Юрий Колкер: Памяти Юджина Дубнова

 539 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Я пишу о Дубнове не потому, что я горячий поклонник его таланта и не по дружбе, а потому, что его присутствие в культурной жизни — объективная реальность, и он заслуживает нашей памяти.

Памяти Юджина Дубнова

(2 ноября 1949 — 5 августа 2019)

Юрий Колкер

«Несомненный преемник Мандельштама», «соперник Бродского… не уступает Бродскому», — вот что писали о Юджине (Евгении) Дубнове британские университетские литературоведы и переводчики, как это значится на суперобложках его последних британских книг. Но из читающих по-русски мало кто слышал имя Дубнова даже в его поколении. Отчасти это объясняется тем, что Дубнов писал стихи и прозу ещё и по-английски, печатался по-английски больше, чем по-русски и, кажется, считал себя скорее английским писателем, чем русским; во всяком случае, новым знакомым представлялся в последние годы жизни как Юджин.

Евгений Дубнов родился в Таллине, детство провёл в Риге, английский превосходно выучил ещё ребёнком и дальше совершенствовал его всю жизнь. Он учился в московском университете имени Ломоносова, продолжал образование в Израиле, куда переехал в 1971 году, в университете имени Бар-Илана; затем в лондонском университете, где окончил факультеты психологии и английской литературы и в котором остался писать диссертацию. Не позднее 1989 года Дубнов вернулся в Израиль, где до конца дней преподавал английский язык. Он умер в Иерусалиме 5 августа 2019, не дожив нескольких недель до семидесяти лет.

Дубнов публиковал стихи, рассказы и очерки в русскоязычных изданиях (журналах, альманахах и газетах): Возрождение, Время и мы, Встречи, Грани, 22, Континент, Новый журнал, Новое русское слово, Побережье, Роза ветров, Русская мысль, Связь времен, Современник (Канада), Средиземноморье, Стрелец; а также во множестве англоязычных изданий в Великобритании, Ирландии, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии. Он издал пять книг стихов и прозы:

  • Е. Дубнов. Рыжие монеты (стихи), Goldfinch Press, London, 1978;
  • Е. Дубнов. Небом и землею (стихи). Amber Press, London, 1984.
  • Eugene Dubnov. Thousand-Year Minutes (стихи), Shoestring Press, UK, 2013.
  • Eugene Dubnov. ‘Never Out of Reach’ (беллетризованные воспоминания), Clemson University Press, USA, 2015 and Liverpool University Press, UK, 2015.
  • Eugene Dubnov. Beyond the Boundaries (стихи), Shoestring Press, UK, 2016.

Положение Дубнова в литературе необычно, двойственно. Он остался одинок в русскоязычном Израиле, где очень многие писали и некоторые всё ещё пишут стихи по-русски, — отчасти потому, что таков был его выбор, отчасти, можно допустить, потому, что русским авторам, как правило, незнающим английского, Дубнов казался чужим и непонятным. Настоящего признания не было.

В литературе английской Юджин Дубнов тоже не получил широкой известности. Восторженные эпитеты на суперобложках английских книг — вещь вообще очень обычная, ведь кто-нибудь да похвалит, а здесь еще и дань английской всемирной отзывчивости примешивается, английскому гостеприимству. Люди, не чувствующие русской просодии, хвалят русские стихи Дубнова без должного понимания их достоинств и недостатков, английские же его стихи и прозу они хвалят от доброты сердечной («этот человек свободно говорит и пишет на нашем языке, знает нашу литературу не хуже нас, тутошних, — как его не поощрить?»).

Дубнов не получил и не мог получить настоящего признания в английской литературе ещё и потому, что писал на выученном языке. Английская литература неимоверно богата. Она много богаче русской, превосходит русскую в своей сумме, даже если говорить о коротком периоде подлинного величия русской литературы в XIX веке, с её непревзойдёнными, но считанными по пальцам гениями. Язык, не впитанный с молоком матери, — ставка в английской беллетристике безвыигрышная, будь человек хоть Толстоевским: его не услышат, он затеряется, захлебнётся в потоке. И на потомков, которыми грезят поэты со времён Горация, если не со времён Архилоха, надежды мало: времена слишком разительно переменились, значение литературы в обществе слишком быстро идёт на убыль.

Но можно сказать и другое: при всём сегодняшнем упадке литературы книги живут долго и обычно переживают своих авторов; так было веками, а значит, и ещё на какое-то время это может продолжиться. Мы — в междуцарствии: книгопечатание в обычном смысле, по некоторым признакам, умирает, но подходящей замены ему не видно, а такая замена необходима. Первую свою книгу Дубнов опубликовал, когда об электронных изданиях не слыхивали, — не исключено, что эту его бумажную книгу 1978 года прочтут и тогда, когда о сегодняшних электронных книгах забудут. Она — проба воздуха эпохи.

Юджин Дубнов в своей иерусалимской квартире, 2011

… Я пишу о Дубнове не потому, что я горячий поклонник его таланта (мы держались разной эстетики) и не по дружбе (мы больше пикировались, чем ладили), а потому, что его присутствие в культурной жизни — объективная реальность, и он заслуживает нашей памяти.

У меня сохранился в машинописи цикл стихотворений Дубнова под названием Здесь бытие… пересыпанный эпиграфами на пяти языках. Насколько мне известно, этот цикл не публиковался. Первое стихотворение этого цикла — моё любимое у Дубнова. Вот оно:

Здесь бытие шагами
Измерено в садах,
И днями и ночами
В растерянных трудах —
И вновь одна попытка
Не жизнь, не смерть, не пытка,
И замер за плечами
Творенья вечный страх.

Над бездной дух витает,
Дыхание от уст;
Горит и не сгорает
Невзрачный, мертвый куст,
И подойти отсюда
Туда, где длится чудо,
До слез в глазах мешает
Льда кисло-сладкий хруст.

Интонация этих стихов, при всей их видимой простоте, кажется мне подлинной и оригинальной, не вызывает в моей памяти никакого прообраза, — а ведь именно интонация чаще всего заимствуется и эксплуатируется подражателями.

И ещё по одной причине я пишу о Дубнове. Моя попытка поместить о нём статью в русскую Википедию натолкнулась на тупость и непонимание. Википедисты, начальствующие в народной энциклопедии не благодаря своим культурным достижениям, а благодаря лишь техническим навыкам, люди, к культуре равнодушные, не умеющие связно написать двух фраз на родном языке, — в моём душевном движении заподозрили личную заинтересованность и потребовали от меня… доказать, что Дубнов жил на этом свете. Я возражал, сколько было сил… Пишу в надежде, что те, кто помнит Дубнова, продолжат это спор за меня.

Юджин Дубнов, 2015

От редакции: Евгений (Юджин) Дубнов был автором Портала с 2011 года.

Print Friendly, PDF & Email

18 комментариев к «Юрий Колкер: Памяти Юджина Дубнова»

  1. Я училась с Золиком на одном курсе ( так его называли) в МГУ на факультете психологии. Потом он уехал. Был необычайно интересным собеседником. Как жаль что он от нас ушёл….

  2. «…в лондонском университете, где окончил факультеты психологии и английской литературы и в котором остался писать диссертацию»
    =======
    Гр. Быстрицкий: Казалось бы: такое погружение, такое образование дают достаточный уровень. Однако, это смотря для чего: «Дубнов не получил и не мог получить настоящего признания в английской литературе ещё и потому, что писал на выученном языке…» — очень точно сказано, именно на выученном. «Язык, не впитанный с молоком матери, — ставка в английской беллетристике безвыигрышная, будь человек хоть Толстоевским: его не услышат, он затеряется, захлебнётся в потоке»
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Толстоевский м.б. «затеряется, захлебнётся в потоке»… Иосиф Бродский не затерялся:
    https://magazines.gorky.media/zvezda/2019/9/anglijskij-poet-joseph-brodsky.html
    Валентина Полухина. Английский поэт Joseph Brodsky
    Опубликовано в журнале Звезда, номер 9, 2019
    «Есть одна тема, на наш взгляд, самая драматическая и увлекательная для исследователя, а именно английский Бродский, суть которой в проблеме всеми ощутимого разрыва между русским и английским Бродским, ибо последний не равен первому. Несмотря на то что из написанного Бродским непосредственно по-английски можно составить небольшой сборник стихов, а из переведенных им самим собственных стихов — целую книгу, о том, что Бродский большой поэт, англичане узнали из его прозы, чрезвычайно высоко ими оцененной. Его первый сборник эссе «Less than One» («Меньше единицы», 1986), получив в Америке премию лучшей критической книги года, был признан и в Англии «лучшей прозой на английском языке за последние несколько лет». Рецензии на его эссе пестрят эпитетами «блистательные, мудрые, проницательные, требующие мысли, захватывающие внимание». По мнению Джереми Брука, «слух Бродского настолько чувствителен, что поэт уверен, что и мы в состоянии услышать музыку сфер в перемещении песчинок». Англичане приятно удивлены его изощренным анализом стихотворения Одена «1 сентября 1939»: «…если он мог такое сотворить с английским поэтом, что же он делает с русскими?»
     Почти все критики и поэты, писавшие о Бродском, особенно благодарны ему за эссе о русских поэтах. «Я не понимаю, чем мы заслужили такую обворожительную книгу?» — спрашивает Майкл Гофман, имея в виду сборник эссе Бродского «Less than One»…

  3. Ю.К.
    * * *
    Бандит означает изгнанник.
    Да-да, загляните в словарь.
    Не льстец, не наёмник, не данник —
    Хоть пария, а государь.
    Бандит — это вот что: свобода
    От сытости вашей дурной,
    От самодовольства — суббота,
    От мелочности — выходной.
    Бандит — это царственный странник,
    Увенчанный вашей виной.
    Бандит означает избранник.
    Вы нищие рядом со мной.
    Времена года
    1 (Весна)
    На дворе шестидесятый год.
    Мальчик вечность переходит вброд.
    Катеты, амперы, логарифмы —
    Всё уразумеем, затвердив мы,
    Но душой владеют только рифмы:
    Всплеск — и пошлый быт преображён:
    Над ребёнком — своды Парфенона,
    В целом свете больше нет препон
    Торжеству свободы и закона.
    В низменном небесное узрю,
    Жалобу в молитву претворю,
    Камень словом одухотворю…
    …Уж не мне ли из алтарной двери
    Лавр выносит Данте Алигьери?
    ::::::::::::::::::::::::::::::::
    Данте с Браманте у Парфенона.
    Как далеко Ты, изгнанник, от дома?
    Помнишь Ефима, Иосифа…- Римом
    Все мы гонимы, бандиты и мимы.
    “Что было любимо — всё мимо, мимо…”
    Стоит Алигьери у чьей-то двери…
    “…Катеты и логарифмы — тут.
    За окном — подснежники цветут.”
    С Новым годом и со Старым счастьем —
    Седина, покой… — стихи бормочет Мастер.

  4. Юрий Колкер- Мы — в междуцарствии: книгопечатание в обычном смысле, по некоторым признакам, умирает, но подходящей замены ему не видно, а такая замена необходима…
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Стихи Ю.К., стихи сотен ( тысяч ?)) русскоязычных блогеров, могучей
    виртуальной армии Страны \»Интернет\»… помогают верить, что поэт Юрий Колкер ошибается. Буду надеяться, что он (Ю.К.) ошибиться рад, как и все почитатели настоящей поэзии.

  5. LXE 24 сентября
    Невероятно. Скажите, рассматривали ли вы возможность опубликовать этот цикл?
    Может быть, в виде «страницы памяти», или обрамив в развернутый комментарий, как это стихотворение?
    :::::::::::::::::::::
    Может, какой безумец решится…

  6. Спор о литературных или бизнес-возможностях человека из иной языковой среды, конечно, интересен, и может обогатиться множеством примеров pro и contra, однако он уводит дискуссию в сторону.
    Как правильно подметил автор, значение литературы падает. К тому же в англоязычном мире поэт отнюдь не «больше, чем поэт». Хорошо это или плохо, судить не в этом комментарии.
    Интересен вопрос о попытке автора поместить статью о Дубнове в русскоязычной Википедии. У меня также есть опыт «общения» с теми, кто там командует. Написал статью об ученом и педагоге. Долго боролся и проиграл. Зарекся иметь дело с этими долболобами.

  7. Прошу извинить, уважаемые г-да; полагаю, Гр. Б. прав, в некотором роде, — «Здесь, правда, специфика момента заключалась именно в русском базовом…» Но я — о другом: «уловили, услышали, что язык хоть и блестяще, но все же выучен.» Но база, однако, РОСсийская — не для всякой серьёзной Ко подходит. Впрочем всё это — н и к а к о г о — значения для поэзии (и прозы), о которых пишет автор Юрий К., не имеет Уклонился м-сье Быстрицкий от предмета обсуждения.
    Автору, как мне показалось, многомиллиардные Ко. не так интересны, как Литература.

  8. «…в лондонском университете, где окончил факультеты психологии и английской литературы и в котором остался писать диссертацию»
    =======
    Казалось бы: такое погружение, такое образование дают достаточный уровень. Однако, это смотря для чего: «Дубнов не получил и не мог получить настоящего признания в английской литературе ещё и потому, что писал на выученном языке…» — очень точно сказано, именно на выученном.
    «Язык, не впитанный с молоком матери, — ставка в английской беллетристике безвыигрышная, будь человек хоть Толстоевским: его не услышат, он затеряется, захлебнётся в потоке» должен вам сказать, уважаемый автор, что не только в беллетристике безвыигрышная, в бизнесе тоже. Но, надеюсь, только в очень большом. Был недавно наглядный пример: при поисках американца на должность СЕО компании, нацеленной на десятку млрд годового оборота, один из кандидатов с пяти лет в США был погружен в англоязычное окружение, закончил Массачусетский технологический институт (куда уж выше), и все равно рафинированные независимые директора уловили выученный язык и были проблемы. Здесь, правда, специфика момента заключалась именно в русском базовом. Но я ведь про другое: уловили, услышали что язык хоть и блестяще, но все же выучен.

    1. Извините, конечно, г-н Быстрицкий, но Джозеф Конрад английский выучил уже взрослым человеком, а не в Бердичеве, где родился и, тем не менее, получил признание и еще какое! Касательно же Вашего примера, то скажу по Станиславскому: «Не верю!». Моя невестка приехала в США в пятилетнем возрасте из Москвы и прекрасно (с наградами и прочим) работает учительницей-логопедом на двух языках: английском и испанском. Моя дочь приехала шестилетней девочкой и никто ее в «в выученном английском» не заподозрил, вот мой сын, приехавший в десять лет, все равно имеет легкий «чужой акцент» — говорят, что при изучении языков после семи акцент уходит только у людей с более-менее приличным музыкальным слухом, которого ни у него, ни у меня нет.

    2. Г.Б.: наглядный пример: при поисках американца на должность СЕО компании, нацеленной на десятку млрд годового оборота, один из кандидатов с пяти лет в США был погружен в англоязычное окружение, закончил Массачусетский технологический институт (куда уж выше), и все равно рафинированные независимые директора уловили выученный язык и были проблемы.
      ==
      Странно. Самый главный человек в Майкрософт носит чисто англосаксонское имя Сатья Наделла — и ничего, как-то справляется: https://news.microsoft.com/leadership/

      1. Извините конечно, господа, но раз уж вы прочитали мой пост, могли бы быть внимательнее: 1) я сказал, в очень большом бизнесе (даже цифрами обозначил), согласитесь, СЕО такой компании и учитель это две небольшие разницы; 2) я не зря отметил базовый русский в специфике момента, разумеется, я где-то мог слышать, что Америка страна приезжих, и бизнесы там делают выходцы из разных стран. Но не в этом был посыл, а в том, что распознали.

        1. А не кажется ли Вам, дорогой Григорий, что распознали потому, что ЗНАЛИ? Пятилетний ребенок, который вырос в англоговорящей среде не мог не усвоить все слова, выражения, обороты, жаргон, специфические для американского английского, который стал фактически его первым языком! Моя невестка, когда познакомилась с моим сыном, по-русски практически не говорила, моя дочь, хотя и свободно владеет обоими вариантами:) русского языка, все-таки очень часто мысленно переводит с английского. Даже я, приехавший в Америку далеко не мальчиком, говорю по-английски на характерном говоре приозерного Нью-Йорка, которого набрался во время жизни и учебы в Рочестере, — смешно, но очень часто мне задают вопрос: «Откуда ты приехал?», — не в смысле «из какой страны», а «откуда с Северо-Запада: Буффало, Ниагара-Фоллс, Рочестера?», а иногда прямо спрашивают: «Ты из Рочестера, так? Где ты там жил? Я вот жил (-а) там-то и там-то». И это касается меня, хрена старого, что же говорить о человеке, говорящем на английском с детства и живущим в английской же среде?

          Но эта дискуссия не по нашей с Вами епархии — Инна Ослон и Элла Грайфер — только они, кто могут что-то сказать “pro” “contra”, ИМХО.

    1. К прекрасному комментарию Э.Б. – в одну строку…
      добавлю два стихотворения автора, Ю.К.
      * * *
      — Противится твоя совесть, велик соблазн уклониться,
      Но битва — предначертанье верховного божества.
      Итак, крепись и сражайся, — вождю говорит возница,
      И кони ржут, подтверждая божественные слова.
      — В бою ты не знаешь равных, тебе суждена победа,
      Ты праведен перед небом, а Кауравы грешны.
      — Всё верно, — шепчет Арджуна, — но сердцу противно это.
      Ценой их жизни ни слава, ни царство мне не нужны.
      Смотри, о бог кровожадный: там братья мои и дяди,
      Там тот, кто мечом и словом меня научил владеть.
      Каких утех и сокровищ, какого призванья ради
      Их гибели предрешённой я должен сейчас хотеть? —
      Два войска стоят недвижны, и каждый знает свой жребий.
      Истории нет в помине, она ещё не нужна.
      Служенье, мудрость, величье — сам выбери, что нелепей.
      Добавь любовь, если хочешь. Крепись, получай сполна.
      * * *
      Умрём — и английскою станем землёй,
      Смешаемся с прахом Шекспира,
      Навеки уйдём в окультуренный слой
      Прекраснейшей родины мира.
      Флит-стрит благодарной слезой напою.
      В насмешку предавшей отчизне
      Мы счастливо прожили в этом краю
      Остаток погубленной жизни.
      Обиды забудем и злобу простим
      Малютам её туповатым, —
      Да всходит на острове злаком простым
      Кириллицей вскормленный атом.

  9. Невероятно. Скажите, рассматривали ли вы возможность опубликовать этот цикл?
    Может быть, в виде «страницы памяти», или обрамив в развернутый комментарий, как это стихотворение?

    1. Здесь бытие… Евгений Дубнов
      ****
      …. И замер за плечами
      Творенья вечный страх.
      Над бездной дух витает,
      Дыхание от уст;
      Горит и не сгорает
      Невзрачный, мертвый куст,
      И подойти отсюда
      Туда, где длится чудо,
      До слез в глазах мешает
      Льда кисло-сладкий хруст.
      :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Стихи поэта Ю.К. (из последнего сборника — это своеобразная перекличка
      со стихами Е. Дубнова:
      * * *
      Падучая звезда над городом висит,
      Над жизнью и судьбой, над миром и войною.
      Ее тончайший зов в душе моей сквозит.
      Что ей на ум взбредет, то и творит со мною.

      Весь мир сошел с ума, а я лишь ею жив.
      Повсюду страшный клич, войска пришли в движенье,
      А я твержу одно: ее полет красив,
      Благословляю боль и жизни завершенье.

      Не в первый раз она явилась, не впервой
      Последней правдой мне сознанье озарила,
      Что ж упиваюсь я печалью вековой
      И вестью гибельной минутного светила?

      Одно не сказано, но я теперь скажу:
      Падучая звезда звездою остается.
      В слепом беспамятстве ее полет слежу.
      Кто с нею не в родстве, водою не напьется.
      * * *
      Что не о смерти, то мимо. О чем говорим?
      Слава пустее отечества. Горечь и дым.
      Вводит потемками юности в чувственный ад
      Твой навсегда опрокинутый в прошлое взгляд.

      Кто мне шептал: ностальгия страшней эвменид,
      Коршуном кинется, клацает, в пропасть манит?
      Нету ей места в душе. Только горечь и вздор
      Мучат потемками юности схваченный взор.

      Нету ей места в душе, не об этом она.
      Родина слякотна. Выхухоль да белена.
      Смерть на пригорке присела, умыта росой.
      Рядом любовь примостилась. И обе с косой.

  10. Юрий Колкер: Мы — в междуцарствии: книгопечатание в обычном смысле, по некоторым признакам, умирает, но подходящей замены ему не видно, а такая замена необходима. Первую свою книгу Дубнов опубликовал, когда об электронных изданиях не слыхивали, — не исключено, что эту его бумажную книгу 1978 года прочтут и тогда, когда о сегодняшних электронных книгах забудут. Она — проба воздуха нашей эпохи…
    Первое стихотворение этого цикла — моё любимое у Дубнова. Вот оно:
    ***
    Здесь бытие шагами
    Измерено в садах,
    И днями и ночами
    В растерянных трудах —
    И вновь одна попытка
    Не жизнь, не смерть, не пытка,
    И замер за плечами
    Творенья вечный страх.

    Над бездной дух витает,
    Дыхание от уст;
    Горит и не сгорает
    Невзрачный, мертвый куст,
    И подойти отсюда
    Туда, где длится чудо,
    До слез в глазах мешает
    Льда кисло-сладкий хруст.
    ::::::::::::::::::::::::::::
    Мастерской 7-ми искусств необыкновенно повезло (РУсской вике — меньше )).
    Большой поэт Ю.К, рассказал усердным читателям нашего Портала о другом талантливом
    поэте, Юджине Дубнове. Автору — поклон и наилучшие пожелания от почитателя его поэзии и прозы. И — с приближающимся 5780-ым! До 120-ти !

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *