::::::::
    Ах, Маргарита, ваша тема не другая, она – из первых рук. А уважаемый Лев, его музыкальные комменты — школа, религия, политика, Холокост, мудрые мысли – другая песня, начатая Каунатором Яковом. Кому что интересно.
    А лично, Вам, Маргарита, завидую. Вы ближе к детям, чем мы все, нафталины-теоретики. Бренчим, изо-бражаем, а Вы работаете с детьми… Помню, на кондитерской фабрике, какая там пастила! А пока доберётся до магазина – грех один.
    Вам, дорогая, писать надо – ЗА — в а ш и х — детей – чеченских, немецких, пакистанских, афганских. За всех.
    п.с. А про холокост, про Ленина-Сталина-Меркель и Бога маленьким детям — надо ли? Им сказочки нужны, не политика. Политика – дело грязное, — для совершеннолетних циников.
    п.с. У всех маленьких детей не библейский, а скорее (имхо) – ангельский вид. Это после обработки соответствующей, после примерки маленьких гимнастёрочек и стрельб из игрушечных и вирту-альных ракет, получаются убийцы.

  3. Я живу в Германии и с осени 2015 года работала с переселенцами, в первую очередь с детьми из Сирии, Афганистана, Иордании и Чечни. Сейчас курирую чеченскую семью. А в классе моей внучки в Дармштадте только два ребёнка, рождённые в Германии. Конечно, плохо получилось, что с массой беженцев в страну попали и террористы, и воры и экономические беженцы.
    Как относятся немецкие школьники к таким детям? Могу сказать про чеченок. Напимер, Милана, которая сейчас пошла в третий класс, не имеет подруг, потому что её словарный запас невелик. Иман учится в 6 классе. У неё была подружка, но потом она переключилась на новенькую. Для Иман это было трагедией. Аминат ходит в седьмой класс. Дружит с другой чеченкой из того же класса. Им все очень трудно даётся учёба. Тоже и с подростками из Пакистана, да и из Афганистана. Конечно, это несколько иная тема о детях, чем вами задуманная.

    1. Спасибо, Маргарита. за добавление к теме. Я, кстати, сегодня разговаривал с двумя девочками 14 лет ( русско и немецкоязычной) о мигрантах. Вопрос был: «Как относятся к мигрантам, которые учатся в твоём классе?» Обе сказали, примерно, одинаково: «Также как к немцам. Важно не мигрант или немец, а какой человек»

  4. Разговоры интересные. Хочу отметить, что когда речь заходит о политике или религии, то по этим разговорам можно почти со 100 % уверенностью политические и религиозные взгляды родителей.

    1. Хочу отметить, что когда речь заходит о политике или религии, то по этим разговорам можно почти со 100 % уверенностью политические и религиозные взгляды
      ———————
      Это верно, но чем старше детиЮ тем выше вероятность расхождения во взглдвх, тем большее значение приобретает социальное и религиозное окружение, влиятие учителей и знакомых. Вспоминаю пример почти десятилетней давность, когда родители-атеисты отправили 14-летнего сына к глубоко религиозному дедушке в Израиль и мальчик не только стал тоже религиозным, но когда вырос уехал в Иерусалим и поступил в Иешиву. Сейчас ультраортодокс. Привожу пример не со знаком минус, а чтобы подчеркнуть, что совпадение детско-родительских взглядов касается только маленьких детей.

  5. Л.М.
    Кроме того (это, пожалуй, главное) дети говорят что думают.

    В этом их огромное преимущество перед родителями и учителями. которым такое не всегда свойственно.

    1. Кроме того (это, пожалуй, главное) дети говорят что думают.

      В этом их огромное преимущество перед родителями и учителями. которым такое не всегда свойственно.
      ——————
      Я бы добавил, Сава, в этот список ещё политиков, которые делают одно, говорят другое, а думают третье

  6. Их ответы — это зёрна, посеянные в сознании. И дай Бог прорасти этим зёрнам плодами!
    —————
    Спасибо, Яков К., за тёплый коммент и за то, что Вы своим другим комментом навели на мысль записать некоторые разговоры с детьми. Я люблю эти разговоры ещё за то, что сам учусь у детей свежести взгляда. Они не так как взрослые отягощены условностями и не знают , порой, банальных привычных отношений к той или иной проблеме. Кроме того (это, пожалуй, главное) дети говорят что думают.

  7. ex ore parvulorum veritas — из уст младенцев истина.
    Как замечательно! В этих, как по началу, наивных ответах на вопросы философские, в этой наивности и непосредственности, скрывается мировоззрение. устами младенца глаголет истина.
    Их ответы — это зёрна, посеянные в сознании. И дай Бог прорасти этим зёрнам плодами!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *