Александр Левинтов: Сентябрь 19-го. Окончание

 344 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Трёхзвенная троглодитская социальная модель: вождь — воин — шут. Человеческой она становилась, когда появлялась — случайно и далеко не всегда — четырёхзвенная. В стае-роде появился жрец, носитель морали. Переход на четырёхзвенную модель оказался социальным переходом от приматов-предгоминидов к собственно человеку.

Сентябрь 19-го

Заметки

Александр Левинтов

Окончание. Начало

Куда мы идём?

Чем больше я думаю об этом, чем глубже я погружаюсь в античную философию, в тексты Ветхого и Нового Заветов, тем острее понимаю и чувствую, что мир всё время усложняется, но это усложнение не приносит нам ни счастья, ни комфорта, ни спокойствия, ни восхищения.

Это усложнение заключается, прежде всего, во фрагментации и детализации мира и его описания (а мир таков, каким мы его описываем, и более никаков), в многообразии версий, вариантов, подходов, мнений, смыслов, решений, взглядов — дроблёный мир, мир-сечка, толоконный мир, а мы всё думаем, что это — наше богатство. Богатство — клад, зарытый в изначальном, таком простом и ясном смысле. И надо искать его, а не его копии, дребезги и осколки.

Сравните описание космогенеза в «Кратиле» Платона и у Эйнштейна: Платону хватило несколько строк, а Эйнштейну понадобилось привлекать тензорное счисление, создавать общую и специальную теорию относительности. Вот как описывает происхождение мира Сократ в этом диалоге:

«Так вот, прежде всего исходя из второго звучания имени есть основание называть Гестией сущность окружающих нас вещей. А с другой стороны, ведь и мы называем также нечто причастное существованию глаголом «есть», и в таком случае этой богине правильно дано ее имя. И похоже, что в древности мы то же имя сущности произносили не «усия», но «эсия». А еще, сопоставив это имя с названием жертвоприношения, кто–нибудь мог бы счесть, что именно это имели в виду люди, установившие такое имя, ведь, вероятно, те, кто сущность всего называл этим именем — «эсия», прежде всех богов приносили жертвы Гестии. Те же, кто называют ее Осией, возможно, почти по Гераклиту считают, что все сущее движется и ничто не остается на месте. А началом и первопричиной они считают толчок «толкать» будет «отун», и в таком случае этой богине прекрасно подходит название Осия. И пусть это будет сказано так, как если бы мы больше ничего не знали. А после Гестии по справедливости следует рассмотреть имена Реи и Кроноса.»

Из раскалённого Очага Мира, Из Истины (Гестии) в результате Большого Взрыва (Жертвоприношения) родились Пространство (Рея) и Время (Хронос), а всё дальнейшее деление и дробление есть лишь осколки изначальной истины.

Это, кстати, совпадает не только с современными представлениями, но и с библейским утверждением «В начале было Слово», слово истины.

Один современный католический епископ-богослов очень точно описал чудо как самое прямое и простое решение. Мир создан удивительно просто и прямо.

И первые мудрецы умели находить прямые и простые решения: Фалес, чтобы измерить высоту египетских пирамид, в полдень отмерил длину своей тени, а его раб в это же время отмерил длину тени ближайшей пирамиды. Так была заодно решена теорема подобия прямоугольных треугольников (а других тогдашние греки, кажется, и не замечали). Протагор же, узнав о решении Фалесa, сказал очень простую вещь:

«Человек есть мера всех вещей, как существующих, так и не существующих».

Все судебные и тяжбенные решения царя Соломона необычайно просты.

Просты и мысли людей тех времен.

Вот, например, Анаксагор, прозванный ещё при жизни Тёмным именно по этой причине. От него осталась крохотная кучка высказываний, всего лишь. Одно из них, «вещи платят пени по бесчинству времен», для своего разъяснения потребовало две с половиной тысячи лет и усилий Ницше и Хайдеггера, также не блиставших внятностью и ясностью изложения.

Посмотрите на карту мира, составленную Анаксагором: как прекрасно прост этот мир!

Именно эта, очень простая, карта позволяет видеть не только три расы, три цивилизации, но и понять подвиг, совершённый Моисеем и ведомым им народом: они перешли из одной цивилизации в другую! Они совершили то, что потом не удалось персам и Александру Македонскому. Евреи же, освоив переход, первыми ступили на землю Нового Света (Колумб), преодолев океан как границу цивилизаций.

Просты и внятны Заповеди, данные Моисею на Синае — и так легко и просто следовать им вот уже три с половиной тысячи лет.

Просты, а потому так внятны Заповеди Иисуса в Нагорной проповеди — и так легко и просто следовать им вот уже две тысячи лет.

Наш мир порочно, нелепо, неуклюже сложен — он, вероятно, от того и погибнет, переусложнённый и утяжелённый.

Потому нас более всего в нём умиляет детский лепет, «К Элизе» Бетховена, «Girl» Биттлз и ровное дыхание океана.

Модели социума

В пещере вокруг костра сидит: ещё не племя — уже не стая. Ближе всех к огню и теплу — альфа-самец. Он рвёт огромный кусище и бросает в теснящихся вокруг самок куски на мелких костях, оставляя себе крупные мослы. Обглодав их, он подсовывает под себя эти крупные кости, за счет чего под его седалищем постепенно нарастает трон, делающий его выше остальных. Помимо физических кондиций, выделяющих его, он, за счет позиции надо всеми, видит или думает, что видит дальше всех, он даже видит то, что не видно остальным: будущее. Самки гарема со своими детёнышами, обглодав и обсосав мелкие кости и косточки, мастерят из них иглы и шильца, обгрызают и оттачивают ножи и наконечники, острия, крючья и прочие мелкие боевые и хозяйственные средства и орудия. А ближе к входу и почти в полной темноте возятся и носятся молодые самцы, обуреваемые голодом и жаждой секса, они то играют между собой, то дерутся по-настоящему, они мечтают убить альфа-самца, своего отца и повелителя и непрерывно зарятся на его гарем.

Так формировалась трёхзвенная троглодитская социальная модель: вождь — воин — шут.

Человеческой она становилась, когда появлялась — случайно и далеко не всегда — четырёхзвенная. В стае-роде появился жрец, носитель морали. Он не участвует в драках, но именно за счет этого не имеет ран и увечий, а потому удачен на охоте и пользуется авторитетом. Он не претендует на роль и трон вожака, более того, он призывает «не убий!» и тем полезен вожаку.

Переход на четырёхзвенную модель оказался социальным переходом от приматов-предгоминидов к собственно человеку.

Однако трёхзвенная, звериная модель оказалась очень живучей и мы до сих пор повсеместно встречаемся с ней, особенно там, где более всего похожи на зверей:

— римская когорта состоит из трёх ступеней: впереди — молодые легко вооруженные воины, триарии, которыми воюют и которые гибнут первыми, далее идут тяжело вооружённые принципы, ведущие бой, дальше — ветераны, в бою не участвующие, но ведущие бой и подающие команды триариям и принципам; все обязаны платить в пенсионный общак, но пенсию получают только ветераны…

— Аллен Турен, французский социо-герменевт, «внук» Мишеля Фуко, выделяет триаду социальный актор — социальный агент — социальная жертва: в интерпретации моды — кутюрье-соблюдающий моду — тот, кому модное не доступно.

— Советский психолог Самойлов, получивший срок и отсидевший его в тюрьме, обратил внимание на то, что в каждой камере есть воры, есть мужики и есть козлы (обиженка, опущенные, у параши); по его просьбе в качестве эксперимента в одну камеру перевели всех воров, в другую — всех мужиков, в третью — всех козлов: почти мгновенно трёхзвенная социальная структура восстановилась в каждой камере; статья Самойлова «Тюремный социум» была опубликована в «Вопросах философии» и вызвала сильнейшую дискуссию.

Индийское кастовое общество четырехзвенно: кшатрии (князья и воины)-брамины (духовенство)-вайшьи и шудры (земледельцы, слуги и горожане)-парии (неприкасаемые).

Можно утверждать, что в современном обществе сосуществуют обе модели. При этом роль жреца обычно выполняют писатели (Толстой, Достоевский — в русском обществе), философы (Сократ и Диоген в Афинах) или священнослужители.

Жрец всегда контрастен всем трём другим социальным позициям.

Горький опыт России, где господствует тирания, самодержавие, единовластие, авторитаризм, именно жрецы гибли первыми и раньше всех: Иван Грозный казнит митрополита Филиппа II (Колычева), Алексей Михайлович сжигает протопопа Аввакума, Пушкин — в ссылке и убит на дуэли, Лермонтов — убит на дуэли, Достоевский — 10 лет в тюрьме, Толстой — предан анафеме, патриарх Тихон (Беланов) убит в Лубянской тюрьме, философы выдворяются из страны двумя пароходами, священники и монахи — ссылаются на Соловки, Александр Солженицын и ещё множество других писателей и мыслителей — изгоняются, Александр Мень — убит по дороге в храм. Именно поэтому поэт в России — больше, чем поэт. Тиран, он же вождь, опираясь на толпу и шутов (опричники, чекисты и т.п.), каждый раз возвращает Россию из цивилизованного общества в звериную стаю.

На рубеже 80-90-х годов я, работая со многими аудиториями: студенческими, взрослыми (предприниматели, политики и т.п.), проводил серию одних и тех же экспериментов:

— сначала надо было ответить на вопрос: вы любите мясо на крупных костях или на мелких (допускались ответы «не знаю», «мне всё равно», «я не ем мясо» и т.п.);

— потом аудитории предлагался карточный тест: надо угадать, какая карта выпадет, красная или чёрная — нормально, если угадывается 8-12 карт из 20, человек обладает повышенным предвидением, если угадывает 13 и больше, и совершенно не ориентируется в будущем, если меньше 8;

— в заключение предлагается построиться в три колонны и, когда люди выстраиваются, я делю каждую колонну на три части и прошу создать колонну их «голов» колонн, «тел» и «хвостов»; если первое построение проходит спокойно, то второе сопровождается ожесточенными стычками и столкновениями, но всё-таки построить удаётся.

А потом происходит самое удивительное:

— те, кто оказался «лидером среди лидеров», совершенно определенно предпочитает мясо на крупных костях и устойчиво угадывает 13 и более карт из 20;

— точно так же жёстко детерминированы «середняки» (предпочитают мясо на мелких костях и угадывают 8-12 карт из 20); и

— «обиженка» (им всё равно, какое мясо и они угадывают меньше 8 карт из 20).

И это — ещё одно свидетельство устойчивости, впаянности в нас животной социальности.

Серебряная эволюция: от homo ascetic к homo hedonic

Образовательная деятельность есть, по нашему мнению, деятельность по наращиванию в человеке человеческого и, так как до сих пор нет внятного представления о том, что или кто есть человек (и этого внятного ответа мы не получим никогда, даже накануне гибели человечества), то, пожалуй, нет более бесполезной деятельности, чем образование, и это делает образование наиболее ценной, притягательной и значимой сферой жизни.

При этом в образовании более других нуждаются и заинтересованы образованные. Это общее свойство интеллектуальной жизни человека: интеллектуальные ресурсы увеличиваются по мере их использования и эксплуатации, внутренний мир расширяется и обогащается при каждом его посещении, объём незнания растёт по мере накопления знаний и открытия новых знаний, мысль, не порождающая ответной мысли, мыслью не является. Двухлетний опыт работы московского Серебряного университета, через который прошло уже несколько десятков тысяч человек, показывает: 80% его студентов имеют высшее образование и выше (второе-третье высшее образование, учёные степени и звания).

Смысл серебряного образования контрастирует с обычным высшим образованием, где профессиональные мотивы являются доминирующими, а мотив получения профессии превалирует надо всеми остальными мотивами. В серебряном образовании можно выделить два генеральных назначения:

— формирование интеллектуального legacy внукам и последующим генерациям

— поиски смысла своего существования и своей жизни, бытия.

Последнее полностью соответствует предназначению элиты, и это означает, что серебряное образование — подлинно высшее, элитное образование, жизненно важное и для личности, и для общества [5, 8].

По мнению совсем ещё юного Платона элитность старости — в мудрости (речь Сократа перед афинским судом): «После государственных людей ходил я к поэтам, и к трагическим, и к дифирамбическим, и ко всем прочим, чтобы на месте уличить себя в том, что я невежественнее, чем они… я заметил, что вследствие своего поэтического дарования они считали себя мудрейшими из людей и в остальных отношениях, чего на деле не было. Ушел я и оттуда, думая, что превосхожу их тем же самым, чем и государственных людей» [6, 22b-22е].

Человечество совершает на протяжении всей своей истории нелепую ошибку, отпуская людей сквозь безмолвие в небытие, так и не спросив их, зачем они сюда приходили, а те покорно и понуро уходят, стараясь сделать это как можно более незаметно, тихо, без забот и хлопот для окружающих.

Эта ошибка становится очевидной накануне перехода человечества к радикальному долголетию или даже бессмертию [7,9].

Генетики обещают, что уже к середине нашего столетия будет технически достигнуто практическое бессмертие, а к концу этого века бессмертие станет доступным массово. Это означает, что подавляющая масса населения остановится в возрастном интервале 30-50 лет, дети станут большой редкостью, позволительной лишь исключительным личностям за неоценимые заслуги перед человечеством; столь же редкими станут и старики, которые подобно «космическим субъектам» В. Лефевра [4], предпочтут оставаться в коконах своего одиночества во имя поиска спасительных путей для человечества и мироздания.

Геронтологи допускают, что тысячелетняя, Мафусаилова, продолжительность жизни вполне возможна, но это означает, что, как бы ни увеличивались рамки трудовой деятельности и фертильности, старость превратится в самую длительную фазу жизни человека, заполненную главным образом образованием, поскольку изначальный смысл латинского scholae означает «отдых». И нам предстоит решать проблему, чем заполнять эту бездну времени, каким должно быть серебряное образование Мафусаила и о чём уже пора задумываться сейчас.

В педагогике и практике образования представителей «серебряного» возраста очень важны и вместе с тем слабо изучены психологические аспекты. Психология старых людей многофакторна и отличается от всей педагогической психологии повышенной динамичностью, ведь в психике пенсионеров присутствуют не только актуальные мотивы, но и мотивы прошлого, порой весьма отдалённого прошлого: детского, юношеского, зрелого.

При этом, прошлое, даже грамматически, богаче настоящего и будущего: настоящее дано нам исключительно в несовершенной форме; будущее и перфектно (деятельностное будущее, творимое нами) и имперфектно (грядущее, которое движется и наступает независимо от нашей воли, его также можно представить себе как календарное будущее — завтрашнее); прошлое не только перфектно как совершённое нами (собственно прошлое) или имперфектно (календарное прошлое, прошедшее), но ещё и как не состоявшееся, прошлое в сослагательном наклонении, о котором мы более всего и чаще всего сожалеем, особенно в старости, как упущенной нами же самими собственной жизни и судьбе.

Прошлое цепко держится в нас и не отпускает нас.

В этой связи весьма любопытна психологическая ситуация парадигмальной смены в нашем обществе, точнее в наиболее возрастной части общества.

Доминантой советского человека является его аскетичность: аскетичность образа жизни, модели поведения и ментальности.

Этот аскетизм обуславливался социалистическим способом производства, ориентацией плановой экономики не на потребление, а на производство, тотальным дефицитом всего необходимого и тем более излишнего, тотальным воспитанием аскетизма, превалированием общественных и государственных интересов над индивидуальными, замкнутостью экономики и даже таким экзотическим фактором, как природно-климатические условия, своей суровостью располагающие именно к аскетизму.

Аскетизм как осознанный отказ от всего лишнего и даже необходимого проистекает из пролетарской этики (этики неимущих), сформулированной на X съезде РСДП (б) в 1921 году [1,2,3].

Процесс пролетаризации был закреплен коллективизацией, индустриализацией, урбанизацией и милитаризацией экономики и жизни в 20-30-е годы 20 века, закреплен в Конституции 1936 года, а также знаменитом тезисе Сталина: «вот мы и создали новый тип человека, винтика социалистического способа производства».

Именно аскетизм советских людей, их непритязательность, способность жить в самых трудных, даже невыносимых условиях, во многом позволил пережить огромным массам людей и войну, и массовые репрессии (ГУЛАГ и принудительные переселения народов).

Аскетизм тесно увязывался с идеями и практикой альтруизма, неоплачиваемого труда (субботники и воскресники, тимуровское движение по социальной помощи и т.п.), жертвенности и массового героизма и в условиях войны, и в мирное время.

Одновременно в обществе осуждалась или игнорировалась гедонистическая модель жизни. Гедонизм открыто считался пороком и обливался презрением как проявление мещанства и эгоизма.

В результате в обществе, да и на индивидуальном уровне, явно, по сути на 99% доминировала аскетическая парадигма, советский человек был безусловным аскетом, homo ascetici, что отражалось, например, в «Моральном кодексе строителя коммунизма».

Даже спустя 30 лет после коллапса СССР официальная пропаганда и СМИ, прежде всего, ТВ, открыто внедряет этот образ и эти аскетические устои вопреки экономическим реалиям современной жизни и в противовес всей машине рекламы, что наиболее контрастно и выпукло выглядит при показах советских фильмов, прерываемых рекламными роликами и клипами. Это не более, чем предположение, но государственная политика реанимации аскетизма есть форма подготовки населения к предстоящей войне (или войнам), глубоким затяжным кризисам (или кризису), к самоизоляции страны от остального мира.

Тем не менее, уже в 80-е годы в обществе начали нарастать гедонистические настроения. В начале 90-х они стали явно доминировать, а в последние 20 лет гедонизм стал доктринальным принципом общества.

В рыночную экономику мы так и не вступили (по той простой и очевидной причине, что рыночная экономика как доминанта, перестала существовать в мире ещё в середине 50-х годов), но обществом потребления, безусловно, стали. В настоящее время в обществе и на индивидуальном уровне гедонистические настроения, homo hedonic, господствуют на 80-90%, сугубо оценочно, разумеется.

Атавистические признаки аскетизма, по-видимому, сохранятся в нашем обществе и по этому показателю мы будем неопределенно долго отличаться от людей западного мировоззрения, где аскетизм — скорее экзотика, чем социально значимое явление.

Всё это имеет прямое отношение к практической преподавательской деятельности в Серебряном университете. В аудитории преобладают люди 55-60 лет (почти исключительно женщины). Это значит, что они родились в 1957-62 годы и являются детьми предвоенного поколения, то есть воспитанными на семейном и школьном уровне в аскетическом стиле, с острыми воспоминаниями родителей о военных невзгодах и ГУЛАГе. Крах СССР они пережили уже будучи вполне зрелыми и сложившимися тридцатилетними людьми, поэтому переход к гедонистической парадигме для них затянулся, и гедонизм, если и присутствует, то весьма умеренно: как на уровне социума, так и во внутреннем мировоззрении.

Через пять лет основной контингент аудитории Серебряного века, благодаря проводимым реформам пенсионной системы, будет иметь возраст 60-65 лет (1964-1969 годы рождения), вступившие в постсоветскую эпоху общества потребления, в эпоху гедонистического мировоззрения 20-25-летними, только-только начинающими самостоятельную семейную жизнь, не обременённые по большей части семьями и, что весьма существенно, ставшими практически первой женской генерацией, взявшей на себя ответственность, в том числе материальную — полностью или на равных основаниях с мужьями.

Все последующие поколения будут монотонно гедонистическими.

В связи с этим период более или менее равновесного аскетического и гедонистического настроения в аудитории продлится всего несколько лет и потом, если ничего катастрофического не случится (что маловероятно, гораздо очевидней именно катастрофическая перспектива), гедонизм будет и нормой, и модой, и медианой общества, говоря языком мат. статистики.

Но именно это неустойчивое и зыбкое равновесие и является «нервом» возрастной педагогики: и аудиторию в целом и каждого серебряного студента в отдельности раздирают весьма противоречивые и несогласуемые между собой интересы и наклонности:

homo ascetic: преобладающие мотивы образования это получение знаний, освоение профессии; модус поведения — дисциплина и прилежание; вариативность и версиальность — уникальность истины и верность только одного мнения; ориентация на продукты образования;

homo hedonic: преобладающие мотивы образования — приобретение знаний, общение; модус поведения — требовательность к преподавателю и вольница; вариативность и версиальность — плюрализм и согласие на множественность истин; ориентация на результаты образования.

В этой противоречивой ситуации преподаватель вынужден всё время лавировать и приспосабливаться к различным запросам и ожиданиям, а, главное, быть предельно внимательным и флексичным, уповая только на то, что это продлится всего несколько лет.

Список литературы:

  1. Керженцев П.М. К новой культуре. Петербург, 1921.
  2. Крупская Н.К. О коммунистическом воспитании школьников. М., Просвещение, 1987.
  3. Луначарский А.В. Задачи просвещения в системе советского строительства. Доклад на I Всесоюзном Учительском съезде. М., «Работник просвещения», 1925. 47 с.
  4. Лефевр В.А. Космический субъект. М., Ин-кварто,1996, 183 с.
  5. Образовательные аспекты проблем формирования элит в Российской Федерации. Отчет о НИР. М., РАНХиГС при президенте РФ, 2013, 236 с.
  6. Платон Апология Сократа. Сочинения, т. 1, М., Мысль, 1968, стр. 81-112.
  7. Серебряный университет. Центр образовательных разработок Сколково (SEDeC), 2014, 54 с.
  8. Ашин Г.К. Мировое элитное образование. М., МГИМО (У) МИД РФ, Анкил, 2008, 359 с.
  9. Young M. — The Rise of the Meritocracy 1870-2033. An Essay on Education and Equality. Middlesex, England, 1968

Про деньги

Здравствуй, Ваня!

Я уже давно обещал тебе, что расскажу про деньги. Вот, наконец, выбрал для этого разговора время.

Все мы любим деньги, хотя бы немного, но это не очень важно, гораздо важнее, чтобы они любили и не покидали нас — шутка, как ты понимаешь.

Разговор о деньгах невозможен, если не помнить, что они появились при обмене и торговле.

Обмен и торговля возникли на заре человечества.

Люди жили родами, большими семьями, такими же, как стаи обезьян. И каждое племя или род старался не иметь никакого соседства с подобным же. Конечно, границы ареала существования каждого рода имелись, но это вовсе не значит, что эти границы разных родов соприкасались. Это — как платье в горошек. При этом, конечно, границы эти были очень подвижны: если год урожайный, то они сужались, если неурожайный — расширялись. К тому же их было много: границы охоты одни, рыболовства — другие, сбора плодов — третьи и так далее. При этом первые люди (это и нам свойственно) весьма непоседливы и постоянно куда-то переезжают и устанавливают новые границы своего ареала. Чудно, но к своему старому месту жительства, мы всегда испытываем добрые теплые чувства и вспоминаем его с тоской и нежностью: ты ведь живёшь всего в нескольких сотнях метров от своего старого дома, но ты его не забываешь, помнишь, наведываешься, у тебя там остался друг…

Но вернёмся к первым людям.

В принципе, они не нуждались в соседях и могли бы не вступать с ними в контакты, так как у них ресурсов существования всегда хватало. По-научному это называется gathering economy или sammeln Wirtschaft или хозяйство собирательства. Но был один ресурс, очень важный, жизненно важный, который нельзя регулировать расширением или сужением границ.

Переход на прямохождение самым пагубным образом отразился на здоровьи и численности женщин: они стали часто умирать при родах, а ведь они — продолжательницы рода. Именно женщины стали первым объектом обмена и торговли.

А теперь у меня вопрос к тебе: обмен и торговля произошли от избытка или недостатка? — учёные до сих пор между собой спорят на эту тему, и это — вовсе не пустопорожний спор.

Торговля от избытка часто называется «торговлей в прятки».

Классический пример — финикийцы. Жители Средиземноморья, они на своих круглых судах из веток, обмазанных глиной, с нашей точки зрения, совершенно нелепых и неуклюжих, доплывали до Гвинейского залива в Экваториальной Африке. Там они выкладывали на берег свой товар — тюки тканей, окрашенных в пурпур, который они делали из средиземноморских ракушек, и, возвратясь на свои суда, разжигали там огонь, давая знать африканцам о своём прибытии. Ночью местные жители клали рядом с тканями либо слоновьи бивни (эта страна теперь называется Котдивуар или Берег Слоновой Кости) либо золото (страна Золотой Берег с 1957 года называется Гана). Наутро финикийцы выходили на берег и если обмен им казался равноценным, они забирали золото или бивни и уплывали прочь, если же казалось, что обмен неадекватный, они возвращались на свои суда и вновь зажигали огни. Так продолжалось до тех пор, пока они не получали удовлетворяющий их обмен.

В России ты наверняка обратил внимание на то, что в придорожных деревнях люди выставляют на столах и табуретках картошку, овощи, яблоки, цветы или ещё что-нибудь, а сами уходят в свой дом или хозяйство за домом: раньше можно было положить рядом с товаром деньги, например и чаще всего, рубль и, забрав товар, уезжать.

Это — тоже торговля в прятки.

Торговля от недостатка получила название потлач.

Когда встречаются две стаи бабуинов, альфа-самцы, вожаки стаи выходят вперёд, начинают рычать и скалиться, неистово бить себя кулаками в грудь, очень часто до инфаркта и даже смерти.

В пустыне на пути встречались караваны и хозяин одного каравана, чтобы показать другому хозяину, что он богат и могущественен, велел перерезать жилы одному верблюду (по-арабски это называется «потлач»). Встречный владелец каравана мог ответить тем же — так они в нелепой демонстрации своего богатства и могущества могли перерезать оба каравана. Это происходит от страха. И этот вид торговли и обмена практически всегда связан с воровством и обманом (у русских даже есть такая пословица: «не обманешь — не продашь»).

Именно с этой формой обмена и торговли связаны войны, именно такие торговцы и купцы часто оказывались шпионами.

Как видишь, существуют в жизни обе формы, но мне гораздо симпатичней торговля от избытка, от богатства, торговля в прятки: «чем богаты, тем и рады».

Довольно скоро люди сообразили, что найти подходящий эквивалент порой затруднительно или хлопотно.

Так возникла идея денег. Люди всегда очень сообразительны — и современные, и те, что жили в далёкой-далёкой старине. Они очень быстро поняли, какими свойствами должны обладать деньги:

  • они должны быть повсеместно распространёнными и вместе с тем достаточно редкими,
  • они должны быть прочными и долговечными,
  • они должны быть красивыми,
  • они должны быть похожими друг на друга,
  • они не должны иметь утилитарного практического значения (в древнем Китае пробовали использовать в качестве денег соль, рис, бумагу, исландцы пытались использовать вместо денег сушёную рыбу — каждая такая попытка оканчивалась громкой неудачей и катастрофической инфляцией, обесцениванием денег).

И люди нашли первые деньги — ракушки каури, разбросанные по всему побережью Мирового океана, но весьма экономно разбросанные:

Так как первым предметом обмена и торговли были женщины и так как эти ракушки действительно очень красивые, то женщины превратились в ходячие «кошельки с монетами»: они стали использовать ракушки как украшение: пояса из ракушек, бузы, серьги, ручные и ножные браслеты, украшения волос. Пришёл человек на торг, решил купить курицу — снял с жены пару ракушек и расплатился, увидел нужного размера и расцветки кусок ткани — снял бусы и расплатился, увидел лук со стрелами и заплатил пару браслетов, увидал замечательного коня — и отдал за него свою жену, оставив себе в виде сдачи пояс из ракушек каури. У арабов в старинные времена за одного коня давали 15 человек, а в Европе, где всегда ценились тонкие функции человека, умение готовить еду, воспитывать детей, содержать дом, за одного человека во времена рабства давали 4 лошадей.

Ракушки каури всем хороши, кроме одного — они распространены только на побережьях. Так постепенно появились другие деньги. У древних греков в качестве денег выступал мелкий рогатый скот, pesсos, отсюда испанское песо и английский пенс. И люди вот что подметили: один другому дал на год 100 голов овец и коз, а через год в стаде — 150 голов. Кому должен принадлежать приплод? Помнишь, как вопил кот Матроскин?: «корова — моя, значит, и телёнок — мой!», он ведь жадный, этот котище. По справедливости, решили люди, приплод должен быть поделён между обоими. Так появилась идея прироста денег, кредита и давания денег взаймы под процент, ростовщичества.

Но овцы и козы имеют практическое значение: они дают шерсть, мясо, молоко — а потому это ненадёжные деньги. И люди стали использовать в качестве денег металлы, цветные металлы, которые не ржавеют или почти не ржавеют: золото, серебро и медь. В одних странах была биметаллическая система, в других — триметаллическая. В Индии считалось: золотые деньги — для раджи, серебряные — купцам, медные — простолюдинам. И тут появился закон тезаврации денег, который, если говорить простым и понятным языком, звучит так:

Плохие деньги всегда вытесняют из оборота хорошие деньги

у тебя есть новенькая купюра в 500 евро и сто мятых пятиевровых бумажек: какие деньги ты потратишь в первую очередь? — правильно, мятые мелкие купюры, но точно так же рассуждают все люди, поэтому хорошие деньги превращаются в сокровище, в тезаурус, а в ходу — «плохие» деньги, так и золото превращается в сокровище, его берегут и прячут, а в ход пускают медяки.

И всегда, во все времена, цари, императоры, курфюсты, все, кто чеканил деньги, занимались тем, что портили деньги, либо подмешивая к золоту серебро, к серебру медь, к меди — железо или просто глину, либо «облегчая» деньги: серебряный рубль московской чеканки был по весу в три раза легче новгородского. В Средние века деньги, которые чеканили разные немецкие курфюрства и мелкие королевства, буквально разламывались в руках из-за подмешанной в металл глины.

Великое разнообразие металлических денег

Есть ещё много замечательниых и любопытных законов, закономерностей и деталей, связанных с деньгами, но давай поговорим об этом как-нибудь в другой раз. Кстати, на Руси были «шкурные» деньги из шкурок куниц (куны) и белок (бельи) — в Хорватии до сих пор ходят куны. Эти шкурки были либо цельными, либо делились на четыре «ногаты», вот только я не уверен, что за четыре ногаты давали цельную шкурку, по моим соображениям четыре ногаты дешевле одной цельной шкурки.

Металлические деньги в Киевской Руси сначала деньгами, как таковыми, не были: князь дарил за верную службу или ратные подвиги своим приближённым тяжёлые серебряные украшения на шею, на «гриву», отсюда пошли украинские гривны. Но жить-то на что-то надо — и эти люди потихоньку отрубали от гривны серебро — эти отрубленные куски гривны стали называть рублями. Позже, когда в ход пошли мелкие монеты, их стали называть копейками, потому что на них чеканился Георгий Победоносец, поражающий копьём Змия.

Американский доллар произошёл от голландского талера, а в Голландии талеры появились из Германии и Чехии: в Рудных Горах, по долинам (Tal) рек люди добывали серебро, из которого чеканились монеты.

До крестовых походов в Европе было мало денег. Преобладал натуральный обмен: люди приходили на рыночную площадь, Маркет, и обменивались своими «марками»: хлеб на мясо, мясо на молоко, молоко — на обувь и так далее. У варягов такая же прямоугольная рыночная площадь называлась Торк, Торг, отсюда русское слово «торговля». Крестьянин такой же натуральной маркой расплачивался со своим феодалом, лендлордом, землевладельцем.

Но вот в 11 веке начались крестовые походы. Чтобы отправиться в поход в Святую землю, дворянин, сюзерен, король, маркграф и тому подобное, должен обратить своё имущество в деньги, чтобы снарядить себя, свою армию (отряд или хотя бы оруженосца) вооружением, иметь средства на пропитание и постой, он вынужден переплавить серебряную утварь (чаши, кубки, столовые ножи и вилки, ризы икон) в серебряные монеты — рыцарь уходит на край света, а деньги остаются на месте. Ещё неизвестно, вернётся ли рыцарь и кем он вернётся: с богатой добычей или инвалидом, а деньги без него работают, торговцы и города богатеют и процветают. Ты бываешь во многих германских и европейских городах. Обрати внимание: на каждой Marktplatz старинных городов непременно есть фонтан и железный рыцарь, Роланд. Фонтан символизирует богатство города и его рынка: чем сильнее фонтан, тем богаче город. А Роланд символизирует полномочия городского суда: если Роланд с мечом, городской суд может выносить смертные приговоры, если у Роланда только лук или арбалет — суд может судить только воришек.

Бумажные деньги, банкноты, придумали евреи, бежавшие из Испании при королеве Изабелле II, в конце 15 века, но я тебе об этом уже рассказывал, в другом месте.

Конечно, бумажные деньги менее надёжные, чем металлические, это — безусловно «плохие» деньги, но именно поэтому они и вытеснили металлические, а ещё потому, что гораздо компактней и удобней, их можно держать в портмоне, а не в мешочке, бурсе, от которого пошло слова биржа: в бельгийском городе Брюгге в 16 веке у одного дворца, на воротах которого был фамильный герб в виде трёх денежных мешков, собирались евреи, которые торговали товарами, ещё не прибывшими в порт. Это называлось ажиотажной торговлей, торговлей ожиданиями, а само место торга ещё несуществующими товарами стало называться биржей.

Практически одновременно с бумажными деньгами появились другие бумажные и виртуальные носители ценностей: акции, облигации, долговые расписки и обязательства, аккредитивы, векселя и тому подобное, называемое теперь финансами, финансовыми инструментами, финструментами. Они — ещё ненадежней бумажных денег, а потому в обмене и торговле ценностями они успешно вытесняют деньги. У всех теперь есть кредитные и дебетовые карточки, многие товары и услуги оплачиваются ими, крупная торговля уже давно не пользуется бумажными деньгами, только информацией о них.

Самая большая опасность для бумажных денег — их обесценивание, инфляция. В 1922 году за один царский рубль 1915 года, уже сильно ослабленный Первой мировой войной, давали 52 миллиарда «советских знака» (так тогда назывались деньги). Инфляция была такой, что деньги превращались в ничто за один день, поэтому зарплату выдавали ежедневно и не совзнаками, а чёрным хлебом и либо селедкой, либо воблой. Человек получал свою селёдку с буханкой хлеба и нёс её на барахолку, на толкучий рынок (толкучку), чтобы обменять их на сахар, масло, мыло, спички — на то, что ему надо.

Но рекорд инфляции был установлен не в России — в Венгрии. В 1946 году за одно пэнгё 1934 года (так назывались тогда венгерские деньги) давали 11 триллионов пэнгё 1946 года! Цены удваивались каждые 15 часов.

А так выглядит инфляция в современной Венесуэле

Напоследок я хотел бы рассказать тебе о том, какие функции выполняют деньги сегодня:

  • это универсальный эквивалент всем товарам и услугам,
  • это средство платежа,
  • это средство обогащения и накопления богатства,
  • это средство развития за счет инвестиций и вложений,
  • это рычаг власти,
  • это мерило успеха,
  • для многих, не очень умных людей это — цель жизни.

Деньги играют важную роль в жизни людей, но мы, люди, отлично понимаем, что это всего лишь роль, а не суть жизни.

Бытовые парадоксы

Мы потребляем калории, а прибавляем килограммы, как низко-, так и высококалорийные.

Наша ТВ- и шоу-тусовка: чьи бы это ни были дети, все они — сукины дети.

Лет тридцать тому назад я присутствовал на приемном экзамене по математике в одном захолустном университете: абитуриентка не могла ответить, что такое биссектриса, а экзаменаторша не могла ей это объяснить. С тех пор многое изменилось, и теперь та девочка — доцент или даже профессор, принимает экзамены и даже не пытается объяснять абитуриентке, что такое биссектриса.

В старости необходимо, чтобы избегать рассеянного склероза, переходить на мелкую моторику и пить не стаканами или из горла, а маленькими рюмочками.

— «Спят усталые игрушки, мишки спят, куклы спят»…
— Молодой человек, а вы уверены, что вы — анестезиолог?

Если у вас болят волосы, судороги в костях или чешутся капилляры, примите прокладки «ОБИ» или наложите капли тракси-прокси-вокси на больное место — и всё как рукой снимет.

Как быстро растут чужие дети и свои долги!

Дожил до такого возраста, когда самое страшное — не умереть и превратиться в неподвижный овощ.

Сосиски «клинские»: ни грамма сои, крахмала и целлюлозы — чистая реклама.

Министерство обороны, сколько я его знаю, никогда не занималось обороной и защитой, ориентируясь исключительно на атакующие, наступательные действия. Мало того, оно даже не знает, как оборонять и защищать мирное население, то есть соответствовать своему названию и назначению. На хрен оно нам такое сдалось?

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Александр Левинтов: Сентябрь 19-го. Окончание»

  1. четыре плюс ссылка (вместо расстрела). Это, конечно, меняет дело: Достоевский — не жертва самодержавия.

  2. В пещере вокруг костра сидит: ещё не племя — уже не стая. Ближе всех к огню и теплу — альфа-самец. Он рвёт огромный кусище и бросает в теснящихся вокруг самок куски на мелких костях, оставляя себе крупные мослы. Обглодав их, он подсовывает под себя эти крупные кости, за счет чего под его седалищем постепенно нарастает трон, делающий его выше остальных.
    _______________________________
    Интересная картина, может, это песней навеяно?
    Помнишь первобытную культуру?
    У костра сидели мы с тобой.
    Ты мою изодранную шкуру
    Зашивала каменной иглой.
    Я сидел, нечёсаный, небритый,
    Нечленораздельно бормотал.
    В эти дни топор из неолита
    Я на хобот мамонта сменял.
    Известно только, что среди археологических находок древности внимание исследователей издавна привлекали захоронения костей различных животных. И умы ученых занимали такие вопросы: Почему охотники сохраняли останки животных? Почему первобытные люди питали такое отвращение к ломке костей съеденных или принесенных в жертву животных?
    И об этом написана гора литературы. А вот про альфа — самца, предпочитающего « мослы» и крупные кости, про это как-то не говорится. Или мне не повезло с литературой?

  3. Горький опыт России, где господствует тирания, самодержавие, единовластие, авторитаризм, именно жрецы гибли первыми и раньше всех: Достоевский — 10 лет в тюрьме,
    ______________________________
    Откуда такие сведения ?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *