Эдуард Гетманский: Евреи — личные враги Гитлера

 492 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Все люди, чьи действия или высказывания казались фюреру особенно вредными, оскорбительными или унизительными, попадали в его черный список… Зачем бесноватый фюрер коллекционировал врагов? Из соображений немецкой педантичности? Боялся кого-то незаслуженно забыть? Получал удовольствие от процесса?..

Евреи — личные враги Гитлера

(В.А. Гальба, Л.Г. Бродаты)

Эдуард Гетманский

Эдуард Гетманский

При штурме Берлина в мае 1945 года в бункере Гитлера на Вильгельмштрассе-77 были обнаружены важные документы, которые помогли раскрыть многие тайны Второй мировой войны. Среди них были захвачены несколько книг под названием «Список врагов Рейха», Sonderfahndungsliste (Специальный розыскной список). Сейчас он хранится в Федеральном архиве ФРГ, в городе Кобленце. Составитель этого списка — профессор Берлинского и Кенигсбергского университетов, доктор философии Альфред Франц Зикс, он же бригаденфюрер СС, начальник VII управлений РСХА (вопросы исследования мировоззрения). По сути своей, это был список преступников (как уголовных, так и политических), разыскиваемых рейхом. Возможно, его 1-й том, озаглавленный «Персональная часть» и называют списком личных врагов Гитлера. Этот список содержал обширные данные о людях, которые в первую очередь подлежали физическому уничтожению. Именно так Адольф Гитлер предпочитал бороться со своими врагами — уничтожать их. Главы государств, военачальники, офицеры и рядовые, которые сражались против Германии на Востоке и на Западе, известные журналисты и даже популярные писатели и артисты объявлялись его личными врагами. Среди них были Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт, Уинстон, Черчилль, Шарль де Голль, Дуайт Эйзенхауэр, Георгий Жуков, Александр Маринеско, Илья Старинов, Кукрыниксы, Бертольт Брехт, Иосип Броз Тито, Чарли Чаплин, Эрих Мария Ремарк, Марлен Дитрих, футболисты киевского «Динамо», выигравшие у немецких летчиков в «матче смерти», чернокожий бегун-олимпиец из США Джесси Оуэнс и др.

Все люди, чьи действия или высказывания казались фюреру особенно вредными, оскорбительными или унизительными, попадали в его черный список… Зачем бесноватый фюрер коллекционировал врагов? Из соображений немецкой педантичности? Боялся кого-то незаслуженно забыть? Получал удовольствие от процесса? Сейчас это вряд ли установишь, да и вряд ли кого это интересует. Считается, что в 1946 году на Нюрнбергском процессе среди экспонатов и вещественных доказательств был представлен некий «Список личных врагов Гитлера», но этот документ нигде не был опубликован. Среди личных врагов Гитлера было много евреев. Среди них — диктор Всесоюзного радио Юрий Левитан; писатели — Илья Эренбург, Лион Фейхтвангер, Эрнст Генри (Хентов); художники-карикатуристы — Борис Ефимов (Фридлянд), Владимир Гальба (Гальберштадт), Лев Бродаты; первый советский экстрасенс Вольф Мессинг и др. В память об этих замечательных людях, оставивших свой след в мировой культуре, выполнил мемориальные книжные знаки тульский художник-график Владимир Чекарьков.

Гальба Владимир Александрович (настоящая фамилия Гальберштадт) (1908-1984) — художник, график, мастер политической карикатуры и шаржа. Родился 27 мая 1908 года в Харькове. Еврей. Когда ему было два года, семья переехала в Петербург. В городе на Неве прошло детство Владимира, его юность, ученические годы. В 1920-е годы Владимир Гальба занимался в студиях у Н.И. Кравченко и А.А. Радакова. Как художник Владимир Гальба вырос в кругу замечательных ленинградских карикатуристов и рисовальщиков. Ни­колай Радлов и Владимир Лебедев, Борис Антоновский и Евгений Чарушин, Бронислав Малаховский и Константин Рудаков, Лев Бродаты и Владимир Конашевич — эти художники с большим вкусом и высокой культурой, несомнен­но, влияли на его творчество. Воспри­няв у них мастерство рисунка, В. Гальба, однако, остался самим собой, со­хранил свое отношение к окружающе­му миру. Начиная с 1926 года, художник начинает участвовать в выставках и рисовать карикатуры для газет «Ленинградская правда», «Вечерний Ленинград», журналов «Нева», «Огонек». Его первый рисунок, который он при­нес в «Крокодил» еще в предвоенные годы, был сразу же с восторгом при­нят и напечатан большим размером на двух страницах журнала. Антифашистские карикатуры Гальба начинает рисовать с начала 1930-х годов. С 1939 года он состоит художником объединения «Боевой карандаш». Гальба, прежде всего, известен как мастер политической карикатуры. Стиль сатиры Гальбы несколько от­личался от стиля московских графи­ков, так как художник обычно придер­живался в те годы более условной ма­неры изображения. Основу его рисун­ков составляли острый гротеск и ги­пербола. В его карикатурах действие всегда разворачивалось стремительно.

Во время Великой Отечественной войны, в годы ленинградской блокады почти каждый день в «Ленинградской правде» печатались его карикатуры. Также, много плакатов художник выполнил для объединения «Боевой карандаш». Борис Семенов, художник и друг Владимира Гальбы, вспоминая годы войны, с особой теплотой отмечает встречи в редакции «Ленинградской правды» на Фонтанке: «Володя был изрядно похудевший, в слишком широкой гимнастерке, но не скукожившийся, как многие. Он был вполне бодр, «выдавал репризы», даже старался пробежаться, что тогда могли немногие из нас. В «Ленправде» Гальбу знали и любили за веселый нрав не только литсотрудники и машинистки, но и рабочие цинкографии. Они приготовили для него в типографском подвале отличную лежанку из рассохшегося кожаного дивана, там же хранился его скарб и заветные книжки: Зощенко, Ярослав Гашек, Гоголь… Все ленинградцы знали, что Гитлер включил художника в черный список личных врагов — все они будут повешены на Дворцовой площади в тот час, когда войска вермахта вступят в покоренный Ленинград». Поэт Михаил Дудин вспоминал «Что в первую очередь искали мы тогда в газете? Сводку Совинформбюро, объявление о продовольственных выдачах за подписью Андреенко и карикатуры Гальбы». В очень трудные для нашей страны дни 1941 года он нарисовал, к примеру, такую карикатуру. В футбольных воротах мечется бесноватый голкипер — Гитлер, а в сетке гора черепов в немецких касках. Это был своеобразный комментарий питерского художника к изречению Геббельса: «Немец, война — это футбол. Вместо мяча мы играем человеческими головами».

В 1942 году Владимир Гальба приехал из блокадного города на Ленинградской фронт. Бойцы угощали известного по карикатурам гостя кашей из гречневого концентрата и просили нарисовать что-нибудь этакое… Гальба прикрепил кнопками лист плотной бумаги к бревенчатой стене блиндажа и взял карандаш с мягким грифелем. Через несколько минут собравшиеся хохотали, увидев Гитлера, похожего на бездомного пса. Затем художник намалевал жирного борова — Геринга, злую мартышку — Геббельса. Красноармеец-снайпер сказал Гальбе: «Здорово у вас получается, едко и метко! А не могли бы вы выманить противника из укрытия?» — «Попробуем», — загадочно улыбнулся Владимир Александрович. И нарисовал пару шаржей на Гитлера. Фашистский главарь был изображен в кителе, но без брюк и нижнего белья. Бойцы посмеялись, а потом по приказу своего политрука Фокина разбили эти рисунки на квадратики и пропорционально перенесли на огромные куски марли. Как только стемнело, разведчики незаметно прикрепили полотнища к фермам линии высоковольтной передачи, напротив вражеских окопов. Как писали в газете «Невское время», увидев карикатуры, «гитлеровцы открыли бешеный огонь из орудий и минометов по великанским шаржам. Более того, чтобы сорвать их, бросили в бой массу солдат. Наши пулеметчики и снайперы не дремали. Оставив на поле множество трупов, враги убрались восвояси». Их выстрелы лишь дырявили марлю, оставляя художество невредимым. «Это тот случай, — говорил Гальба, — когда смех убивал в буквальном смысле слова».

Политрук за этот бой был награжден орденом, а Владимир Александрович за свои рисунки и плакаты попал в список личных врагов Гитлера. Гитлер имел все основания считать Владимира Гальбу своим личным врагом. А колченогий министр пропаганды третьего рейха Геббельс заявлял, что этот «русский рисовальщик» будет повешен в Петербурге на фонарном столбе. Гальба был беспощаден к гитлеровцам. В свои работы военных лет Владимир Александрович вкладывал жгучую ненависть к фашизму. Одновременно он ободрял наших воинов, тружеников тыла и, конечно же, детей. Потеряв родных, многих школьных друзей, люди разучились смеяться. Но глядя на сатирические рисунки Гальбы, все же улыбались. Всеволод Инчик, профессор Санкт-Петербургского архитектурно-строительного университета вспоминал: «В блокаду нашей первой радостью был кусочек хлеба, а второй — рисунки Гальбы. Это тоже был хлеб, хлеб для души. Мы смеялись — страх исчезал», Что и говорить — карикатуры Гальбы били по врагу прямой наводкой. В 1943 году в Ленинграде вышла серия цветных открыток «Цепные фашистские собаки» с изображениями глав рейха. Для каждого рисунка художник сам сочинил стихотворные подписи. Например, Гитлеру достались такие убийственные строчки: «Тяжко ранен на Востоке Главный цербер подлой своры. Чует он конец свой скорый — позаботимся о сроке». А министра авиации Геринга художник отхлестал словами: «Вся в медалях и крестах вывалилась псина, но получит скоро крест из простой осины». Лучшие работы художника военного времени вошли в альбомы под замечательными названиями «Блиц-крик» и «Фриц-вой», которые были выпущены в 1944 году. Уже из этих названий видно, что Гальба был не только талантливым художником, но и отлично владел литературным словом.

Он писал сатирические эпиграммы на врагов своей Родины, например: «Не может спрятать хвост отвислый Терьер норвежский — кличка Квислинг». В тяжелые дни блокады смех помогал бороться и выстоять. В качестве художника-корреспондента Владимир Гальба присутствовал на Нюрнбергском процессе. После войны Гальба работал в разных ленинградских газетах, иллюстрировал журналы и книги, рисовал плакаты. Гальба был прирожденным художником, из тех, про кого говорят — родился с карандашом в руках. Он на самом деле никогда с ним не расставался — рисовал всегда и везде — во фронтовых землянках и на улицах блокадного и послевоенного Ленинграда, в парках, цирке, зоопарке. Гальба делал молниеносные наброски в зале заседания на Нюрнбергском процессе, где судили гитлеровцев. Он выбирал для своих рисунков интересные типажи на улицах, в скверах Лондона, Парижа, Амстердама. Даже на представлении в знаменитом парижском «Фоли-Бержер» [(фр. Folies Bergère) — знаменитое варьете и кабаре в Париже], художник не выпускал карандаш из рук — набрасывая на листе силуэты красоток варьете. В 1959 году в Ленинграде с успехом прошла его персональная выставка. Художник выпустил несколько сатирических альбомов — «Сто улыбок» (1964), «Ателье сатирического обслуживания» (1968). К наиболее ин­тересным работам Владимира Гальбы послед­них лет относятся иллюстрации в дет­ских журналах и к книгам для детей. Динамичность рисунков, которая была ему свойственна и раньше неистощи­мая фантазия и чувство юмора сдела­ли его одним из самых любимых дет­ских художников.

Ленинградские изда­тельства выпустили немало детских книг с его иллюстрациями, журнал «Ве­селые картинки» всегда с охотой печа­тал его забавные рисунки. Было издано много книг с его иллюстрациями — «Чудо-дерево» К.И. Чуковского (1944), «Рыцарь пламенеющего пестика» Ф. Бомонта (1956), «О вкусе» С.В. Михалкова (1966) и другие. Владимир Гальба был мастером каламбура и розыгрыша, в компании с ним всегда было весело. Его шутки становились крылатыми и разлетались в творческой среде. Своему знаменитому другу клоуну Карандашу он писал тексты для выступлений, стихи и репризы. Портреты друзей он создавал на одном дыхании, под настроение, быстро и легко. Гальба выдавал один шарж за другим одной быстрой линией. Взглянул на человека, взял карандаш и, через минуту, или даже за несколько секунд — готовый образ. Он это проделывал неоднократно в компании друзей и перед публикой на сцене. Творчество Владимира Гальбы связанно с современной эпохой, в которой жил художник. Его искрометный юмор был всегда злободневен и выразителен в рисунке. Его художественный стиль гиперболы и быстрого росчерка был узнаваем и любим многими соотечественниками, а его работы находили многочисленных поклонников. Наблюдательного, полного жизни Гальбу привлекало все живое.

Он беспрерывно рисовал с натуры, его нельзя было увидеть без альбома. До конца жизни он продолжал заниматься любимым делом. Владимир Гальба был художником, влюб­ленным в искусство карикатуры, весе­лым, неугомонным выдумщиком и затейником, прекрасным собеседником с актерским даром слова. Он искрен­не и от всего своего большого сердца радовался находкам и удачам не толь­ко своим, но и своих товарищей. На­верное, поэтому его рисунки и сейчас неизменно вызывают улыбки читате­лей — и взрослых и маленьких. Умер заслуженный художник РСФСР Владимир Александрович Гальба в начале ноября 1984 года, похоронен на Богословском кладбище Ленинграда. Подсчитали, что не менее 45 тысяч работ вышло из-под карандаша, пера и кисти за почти 60 лет профессионального творчества Гальбы. Но самые яркие, самые нужные для мира на Земле карикатуры относятся к годам Великой Отечественной войны, хотя больше всего на свете этот талантливый, добрейший, веселый человек любил солнце, воздух и детский смех.

Бродаты Лев Григорьевич (1889-1954) — карикатурист, график, плакатист, живописец. Лев родился в Варшаве (столица Царства Польского во владении Российской империи) в 1889 году в семье мелкого служащего. Еврей. Родители Льва, обремененные материальными заботами, отправили мальчика к более преуспевшему в жизни дяде, в Вену. В 1905 году в Вене Лев Бродаты начал заниматься в художественной школе известного в ту пору австрийского рисовальщика Д. Кона. Через год он поступил в «Анна-Шуле» — среднюю школу рисования и живописи, где проучился три года. В 1909 году 20-летний Лев Бродаты сдал вступительный экзамен на третий курс Венской академии изящных искусств, но уже в следующем году из-за материальных затруднений оставил академию. До Первой мировой войны Лев Бродаты работал в Берлине, Вене, Кракове, Варшаве — рисовал карикатуры для журналов, писал портреты, занимался живописью. Бродаты принимал участие в польском революционном движении. Он переехал в советскую Россию, жил в Петрограде-Ленинграде (1917-1930). Лев Бродаты занимался агитационно-массовым искусством, один из первых начал рисовать политические революционные плакаты — «Знамя С-Р» (1917). Он организатор одного из первых советских сатирических журналов «Красный дьявол» (1918-1919). В 1919-1921 годах работал в «Окнах РОСТА» наряду с В.В. Лебедевым и В.И. Козлинским. С 1917 года рисовал карикатуры для газеты «Правда»; сотрудничал в весёлых сатирических журналах «Мухомор» (1922-1923), «Бегемот» (1924-1928), «Смехач» (1924-1928).

В 1929 году вступил в «Общество живописцев». С 1931 года Лев Бродаты постоянный сотрудник журнала «Крокодил». Он участвовал в выставках — группы «Л’Аренье» («Паук») в Париже (1925); «Карикатура на службе социалистического строительства» (1932); «Художники РСФСР за XV лет» (1933); московских мастеров советской сатиры (1937); Всесоюзных художественных выставках (1939, 1949, 1952, 1954) и др. Лев Бродаты провел персональную выставку в Москве (1944). Преподавал во ВХУТЕИНе в Ленинграде (1928-1930). В 1945 году стал заслуженным деятелем искусств РСФСР. Произведения Льва Григорьевича Бродаты представлены в ГТГ, ГРМ, ГМИИ имени А.С. Пушкина и др. Он слыл чудаком. Такой репутации немало способствовало то, что Лев Григорьевич Бродаты имел склонность к оригинальным философским рассуждениям, любил забавные парадоксальные сентенции, подчас весьма меткие. Говорил он всегда интересно, остро, занимательно. Видел вещи и явления под каким-то своим, индивидуальным углом зрения и отстаивал свои взгляды умно, горячо, со своеобразным, швейковским юмором. От него всегда ждали занятных словечек и афоризмов, которые потом со смехом передавались из уст в уста. Бродаты не был, так сказать, «чистым» карикатуристом. Его творческие интересы были значительно шире, охватывали разнообразные смежные графические жанры, среди которых одним, из наиболее любимых, были книжные иллюстрации.

Некоторые рисунки Бродаты, как, скажем, иллюстрации к «Гроздьям гнева» Джона Стейнбека, поражали точностью и остротой проникновения художника в сущность и смысл литературного прообраза. Бродаты создал огромное количество превосходных рисунков по произведениям целого ряда крупнейших зарубежных писателей — Г. Гейне, Г. Мопассана, Э. По и других. Интересна история рассказанная военным корреспондентом Борисом Пророковым. Он в самом конце войны, в апреле — мае 1945 года оказался в Берлине, в рейхсканцелярии (нем. Reichskanzlei) на Вильгельмштрассе 77. Вот как он сам об этом пишет: «… спустившись в гитлеровское подземелье, я с неожиданным восторгом и упоением посидел минут десять на гитлеровском кресле». Через десять минут он стоял у сейфа Гитлера, рядом с советскими офицерами. Сейф вскрыли и стали вынимать содержимое. И тут среди разных бумаг Пророков обратил внимание на акварель, которая офицеров не заинтересовала. В углу ее было написано посвящение на немецком: «Дорогому другу Адольфу Гитлеру…». И подпись: «Лев Бродаты». В Москве Борис Пророков, встретив в редакции «Крокодила» Льва Бродаты, отозвал его в сторонку и рассказал о находке. Бродаты стал белее мела: «Прошу вас, никогда никому этого не рассказывайте!». Еще бы! Советский еврей и Адольф Гитлер — друзья молодости. Где они могли познакомиться и даже подружиться? Об этом нигде не написано ни слова. Лев Бродаты жил в Вене и учился в художественной школе австрийского рисовальщика Д. Кона, позже поступил в среднюю школу рисования и живописи, а в 1909 году сдал вступительный экзамен на третий курс Венской академии изящных искусств. Лев Бродаты родился в Варшаве, а Адольф Гитлер за несколько месяцев до него в австрийском Браунау-ам-Инне, (нем. Braunau am Inn), расположенном неподалеку от границы с Германией. Гитлер готовился к поступлению в Венскую академию изящных искусств, но не сдал экзамена, на следующий 1908 год он не был даже допущен к экзамену.

Гитлер решил пробиваться в искусство самоучкой. Он зарабатывал себе на жизнь тем, что копировал виды Вены с работ известных мастеров и, особенно, с эстампов XVIII века и продавал их туристам. Гитлер часто бедствовал, он продавал свои копии картин недорого — по 2-3 кроны за штуку. Его друг по общежитию еврей Нейман подарил ему пиджак, а одноглазый слесарь-еврей из Галиции из своей скромной инвалидской пенсии помогал ему деньгами. Свои копии-картины в эти годы Гитлер продавал почти исключительно евреям — Моргенштерну, Ландсбергеру и Альтенбергу. Нет ничего удивительного в том, что в эти годы еще один еврей — начинающий художник Лев Бродаты — дружил с молодым Гитлером, своим ровесником. Весной 1913 года Гитлер окончательно покидает Вену. Итак, годы пребывания Льва Бродаты в Вене — 1905-1910, Гитлера — 1907-1913. Мест, где они могли познакомиться предостаточно, это художественная школа Д. Кона, средняя школа рисования и живописи «Анна-Шуле», школа графики и живописи Рудольфа Пангольцера (где учился Гитлер), Академия изящных искусств, магазины и лавки торговцев книжной и художественной продукцией, мужское общежитие на Мельдеманштрассе, где жил Гитлер (Бродаты вполне мог туда захаживать).

В книге Бригитты Хаманн (Гаман) «Гитлер в Вене (Годы учебы диктатора)» рассказывается о его молодости и дружбе с разными людьми (в ней о Льве Бродаты — ни слова). Ничто не обнаруживает и не предвещает в этом неприметном бюргере и заурядном художнике будущего бешеного антисемита. Наоборот, он дружит с евреями. Он находил достойным сожаления тот факт, что Германия не удостоила Гейне за его заслуги памятником. Аноним из Брно (Brunner Anonymus) пишет о 1912 годе: «С евреями Гитлер очень хорошо ладил и говорил, что они умный народ, который более сплочен, чем немцы» Конечно, в этой истории с акварелью Бродаты в сейфе Гитлера поначалу поражает, что еврей дружил с человеком, который потом уничтожил шесть миллионов евреев, но в молодости Гитлер вероятно, был более или менее нормальным человеком. Это потом, в 1925 году, Гитлер напишет в своей книге «Mein Kampf» («Моя борьба»): «Из мягкотелого гражданина мира я стал фанатичным антисемитом». Борис Пророков пронёс тайну Льва Бродаты через годы, когда доносы были в порядке вещей. В сталинские времена дружба художника Бродаты с Адольфом Гитлером могла закончится сроком в ГУЛАГе. Борис Пророков, убежденный коммунист, художник, обласканный властью (впоследствии он стал членом-корреспондентом Академии художеств СССР, народным художником СССР, был удостоен двух Сталинских (1950, 1952) и Ленинской (1961) премий), будучи порядочным человеком, спас не только самого художника, но и его имя, его репутацию после смерти Бродаты.

Перед смертью в 1972 году Борис Пророков рассказал об этой истории фронтовику, блокаднику, заслуженному художнику РСФСР Льву Самойлову, но и он молчал об этом долгие годы. Об этом историческом эпизоде впервые рассказал Юлий Костинский через 20 лет после смерти Льва Самойлова. Судьба этой акварели Льва Бродаты неизвестна. Но удивляет сам факт нахождения акварели еврея Бродаты в сейфе палача еврейского народа Адольфа Гитлера. Почему он, уничтоживший шесть миллионов евреев, хранил в своём сейфе эту акварель, написанную еврейским художником очень давно. Что это — случайность, прихоть, ностальгия? «Дорогому другу Адольфу Гитлеру… Лев Бродаты». В годы войны Лев Григорьевич Бродаты — известный художник-карикатурист создал много рисунков для центральных средств массовой информации, на которых был изображён бесноватый фюрер и его подручные из Третьего рейха. За это он объявил Льва Григорьевича Бродаты своим личным врагом. Творчество Льва Бродаты оказало сильное влияние на многих советских графиков и прекрасно иллюстрирует эту сложную и противоречивую сталинскую эпоху. В 1954 году Лев Григорьевич Бродаты скончался в Москве.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Эдуард Гетманский: Евреи — личные враги Гитлера»

  1. «бригаденфюрер СС»

    =====

    Такого звание в СС не было — было «бригадефюрер»

  2. Список личных врагов Гитлера — это миф. Этой книги никто никогда не видел, но почему-то знают ее содержание!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *