Михаил Ривкин: Недельный раздел Ки Таво

 225 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Вот уже две тысячи лет, как мы не можем выполнить заповедь принесения в Храм первых плодов так, как она описана в Торе. Более ста лет назад, с началом Второй Алии и с развитием киббуцного движения, была сделана успешная попытка возродить если не сам ритуал принесения плодов в Храм, то связанные с ним процессии.

Недельный раздел Ки Таво

Михаил Ривкин

Арамейцем — скитальцем был отец мой и спустился в Египет, и проживал там с немногими людьми, и стал там народом великим, сильным и многочисленным. (Деварим 26:5)

Этот пасук, и четыре следующих за ним по праву считаются кратчайшим изложением истории Древнего Израиля. В пяти-шести простых фразах должен был повторить и ещё раз зазубрить главнейшие этапы еврейской истории каждый, кто приносил в Иерусалимский Храм корзину, полную первых плодов нового урожая, собранного в Земле Израиля. Но не поэтому многие евреи знают это предложение наизусть. Оно знакомо каждому еврейскому ребёнку потому, что именно с него начинается центральная часть пасхальной Агады — повествование о египетском рабстве и об Исходе. Но в тот момент, когда этот пасук переходит со страниц Торы на страницы Агады, с ним (точнее, с тремя его первыми словами) происходит поразительное превращение. Надо сказать, что в данном случае именно в переводе на иностранный язык становится очевидным то синтаксическое смещение, которое меняет смысл пасука до неузнаваемости.

Вот как выглядит начало рассказа в Агаде:

«Поди поучись, что хотел сделать Арамеец Лаван Яакову, Отцу Нашему. Фараон повелел истребить только мужчин, а Лаван стремился искоренить всех, как сказано: Арамеец губил Отца моего, и спустился в Египет, и проживал там с немногими людьми, и стал там народом великим, сильным и многочисленным» (Мидраш Сифрей, а также Пасхальная Агада)

В таком прочтении «Арамеец» — подлежащее, «губил» (אבד) — сказуемое, «Отца моего» — прямое дополнение. Вслед за Мидрашом Сифрей, именно такое прочтение пасука принял и РАШИ. Это один из очень редких случаев, когда он предпочитает смелый Драш (Толкование) Пшату — простому смыслу Торы. На то, что такое прочтение никак нельзя считать Простым смыслом, указывали многие комментаторы. Ибн Эзра, наряду с грамматическими неувязками, указывает на явную смысловую нестыковку:

«В чём смысл говорить: Лаван хотел его погубить, и он спустился в Египет, ведь Лаван не имеет никого отношения к тому, что Яаков спустился в Египет» (Ибн Эзра, там)

Поэтому Ибн Эзра предлагает другое синтасическое прочтение: «Отец мой» — подлежащее, «был» (пропущенная в оригинале, но правомерно восстановленная переводчиком глагольная связка) — сказуемое, «Арамейцем — скитальцем» — дополнение. Надо полагать, что синтаксис Простого смысла именно таков. Исходя из такого прочтения, Ибн Эзра объясняет, почему ритуальная декларация приносящего первые плоды начинается именно с этих слов, т.е. Почему не Исход из Египта, и даже не эмиграцию Яакова в Египет, а более древние времена делает Тора точкой отсчёта Истории Израиля, при этом Арамеец для Ибн Эзры это Протец Яаков:

«И вот, Арамеец-скиталец — таков был мой Отец, и смысл этого: я не унаследовал Землю от отца. Он был бедняком, когда пришёл в Арам. Он был малочисленным, а потом стал народом великим» (Ибн Эзра, там)

Близкое толкование даёт РАШБАМ, но для него Арамеец это даже не Яаков, а первый из трёх Праотцев:

«Праотец Авраам был арамейцем, скитальцем и изгнанником из Земли Арам, как сказано: «Уйди из Земли твоей» (Брейшит 12:1) а также: «А вот когда Б-г повелел мне странствовать из дома отца моего» (там 20:13). Скиталец и страннец — это синонимы, поскольку оба слова обозначают изгнанника, как сказано: «Заблудился я, как овца потерянная» (Тхилим 119:176), а также «Заблудшими овцами был народ Мой, пастыри их свели их с пути» (Йешаяху 50:6). Иными словами, из чужой земли пришли праотцы наши в эту землю, и даровал её Творец нам. Поэтому в заключение мы говорим: «А теперь вот принес я первые плоды земли, которую дал Ты мне, Г-споди!» (Деварим 26:10)». (РАШБАМ там)

Итак, в синтаксическом анализе Ибн Эзра и РАШБАМ согласны, они спорят только о том, кто же именно тот Отец, о котором там сказано. Ибн Эзра полашает, что это Яаков, поскольку именно Яаков эмигрировал в Египет. РАШБАМ полагает, что название Арамеец куда больше подходит Аврааму, ибо он родился в той стране. Кроме того, РАШБАМ полагает, что начинать историю народа Израиля, даже в кратчайшем изложении, надлежит от Первого Патриарха, как это сказано в Торе.

Комментарии Ибн Эзры и РАШБАМА представляются более убедительными не только в плане анализа языка и синтаксиса, но и в плане содержательного анализа декларации приносящего первые плоды в Храм. В таком прочтении внутренняя логика изложения очевидна: декларация начинается со странствий Праотцев: «Заблудился я, как овца потерянная» (Теилим 119:176), продолжается египетским рабством, переходит к Исходу от рабства к свободе, и завершается постоянным и суверенным владением Землёй Обетованной. Рассказ переходит от скитаний, неуверенности и зависимости от воли чуждых народов и властителей к свободному, уверенному, самим Б-гом заповеданному заселению Страны Израиля.

«И привел нас на место это, и дал нам землю эту, землю, текущую молоком и медом» (Деварим 26:9).

Что же касается вопроса, какой именно из Праотцев назван «Арамейцем», первый или третий, то тут оба комментатора приводят убедительные аргументы. Пожалуй, ближе к простому смыслу мнение Ибн Эзры, что это Яаков. Современный. Комментатор Бено Яаков указывает, что Арамеец это не обязательно название жителя какой-то определённой страны. Подобно тому, как торговец часто именуется Кнаанейцем, а проводник верблюжьих караванов Исмаэлитом, так и пастух может носить собирательное имя Арамеец.

С течением времени практические ритуалы принесения первых плодов существенно менялись. Так, в эпоху Второго Храма в канун Шавуота в сторону Иерусалима направлялись торжественные процессии со всех градов и весей Земли Израиля. Эти процессии несли первые плоды самых разных видов овощей и фруктов. По мере приближения к Иерусалиму процессии становились всё более многочисленными. Кульминация наступала в Храме, когда сам Царь Иудейский брал в руки корзину с плодами и произносил торжественную декларацию из Торы.

Вот уже две тысячи лет, как мы не можем выполнить заповедь принесения в Храм первых плодов так, как она описана в Торе. Более ста лет назад, с началом Второй Алии и с развитием киббуцного движения, была сделана успешная попытка возродить если не сам ритуал принесения плодов в Храм, то, по крайней мере, связанные с ним торжественные процессии. И сегодня, хотя уже не с такой пышностью как раньше, в Праздник Шавуот такие процессии проводятся во многих киббуцах и мошавах. Нам доводилось не раз видеть этот ритуал, символизирующий вновь обретённую органическую связь Народа Израиля и Земли Израиля. Это, действительно, красиво.

Но при всей зрелищности и торжественности, в этом мероприятии, как нам кажется, не хватает самого главного: декларации из Торы. Возрождённый израильский суверенитет над Землей предков, которая вновь расцвела и стала приносить множество плодов, и издавна знакомых, и самых новых и необычных, поразительная способность превратить тысячелетиями заброшенные пустыри и болота в цветущие сады, сила и мощь Израиля, необходимые для защиты этой прекрасной Земли — всё это, как нельзя полно и глубоко, выражено словами Торы:

Заявляю я ныне Г-споду, Б-гу твоему, что я вошел в ту землю, которую Г-сподь клялся отцам нашим дать нам. /…/ И привел нас на место это, и дал нам землю эту, землю, текущую молоком и медом. А теперь вот принес я первые плоды земли, которую дал Ты мне Г-споди! (Деварим 26:3, 9-10).

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Михаил Ривкин: Недельный раздел Ки Таво

  1. В наше время половина народа Израиля не только не провозглашает справедливые слова Торы о принадлежности этой земли народу Израиля, но и объявила чуть ли не гражданскую войну релгиозным поселенцам и светским традиционалистам. Преодолеем ли мы эту напасть?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *