Лев Мадорский: Фальсификация великого стихотворения и великого человека

 378 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Прочитал несколько раз, пытаясь найти за красивыми словами истину, пытаясь понять, что подтолкнуло поэта к такой чудовищной фальсификации, но ничего не нашёл. Только ложь, чернуха, злословие. И остался от статьи мерзкий, тошнотворный осадок. Как будто случайно проглотил залететевшего в рот комара.

Фальсификация великого стихотворения и великого человека

(по следам одной статьи)

Лев Мадорский

Лев МадорскийСтатью «Мародёр в законе» российского поэта и автора нашего портала Юрия Колкера мне прислали неделю назад, но всё никак не получалось прочитать. Но вот, наконец, прочитал и был поражён беспрецедентному уровню фальсификации и, прямо-таки, извращённого непонимания. Речь в статье идёт о замечательном стихотворении недавного ушедшего и всеми нами любимого другого автора портала, Иона Дегена. Стихотворении, которое Евгений Евтушенко и не только он, назвали лучшим стихотворением о войне:

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей,

Дай-ка лучше погрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.

Дай на память сниму с тебя валенки,
Мне ещё наступать предстоит.

Приведу несколько характерных цитат из статьи Колкера:

«Оно, это стихотворение, — о мародерстве в годы второй мировой войны. Молодой советский солдат говорит своему смертельно раненому товарищу: чего хнычешь? дай-ка лучше сниму с тебя валенки, мне еще наступать предстоит. Радостно говорит. Валенки-то нужны. И оптимистически говорит: наступать нужно».

Конечно, странно, что хороший поэт в такой степени не понимает, что поэзия это, как и музыка, язык эмоций. Язык, который далеко не всегда следует воспринимать буквально. Не понял Колкер, что в этом стиховорении Дегена, за обыденно — простыми словами скрывается нечто большее, невыразимо ужасное, захлестнувшее душу солдата, ещё мальчика. Мальчика, который увидел, испытал на себе, страшную, жестокую правду войны и гениально сумел найти, что бы выразить свои чувства, образы и слова. Такие четверостишия не рождаются из холодной головы. Они спускаются свыше. И тогда наступает удивительный момент, когда, как у Александра Сергеевича, «… пальцы тянутся к перу. Перо к бумаге…» Название статьи, её пафос, как и приведённая цитата, говорят о том, что Юрий всего этого не заметил. Он воспринял потрясающее стихотворение буквально, вне эмоционального наполнения и увидел в нём нечто мерзкое, холодное, меркантильное. То, чего, конечно, в случае с Ионом, не было и быть не могло…

Или вот ещё цитата, иллюстрирующая образец такого непонимания:

«Не сочувствовать смертельной агонии — тут надо зверем быть. И лирический герой этого стихотворения — именно зверь, молодой ликующий зверь, ликующий от мысли, что сегодня не он, а другой достался Молоху, ему же валенки перепадут, он может поживиться на смерти ближнего. Перед нами чистый, безупречный образчик социалистического реализма: освобожденный от квасного патриотизма и замоскворецкого холуйства».

Вроде бы, в отрыве от стихотворения Дегена, и слова правильные, и язык яркий. Но поэт Колкер (трудно, повторяю, в это поверить) демонстрирует в словах этих тот самый «образчик квасного патриотизма, замоскорецкого холуйства» и социалистического реализма. Потому что именно в социалистическом реализме более всего ценятся прямые, ничего не скрывающие, не погружающие в пучину страстей и эмоций, ясные, адекватные слова и образы. Всё что за этой гранью — фальш, деградация, буржуазное декаденство.

И ещё. В стихотворении Дегена, как в «Колымских рассказах» Шаламова, нечеловеческий ужас становится обыденностью. Снять валенки с только что погибшего друга — это не мародерство, как считатет Колкер, и не кощунство. Собственно, именно в этом и заключался весь ужас той войны. Да, снимали, снимали с убитых валенки — босым ведь не повоюешь. Это правда, о которой написал Ион. А настоящая поэзия и есть правда…

По статье Юрия разбросаны и хвалебные слова в адрес Дегена: «судя по всему, достойнейший человек», «первоклассный хирург», «У него хватило ума не считать себя поэтом», но и они воспринимаются в каком-то ироническо-снисходительном ключе. Хотя не исключаю, что у меня, возмущённыого обвинениями Колкера в адрес Иона, есть некоторая предвзятость.

Статья Колкера задела. Прочитал несколько раз, пытаясь найти за красивыми словами истину, пытаясь понять, что подтолкнуло поэта к такой чудовищной фальсификации, но ничего не нашёл. Только ложь, чернуха, злословие. И остался от статьи мерзкий, тошнотворный осадок. Как будто случайно проглотил залететевшего в рот комара. «Охота чернить друг друга есть удовольствие бесчеловечное, жестокое и всякому честному слушателю противное», писал римский мудрец Квантилиан. По моему, перед нами тот самый случай.

Print Friendly, PDF & Email

52 комментария к «Лев Мадорский: Фальсификация великого стихотворения и великого человека»

  1. Инна Беленькая
    — 2019-10-09 10:19
    Да, правда о войне, жестокая правда. Но если бы только это!
    Ведь стихотворение от прозы отличается не только рифмами. Прав Ю. Колкер: «… прозой и не такое сказано, пострашнее». Правда, дальше он пишет:

    «Говорят: великолепные стихи. Это, с позволения сказать, вздор… Говоря о фактуре, можно отметить, что их несколько оживляет дактилическое окончание, нечастое в русском анапесте после Некрасова; оно сообщает этим стихам напевность, подкупает читателя. Народ именно на это и откликнулся инстинктивно — потому что больше (если отстранить содержание) откликнуться тут не на что: стихи как стихи».


    Но, по-моему, главное в стихотворении другое — это его юродствующий тон. Вот это ощущение меня не оставляет. Ведь автор юродствует, когда пишет, «дай-ка лучше согрею ладони я над дымящейся кровью твоей». По-другому это нельзя воспринимать. Это не умильно-жалостливый тон. И то же самое ерничанье, когда ему надо снять валенки. Разве не так? Вот в этом-то весь и ужас, безумие расчеловечения, о чем я уже раньше говорила. Вот что отличает это восьмистишие от прозы. Но это чисто мое восприятие.

    Трудно не согласиться — это чисто ваше восприятие. И оно не имеет ровным счётом никакого отношения ни к самому Иону, ни к этому стихотворению. Достаточно хоть немного знать Дегена и почитать его фронтовые стихи, чтобы убедиться в том, что юродство и ёрничество что в жизни, что в творчестве, а тем более в касающемся войны творчестве были ему абсолютно чужды.

    Стихи от прозы, конечно, отличаются не только рифмами. Но обесценивающий стихотворение довод Колкера, мол, «… прозой и не такое сказано, пострашнее» это передёргивание, ибо, по существу, он покушение на всю фронтовую поэзию.

    Что до сугубо литературного разбора Колкером этого стихотворения Иона, то напомню, что Колкер родился в 1946-ом, когда тяжелейше раненный и чудом собранный врачами по частями Ион только начинал возвращаться к жизни. И 62-летнему Колкеру с уже огромным литературным опытом «разбирать» написанное Ионом в 19,5 лет на фронте стихотворение через «дактилические основания, анапест» и прочие вещи, о которых ушедший на фронт в 17 лет провинциальный девятиклассник едва ли вообще слыхивал, просто, я убеждён, неприлично.

    Ион знал и об этой статье Колкера, и о нескольких ещё таких же, но относился к ним с тем достоинством, с которым прошедший войну солдат относится к выкрикам «бойцов идеологического фронта» и не нюхавших войны пацанов. И мне очень жаль, что пусть даже из благих побуждений вытащенная из 8-летнего забытья статья Колкера стала поводом для очередного полоскания имени Иона да ещё и с умножением обвинений в его адрес. Поэтому предлагаю из уважения к Иону и его памяти закрыть эту, с позволения сказать, дискуссию и впредь к ней не возвращаться.

  2. Алeks М. — “ Ну, и кто бы тут взялся «оценивать»?..”
    “”””””””””””””””””””””””
    \»Тоже мне, “бином Ньютона”…
    Что тут оценивать?
    Сравниваете стихи Наровчатого со стихотворением Дегена ,
    или стихами Ю.К.? Это как бы — плотника со столяром… IMHO..
    Впрочем, у вас другие интерэсы, да и вкусы у всех разные.
    p.s. А.Б. — Якову К.: Не у всех, дорогой Яков, меняются вкусы через 11 лет…
    Вы в чем-то правы и Алекс Манфиш, и Наровчатов… И Моня-портной.
    …Кстати, заглянули ли Вы в Блоги? Читали ли — До наших “перестроек” —
    Ю.К.? — Понравилось? Читали ли что-то, кроме его критических статей?
    Kaк читатель, имееТЕ право высказать своё мнение. Не ЗА читателей.
    Но не о нём, а только об ОДНОЙ его работе, которую мусолят в сети давно.
    “НИКТО словом не обмолвился о поэзии Колкера…” — Допускаете, что он изрядный поэт.
    И не интересны — его СТИХИ? Неужто все стали так нелюбопытны?…Читаете критику, а стихи – до фени? ..”Грустно жизнь на свете, госпо-да.”..Извините, задал вам много риториЦКих вопросов…
    Таки быстро перестраиваются в этом виртУальном мире…
    Прощайте, пора… к вашим услугам после дождика в среДУ.

    1. У меня есть стихи много интересней. Совершенно случайно лет 10 назад в интернете столкнулся со своим студенческим другом Борисом Петровичем Юдиным. 40 лет не общались… Изменились, конечно. Он стал известным поэтом лет 20 назад, вошёл в список десяти выдающихся деятелей Латгалии(область такая в Латвии).
      Его стихи мне более по нраву. Ну, тут ведь как, на вкус и цвет товарища нет…)))
      http://kuzin.sitecity.ru/index.phtml

      1. У меня есть стихи много интересней.
        ——————
        Я проситал, Яков К., некоторые стихи Юдина. Очень понравились. Но ведь в нашем случае какое это имеет значение. Разговор не о том насколько хорош поэт Колкер. Его стихи мне тоже нравятся. Речь совсем о другом. Так что, по моему, когда Алекс ( коммент выше) упрекает \»Читаете критику, а стихи до фени\», то это уходит в молоко…

  3. Лев Мадорский

    Умудренный жизнью поэт Колкер, вернее всего, с одной стороны не помнит — что он там болтанул много лет назад, а с другой стороны, может быть и не следит внимательно за Вашими публикациям
    —————-
    Скорее всего, Сергей, так оно и есть…
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Скорее всего, Лев, так оно не есть, и Вы ошибаетес, как и С.Э.
    Прежде чем обвинять в наличии склероза, желательно прочитать немножко
    работы Юрия К…. Кстати, склероз — не самый плохой диагноз.
    Могло буты гiрше.

  4. Умудренный жизнью поэт Колкер, вернее всего, с одной стороны не помнит — что он там болтанул много лет назад, а с другой стороны, может быть и не следит внимательно за Вашими публикациями, имеет другие занятия. Так ведь тоже может быть? Я, к примеру, уже довольно давно осознал, что я далеко не Лев Толстой и не Тарле — человечество о моих текстах не сильно знает. Ну, есть один постоянный читатель, так и она все время отвлекается на какие-то мелкие домашние дела.

    1. Умудренный жизнью поэт Колкер, вернее всего, с одной стороны не помнит — что он там болтанул много лет назад, а с другой стороны, может быть и не следит внимательно за Вашими публикациям
      —————-
      Скорее всего, Сергей, так оно и есть…

  5. Я был знаком с Ионом Лазаревичем четыре года – к сожалению, лишь по переписке, но она была такой искренней и доверительной, какой нечасто бывает личное общение. Оскорбить память ТАКОГО человека – моральное преступление. А снисходительное «У него хватило ума не считать себя поэтом», отмеченное Л. Мадорским! Не знаю, какой поэт Ю.Колкер (его самомнение в этой фразе как на ладони), но человек он безусловно плохой, я в этом убеждён. Его невнятные извинительные расшаркивания перед уже ушедшим от нас легендарным (не побоюсь этого слова, оно для меня оправдано) Дегеном звучат фальшиво и неубедительно, а заявление о мародёрстве – очернительно и попросту мерзко. Можно лишь предположить, как повёл бы себя Колкер, оказавшись 19-летним в таком аду…
    Я не приемлю попыток оправдать его – дескать, кто из нас не ошибается. Неправда, ошибка – это когда совершивший по недомыслию неправильный, недостойный поступок публично признаёт его ошибкой и раскаивается в нём. А в данном случае этого как-то не наблюдается – лягнул мёртвого льва и горд собой!
    Стыдно, недостойно, противно – иначе не скажешь.

    1. Я, правда, не знаком с творчеством г-на Колкера, но мнению Евгения Евтушенко о стихотворении Иона Лазаревича доверяю почему-то больше…

      1. Так Вы, сэр, ознакомьтесь — найти легко. А также, как принято в определённых кругах, хапоследок вам скажу — учитель Е.Е.
        А.П. Межиров был высокого мнения о стихах Ю.К.
        Как и о стихотворение И. Дегена. А.М., как и каждый большой поэт,
        с уважением относился ко всем достойным литераторам.
        В отличие от выскочек, «не читавших Пастернака, но осуждающих…»
        и тому подобных оригиналов.

        1. \»В отличие от выскочек, «не читавших Пастернака, но осуждающих…»
          и тому подобных оригиналов.\»

          Дорогой Aleks!
          Постарайтесь найти хотя бы одну реплику, где бы осуждалось поэтическое творчество поэта Юрия Колкера. Не найдёте. Никто не осуждает поэта Колкера. Обсуждается его статья одиннадцатилетней(!!!) давности, в которой он обвинил Человека, Воина, Врача, поэта не в литературном преступлении, а в уголовном. Мародёрство во все времена и во всех странах каралось сурово. Колкер выложил свой опус в открытом доступе, тем самым позволив всем читателям выразить своё мнение о написанном им. Мы этим правом воспользовались.
          Поменялисьли взгляды Колкера на стихотворение Дегена за 11 лет? Нет, не поменялись. А посему, как читатели, имеем право высказать своё мнение. Повторюсь: НИКТО словом не обмолвился о поэзии Колкера. Вполне допускаю, что он изрядный поэт. Так бывает, что поэт изрядный, как человек…

  6. Ещё раз на эту тему. Когда я писал о неприемлемости оценочных суждений о подобных стихах, то имел в виду не только те суждения, которые высказывает в своей публикации Колкер, но — ЛЮБЫЕ. Ни «морализирование» тут, на мой взгляд, не позволено, ни – точно так же, — «восхищение». Просто прочесть или выслушать надо – и, если получится, прочувствовать, насколько в ситуации сплошного, накатывающего ужаса восприятие жизни, смерти… да вообще всего… становится иным, нежели в обычных условиях.
    И вот, например, стихи Сергея Наровчатова — даже ещё не в Великую Отечественную, а в Финскую написанные, в 1940-ом году:

    Здесь мертвецы стеною за живых!
    Унылые и доблестные черти,
    Мы баррикады строили из них,
    Обороняясь смертью против смерти.
    За ними укрываясь от огня,
    Я думал о конце без лишней грусти:
    Мол, сделают ребята из меня
    Вполне надежный для упора бруствер.
    Куда как хорошо с меня стрелять.
    Не вздрогну под нацеленным оружьем…
    Все, кажется, сослужено… Но глядь,
    Мы после смерти тоже службу служим!

    Ну, и кто бы тут взялся «оценивать»?

  7. Дай-ка лучше погрею ладони я
    Над дымящейся кровью твоей.
    =====
    Я тоже не воспринимаю это буквально, но кроме очевидного образа «война бесчеловечна и безумна» я всегда ощущал тут очень сильное УТЕШЕНИЕ умирающему: твоя смерть имеет смысл и даже умирая ты продолжаешь помогать в том деле, ради которого ты был готов рисковать жизнью раньше.

  8. Маститый поэт Ю.Колкер пишет о стихотворении И. Дегена: «Оно, это стихотворение, — о мародерстве в годы второй мировой войны. Молодой советский солдат говорит своему смертельно раненому товарищу: чего хнычешь? дай-ка лучше сниму с тебя валенки, мне еще наступать предстоит. Радостно говорит. Валенки-то нужны. И оптимистически говорит: наступать нужно».
    Это не умещается в голове. Почему только и говорят о мародерстве — даже статья называется «Мародер в законе». Разве стихотворение об этом?
    «Лирический герой радуется смерти товарища, пляшет над умирающим, собирается — задумайтесь! — греть руки над его кровью, снимать с живого валенки — и всё это говорит умирающему в глаза».
    У меня нет слов. Как можно понимать все так буквально! Вообще это стихотворение я всегда избегала читать, особенно эти строчки — « Дай-ка лучше погрею ладони я Над дымящейся кровью твоей». Меня брала оторопь: разве можно так писать? Я думала: что это – цинизм? А еще я не могла отделаться от какого-то чувства, которому не могла дать определения. Мне казалось, что автор ерничает, хотя это слово и неприменимо к такому стихотворению. Но, если еще можно представить, что со смертельно раненого солдата запросто снять валенки, то уж погреть руки над дымящейся кровью – это за гранью психического здоровья. А ведь эта картина – образ, образ расчеловечения, тотального безумия, к которому ведет война. И как это смог понять и выразить 17-и летний юноша – просто необъяснимо.
    «Безымянный умирающий солдат — не Пушкин, но страдание всех уравнивает. Не сочувствовать смертельной агонии — тут надо зверем быть. И лирический герой этого стихотворения — именно зверь, молодой ликующий зверь, ликующий от мысли, что сегодня не он, а другой достался Молоху, ему же валенки перепадут, он может поживиться на смерти ближнего».
    Но то, что понял юноша танкист, невдомек умудренному жизнью поэту Колкеру. И это поразительно.

    1. Но то, что понял юноша танкист, невдомек умудренному жизнью поэту Колкеру. И это поразительно.
      ———————
      Именно не желанием кого-то травить, а единогласным изумлением, возмущением, раздраженим…, которые, как написала Инна, «не укладывается в голове». Изумлением тем фактом, что хороший, «умудрённый жизнью» поэт Колкер, не понял мальчика-танкиста, ( как верно написал Владимир не мог понять. Не был на войне. ) я объясняю взрыв комментариев под текстом заметки. На мой взгляд, такие единогласные эмоции, интересно я ярко выраженные, подтверждают высокий интеллектуальный уровень аудитории нашего Портала. Спасибо. Жаль, что поэт не ответил…

  9. К великому сожалению, полемическая заметка Льва Мадорского о литературоведческой статье, опубликованной 11 (одиннадцать!) лет тому назад, вызвала не дискуссию, но шквал осуждений и обсуждений личности автора статьи, являющегося и автором нашего Портала. 36 отзывов (не считая откровенно подзаборной ругани, которую мы удалили) за считанные часы, в то время как обычно публикация в «Мастерской», «Еврейской Старине», «Семи искусствах» собирает два-три комментария за две-три недели. И это в последнее время ещё можно считать большой удачей: множество отменного качества материалов — познавательных, высокохудожественных, глубоких по содержанию — остаются вообще без единого отзыва. Если только по случайности кто-то не привлёчёт к нему внимание.

    Пример? Пожалуйста: прелестная короткая зарисовка дебютанта нашего Портала Марии Остроуховой оставалась без единого отзыва и с минимальным числом просмотров на протяжении двадцати одного с лишком часа после опубликования (практически, сутки), пока внимательный читатель Ефим Левертов (спасибо ему) не пробил стеклянную стену равнодушия. И теперь, спустя двое суток, имеется уже целых семь (!!!) отзывов к материалу, вызывающему только положительные эмоции и добрые чувства. Сравните с числом тридцать семь за вчетверо меньшее время — реакция, переполненная негативными эмоциями и злыми чувствами.

    Предвижу читательское возражение: а чего ты тут вообще рот раскрыл? Кто что читает, не читает и как реагирует — не твоё дело. Твоё дело верстать, компоновать и форматировать — вот и занимайся. Верно. Занимаюсь. Но всё чаще и чаще в голове возникает вопрос: зачем? На кой этим делом заниматься, когда оно либо никому не интересно, либо представляет интерес лишь как повод поругаться? Может, пора завязывать?

  10. Bormashenko
    — 2019-10-07 14:43

    Колкеру не понравилось стихотворение Иона Дегена. Ну и что? О самом Ионе Дегене Колкер пишет исключительно по-доброму. С уважением, и по-доброму. Обсуждать необходимо текст Колкера, его поэтический вкус, о котором вполне можно и поспорить. А травить-то не нужно.
    ==================.
    Эдуард, я был резок, поэтому воспринимаю упрек: «а травить-то не нужно» лично. Есть разница между «идиот», что относится к личности, и «идиотизм», что относится именно к тексту. Главное, есть некая черта, которую точно не определишь, но которая понимается людьми общего мировоззренческого (нравственного ) склада. И. Деген, кроме того, кем он был как общественное (подчеркну, нравственное) явление, был среди нас (здесь на Портале) многие годы.
    И когда я прочитал: «мародер в законе» или «стихотворение Дегена о мародере — где-то посередине, но совершенно в русле этой мировой тенденции» — Усама бин-Ладена, я посчитал долгом среагировать. Текст же Колкера не такой большой, чтобы его долго обсуждать. Он сводиться к тому, что я процитировал.

    Колкер не сводится к этому тексту. И на старуху бывает проруха. Но хорошо, когда старуха понимает, что с ней случилась проруха.

  11. В порядке самокритики: ИМХО мы создаем рекламу персонажу, облившему грязью Иона Лазаревича. Стоит ли?

    1. мы создаем рекламу персонажу, облившему грязью Иона Лазаревича. Стоит ли?
      ——————
      Бывают ситуации, Илья, когда молчать невозможно. Слишком долго молчали, правда, по совсем другим соображениям , когда в известные годы поливали грязью достойных людей. Надо говорить. Тем более, что у Колкера есть прямая возможность доказать свою правоту или извиниться. Правда, извинитьcя, самый трудный вариант, но и самый достойный.

  12. Хочется поместить, пришедший на почту отзыв на мой текст автора Портала, котрый хотел бы остаться анонимным.
    —————-
    О стихотворении Й.Л. Дегена.
    Это произведение, не касаясь литературных моментов, прежде всего — Правда войны и зарисовка действительности, все остальное — это уже полет творчества автора, скорее всего неосознанный в момент написания, философские рассуждения вокруг грязи войны и необходимости вести её до окончания, вести всеми силами физическими и духовными.
    Ситуация высвеченная Й.Л. — типичная, это по свидетельству моего покойного отца, который именно таким способом добыл себе сапоги под Сталинградом. Это исключая всякие неприятные физиологические подробности.
    Суть такова: в бою, во имя победы, во имя оставшихся в живых, наступаем себе на горло, сдерживаем эмоции и делаем ратное дело так, как этого требует боевая обстановка.
    Сам Й.Л. не считал это стихотворение таким уж (!) событием в своем творчестве и предпочитал ему другие фронтовые зарисовки.
    Время показало, что именно оно стало самым характерным, самым правдивым документом. И самым талантливым.
    Талантливая вещь привлекает критиков и завистников и совершенно не случайно появляются материалы:
    — обвиняющие автора в мародерстве,
    — отмечающие, что это мол еврей снял валенки с не еврея (об свидетельство нападок на Й.Л. Дегена этом у Ф. Рахлина),
    — перепев его стихов в других произведениях и попытки приписать его стихи другим («исследования» некого Красикова см. у того же Ф. Рахлина).
    Поддельный некачественный, нечистый бриллиант воровать не будут!
    Я против нападок на Героя, стараюсь проходить мимо, не обращать внимания и не создавать нездоровый ажиотаж вокруг его имении.

  13. Лева, я думаю, что Колкер не ставил себе целью очернить Иона Дегена. Скорее всего, дело в том, что оценки его строятся на непонимании ситуации. Сидя на диване легко писать — «Меж горестей, забот и треволненья: Порой опять гармонией упьюсь, Над вымыслом слезами обольюсь, …»
    Дома, в комфорте, представить погибающего товарища, — кошмар. Сплошные слезы и страдания. Сколько времени? А сколько угодно, ведь не стреляют же… А валенки… Да в шкафу — теплые ботинки, к чему снимать валенки, ведь наступать не предстоит…
    Очень красивая позиция. Солдат без валенок, (иначе зачем они ему?) должен наступать, рискуя остаться минимум без пальцев на ноге, а может и ног…, но он не снимает с погибшего валенки, а вдруг Колкер назовет это мародерством.
    Я не был в такой обстановке. Но был иной случай — столкновении подводной лодки с другой в подводном положении. После доклада командира первого отсека о поступлении воды в первый отсек, он был немедленно загерметизирован. Те, кто там оказались заперты, должны бороться за живучесть… Их чисто человеческое желание — выскочить оттуда, но я, командир второго отсека им такой возможности не дал… А можно было и посочувствовать им, каково это остаться в отсеке, куда поступает вода, а потом всем утонуть…
    Нет, я не считаю статью Колкера грязной, я считаю ее некомпетентной. Надеюсь, что за нее ему когда-нибудь будет стыдно.

    1. Лева, я думаю, что Колкер не ставил себе целью очернить Иона Дегена. Скорее всего, дело в том, что оценки его строятся на непонимании ситуации. Сидя на диване легко писать — «Меж горестей, забот и треволненья: Порой опять гармонией упьюсь, Над вымыслом слезами обольюсь, …»
      ——————
      Эта оценка, Володя, ( не понял, не разобрался, ошибся) полностью принимается. Никто никакой ярлык на Колкера не вешает, но наше возмущение понятно. Вот если бы он ещё сам это признал, то я бы первый, пускай виртуально, протянул бы ему руку. «Человеку свойственно ошибаться»

  14. Колкеру не понравилось стихотворение Иона Дегена. Ну и что? О самом Ионе Дегене Колкер пишет исключительно по-доброму. С уважением, и по-доброму. Обсуждать необходимо текст Колкера, его поэтический вкус, о котором вполне можно и поспорить. А травить-то не нужно.

    1. Обсуждать необходимо текст Колкера, его поэтический вкус, о котором вполне можно и поспорить. А травить-то не нужно.
      ——————-

      Нет, Эдуард, не могу согласиться. Здесь обсуждается не заоблачный поэтический вкус ( в данном случае об этом вообще нет речи), а именно травля Колкером челевека, который уже не может ответить. Когда Колкер назыввает Дегена мародёром, то не совсем понятно о каком поэтическом вкусе можно говорить. Тем более, что текст прозаический. И потом Вы пишете, что Колкер отзывается о Дегене с уважением. В его фразе « У Дегена хватил ума не считать себя поэтом» уважением и не пахнет.

  15. Эх, забываем мы классику нашей молодости! А ведь в бессмертной повести «А зори здесь тихие…» Бориса Васильева эта ситуация описана с такой пронзительной болью, что забывать её нам не позволено…

    Вот убита первая из пяти девочек, Соня Гурвич, И перед тем как положить её в могилу, старшина Васков даёт следующую команду девчатам:

    «…— Стойте, — сказал он у ямы. — Кладите тут покуда. Положили у края: голова плохо легла, все набок заваливалась, и Комелькова подсунула сбоку пилотку. А Федот Евграфыч, подумав и похмурившись (ох, не хотел он делать этого, не хотел!), буркнул Осяниной, не глядя:
    — За ноги её подержи,
    — Зачем?
    — Держи, раз велят! Да не здесь — за коленки!… И сапог с ноги Сониной сдёрнул.
    — Зачем?… — крикнула Осянина. — Не смейте!…
    — А затем, что боец босой, вот зачем,
    — Нет, нет, нет!… — затряслась Четвертак.
    — Не в цацки же играем, девоньки, — вздохнул старшина. — О живых думать нужно: на войне только этот закон. Держи, Осянина. Приказываю, держи
    Сдернул второй сапог, кинул Гале Четвертак:
    — Обувайся. И без переживаний давай: немцы ждать не будут.»

    Лучше не скажешь!

    1. Сдернул второй сапог, кинул Гале Четвертак:
      — Обувайся. И без переживаний давай: немцы ждать не будут.»

      ——————-
      Спасибо, Александр! Деген Васильева не читал и это ещё одно доказательство, что всё сказанное им правда.

  16. Деген – автор 21-ой книги, сотен стихотворений и рассказов. Интернет переполнен ссылками на его произведения. А спросите в России, Америке, Израиле даже специалистов – владельцев книжных магазинов, издателей – окажется многие о нем не слышали. Писал Деген только по-русски, но до репатриации в Израиль в 1977 году в бывшем СССР не издавался. Почему так произошло? Летом 1945 года Ион находился, в так называемом, мотокостыльном батальоне, в полку резерва офицеров бронетанковых и механизированных войск. Однажды по рекомендации Комитета защиты авторских прав в Доме писателей был устроен вечер Дегена, который вел Симонов. Поначалу аудитория тепло приняла молодого лейтенанта, но, прочитав два или три стихотворения, Ион почувствовал сперва холодок, а затем — враждебность сидевших перед ним литераторов. Среди прочитанных стихотворений было и стихотворение «Мой товарищ в смертельной агонии». Присутствовавшие в комнате «генералы от поэзии» были возмущены тем, что офицер, коммунист стал апологетом трусости, мародёрства и посмел клеветать на доблестную Красную армию. Пока шел этот разнос Ион написал своё ответное слово «Товарищам «фронтовым» поэтам».
    Я не писал фронтовые стихи
    В тихом армейском штабе.
    Кровь и безумство военных стихий,
    Танки на снежных ухабах
    Ритм диктовали.
    Врывались в стихи
    Рваных шрапнелей медузы.
    Смерть караулила встречи мои
    С малоприветливой Музой.
    Слышал я строф ненаписанных высь,
    Танком утюжа траншеи.
    Вы же — в обозе толпою плелись
    И подшибали трофеи.
    Мой гонорар — только слава в полку
    И благодарность солдата.
    Вам же платил за любую строку
    Щедрый главбух Литиздата.
    Прочитав стихотворение под возмущённые возгласы аудитории, Ион вышел на своих костылях, дав зарок никогда не иметь никаких дел с советским литературным генералитетом. И зарок свой он не нарушил. Публиковал он только научные статьи и монографии.
    И вот спустя почти 70 лет Юрий Колкер повторил те обвинения в адрес человека, ещё при жизни официально признанного «человеком-легендой». Его стихотворение «Мой товарищ в смертельной агонии» Евтушенко назвал самым гениальным, из написанных о войне. По его мнению, автор «Разрезал острее автогена,//Всё то, что называется войной//Треклятой, грязной, кровной и родной». Михаил Веллер, когда брал интервью у Дегена в 2014 году, сказал: Ион Лазаревич, Вы написали одно из лучших стихотворений о войне. В этих замечательных, трагических и страшных восьми строчках, по мнению многих настоящих фронтовиков-окопников, и заключена вся жестокая правда о войне.

    1. » И подшибали трофеи»
      ===========================
      Не этим ли объясняются такие наскоки на автора «21-ой книги, сотен стихотворений и рассказов»?

  17. УПИВАТЬСЯ НИЗОСТЬЮ В СЕБЕ
    Я прочитал всю статью Ю. Колкера «Мародёр в законе» (Сетевая словесность, 05.10.2008), посвященную стихотворению и личности Дегена Иона Лазаревича, достойного человека, не имеющего ничего общего с 17-летним автором порочного стихотворения.
    Опытному литератору и признанному публицисту позволителен личный, отличный от, взгляд и на любое поэтическое слово. Известное произведение И. Дегена им отвергается как «воспевающее мародёрство», и в преамбуле объясняется почему:
    «Потому что мародерство остается мародерством, и воспевать его — гнусность. В поэзии нет запретных тем. В ней имеется только один запрет: нельзя упиваться низостью в себе и в других. Зверь, гад — сидит в каждом из нас. Иной раз и высунется из подсознанья. Главный труд человека как раз и состоит в том, чтобы держать зверя в узде. Повторим эту веселенькую истину: человек умеет радоваться смерти дальнего, а то и ближнего. И не всякий раз вовремя опомнится, а слово — не воробей. Но опомниться и повиниться полезно и с опозданием. Иногда целому народу приходится опоминаться и виниться».
    По моему глубокому убеждению, в данном случае И.Колкер ГРУБО НАРУШИЛ. им же названный запрет поэзии: УПИВАТЬСЯ НИЗОСТЬЮ В СЕБЕ. Его публичная, намеренно искажённая интерпретация оболганного текста есть то самое высунувшееся из его подсознания УПИВАНИЕ НИЗОСТЬЮ В СЕБЕ. Только так могу объяснить появление этого навета. Кстати, там есть и пренебрежительное о еврейском самиздате, недобрым словом упомянут и Евтушенко, не без скрытого осуждения назван Василий Гроссман, поместивший «мародёрский» продукт в свой эапрещённый роман «Жизнь и судьба».
    Новоявленный автор Портала Берковича при желании мог бы воспользоваться собственной рекомендацией: «опомниться и повиниться полезно и с опозданием». Кстати, у И. Колкера есть доброе имя и в словесности, и в общественной жизни.

    1. И.Колкер ГРУБО НАРУШИЛ. им же названный запрет поэзии: УПИВАТЬСЯ НИЗОСТЬЮ В СЕБЕ. Его публичная, намеренно искажённая интерпретация оболганного текста есть то самое высунувшееся из его подсознания УПИВАНИЕ НИЗОСТЬЮ В СЕБЕ.
      ———————-
      Новоявленный автор Портала Берковича при желании мог бы воспользоваться собственной рекомендацией: «опомниться и повиниться полезно и с опозданием»
      —————
      Замечательно сказали, Лазарь. И Вы, и Сэм предложили Колкеру высказаться. Либо в комменте, либо в отдельной статье. Было бы интересно. И ещё. Колкер достойный поэт, прекрасно владеющий словом. Поэтому его обвинительные тексты , даже несправедливые, бьют особенно жестоко. А Деген, как я уже написал, ничего не может сказать в свою защиту.

  18. «Вот только с “пигмеем” не понятно. Ю.К. точно не пигмей, а поэт ИЗРЯДНЫЙ»
    ========================================
    Алекс, принято. Отвечаю:
    1) вашими словами: “Может ли достаточно умный и талантливый (в своём деле) человек проявить несусветную глупость?” — Может, легко…» Но это ответ ЧАСТичный, недостАточный
    2) взгляните на даты написания и возраст поэтов на эти даты. А теперь включите воображение и попытайтесь представить места, где это написано, обстановку, обстоятельства и состояние Дегена и Колкера. Увидите вы разницу космического масштаба. В том состоянии усталости, опустошения, но и надежды молодой Деген предстает великаном по сравнению с критикующим Колкером. Отсюда пигмей, и его ИЗРЯДНОСТЬ отнюдь не является охранной грамотой от посылания его куда подальше.
    рs: тему пигмейства я скоро повторю в статье про Рихтера

    1. его ИЗРЯДНОСТЬ отнюдь не является охранной грамотой от посылания его куда подальше.
      ——————-
      Не сердитесь, Алекс. но тут Гриша прав. Статья Колкера так покоробила меня. всех нас, что молчать было невозможно. Впрочем, я читаю Ваши тексты и знаю. что вы тоже это прекрасно понимаете.

  19. Я знал стихотворение ещё тогда, когда не знал, что его автор Деген ז»ל.
    И я согласен с оценкой стихотворения , данное Евтушенко и не согласен с его оценкой Юрием Колкером.
    Но может всё же не надо устраивать очередной военнополевой суд над ним и доходить до таких страшных обвинений, как беспринципнсть и усторойство «мерзейшей провокации». Об «ослеплении крайне-левым убеждениям» и говорить не стоит.
    Юрий стал автором Портала, может стоит выслушать его?
    Всем
    גמר חתימה טובה

    1. Юрий стал автором Портала, может стоит выслушать его?
      Всем
      —————
      Это хорошая мысль, Сэм. Он, в отличие от Дегена, может ответить.

  20. Я думаю, что об этих стихах любое оценочное суждение – кощунственно. Мы там не были – ни я, ни кто-либо иной из пишущих сейчас на этом портале, ни Колкер, — а Деген там был, наряду с миллионами других. Его строки – не «страшная правда о войне», а один из множества кусочков, осколков этой правды. Да, и так тоже можно было чувствовать, ощущать… У любого из тех, кто там был, — и у Симонова, Суркова, Гроссмана, Астафьева, и у каждого из миллионов оставшихся безымянными и неучтёнными, – свой осколочек, особенный, неповторимый. И Деген сумел свою частицу правды обнажить, выразить: да, было В ТОМ ЧИСЛЕ и так. И нам бы просто прочесть это – и… наверное, помалкивать, что ли…
    Знание истины не только о войне, но и о «мiре» — в её целостности, — нам в этой жизни вообще заказано, она распалась, наверное, на миллиарды или триллионы осколков (каждый из которых достался или достанется той или иной душе), когда этот самый проклятый плод был надкушен…

    1. Знание истины не только о войне, но и о «мiре» — в её целостности, — нам в этой жизни вообще заказано, она распалась, наверное, на миллиарды или триллионы осколков (каждый из которых достался или достанется той или иной душе), когда этот самый проклятый плод был надкушен…
      Вы, Алекс Манфиш, написали так ярко и точно, что коммент хочется перечитать. Всё правда. У каждого в душе таится осколочек правды, который только его и другому не всегда понятен. Иногда на нашем Портале, особенно, в Мастерской, подобные осколки вспыхивают и проносятся падающей звёздочкой. Возможно так и произошло со стихотворением Дегена и реакцией на него Колкера. Спасибо.

  21. «Охота чернить друг друга есть удовольствие бесчеловечное, жестокое и всякому честному слушателю противное»,
    к сожалению, к этому пришли.

    1. «Охота чернить друг друга есть удовольствие бесчеловечное, жестокое и всякому честному слушателю противное»,
      к сожалению, к этому пришли.
      —————
      Значит, по Вашему, нужно было, уважаемый Гоммерштадт, на плевок в лицо, смолчать и утереться ?

  22. Дорогие друзья, Р, Бенни, Гриша, Борис и Яков К ! Надеюсь вы не обидетесь, если я, привкший отвечать каждому комментатору в отдельности, на этот раз отвечу всем вместе. Я был прямо-таки, потрясён, мягко выражаясь, несправедливой реакцией известного поэта на стихотворение Дегена и мне было очень приятно, что все вы также возмущённо разделили и многократно усилили мою реакцию. Алексу я написал выше отдельное спасибо за полный текст стихотворения. Эта поддержка показывавет, что на нашем Портале собрались единомышленники. Страшный, но самый что ни на есть соответсвующий жестокой правде войны пример, приводит комментатор Р. , когда в блокадном Ленинграде мать отрезает кусок мяса от умершего сына, чтобы накокрмить другого ребёнка. Думаю, что Колкер, если следовать его логике, назвал бы свою статью, описывая этот факт, « Каннибал в законе». Спасибо, Яков К. за другой, яркий пример из Виктора Асафьева, когда новобранцы иногда уходили на фронт в лаптях : « Повезёт, снимите сапоги с убитых». И даже трудно обвинить автоматчиков, которые их гнали. Война-страшная вещь… Спасибо, Борис, что вы привели отрывок из статьи Колкера, который в полной мере показывает насколько лжив его взгляд на стихотворение Дегена и который (верх цинизма) посчитал это стихотворение в русле риторики Бен Ладана.
    Точную мысль Бенни хочется ещё раз повтороить: «По-моему Колкер или полностью беспринципный человек, который сознательно спланировал мерзейшую провокацию — или он ослеплён крайне-левыми убеждениями «беспредельного пацифизма» . Можно было бы, конечно, воспользоваться советом Гриши и послать фальсификатора на три буквы, но давайте вспомним, что сегодня день, когда надо всем и всё прощать. День, когда решается вопрос о записи в Книгу Жизни, чего я, друзья, всем желаю.

  23. Dорогoй Лев, при всём уважении к Ю.Колкеру, поэту, гражданин у и пароходу
    и к Якову К. не пароходу и не Игорю Нетте, совет Гр. Б. можно БЫ принять (имхо-с).
    Вот только с “пигмеем” не понятно. Ю.К. точно не пигмей, а поэт ИЗРЯДНЫЙ. Зуб даю.
    Главное не зуб, однако, а то, что -п р а в и л ь н ы й, точный текст найти нелегко.
    Ваш, извините, вызывает сомнения. Вот что выкопал сего дня:
    http://litcult.ru/lyrics.ljubimie-stihi/1132
    Ион Деген (с фотографией !)
    Мой товарищ, в смертельной агонии
    Не зови понапрасну друзей.
    Дай-ка лучше согрею ладони я
    Над дымящейся кровью твоей.

    Ты не плачь, не стони ты, мой маленький.
    Ты не ранен, ты просто убит.
    Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.
    Нам еще наступать предстоит.

    Похороним тебя как положено
    В плащ-палатку тебя завернём
    Бросим комья земли замороженной
    Из винтовок впоследок пальнём

    С каждым боем нас меньше становится
    Вот немного сейчас отдохнём
    Пусть дорога чуток подморозится
    Ну, а с зорькой мы дальше пойдём.

    Ты не плачь, не стони — ты ж не маленький…
    Ты не ранен — ты просто убит…
    И с боями пройдут твои валенки
    Не однажды хозяев сменив…
    1944

    1. Benny B: По-моему Колкер или полностью беспринципный человек, который сознательно спланировал мерзейшую провокацию — или он ослеплён крайне-левыми убеждениями «беспредельного пацифизма»…
      :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Чушь полнейшая. Не видели вы — т а к и х, и не можете и них судить. Только – об их текстах.
      Не больше. Всё остальное – отсебятина, про исчадие ада – бред.
      p.s. Что касается вопроса Г.П. — “Может ли достаточно умный и талантливый (в своём деле) человек проявить несусветную глупость?” — Может, легко… Если вместо своего дела – стихотворчества – начнёт печь пончики (на Хануку) , к примеру. Что “смешно и глупо…”
      “Подло” — полагаю, перебор. Чтобы не сказать резче. И вообще, завистники типа Сальери встречаются гораздо чаще Моцартов. Увы.

      1. поправка: «…и не можете О них судить. Только – об их текстах…»
        Согласно правил и — ваще… стыдно — скопом на одного-то…

        1. Согласно правил и — ваще… стыдно — скопом на одного-то…
          ——————-
          Дорогой Алекс! Думаю, что когда речь идёт о защите светлой памяти человека, который уже не может ответить, то можно. Впрочем, Вы, наверно, как обычно, не совсем серьёзно. В одном верно: сегодня День Прощения.

      2. Aleks B.: … Чушь полнейшая. Не видели вы — т а к и х, и не можете и них судить. Только – об их текстах. Не больше. …
        ==========
        Ну так в тексте и написанно «радуется смерти товарища», «ликующий от мысли, что сегодня не он, а другой достался Молоху» и т.д.

        Одно дело это не понимать и осуждать то «мародёрство», но эти «радуется» и «ликующий» в тексте многое говорят об УБЕЖДЕНИЯХ автора: в его мировосприятии — средний солдат ликует от смерти своего товарища. Чтоб иметь такие убеждения, надо было долго над собой работать и развивать в себе ненависть.

    2. п р а в и л ь н ы й, точный текст найти нелегко.
      Ваш, извините, вызывает сомнения. Вот что выкопал сего дня:
      http://litcult.ru/lyrics.ljubimie-stihi/1132
      ———————-
      Спасибо, Алекс, за полный текст стихотворения. Я его не знал. Странно, что всюду приволится только два четверостишия. И всё-таки общий пафос гениального стихотворения Дегена остаётся и в кратком варианте. Также как и остаётся полное непонимание Колкером эмоционального наполнения, которое кроется за этим стихотвоением.

      1. Согласен, тем более, что я не знаю, т о ч н ы й ли это текст.
        Хорошей записи — в с е м .

  24. Война, Гулаг, Ленинградская блокада – это запредельные ситуации, в которых мог находится человек. Критерии оценки поведения человека, применяемые в обычной, благополучной жизни, для таких запредельных ситуациий, совершенно непригодны. Например, известен случай, когда зимой 41-го года, во время Ленинградской блокады, женщина положила труп своего умершего старшего ребенка ребенка между оконными переплетами, и отрезала от него куски мяса, чтобы накормить млалшего. Как ощутить степень отчаяния, толкнувшего её на это? У кого повернется язык осудить её? Понять это может лишь тот, кто сам находился в такой ситуации
    Нужно обладать талантом И. Дгена, чтобы так коротко, ёмко и выразительно, практически одним штрихом, показать реальный эпизод запредельной ситуации — войны. И нужно обладать талантом читателя, чтобы не то, чтобы понять, а ощутить это, как и то, что обычные бытовые мерки здесь неприменимы. То, что г. Колкер называет мародерством, по сути своей было той единственной помощью, которую мог оказать погибший своему товарищу, продолжавщему тяжелейший труд войны. Но это по критериям военного времени, и понять это, как видно, дано далеко не всякому
    Любой отзыв обязательно несет в себе черты того, кто его написал. Высокомерное прокурорство статьи есть, по существу, автохарактеристика её автора.

  25. То «мародерство» должно шокировать, именно поэтому Ион Деген включил его в своё стихотворение.
    Но в своей статье Юрий Колкер несколько раз говорит «радуется смерти товарища», «ликующий от мысли, что сегодня не он, а другой достался Молоху» и т.д.
    Это уже 100% субъективное восприятие самого Колкера — притом об известном ему человеке, которого он вроде-бы считает гуманистом.
    По-моему Колкер или полностью беспринципный человек, который сознательно спланировал мерзейшую провокацию — или он ослеплён крайне-левыми убеждениями «беспредельного пацифизма». Видел я таких: для них война это повод совершить самоубийство, а любое желание на войне выжить (про победить я вообще не говорю) — это исчадие ада.

  26. Относительно статьи Колкера есть два риторических вопроса:
    1. Может ли достаточно умный и талантливый (в своём деле) человек проявить несусветную глупость?
    2. Может ли автор статьи, критикующей некое явление в искусстве (потребность ошарашить, или «поражать», по Колкеру), применять в своих работах тот же самый приём, который он критикует?
    Поскольку в обоих случаях напрашивается вполне положительный ответ, хочу только обратить внимание именно на это желание Колкера ошарашить публику. Известный, всеми признанный герой войны, танковый ас, мужественный человек, талантливый поэт, писатель, доктор медицинских наук Ион Деген объявляется в статье Колкера, можно сказать, «никем». А его герой из всемирно известного восьмистишия удостаивается имени «мародёр». Смешно и глупо, г-н Колкер. Где-то даже подло. Спасибо, дорогой Лев.

  27. Лев, прочитал Ваш текст и не мог поверить. Поэтому решил прочитать источник — статью «Мародер в законе» Ю. Колкера.

    Лева, Вы абсолютно правы. Я бы даже не сказал, что статья Колкера мерзость, это полный идиотизм, который, конечно, все-таки оказывается мерзостью, поскольку касается И. Дегена и, именно, стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии».
    Уже заголовок говорит о многом: «Мародер в законе». Воровской жаргон: «в законе» по отношению к солдату на поле боя! Но если кому-либо еще не ясен уровень идиотизма и пошлости наскока на И. Дегена со стороны «поэта» Колкера, то процитирую конец его «морального и художественного» анализа.
    «В ослабленной форме товарная жестокость представлена детективным романом с непременным убийством, в кульминационной, непревзойденной форме — 11-м сентября, ибо нашелся ведь гад, объявивший это убийство величайшим произведением искусства, перформансом. Если так, крупнейший художник современности — Усама бин-Ладен. Вот кто истинный председатель земного шара.
    Стихотворение Дегена о мародере — где-то посередине, но совершенно в русле этой мировой тенденции. Оно принадлежит искусству ровно в той мере, в какой мы готовы упиваться жестокостью (и низостью) как художественным приемом. Ни на йоту больше.»
    Надо ли комментировать?

  28. Из моего отзыва Юрию Колкеру на его пасквиль о Ионе Дегене:
    «Не, ну я понимаю возмущение поэта Юрия Колкера. Моё гуманное естество тоже жутко возмутилось от строк этого… не поймёшь кого — воина, стихоплёта или врачевателя. Я про валенки. Иначе, как мародёрством это и не назовёшь. На всех фронтах, во всех армиях это каралось презрением и всеобщей… как же это… абструкцией.
    Читал ли уважаемый Колкер роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты»? Там всё это описано глазами человека, пережившего всё это, в том числе и мародёрство…Ах, да… художественный вымысел. Но ведь есть и документы, которые рассказывают, как в освобождённых насделённых пунктах созывалось на митинг мужское население, окружалось автоматчиками, и как были в лаптях да в стоптанных сандалиях, гнали их на передовую. НЕ ПЕРЕОБМУДИРОВЫВАЯ!!! Повезёт, останешься жив, стаскивай сапоги да шинель с убитого.
    Но я не об этом. Вот в этом мародёрстве девятнадцатилетний танкист Деген очень лаконично, гениально и обрисовал весь ужас войны…
    Вот в чём смысл его гениального стихотворения.
    Учитесь, Юрий.»
    https://45parallel.net/ion_degen/

  29. Лева, в прозе похожая ситуация, но с ботинками, описана у Ремарка еще в 30-х. Её хорошо понимают фронтовики, а теоретикам такое и близко не понять. Это нормально.
    А вот когда теоретики еще и умничать начинают, пустозвонят, поучают и снисходительно похлопывают по плечу, это не то что ненормально, это выглядит жалко. Не расстраивайся, такой уж у пигмеев удел. Лучше разозлись хоть раз, да пошли его на три буквы.

Обсуждение закрыто.