Алан Позенер: Том Гросс. Левый в борьбе с левой ложью. Перевод Леонида Комиссаренко

 304 total views (from 2022/01/01),  1 views today

За предвзятыми сообщениями стоят антиизраильские, а иногда и антисемитские предрассудки многих медиакомпаний, которые, в свою очередь, усиливают антисемитские настроения читателей. Часто как раз евреи — издатели, редакторы и журналисты — манипулируют этими настроениями. Глубоко сидит в евреях страх считаться нелояльными.

Том Гросс. Левый в борьбе с левой ложью

Алан Позенер
Перевод с немецкого Леонидa Комиссаренко

Британец Том Гросс — комментатор по международным делам и правозащитник
Британец Том Гросс — комментатор по международным делам и правозащитник

Портрет

Том Гросс явился к нашему разговору в футболке. «Это не слишком неформально? — спрашивает он фотографа. Я очень неформальный тип». Фотограф скорее предпочёл бы формальнось. Чтобы облегчить ему задачу Гросс принес в рюкзаке сорочку, так, на всякий случай.

Гросс, вероятно, самый влиятельный человек, о котором большинство немцев никогда не слышало. Любой, кому есть что сказать по Ближнему Востоку, читает его информационный бюллетень: политики, сотрудники спецслужб, дипломаты, представители СМИ. Его нерегулярно возникающие электронные письма всегда являются своего рода волшебной шкатулкой. Часто, но далеко не всегда, речь идет об Израиле и антисемитизме: ненавистнические высказывания иранских мулл или британских политиков-лейбористов; корректировка сообщений влиятельных западных СМИ, таких как британская BBC или New York Times. Но информационный бюллетень содержит также отчеты и анализы по всему региону. Гросса очень ценят правозащитники, за ним следят и через силу уважают сильные мира сего. Гросс анализирует сообщения, которые шлют ему его источники со всего мира, объединяет их и дополняет своим точным комментарием. Его называют «Человек-армия». Никто не сделал больше, чтобы противопоставить факты, факты и ещё раз факты карикатурному изображению Израиля и сделать так, чтобы демократические силы мусульманского мира были услышаны на Западе. Этому Гросс принёс в жертву не только свою карьеру журналиста, но и небольшое наследство, которого хватило бы на пенсию менее «неформальным», то есть более робким людям. Том Гросс живет скромно, работает журналистом и использует деньги, чтобы обеспечить экономическую и политическую независимость своего бюллетеня.

Бабушка бежала от нацистов

Влиятельные организации снова и снова предлагают ему спонсорство, но Гросс предложения отклоняет и выпускает свой информационный бюллетень как единоличник, на ноутбуке, за кухонным столом в своих выбранных в качестве родных городах Праге и Тель-Авиве или во время поездок в страны Персидского залива или Турцию, Вашингтон, Берлин, чтобы развивать контакты и встречаться с теми, кто «делает» мнения. Бабушка и дедушка по материнской линии были немецкими евреями, которым пришлось бежать от нацистов. Вместе со своей бабушкой Верой Том Гросс подростком едет в Прагу и Восточный Берлин, тогда еще — за железным занавесом. Тот опыт наложил свой отпечаток на всю оставшуюся жизнь: позже, когда изучал политику и философию в элитном Оксфордском университете, его оттолкнуло отношение на голубом глазу левого истеблишмента к коммунизму. Позже он обнаруживает, что «индустрия мирного процесса» не менее «голубоглаза» по отношению к различным палестинским «освободительным организациям». Гросс — выходец из литературной семьи. Его отец, потомок польско-еврейских иммигрантов Джон Гросс, считался самым грамотным человеком в Британии и был всемирно известным литературным критиком. Мать, Мириам Гросс, по сей день является гранд-дамой литературных отделов британских газет, сестра Сюзанна — литературный редактор. В родительский дом были вхожи великие литературной жизни Лондона, включая вдову Джорджа Оруэлла Соню, драматурга Гарольда Пинтера и издателя лорда Джорджа Вайденфельда. Вайденфельд познакомил студента с чешскими диссидентами круга Вацлава Гавела, которые встречались с Гроссом незадолго до «бархатной революции» 1989 года в Праге. Когда Гросс в 1992 году возвратился, Гавел уже был президентом. Но вместо того, чтобы влиться в круг друзей, ставших теперь влиятельными персонами, Гросс с ними ссорится. Он становится страстным защитником прав цыган, которых презирают как бывшие борцы за свободу, так и коммунисты.

Эпизод типичен для Тома Гросса. Как и его образец для подражания Джордж Оруэлл, он не считается ни с чем, когда речь идёт о справедливости. Что больше всего отталкивает его от мафиозных организаций, таких как ООП, ФАТХ или ХАМАС, так это их предательство простых арабов и их надежды на достойную и самоопределяемую жизнь в мире. В Праге Гросс пишет для международных газет, включая «Jerusalem Post», которая предлагает ему работу в Израиле в 1996 году, хотя в то время он не говорил на иврите. И в Израиле он доказывает свою способность реагировать на неудобные факты. Он пишет в статье для New York Daily News, что бывший террорист и лауреат Нобелевской премии мира Ясир Арафат использует свои призовые деньги, финансируя летние лагеря для молодёжи, в которых прославляют джихад и обучают террористов-смертников.

Боязнь евреев слыть нелояльными

Но «News» готова была публиковать его статью только при условии, что не менее 50 процентов содержания будет посвящено предполагаемой такой же идеологической обработке в израильских школах. Даже несмотря на то, что вскоре после этого Арафат объявляет «вторую интифаду» и его бригады «Аль-Акса» совершают больше атак самоубийц, чем ХАМАС, либеральные и левые круги на Западе не хотят отойти от образа «Принца Мира». Но и консервативная британская «Telegraph» оседлала антиизраильскую волну. В начале интифады Гросс честно пишет, что насилие вспыхнуло «после того, как премьер-министр Ариэль Шарон поднялся на Храмовую гору, которая является священной для мусульман и евреев». Из премьер-министра газета делает «генерала» Шарона, который «штурмует» не Храмовую гору, а «святую для мусульман» мечеть Аль-Акса. Когда Гросс протестует, ему редактор в Лондоне говорит: «Вы взволновались только потому, что вы еврей».

Гросс признает, что за предвзятыми сообщениями стоят антиизраильские, а иногда и антисемитские предрассудки многих медиакомпаний, которые, в свою очередь, усиливают антисемитские настроения читателей. Часто как раз евреи — издатели, редакторы и журналисты — манипулируют этими настроениями, чтобы не подвергать себя обвинениям в поддержке еврейского государства. Глубоко сидит в евреях страх считаться нелояльными. По словам Гросса, предрассудки существуют по многим темам, но антиизраильская позиция многих средств массовой информации является «Классом для себя».

В 1999 году он начинает документировать и исправлять ложные и предвзятые сообщения, — термина «Fake News» в то время еще не существовало — в электронных письмах друзьям и коллегам. Это и станет его информационным бюллетенем и связанным с ним веб-сайтом «Mideast Media Analysis». Можно бы подумать, что почти 20 лет в роли «Человека-армии» ожесточили Тома Гросса. Служение правде в эпоху асоциальных СМИ не становится легче. Но Гросс держится расслабленно. Он просто неформальный тип. Независимый дух. Человек, который, собственно говоря, тикает слева, но посвятил свою жизнь борьбе с левой ложью.

Ему нравятся футболки, но на всякий случай берёт он на беседу и рубашку. Никогда ведь не знаешь наперёд.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Алан Позенер: Том Гросс. Левый в борьбе с левой ложью. Перевод Леонида Комиссаренко»

  1. Народ пошол нервенный, не дочиТУють ничего до конца, учут их учут – до Победы, а не в коня кормА…” . Подавай им всё такое звонкое, в буднях всяких строек и в грохоте и звоне… Им же хуже. Леонид-то Комиссаренко дрянь никогда не переводит. Чтоб он нам был здоров.

  2. Сэм
    20 сентября 2019 at 11:55
    Уважаемый Сэм!
    Отвечаю по той простой причине, что обязан ивиниться за искажение имени, связанному со спешкой, т.е. по Жванецкому — сильно быстро делали. Но, чтобы лишний раз не бороться с капчой, позвольте мне выразиться здесь. У меня создалось впечатление, что Вы, как и предлагали в первом постинге, так и не прочли абзац до конца, осветив лишь один момент из нескольких: кем был Шарон в период восхождения на гору. Прежде всего он был лицом гражданским, каким он и назван Гроссом. ПМ он стал лишь через полгода, тут Вы правы. Но редактор «Telegraph», как и Вы, делает из гражданского лица генерала, скорее всего для того, чтобы к месту была замена слова восхождение на штурм. Далее, у Гросса Храмовая гора и святыня для мусульман и евреев, у редактора евреи в этом месте вполне логично исчезают, так как у него штурмует Шарон мечеть Аль-Акса.
    Но Вы всего этого так и не прочли, или ничего противопоставить не смогли.
    Я не потому, что хочу оставить последнее слово за собой — ради бога. Но это ведь иллюстрация поведения СМО.
    И ещё для непонятливых, которым «не совсем понятно с голубым глазом…»: задайте, плз, Гуглу «На голубом глазу», он Вам подробно ответит.

  3. Уважаемый Леонид!
    ПРЕМЬЕР-МИНИСТР Шарон не поднимался на Храмовую гору.
    Тогда, когда он поднялся, он был генерал-майором (в отставке) и лидером оппозиции.
    Вы, безусловно, можете не знать такую подробность, но пишущий об Израиле журналист знать обязан.
    Ну и мелочь, конечно.
    Вы меня с кем-то спутали.
    Я не Самуил, а Семён.

  4. Сэм
    — 2019-09-20 09:26

    После фразы:
    «ПРЕМЬЕР-МИНИСТР Ариэль Шарон поднялся на Храмовую гору,»
    смысла читать нет.
    ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
    Уважаемый Самуил! При таком подходе не читать нужно было сразу после заглавия, ибо там дважды повторяется слови левый. А если бы Вы не вырвали из (кон)текста начальный обрывок, то прочли бы:
    «В начале интифады Гросс честно пишет, что насилие вспыхнуло «после того, как премьер-министр Ариэль Шарон поднялся на Храмовую гору, которая является священной для мусульман и евреев». Из премьер-министра газета делает «генерала» Шарона, который «штурмует» не Храмовую гору, а «святую для мусульман» мечеть Аль-Акса. Когда Гросс протестует, ему редактор в Лондоне говорит: «Вы взволновались только потому, что вы еврей».
    Это ключевая фраза всей скромной заметки о честном левом журналисте, а её-то Вы и не приметили. Впрочем, если приходится объяснять, то уже ничего не надо объяснять (© народный).

  5. После фразы:
    «ПРЕМЬЕР-МИНИСТР Ариэль Шарон поднялся на Храмовую гору,»
    смысла читать нет.

  6. “Гросса очень ценят правозащитниками, за ним следят и через силу уважают сильные мира сего. Гросс анализирует сообщения, которые шлют ему его источники со всего мира, объединяет их и дополняет своим точным комментарием. Его называют «Человек-армия»…
    (Его) Бабушка и дедушка по материнской линии были немецкими евреями… а он своими родными городами сделал Прагу и Тель-Авив… “его оттолкнуло отношение на голубом глазу левого истеблишмента к коммунизму…” — не совсем понятно с голубым глазом…
    “Что больше всего отталкивает его (Тома Гросса) от мафиозных организаций, таких как ООП, ФАТХ или ХАМАС, так это их предательство простых арабов и их надежды на достойную и самоопределяемую жизнь в мире…” — Разумный подход к мировым проблемам, непгеменно должен оттолкнуть “свертолерантных голубоглазых”… И не следует думать, что “почти 20 лет в роли «Человека-армии» ожесточили Тома Гросса…” — Вот, поистине, – герой нашего времени. Уважаемым автору и переводчику Леониду К. — поклон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *