Михаил Ривкин: Недельный раздел Ницавим

 154 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Два имени, которыми «народы в своих странах будут называть их», называть с подозрением и с ненавистью, сегодня звучат именно так, как предсказал Абарбанель: евреи и Израиль. Несмотря на все усилия анти-сионистов и «еврейских критиков Израиля», эти два имени останутся синонимами для всех антисемитов, на веки вечные!

Недельный раздел Ницавим

Михаил Ривкин

И не с вами одними заключаю я союз сей и санкцию (за нарушение союза), Но и с теми, которые стоят ныне здесь с нами пред Г-сподом, Б-гом нашим, и с теми, которых нет здесь с нами ныне. (Деварим 29:13-14)

Все толкования и пояснения к этим словам отвечают, так или иначе, на вопрос, который Ицхак Абарбанель сформулировал в своём «Первом сомнени», точнее — в «Первом сложном месте»:

«И кто дал власть Поколению Пустыни, которое стояло на горе Синай, обязывать всех, кто придут им на смену, и принуждать их «быть послушными и понять», и принять на себя Завет Всевышнего… и обязать их соблюдать все законы Торы, и Завет, который они заключили, и наказывать всех своих потомков?» (И. Абарбанель, Деварим гл. 29, Первое Сомнение)

Этот вопрос звучит и по сей день, хотя в других формулировках. Сегодня его задают те, для кого поколение Пустыни и Завет на горе Синай — некие общие исторические метафоры, не имеющие того чёткого и простого смысла, которое имели они для И. Абарбанеля, и потому вопрос формулируется примерно так: Сегодня еврейский национальный коллектив прекрасно может существовать и продолжать себя без всякой связи с Синайским Заветом, и, уж точно, без всяких санкций за его нарушение. Евреи, подобно многим другим народам, прошли сложный процесс модернизации и эмансипации, сегодня наша национальная идентичность, как и идентичность других народов, мало связана с религией. До каких же пор мы будем тащить за собой этот лишний груз? Неужели мы должны это делать только по долгу исторической памяти, в силу бездумного, механического повторения обычаев и обрядов наших предков? Неужели наши предки повязали нас своим «будем послушными и поймём» (Шемот 24:7) на веки вечные?

И. Абарбанель, сразу вслед за формулировкой вопроса, предлагает и свой ответ:

«Согласно закону, «можно присудить в пользу человека в его отсутствие, но нельзя присудить не в пользу человека в его отсутствие» (Гитин 11В). /…/ Нет сомнения, что если человек получил ссуду от другого, то он и его потомки обязаны выплатить эту ссуду, на веки вечные. Ибо точно так же, как получают потомки имущество отца по наследству, так же и погашение долгов предков возлагается на потомков, хотя сами они никаких долгов не делали» (И. Абарбанель там).

Но этот ответ И. Абарбанеля, несомненно звучавший весьма убедительно для его современников, содержит именно ту неувязку, за которую сегодня цепляются противники преемственности Синайского Завета. Абарбанель сравнивает обязанность всех поколений соблюдать Тору и заповеди с обязанностью наследников выплачивать долги по полученному им наследству. Но если сын скажет, что никакого наследства вообще не было, т.е., что не было ни Исхода, ни Синайского Откровения? Что все эти легенды про несуществующее наследство придумали только для того, чтобы заставить его платить долги, которых, разумеется, тоже никогда не было. Потому что никто в долг не брал? Иными словами, если сын скажет, что «мне не следовало рождаться евреем», но раз уж такая беда приключилась, исправим её поскорее!

Или, к примеру, сын скажет, что, возможно, какое-то наследство и было (в своё время еврейская религия была великим и нужным делом, без неё мы бы не уцелели), но я решил полностью отказаться от всех прав по наследству, и, соответственно, снимаю с себя все обязательства по задолженности? Сегодня евреи прекрасно могут жить, как и все другие народы, основываясь на общности этно-культурной, на чувстве внутренней близости и солидарности, если угодно — на том обсессивном внимании, которое уделяют им другие народы.

Впервые подобные вопросы возникли вскоре после разрушения Первого Храма, и зазвучали с новой силой после разрушения Второго:

«И задуманному вами — не бывать тому, сказанному вами: «Будем, как (другие) народы, как племена (других) стран служить дереву и камню» Жив Я, — слово Г-спода Б-га! Рукою крепкой и мышцею простертой и яростью изливающейся воцарюсь над вами (Йехезкель 20:32-33).

Разумеется, сегодня призыв «будем, как другие народы» сопровождается уже не поклонением «дереву и камню». Сегодня «быть как другие народы» означает поклоняться «идолам рода, идолам пещеры, идолам рынка и идолам театра» (каждый выбирает из списка Френсиса Бекона по вкусу). Но сама идея, само неотвязное желание как-то смягчить, размыть, девальвировать свой уникальный статус, никуда не деваются. И главным препятствием, по-прежнему остаётся эта непрерывная цепочка поколений, тянущаяся к горе Синай, этот Вечный Договор, экземпляры которого торжественно извлекаются по Субботам из Ковчега Завета во всех синагогах мира. Сам И. Абарбанель очень тонко почувствовал, что Йехезкель говорил не только о своих современниках в вавилонском изгнании, но о многих поколениях, которые придут им на смену:

«Пророчество это весьма велико. И следует обратить внимание, что исполнилось оно, и узрели мы его исполнение, за грехи наши, во время горького и жестокого изгнания, в котором пребываем мы среди сынов Эдома. И смысл его, без сомнения, исполнился не в вавилонском изгнании, но именно в римском изгнании, которое мы переживаем. Когда сыны Израиля, из-за несчастий, тягот и преследований, и из-за мечей врагов наших, покинули нашу веру, и захотели стать, как народы тех стран, где они живут, и поступили так в надежде, что после этого покинет их Г-сподне Провидение, и они будут свободны от обязанности соблюдать Тору /…/ и будут они преуспевать в деяниях своих, как преуспевают другие народы, и не будут они более народом Г-сподним и Стадом Пастыря, и не будут более поминать их именем Израиля. /…/ и про тех, кто оставил веру, сказано: «яростью изливающейся воцарюсь над вами». И ярость эта потому, что оставили веру. И в этом намёк, что хотя и будут стараться они и потомки их, быть во всём подобны другим народам, но так не будет, ибо всегда народы в своих странах будут называть их «евреи», и именем «Израиль». Будут называть их против их воли, и будут их подозревать, и будут возводить на них напраслину, что они исповедуют своё еврейство в тайне, и в пламени жгучем будут их за это сжигать. /…/ И хотя будут они стараться выглядеть, как гои, их всё равно будут считать евреями. И Царь небесный будет царствовать над ними насильно» (И. Абарбанель комментарий к Йехезкель 20:32-33).

Трудно поверить, что слова эти написаны полтысячелетия назад, за много веков до всех модернизаций, эмансипаций и ассимиляций. Не только главные тенденции, но и многие характерные детали провидены с пугающей точностью. Два имени, которыми «народы в своих странах будут называть их», называть с подозрением и с ненавистью, сегодня звучат именно так, как предсказал И. Абарбанель: евреи и Израиль. Несмотря на все колоссальные усилия анти-сионистов и «еврейских критиков Израиля», эти два имени останутся синонимами для всех антисемитов, на веки вечные! И все попытки отказаться от второго из этих имён, не теряя, до конца, права на первое, будут вызывать только новые всплески подозрительности, и ещё больше укреплять уверенность, что «они исповедуют своё еврейство в тайне», т.е. продолжают, в тайне, быть частью единого еврейского заговора. И это страшное ощущение «Царской власти насильно», т.е. насильно навязанного отождествления с тем самым Израилем, против которого они всю жизнь боролись, делает жизнь этих еврейских самоненавистников лишённой всякого смысла.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *