Эрнест Кольман: Вредительство в науке. Публикация Оскара Шейнина

 244 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В статье искусно вкраплено махистское ядро: о свете говорится так, как о существующем наряду с материей, а о движении последней утверждается, что новейшая теория Шредингера сводит его к понятию волны… даётся определение материализма и идеализма, безграмотность которых обнаружит любой совпартшколец.

Вредительство в науке

Большевик, №2, 1931, с. 73–81

Эрнест Кольман
Публикация и справочный материал Оскара Шейнина

Эрнест КольманВ подготовке взрывов и поджогов наших заводов, в шпионаже, в организации кризисов в области энергетики, топлива, металла, текстиля и транспорта, в подготовке интервенции, во всём этом вредители из Промпартии сознались1. В качестве инженеров-конструкторов, инженеров-экономистов, они были законченными вредителями, агентами французского империализма и бывших отечественных заводчиков и помещиков. Но как только на суде дело дошло до их научной деятельности, тогда они сразу стали в оборонительную позицию.

В своих научных работах, которых я имею более полутораста, я никогда, ни в одной работе не говорил того, что не соответствует действительности. В своих научных работах я не проводил никаких вредительских директив, никаких вредительских установок. Поэтому те научные работы, которые я печатал и в СССР, и за границей, никогда вредительских установок не имели,

твердил Рамзин, упорно повторяя:

Свою вредительскую работу и свою научную работу я строго различал, в своих научных работах я никогда не проводил вредительских идей.

Выходит, что, будучи инженерами обер-вредителями, они в качестве профессоров были безупречны, блюдя чистоту своей объективной науки.

Несмотря на все увёртки Рамзина, допрос уличил его в том, что его теоретические высказывания в споре о высоких и низких давлениях, установка руководимого им Теплотехнического института в вопросе о сжигании подмосковного угля в пылевидном состоянии были вредительскими, сознательно направленными на задержку развития науки и производства.

Незачем, кажется, пространно доказывать всю несостоятельность и вздорность утверждения, будто теоретическая работа практиков-вредителей может остаться нетронутой вредительским ядом, будто существует вообще какая-то свободная от политики, от миросозерцания научного деятеля, непорочная, объективная бесклассовая наука, каким-то чудом избежавшая общей участи в этом мире, резко разделённом на два лагеря, находящиеся в непримиримой классовой борьбе2.

Но все попытки выгородить свою якобы объективную теоретико-научную деятельность со стороны людей, которые сами сознались в том, что они были законченнейшими вредителями на практике, имеют, однако, определённое принципиальное значение. Они показывают, что разбитый на-голову классовый враг не думает сдаваться окончательно, а старается окопаться на самых недоступных, хитро замаскированных позициях, на теоретическом фронте, желая сохранить за собой командные высоты науки.

[Следует длинная цитата со ссылкой только на Собрание сочинений Ленина (цитата из сочинения 1918 г. Пролетарская революция и ренегат Каутский) о ненависти, которую питают поверженные эксплуататоры.]

Научно-теоретическое вредительство не ограничилось одной какой-либо отраслью науки. В экономических науках процветали целые школы, украшенные такими именами как Базаров, Суханов, Громан, Рубин, Юровский, Финн-Енотаевский, Кондратьев, Чаянов, Фалькнер и др., щедро распространявшие свои идеалистические и механистические теории, свои научные фальсификации теории стоимости, воспроизводства, денег, сельского хозяйства и т.д. в научно-исследовательских институтах, вузах и т.д.

Вредительству в экономике вообще, а в планировании в частности повезло: оно было наиболее быстро и сравнительно полно разоблачено, хотя рецидивы его можно встретить и сейчас. Но научное вредительство буржуазной профессуры не ограничилось сферой общественных наук. Правда, в технике, в естествознании и математике, где силы диалектического материализма несравненно слабее, чем в науках социально-политических, сделано пока ещё очень мало для выявления работы учёных-вредителей, но и те отдельные факты, которые известны, с достаточной очевидностью говорят о том, что, какой бы абстрактной и безобидной на первый взгляд не казалась бы та или другая ветвь знания, вредители протянули к ней свои липкие щупальца. Теплотехника и теория холодильного дела, экономгеография и рационализаторская техника, теория мелиорации, лесного хозяйства и горного дела, техника высоких напряжений и микробиология, счётоведение, статистика и ихтиология, все они стали поприщем вылазок вредителей, имеющих две цели: во-первых, научно оправдать их собственную практику, во-вторых, овладеть подготовкой подрастающей смены работников науки и техники3.

В настоящей статье невозможно дать анализ конкретных проявлений теоретического вредительства в отдельных областях техники или естествознания. Этим должны заняться работники данных наук, их усилиями необходимо произвести тщательный критический просмотр всей научно-технической и учебной литературы, чтобы отделить добро от зла. Было бы, конечно, ошибочно думать, что всё, написанное вредителями, является сплошным вредительством, но потребуется громадный труд, чтобы отобрать из работ вредителей то, что может хотя бы временно остаться без замены.

Понятно, что по своему специальному содержанию вредительские теории, скажем, в ихтиологии (рыбоведении) ничего общего не имеют с вредительством в теории балансоведения, но в конечном счёте социальный смысл их один и тот же. Учёные ихтиологи, как, например, Назаровский, доказывают, что естественные законы размножения рыб таковы, что никак нельзя выполнить пятилетку в рыболовстве, и тут же дают указания о месторождениях отдельных видов рыбы, искажённые так, чтобы, руководствуясь ими, советское рыболовство действительно получало уменьшенные уловы4.

В балансоведении кладётся в основу такая экономическая теория, из которой вытекает, что между СССР и капиталистической страной нет никакой разницы, а также даются такие указания, как, например, насчёт метода определения товарных остатков, применение которых должно привести к скрытию недостач в дефицитных товарах и тем самым к созданию прорывов.

Из многочисленных примеров вредительской теоретической работы особенно выдаётся своей яркостью случай с соломенными миллиардами Вишневского, одного из ближайших соратников Громана, руководившего до последнего времени составлением сводного сельскохозяйственного баланса в Госплане СССР. Благодаря принятому Вишневским методу оценки, продукция соломы и сена оказалась равной двум третям стоимости зерновых, а в 1929–30 году равной почти 100%. Эти статистические махинации (Старовский5 1930) имели целью преуменьшить наши достижения в области индустриализации страны, дать базу для известных теорий об убыточности и деградации нашего сельского хозяйства и в случае их принятия за основу построения контрольных цифр, расстроить наше планирование.

Не лишены особой красочности и контрреволюционные вылазки на страницах краеведческого журнала Охрана природы, прячущие своё вредительское нутро под прикрытием борьбы с … вредителями в сельском хозяйстве (т.е. грызунами, вредными насекомыми и т.п.). В № 3 этого журнала Н. Подъяпольский заявляет, что

Сплошная распашка больших пространств, имеющая место в наших совхозах-гигантах и больших колхозах, может гибельно отозваться на этих же хозяйствах,

потому что

Исчезнут гнездящиеся по дуплам старых, негодных деревьев, иногда одиноко стоящих в полях, совы (питающиеся мышами) (! — Э. К.)

В № 7–8 передовая посвящена той же пропаганде. О чём мечтают журнал и группирующиеся вокруг него краеведы, видно из статьи Последние дни Ямской степи, где выставляется требование объявить степь заповедной. С глубокой меланхолией созерцая, как пустынная степь уступает необъятным пространствам чёрной пашни, автор смотрит вдаль и вздыхает:

Первобытностью веет, и уносишься мыслями в доагрикультурное прошлое края.

Вот именно: охрана природы становится охраной от социализма6.

Таким образом, сущность всех вредительских теорий одна и та же. Иначе и быть не может. Цель у вредителей всех мастей одна и та же: срыв нашего социалистического строительства, реставрация капитализма. Даже при поверхностном просмотре писаний профессоров-вредителей часто бросается в глаза, что здесь старательно всё подкрашено: за цитатой из Маркса следует цитата из буржуазного экономиста, потом снова идёт цитата из Ленина, потом выступает на сцену следующий буржуазный учёный и т.д. и читателю предоставляется право выбирать.

Не менее характерной чертой, чем грубая подделка под советский стиль является исключительное обилие математических вычислений и формул, которыми так и пестрят вредительские работы. Нагромождение сложнейших выкладок и формул, множество диаграмм в виде гармонических (?) и показательных кривых, типично не только для сборников конъюнктурного института Наркомфина [Министерства финансов], не только для таких шедевров, как теория балансового учёта Рудановского (где вопросы балансоведения решаются дифференциальными уравнениями термодинамики), но несомненная гипертрофия математического метода имеется и в таких узкотехнических работах, как, скажем, об оценке наиболее рационального направления новых железных дорог (сборник МИИТа [Моск. инст. инж. транспорта]) или даже в теории коневодства7.

Материя исчезает остаются одни уравнения, — эта ленинская характеристика учёной поповщины в современной физике8 даёт ключ к пониманию вредительского пристрастия к математизации любой науки. На самом деле не станут же вредители писать прямо, что они за реставрацию капитализма, должны же они искать наиболее удобной маскировки [удобную …]. И нет более непроницаемой завесы, чем завеса математической абстракции. Математические уравнения сплошь да рядом придают враждебным социалистическому строительству положениям якобы бесстрастный, объективный, точный, неопровержимый характер, скрывая их истинную сущность.

Показательной в отношении математического шарлатанства может служить история с центрографией, методом, который так долго ютился под крылышком Госплана. Центрографы, творцы новой статистики, не желают понять, что такие экономические средние, как, например, средняя цена, имеют реальный смысл потому, что они являются моментом в действительно происходящих экономических процессах, например, движения цен, регулируемых законом стоимости.

Центрографы строят свои географические средние по способу нахождения центров тяжести в механике. Так, например, они воображают на месте каждого жителя силу, равную единице и направленную к центру земли (вектор), эти силы складывают по правилу параллелограмма сил и точку приложения результирующей считают центром населённости. При этом, конечно, применяют множество синусов, косинусов, сигм (!) и прочее. Так они открывают такие законы, как центр размещения свиней западнее центра населённости, овец — южнее (Мительман 1929, с. 128), не раскрывая, впрочем, тайны, какие роковые выводы последовали бы, если бы оказалось наоборот.

Но дело здесь не только в одном очковтирательстве. Американские и французские коллеги наших отечественных центрографов Heyford, Meuriot и др. используют выводы центрографии в качестве аргумента для империалистических аннексий. И следующее замечание их ученика на советской территории, Мительмана (там же, с. 133):

Как особенность одного из краевых центров отметим, что центр населённости Дальневосточного района (благодаря изогнутости территории) находится вне территории района, в Манчжурии

может вызвать сомнение лишь в том, должна ли напрашивающаяся целесообразность закругления района произойти под чжансюэляновским или устряловским лозунгами8.

Не случайно, конечно, что вредительская математизация науки находит себе защитников в Последних новостях и Возрождении (от 10 и 17 ноября 1930 г.), злобно отозвавшихся на статью в Правде и выгораживающих геометрическую среднюю и другие математические приёмы (?) Кондратьевых и Базаровых.

В стране, где нет места мёртвой формальной логике, дважды два четыре ничего не говорящее правило. А дважды два пятилетка — дело другое9.

В этом, долженствующем звучать иронически, беззубом змеином шипении весь секрет пристрастия белогвардейцев к чистой науке. То, что в троцкистско-сырцовской формулировке звучит как защита арифметики, которая должна быть ни правой, ни левой, а правильной, здесь высказано открыто, и лишь коммерческая арифметика Рябушинского, с его 500% прибыли на ликвидации советской власти и убийстве миллионов трудящихся, может оспаривать чёткость данной формулировки.

Математической мистификации науки вредителями значительную услугу оказывают появляющиеся порой из наших собственных рядов попытки ненаучного, антимарксистского применения математического метода. Так, например, пытаются всерьёз вывести закон развития производительных сил САСШ [США] тем, что отождествляют производительные силы с техникой, мерилом прогресса которой принимают количество запатентованных изобретений, на основании чего математически выводят зависимость между техникой и временем, выводят законы движения индекса цен, зарплаты, нормы прибыли и т.д.

Такие грубо-эмпирические упражнения10, затрагивающие лишь поверхность явлений, действуют ободряюще на тех, кто математизирует науку с вредительской целью. Ведь каждая наша ошибка с жадностью подхватывается классовым врагом. Так, например, Н.В. Игнатьев (Вопросы конъюнктуры, т. 3, № 1, 1927) спешит зафиксировать трогательное единство мысли главы буржуазной американской политико-экономической школы и учёного-коммуниста, не упуская в то же время случая выразить глубокую благодарность Кондратьеву, как редактору сборника, содержащего игнатьевскую статью со следующей тирадой:

Количественная теория денег, находившая подтверждение и в эмпирических данных (назову здесь хотя бы работу проф. Фишера, а у нас работу О. Шмидта11 для периода эмиссионного хозяйства), вызывает простотой своих формулировок большой соблазн к статистической моей проверке.

Прямым пособничеством вредительства в науке является всё ещё достаточно широко распространённое либеральное отношение к буржуазно-профессорской учёности, некритическое преклонение перед ней, мягкотелость по отношению ко всякого рода идеалистическим, прикрывающимся научностью высказываниям, если только они исходят из академических кругов.

Эта политика, диаметрально противоположная ленинскому указанию (О значении воинствующего материализма, 1922) об обязательности для коммунистов

Вести войну против современных, образованных крепостников, реакционеров, дипломированных лакеев поповщины,

свила себе прочное гнездо, в том числе и в естественно-научном отделе Большой советской энциклопедии. Авторы основных методологически-руководящих статей этого отдела подбирались так, что совершенно очевидна погоня за буржуазным видным учёным. Наши марксистские силы не использованы. Разумеется, качество статей соответствует подбору авторов: ряд статей пропитан насквозь механицизмом, махизмом, конвенционализмом, субъективным идеализмом, представляя собой в методологическом отношении эклектический винегрет.

Статьи этого отдела отражают существующую в современном буржуазном естествознании методологическую сумятицу, но отнюдь не свидетельствуют о твёрдом марксистско-ленинском руководстве со стороны редакции. Так, например, статьи Волны и Гидромеханика написаны пражским физиком Филиппом Франком, одним из главнейших современных представителей махизма, специально выступавшим в Die Naturwissenschaften против [Материализма и] Эмпириокритицизма Ленина.

В статье Волны среди правильных высказываний искусно вкраплено махистское ядро: о свете говорится так, как о существующем наряду с материей, а о движении последней утверждается, что новейшая теория Шредингера сводит его к понятию волны. В статье Вечный двигатель ничего не сказано о связи этой проблемы с философией, с тем, что невозможность вечного двигателя вытекает из того основного факта, что всё происходящее есть лишь изменение форм движения материи и что поэтому новая форма движения не может возникнуть из ничего12.

В статье Вещество даётся определение материализма и идеализма, безграмотность которых обнаружит любой совпартшколец, а физическая сторона проблемы трактуется с точки зрения тождественности конечных частиц вещества, т.е. грубо-механистически. Наконец, в пылу увлечения вульгаризацией утверждается, будто современные открытия подтверждают взгляды алхимиков13.

В биографических статьях Гарвей, Галилей, Гаусс научной методологии этих исследователей уделено среди историко-описательного, иногда полу-анекдотического материала, лишь ничтожное место, причём методологии дана неверная оценка. Так, например, профессором Каганом обойдён молчанием борьба Гаусса против кантианского взгляда на геометрию, проф. С. Вавиловым фактически неверно и вразрез с взглядами Энгельса Галилей противопоставляется Кеплеру, проф. Самойловым метод Гарвея механически отождествлён с методами современного естествознания14.

Редактором (и автором подавляющего большинства) математических статей проф. В. Каганом проводилась чёткая махистская линия. Для иллюстрации приведём, например, статью Аксиома, где даётся махистское понимание аксиом как произвольных, условных положений, не отображающих действительность15, а лишь удобных для практического действия. В статье Вероятность дана завершённо-идеалистическая концепция:

Вероятность не есть признак, принадлежащий самим событиям,

говорит Асмус, тем самым зачисляя эту важнейшую познавательную категорию или по штату провидения божия, или имманентно творящей человеческой головы16. Лондонский проф. махист Боули, ссылаясь на эту философскую статью Асмуса, даёт тут же математическое определение вероятности в уточнении субъективного понимания его. Такая концепция вероятности созвучна модным в капиталистическом мире субъективным школам в политэкономии, но никак не может объяснить, почему страховые общества, опирающиеся в своей практике на эту математическую меру нашего субъективного незнания, получают весьма объективные прибыли.

Даже из этих немногих примеров очевидно, что необходимо подвергнуть тщательному, подробному просмотру уже напечатанные статьи естественно-научного отдела БСЭ (не только по части неорганической природы и математики, но и по части биологических и психологических наук; так, например, такие статьи как Ассоциация, Аффект не свободны от фрейдизма17, Воля, Восприятие, от механицизма) и что требуется пересмотр авторского состава, а также самих методов составления плана, подбора кадров и т.д. Организация этого дела должна быть выведена из-под системы руководства, опирающейся на пресловутые личные связи, на дорогу общественного обсуждения, создания научного и популяризаторского актива вокруг этого отдела БСЭ, организованного вовлечения в эту работу научных коммунистических сил.

В связи с тем громадным и всё более решающим значением, которое приобретает естествознание на данном этапе социалистического строительства, реорганизация естественно-научного отдела БСЭ является крайне важной. Аналогичное положение имеется, однако, и в Технической энциклопедии. В тщательном просмотре нуждается и Медицинская энциклопедия, Комакадемия, Общество воинствующих материалистов-диалектиков, все наши научные марксистко-ленинские общества и институты обязаны немедленно взяться за это дело18.

Какую громадную воспитательную работу необходимо проделать в наших собственных рядах, видно хотя бы на таком примере. Уже после раскрытия вредительства Промпартии было предложено инженерам-коммунистам НИСа (?) дать анализ работ Рамзина. Двое из них, рассмотрев его проект перевода тракторов на паровую тягу, дали такой отзыв: все расчёты верны, технически всё безупречно, и только … упущено из виду, что на деле может оказаться недостаток воды и соломы (как топлива). Это только прямо-таки неповторимо. Этакая дружеская критика, такой узко-расчётный подход показывает, насколько узок политический горизонт, насколько недостаточно политическое чутьё и экономическое образование даже среди многих инженеров-партийцев19.

Подмена большевистской политики в науке, подмена борьбы за партийность науки либерализмом тем более преступна, что носителями реакционных теорий являются маститые профессора, как махист Френкель в физике, виталисты Гурвич и Берг в биологии, что Савич в психологии, Кольцов в евгенике, Вернадский в геологии, Егоров и Богомолов в математике выводят каждый из своей науки реакционнейшие социальные теории20. Разве не характерно, если взять лишь события последнего месяца, что признанного вождя реакционной московской математической школы, ещё в прошлом году директора математического института, состоявшего церковным старостой, но не желавшего быть членом профсоюза проф. Егорова Московское математическое общество упорно не желало исключить из своего состава.

Когда же Егоров заявил, что

Не что-либо другое, а навязывание стандартного мировоззрения учёным является подлинным вредительством,

докладчик-коммунист не только сам не дал ему отпора, но в заключительном слове отвёл предложение сделать из выступления Егорова организационные выводы, объяснив всё недоразумением. Такова политика некоторых коммунистов, проводимая ими в реакционнейшей профессорской среде, в среде хранителей традиций Цингера, Бугаева, Некрасова, разрабатывавших теорию вероятностей, науку о числе и анализ как доказательства незыблемости православия, самодержавия и народности для подкрепления философии Лопатина в среде тех людей, которые вполне последовательно на недавнем своём съезде отказывались послать приветствие XVI партийному съезду [1930].

Совершенно очевидно, что поведение коммунистов, ведущих политику подобного покровительства реакционной профессуры, представляет собой позицию буржуазно-демократических попутчиков нашей революции, это люди с партбилетом, о которых там говорят Он, хотя и коммунист, но свой человек и которые дорожат этим своим добрым именем.

Вполне понятно, что когда практической политикой в науке руководят такие люди, ни о каком проведении ими партийной линии на этом боевом участке не может быть и речи. Не случайно поэтому, что научный сектор Госплана, несмотря на прямые директивы ноябрьского пленума ЦК разработать пятилетку по техническим и научным кадрам в трёхмесячный срок, до сегодняшнего дня этого задания не выполнил, что планирование науки и научно-исследовательской работы всё ещё проводится у нас больше на словах, чем на деле.

Нужна самая беспощадная борьба с либеральничанием и меценатством, с подобострастием к гелертерству [к науке, оторванной от жизни], с попытками перенесения в нашу научную среду нравов буржуазной учёной касты, с идеологическим обволакиванием коммунистов в области научной теории и в вопросах руководства научной работой. Эта борьба предполагает максимально напряжённую и подлинно массовую работу наших новых и подрастающих кадров над усвоением лучших достижений буржуазной науки, её критической переработкой на основе материалистической диалектики.

Враги пролетарской революции не только стараются изобразить большевиков как гонителей науки; они прекрасно понимают, что если их клевета стала бы действительностью, то это обеспечило бы им победу. Поэтому они прилагают все усилия к тому, чтобы на самом деле внушить нам мысль: предоставить занятие теорией специалистам. Так, те же кондратьевцы, в чьих статьях от математических выкладок так и рябит в глазах, проповедовали нам устами самого Кондратьева, что надо нам

Отказаться от количественного выражения тех элементов, предвидеть изменение которых в количественной форме на данной стадии нашего знания не можем,

что нам

Необходимо категорически отказаться от фетишизма цифр, что мы находимся под гипнозом цифр и арифметики,

что нас губит безотчётное увлечение механическим, детальным цифровым расчётом и т. д21.

Те же господа, которые нашим экономистам и плановикам втирали очки своими лженаучными статистическими выкладками, поступали со своей точки зрения весьма разумно, когда, входя в комиссии по составлению учебных планов наших институтов, настолько сокращали часы на статистику и математику, что фактически вычёркивали эти предметы (например, в Планово-экономическом и в Энергетическом институтах). По их замыслу, монополия на научную теорию должна была и впредь сохраниться за ними.

То обстоятельство, что большинство наших экономистов, плановиков и т.д. математически и технологически неграмотны, что большинство из них вынуждено обращаться за математическим или техническим оформлением по любому пустяку к специалисту, работу которого проверить они почти не в состоянии, что большинство из них относится к математике со столь большим уважением, что не смеют занятьcя ей, — всё это прекрасно учитывается вредителями, оставляющими себе для своих целей весь утончённый математический аппарат, а нас предостерегающими даже перед таблицей умножения22.

Незнание математики, статистики, экономгеографии, экономики отдельных отраслей промышленности, механики, химии, основ технологии, это есть конкретное выражение одного из существеннейших условий, делающих возможным вредительство, нашего низкого культурного уровня, одного из затруднений в социалистическом строительстве, затруднения, которое в кратчайшие сроки должно быть преодолено.

Разве не возмутительно, что в стране Днепростроя, Магнитогорска, тракторостроев, в стране социалистической индустриализации, которая не может не родить новую технику, такое движение, как за массовое техническое просвещение, годами влачит в лице общества Техмасс жалкое существование и находится на задворках общественного внимания? Разве не менее возмутительно, что Коммунистическая академия до сих пор не превратила свою техническую секцию в активный, руководящий всей технической мыслью страны орган; что её Ассоциация естественно-научных институтов, секций и обществ далеко не является тем бдительным стражем на идеологическом фронте и активным строителем партийной, коммунистической науки, которым она должна быть?

Теперь только, на фоне разоблачённого вредительства, полностью вырисовывается всё огромное, решающее значение предпринятых по указанию партии и под её руководством революционных мероприятий по форсированию подготовки пролетарских кадров специалистов, по всей перестройке высшей технической школы. Теперь даже слепому видно, какую роль играли возражения правых оппортунистов против предпринимаемой партией реорганизации вузов, каков на деле был объективный смысл всех их разговоров о ставке на старые инженерные кадры. Однако, наряду с десятками тысяч красных специалистов-командиров социалистической техники и экономики, которых партия отбирает и выращивает из рядов рабочего класса, нам нужно вооружить знанием миллионы рядовых строителей социализма, знанием во много раз бОльшим, чем простая грамотность.

Незачем, кажется, доказывать, что для успешного участия в рационализации, для массового изобретательства, для работы по калькуляции, для улучшения качества продукции, для повышения производительности труда каждого отдельного работника, нужны знания технологии, экономики, черчения, математики и т.д.

На предприятиях, на транспорте поднялась могучая волна встречного промфинплана, сюда должна быть подведена прочная научная база. Для того, чтобы каждый рабочий мог наиболее продуктивно участвовать в планировании снизу22,

Чтобы любой сумел, Чтобы каждый, Каждый мог
Следить и проверять, И делать! Делать! Делать!

Чтобы рабочий класс встречным промфинланом бил по самой возможности вредительской работы; для того, чтобы превратить встречный в массовый метод общего планирования, каждого рабочего в плановика, каждый завод в ячейку государственного планирования, необходимо все усилия, всю энергию, вырастающую в цехах из преодолевающего все препятствия энтузиазма рабочих масс, объединить и организационно оформить, одновременно организуя нужную для этого дела массовую учёбу. В массовом планировании будут осуществляться ленинские мысли о роли учёта и контроля как главных элементов, требующихся для правильного функционирования первой (т.е. социалистической) фазы коммунизма, об участии трудящихся масс в повседневном управлении, в организации производства в общественном масштабе как условия, при наличии которого рабочий класс будет представлять такую силу, которая отбросит назад капитализм и его пережитки как соломинку, как прах23.

Настала пора, чтобы действующие на предприятиях производственные комиссии, изобретательские ячейки, ячейки Техмасс, бригады по встречному, рационализаторские комиссии, разного рода курсы по повышению квалификации объединили бы свои начинания, чтобы Госплан создал у себя центр массового планирования, чтобы он превратился в массовую организацию, чтобы идея массового планирования, плана, доходящего до станка, воплотились в организацию, объединяющую ударников социалистического планирования, её поднятие на новую ступень настойчиво требуют беспощадной борьбы с вредительством в науке, решительного выкорчёвывания всех его следов. В этой борьбе будут непрерывно расти и закаляться наши пролетарские коммунистические кадры бойцов — строителей социализма.

Примечания

  1. Сознавались совершенно добровольно, без какого-либо принуждения… О сжигании угля (см. ниже) судить не могу, но уж наверное Рамзин был прав.
  2. Непримиримая классовая борьба существовала только в умах большевиков, которые мечтали о новой войне и мировой революции.
  3. Кольман доказал, что тогдашний террор был серьёзной увертюрой к Большому террору, который не преминул разразиться несколько позже и намного переплюнул инквизицию.
  4. См. ниже ещё более отвратительный пример большевистского уничтожения природы. Но уже в дальнейшие годы большевики сумели уничтожить Аральское море и собирались пустить вспять великие сибирские реки. По сути СССР приносился в жертву подготовке мировой революции.
  5. Это тот самый автор, который обвинил Зюссмильха в попытке защиты капитализма и ополчился на всех современных статистиков, включая Борткевича и Чупрова, см. Старовский (1933).
  6. Вот другие факты (см. также прим. 4). После засухи и голода 1946/1947 г. (который помешал Сталину осуществить его сумасбродный план завоевания Европы) он объявил о своём грандиозном плане посадки лесополос. План успешно выполнялся и оказался весьма полезным, но после смерти Сталина Хрущёв отказался от его дальнейшего выполнения. Часть лесополос вырубили, площадь запашки земель увеличили, начали осваивать целину. В 1962/1963 г. эрозия почвы привела к экологической катастрофе. Большевистская чехарда! Встречный план Хрущева!
  7. Кольман неоднократно заявлял, что математизация статей является вредительством. Излишняя математизация действительно имела (и может быть имеет) место, в ней обвиняли ещё Эйлера (который, однако, попутно совершенствовал математический анализ), но в принципе математизация была необходима. Одно и то же дифференциальное уравнение часто появляется в весьма различных областях знания, Кольман же, см. выше, видимо считал это невозможным. Ниже он даже ополчился на синусы и косинусы. Впрочем, иногда математизация проводилась бездумно (Грекова 1976), а иногда с корыстными целями. Вот Truesdell (1984, p. 116): Всюду, где денег больше, чем нужно, шарлатаны появляются самозарождением. Он сослался на другого автора без указания источника. Слишком много денег оказывается при неверном распределении средств. Цитату из Ленина см. Материализм и эмпириокритицизм, гл. 5. Неясно, причём здесь упомянутое Кольманом исчезновение материи.
  8. Кольман очевидно имел в виду неопределённость границ Манчжурии. Мительману приписано надуманное утверждение, а по поводу аннексий, которые кто-то обосновывает центрографией, так ведь быть может любую науку можно применить и для злых умыслов.
  9. Выполнение пятилетки, притом в четыре года, было фиктивным. В лучшем случае план выполнялся по выпуску продукции, но уж наверное далеко не всегда качественной, о её себестоимости никто и не вспоминал, а ведь она тоже была заложена в плане.
  10. Можно было бы добавить сведения о Гарвардском барометре: о предсказаниях экономического положения США на ближайший месяц экстраполяцией чисто эмпирических данных о нём. В 1929 г. неожиданно разразился сильнейший кризис. Впрочем, и идеологически вооружённые советские экономисты его прозевали. Ах, да! Уж наверное постарались вредители …
  11. Игнатьев имеет в виду сочинение Шмидта (1923), в которой автор становится на сторону количественной теории денег, и, опираясь на авторитет Фалькнера, заявляет (с. 12), что в данной форме количественная теория денег применена и у Маркса. Э. К.
  12. Не удалось Франку обмануть бдительного Кольмана! По поводу света и волн замечание Кольмана о забытой материи ничтожно: в физическом контексте она не была нужна. Высказывание Кольмана о вечном двигателе, да и два последующих утверждения совершенно непонятны.
  13. Взгляд алхимиков был в принципе верен: превращение элементов оказалось возможным.
  14. Гаусс никогда ни с кем не воевал, Галилей действительно не признавал кеплеровых законов движения планет, а утверждение о Гарвее не было обосновано.
  15. Математика не обязана соответствовать реальности. Даже неименованные натуральные числа 1, 2,.. в природе не существуют.
  16. БСЭ представила две точки зрения на понятие вероятности, но выбор Боули в качестве автора был неудачен (а его мнение описано непонятным образом). Следовало бы обратиться к Е.Е. Слуцкому (который был уже скомпрометирован своей работой в разгромленном Конъюнктурном институте (1930) или к В.И. Хотимскому, ещё не разоблачённому вредителю.
  17. Фрейдизм: термин произошёл от имени Сигизмунда Фрейда, основоположника психоанализа, который многие учёные не приняли.
  18. Скорее Кольман показывает себя упёртым горе-учёным.
  19. Можно повторить Прим. 18.
  20. Кольман назвал крупных учёных (но мог бы добавить Лузина, травлю которого он сам и начал) и показал себя искренним сталинистом. Егоров был сослан в Казань и умер после тюремной голодовки. Ниже Кольман назвал ещё троих учёных, в том числе Некрасова. О нём см. Шейнин (2019, § 15.5). Также ниже Кольман упоминает православие, … Эта знаменитая троица, которую ввёл С.С. Уваров в 1832 г., дожила до 1917 г.
  21. Вопреки предыдущим высказываниям, отрицание излишней математизации также оказывается вредительским.
  22. Планирование снизу, встречные планы: нововведения, призванные подтолкнуть экономику. В основном, однако, они ни к чему путному не привели. Примерно в 1934 г. нам, школьникам, указали, что пружиной капитализма является конкуренция, а пружиной социализма — социалистическое соревнование. В первые годы советской власти это, видимо, было верно, но не позднее. Автор изумительного стихотворения (см. ниже) нам неизвестен.
  23. Как прах: см. Ленин, выступление на Втором всероссийском съезде профсоюзов. 1919.

Библиография

Базаров В. (1923), Метод исчисления доходов, извлекаемых государством из денежной эмиссии. Экономич. обозрение, № 6, с. 21–25.

Грекова И. (1976), Методологические особенности прикладной математики на современном этапе её развития. Вопр. философии, № 6, с. 104–114.

Дмитриев А.Л. (2016), Центрография и центрографы в Ленинграде. Финансы и бизнес, № 3, с. 121–132.

Кольман Э. (1982), Мы не должны были так жить. Нью Йорк.

Лапина И. (2011), Евреи в Пролеткульте. Научные труды по иудаике, т. 2. Академич. серия, вып. 35. М., с. 287–303. Этот выпуск нам любезно прислал петербургский статистик А.Л. Дмитриев.

Мительман М.И. (1929), Вопросы фиксации наблюдений и центрографический метод. Плановое хозяйство, № 10.

Слуцкий Е.Е. (1923а), К вопросу о вычислении дохода государства от эмиссии. Местное хозяйство (Киев), № 2, с. 39–62.

—— (1923b), Математическая заметка к теории эмиссии. Экон. Бюлл. Конъюнктурного института, № 11–12 (26–27), с. 53–60.

Старовский В.Н. (1930), Плановое хозяйство, № 10–11.

—— (1933), Экономическая статистика. БСЭ, 1-е издание, т. 63, с. 279–283.

Шейнин О.Б. (2019), Теория вероятностей. Исторический очерк. Берлин. S, G, 11.

Шерешевский А.М. (1991), Загадка смерти В.М. Бехтерева. Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В.М. Бехтерева, № 2.

Шмидт О.Ю. (1923), Математические методы денежной эмиссии. Вестник соцакадемии, № 3. Также отдельное издание того же года.

Shereshevsky A.M. (1992), The mystery of the death of V. M. Bekhterev. The Bekhterev Review of Psychiatry and Med. Psychology, 84 (?).

Truesdell C. (1984), An Idiot’s Fugitive Essays on Science. New York.

Сведения о некоторых лицах, понятиях и терминах

Кольман Э. (1892, Прага — 1979, Стокгольм). Математик, философ-марксист. Занимал видные должности в партийной иерархии Чехословакии и СССР (в 1936–1938 гг. был зав. отделом науки Московского горкома партии). Арестован в 1948 г., провёл более трёх лет в заключении без суда. В 1976 г. сумел выехать из страны и опубликовал книгу (1982). Его критика, например, статей в БСЭ (см. в основном тексте) была невежественной.

Трудно представить, что Кольман не замечал кровавой сущности сталинизма, и в указанной книге он явно обелил себя. А рубежные русскоязычные газеты, на которые он сослался и безграмотно комментировал, и которых обычные граждане и в глаза не видели? Неужели он в них не заметил ничего о сталинских злодеяниях? Так, по поводу расстрела замечательного учёного, В.И. Хотимского, он решил: Лес рубят, щепки летят. Далее, он (там же) часто не уточнял даты описываемых событий, а своё мнение о партийных бонзах и высших партийных чиновниках не обосновывал. И всё же мы настоятельно утверждаем, что эту книгу следует прочесть.

Асмус В.Ф. (1894–1975), философ. Коллективная сталинская премия. 1943 г.

Базаров (настоящая фамилия Руднев) В.А. (1874–1939), философ, экономист, пионер экономического планирования. Арестован в 1932 г. После двух дет в заключении сослан, позже вернулся в Москву.

Берг Л.С. (1876–1950), зоолог, географ. В 1940–1950 гг. президент Географического общества СССР.

Егоров Д.Ф. (1869–1931), математик, почётный член АН СССР, президент Московского математического общества (1923–1930), родоначальник московской школы теории функций действительного переменного. В 1929 г. подвергся гонениям в связи с религиозными убеждениями. Умер в тюремной больнице.

Кольцов Н.К. (1872–1940), крупнейший биолог, член-корреспондент АН СССР. В связи с гонениями на генетику был затравлен и умер от инфаркта.

Кондратьев Н.К. (1892, расстрелян в 1936 г.). Основал Конъюнктурный институт. Выступал за углубление НЭПа, подчёркивал важность товарных отношений. Стал неудобен, в 1932 г. был приговорён к тюремному заключению, но расстрелян.

Лопахин Л.М. (1855–1920), философ-идеалист, психолог.

Рамзин Л.К. (1887–1948), теплотехник, профессор, Сталинская премия 1943 г. После сфабрикованного процесса Промпартии приговорён к высшей мере пролетарского гуманизма (Войнович), но в результате буржуазной мягкотелости приговор был заменён длительным заключением.

Рябушинский П.П. (1871–1924, за рубежом), крупный предприниматель и банкир, вождь контрреволюционной буржуазии. Мы не смогли подтвердить утверждений Кольмана о нём.

Сырцов С.И. (1893 — расстрелян в 1937 г.), партийный и государственный деятель. Противник разорения крестьянства. В 1929 г. критиковал Сталина, пытался бороться с ним. Арестован в 1937 г.

Устрялов Н.В. (1890 — расстрелян в 1937 г.), историк, философ, основатель национал-большевизма. Ведал прессой у Колчака, сумел избежать ареста, воспринял большевизм, но оказался слишком мягкотелым. Выслан в Китай, служил советником на советской железной дороге КВЖД в Манчжурии. Вернулся в 1935 г., преподавал. Арестован в 1937 г.

Фалькнер С.А. (1889 — расстрелян в 1938 г.), см. Лапина (2011). Специалист в области денежных систем, эмиссии. Видимо гражданский муж высокопоставленной большевистской троглодитки Марии Смит-Фалькнер, позднее просто Смит (Лапина 2011); чуть о её чудовищном невежестве см. Шейнин (2019, Прим. 9 к гл. 16).

Франк Ф. (1894, Австро-Венгрия — 1966, США), физик, математик, философ. Его высоко ценил Эйнштейн.

Френкель Я.И. (1894–1952), физик, член-корреспондент АН СССР, Сталинская премия 1947 г.

Цингер А.В. (1870–1934, за рубежом), физик.

Чаянов А.В. (1888 — расстрелян в 1937 г.), экономист, социолог, писатель-фантаст, утопист. Деятель кооперативного движения. В 1929 г. обвинён в защите кулачества, арестован в 1937 г.

Чжан Сюэлян, в 1930 г. губернатор провинции в Манчжурии.

Витализм полагал, что в организмах существует сверхъестественная жизненная сила. Некоторые положения этой устаревшей теории остаются в силе.

Возрождение. Эмигрантская газета (Париж), 1925–1936.

Встречные планы, Планы, составленные снизу и превышающие показатели планов, предложенных специалистами. Вряд ли можно сомневаться в том, что новые планы приводили к излишним затратам и/или пониженному качеству товаров. Подобные же встречные планы вылавливания вредителей составлялись на местах (и иногда приводили к аресту следователей и иных работников органов).

Количественная теория денег исходила от того, что покупательная способность денежной единицы и уровень цен зависят от количества денег в обороте. В преобразованном виде эта теория вошла в вариант экономической теории.

Конвенционализм утверждал, что теория должна быть непротиворечивой, но не обязательно отражать реальность. Его виднейшим представителем был Пуанкаре.

Контрольные цифры. Годичные экономически планы, которые Госплан начал составлять в 1925 г.

Механицизм, сведение сложных явлений к механике. Его сторонником был Больцман.

Последние известия. Эмигрантская газета (Париж), 1920–1940.

Промпартии процесс 1930 г. о вредительстве в 1925–1930 гг. Первый крупный сфабрикованный процесс. В связи с ним было арестовано примерно две тысячи человек, но все осуждённые были реабилитированы в 1989 г. В третьем издании БСЭ (т. 21, 1975) Промпартия была ещё названа контрреволюционной организацией. Там же вредителем был назван Кондратьев.

Центрография, направление в социально-экономической географии, которое определяет центры различных социальных и политических явлений. Её основателем в России можно считать Менделеева. В 1907 г. (К познанию России) он определял центр России и исследовал перемещение центра населения США с 1790 по 1900 гг. В СССР её разгромили, но она была восстановлена в 1980-е годы. См. Дмитриев (2016).

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Эрнест Кольман: Вредительство в науке. Публикация Оскара Шейнина»

  1. Прямо энциклопедия политической борьбы в научно-технической области того времени. Ну, очень интересная публикация. Для меня, по крайней мере.
    Прежде всего — РАМЗИН. На созданной им кафедре Котлостроения в МЭИ я осваивал мою специальность. Прямоточный котёл Рамзина — в этой связке я впервые услышал это имя. Когда на 3-ем курсе узнал, что дипломную работу в МВТУ Рамзину засчитали в качестве диссертации, сразу подумал: а нельзя ли и мне сделать такой дипломный проект, за который дадут Ленинскую премию. Ко времени работы над дипломом эта мысль притупилась, хотелось хотя бы во время закончить проект. В следующий раз имя Рамзина встретилось, когда понадобилось написать проспект к нашему экспонату на ВДНХ. Для поиска марксистско-ленинской цитаты я обратился к материалам Плана ГОЭРЛО. То, что я никогда бы не стал читать полностью, если б это было в институтском курсе, я теперь открыл для себя как очень увлекательное чтение. И просидел над ним (несколько томов) целую неделю. Доклад Рамзина был одним из основных в числе докладов, на которых основывался этот План. Подходящей цитаты я не нашёл, но два момента из прочитанного запомнил. Первое — Рамзин прогнозировал, что ещё лет пятьдесят Россия будет ощущать дефицит твёрдого топлива (угля), что и имело место в 60-е годы, когда я читал этот прогноз. Второе — это уже более поздняя вставка: План ГОЭРЛО к такому-то году был досрочно выполнен по всем показателям, кроме … кроме электрификации сельского хозяйства. Это последнее позволило мне потроллить на одном из политзанятий своих партийных коллег. Обсуждали очередное решение ещё хрущёвского Пленума КПСС по сельскому хозяйству, обещавшему небывалый его рост. Вместо того, чтобы восхититься или хотя бы промолчать по поводу предстоящих достижений, я буркнул, что всё равно этого не будет. Поднялся шум. Дав покричать всем меня раскритиковавшим за нигилизм и требовавшим обоснований, я объяснил, что электрификация сельского хозяйства далека от завершения до сих пор, что не позволит … и т.д. Авторитет Ленина и его ГОЭРЛО сильно смягчил критику в мой адрес.
    В связи с Рамзиным не могу не вспомнить моего первого наставника по части наладки котлов Е.С. Шампанского. Он был участником пуска самого первого котла Рамзина и рассказывал, как автора проекта приводили на работу два вооружённых охранника, а потом во время обходов котла его обязательно сопровождал один из них. От того, как заработает этот чисто отечественный котёл, зависела судьба его создателя. Котёл заработал. Рамзин вышел на свободу.
    Автору публикации большое спасибо!

    P.s. Про стахановское движение, начавшееся в 30-е годы, я, конечно, знал. Знал с детства, мой дед Абрам был кожевником-стахановцем. А вот что в наше время широкоподталкиваемое движение под именем «Встречный план» уже было однажды опробовано в 30-е годы, об этом читаю впервые. Как история повторяется, мы знаем. Вот как это отражено в одном из анекдотов.
    Бабка спрашивает деда (я в то время был в возрасте, когда ещё не относил себя к дедам), что такое Встречный план? О, это очень просто, объясняет дед, ты, например, говоришь: давай, дед, хоть раз займёмся с тобой сегодня любовью, а я отвечаю: нет, бабка, давай позанимаемся два раза! А оба знаем, что не можем ни разу.

  2. Тот еще сталинский сокол. А на фотографии в ВИКИ такой благообразный старичок, прямо душечка, даже руку на сердце держит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *