Иосиф Гальперин: Медуза

 164 total views (from 2022/01/01),  2 views today

В Северной Греции погибло несколько человек, наводнениями размыло дороги, смыло мосты на вздувшихся речках, при нас выглядевших пустыми руслами. Ливни с грозами, с мерцающим лесом молний, присущих громовержцу, ударили по пространству от Хорватии до Стамбула…

Медуза

Иосиф Гальперин

Иосиф ГальперинМетров двести от берега их было много, приходилось лавировать по глубине и на плоскости, маска и трубка оказались нужны не для поиска интересного, а для обзора, для защиты боков и ног от прикосновений. Все время вертел головой и поневоле рассматривал медуз. Вот почти совсем белые, маленькие — с кулак, вот здоровые тарелки с голубой каёмочкой — мечта Бендера! А вот сплошь синие, созревшие, как баклажаны.

Возвращаться пришлось тоже проталкиваясь, но уже сквозь толпу плещущихся на мели, а не сквозь медуз. Отдельной кучкой в воде по пояс держались подростки, точнее, их держали энергичные накачанные тётки разных размеров и утомлённые ими пловцы-аполлоны, свистки были у тёток. Подростки, тётки и аполлоны представляли какой-то “кэмп”, в этот греческий лагерь их привезли из Сербии. Наши внучки тоже летом вывезены на пару недель в такие же “кэмпы” в России, интересно, без пионерской атрибутики, которую обессмертил фильм “Добро пожаловать!”, что соединяет прежде незнакомых подрастающих людей?

На песке у кромки живописно расположились три грации разных объёмов, рассыпая вокруг окурки. Олимпийский бог им судья, а сам Олимп — за головами, за отельчиками, за деревьями чаще всего окружен облачной чередой разной плотности. С берега престол Зевса не виден, но когда накануне мы поднимались в национальный парк, двуглавая вершина перед нами обнажилась.

Вышел, обходя граций, и обнаружил у себя справа под рёбрами маленькое красное пятно, ожгла всё-таки синяя с каёмочкой! Прости, дорогая, за толкотню в твоих пределах, я старался, Посейдон свидетель, увернуться. На соседних лежаках семья с детишками, показал им рапанчика и неизвестную мне круглую двустворчатую ракушку размером с большое яйцо, и Люба понесла моллюсков обратно в Эгейское море.

Непионерский лагерь по свистку вышел на берег. Колготятся, дурачатся, здесь лидером — самый энергичный, не обязательно самый дурашливый или глупый, но тот, кто быстрее переводит свои побуждения в действия, заражает общепонятными, то есть — чаще всего примитивными, разрушительными импульсами остальных. Всё-таки здорово отличаются дети в семье — и в коллективе: в хорошей семье видят с рождения особость каждого, а в коллективе, тем более слепленном на короткое время, главное — общие требования, общие эмоции, не различия, а слияния.

Вот и сейчас человек пять мальчишек и девчонок носятся змейкой за крепким пареньком, который, как сержант с флажком, ведущий по мостовой группу солдат, меняет их направление палкой с какой-то синей тряпкой. Чёрт, так это же медуза! Обезвоженная и потому утратившая свою круглую величественную гармонию. Распадается на склизкие хлопья. Что она им сделала? Слишком приблизилась к берегу. Не понимают, что эти бессмысленные отрепья — остатки чьей-то жизни, нашей общей жизни, они даже не смогут накопленную медузой живую субстанцию присвоить, переработать, сохранить труд живой клетки…

… Конечно, я не так чётко и развёрнуто тогда подумал, но в том сгустке, импульсе, перерабатывавшем увиденное, это было. А главное было: неразумные детёныши! Как бы вам потом не отрыгнулось…

Отозвалось, получается, гораздо масштабнее. Я ничего не выдумываю, в том числе — и свои беглые проблески, просто излагаю случившееся в прямой последовательности. Не знаю, потому что мы на следующий день уехали, оставались ли на Олимпийские ривьере маленькие “лагерники”, но вообще по отдыхающим, да и по местным тоже, ударило крепко. Станет ли Зевс разбираться, кто из людишек напортачил, испортил близкую к нему сферу! Через несколько дней солнышко с легкими тучками вокруг олимпийского престола сменил мощнейший циклон, мгновенно похолодало градусов на двадцать, за сутки выпало, как сообщили на следующий день медиа разных стран, до 180 литров осадков на квадратный метр здешних лесов, полей и песка.

В Северной Греции погибло несколько человек, наводнениями размыло дороги, смыло мосты на вздувшихся речках, при нас выглядевших пустыми руслами. Ливни с грозами, с мерцающим лесом молний, присущих громовержцу, ударили по пространству от Хорватии до Стамбула.

Уникальность циклона объяснили тем, что его центр стоял прямо над Салоникским заливом, отсюда такие редкие для этих мест в июльскую жару глубокие метаморфозы.

Циклон назывался “Медуза”.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Иосиф Гальперин: Медуза»

  1. Я понимаю обращение к коллективному разуму мейнстрима: будьте осторожнее, не спешите с выводами! Тот же Розенберг в ответ на мои пылкие восторги электромобилями и прочей заменой углеводородов говорил: «А что ты будешь делать с отработавшими аккумуляторами, например? Их утилизовать очень сложно, при хранении они опасны сравнимо с радиоактивными отходами». Мы не можем вперед все предугадать, остается зачищать явные ошибки, но я писал не об этом, а об общественной морали. Что до Уфы конца 80-х, то в портфеле у Берковича лежит мой большой (самый длинный у меня) текст «Действительный залог», половина его — об экологической борьбе в то время и в тех местах, которая перешла в борьбу политическую и на пару лет принесла победу. Надеюсь, скоро выйдет в «7 искусствах». Там же — об уфимской нефтехимии, для которой главное было выполнить заказы военных, а побочную продукцию не могли применить, об энтузиазме строителей и первых эксплуатационников.

    1. Как мне кажется, проблема с электромобилями не только в утилизации аккумуляторов. Кабы электричество давалось из ниоткуда — вопроса нет. А то на производство того киловатт-часа, который идет на зарядку, нужно либо добыть, переработать и сжечь в топке теплоэлектростанции уголь, газ либо нефть, либо запрудить реку и залить плодородную пойму, либо потратить хорошую сумму на фотоэлементы. Сколько помню, даже ветроэнергетика даром не дается.
      Конечно, проблема сразу решится, когда заработает термоядерная энергетика, но это еще улита едет ….
      Но ведь и вообще развитие человечества всегда идет через кризисы. Если бы люди могли прожить мамонтятиной и грибами — то и до сих пор жили бы в пещерах. Но мамонтов не стало, орехами и ягодами не прокормишься — пришлось срочно изобретать лук для охоты на мелкую дичь и мотыгу для земледелия.
      Будем надеяться!

  2. Полностью согласен с посылом автора. Люди допускают животноводство, а ведь человек, с легостью режущий свинью, корову, птицу, с такой же легкостью миллионами уничтожит и некоторые группы населения, если общественное мнение посчитает это так же допустимым и он будет уверен, что ему за это ничего не будет.

  3. Ну, я же сразу написал, что тут не про Вас, а про мейнстрим. Знаете, как-то в конце 80-х я был в Уфе и моя мама сказалa о чем-то: «ну, это мы на диоксиновые деньги купили». Я чуть в обморок не упал от этих слов.
    Но, кстати, мои друзья пишут, что выбросы в Уфе уменьшились по сравнению с советскими временами. Оно и понятно. Производство, а с ним и выбросы, упали по сравнению с тем временем. Установки очистки воды и газов стали справляться со своей работой. А раньше работали с перегрузкой.
    Мне это знакомо не только теоретически. В 1968-69 годах я работал на блоке первичной очистки воды одного из цехов завода «Синтезспирт». Так что представляю себе наглядно.

  4. Издевательства над трупами любых животных — это варварство, и этого никогда принять не смогу. Дикарями считаю догхантеров. Диким мне кажется и «цивилизованное спортивное рыболовство», когда пойманную рыбу с разорванной крючками пастью ласково отпускают «на свободу»: некоторые выживают, но уже инвалидами. Но с экологией дело обстоит сложнее (ты же знаешь, что я — из Запорожья и хлебнул всяких гадостей там сверх меры, как и ты в Уфе). Примерно в 1977 (или 78) году мы, четверо на велосипедах, объехали Молочный лиман и выдали серию репортажей. В этой поездке встретили много красоты и много бед (например, явление огромных, практически гранитных такыров, не размываемых водой — следствие поливов плодородных земель из Каховского моря). Сам Молочный лиман возник интересно. Фашисты, отступая, взорвали перешеек между Азовским морем и низиной. Низину залило, и позднее она превратилась в уникальное чудо природы. Там на песках полно чёрных пятен — выход титаномагнетитовых песков (они радиоактивны, кстати). Наблюдали и мутировавших рыбок-бычков: они в Молочном лимане ночью светились, такие зелёные стремительные палочки в чёрной воде. Но я не об этом. Перешеек между лиманом и Азовским морем стал местом перехода тысяч и тысяч медуз rhizostoma pulmo. Они шли тройками, как самолёты, им нравится более солёная тёплая вода. А Азов был уже переполнен медузами. Гибли рыбы, гибли дельфины. Сильно позже было новое, вообще страшное нашествие, и в 2013 году ООН обратилась ко всем государствам Черноморского и Средиземноморского бассейна с призывом уничтожать медуз, найдя им применение в хозяйстве. Я найду ссылку, тогда об этом писали много. Да, это цивилизация. Працивилизация. Но при определённых условиях она начинает вредить не только другим, но и себе. Это происходит со всем живым, получающим избыточно комфортные условия для жизни. В 1990 году по моей наводке Госкомгидромет направил на Азовское море целую флотилию для борьбы с сине-зелёными водорослями. А случилось всё просто, вполне антропогенно. Дожди смыли в море грунт с удобрениями с колхозных полей. Вспеск размножения сине-зелёных привёл к тому, что задыхалась не только рыба, но и сами водоросли, им уже не хватало кислорода в воде, над морем стоял невообразимый штын. Между видами (древнейшими и относительно молодыми) борьба всегда существовала, собственно она, ИМХО, обеспечивает относительное видовое равновесие в мире.
    Минуя вещи чисто религиозные, скажу, что у человека особая ответственность перед жизнью на Земле и перед природой вообще. И оно в разных точках планеты срабатывает не хуже какого-нибудь вулкана Кракатау, а порой ураганы и потопы есть следствие именно его деятельности. В этом смысле я — антропоцентрист, выступающий за антропоответственность. Наши действия могут убивать насекомых (как это уже случилось с пчёлами). Но и после нашествий саранчи сотни тысяч людей и других животных умирали от голода. А помнишь истребление воробьёв в Китае? Это разрушило жизненную экологическую цепочку и привело к голоду. И если природа (а мы её часть) прибегает к самозащите (и от нас в том числе), то это нормально, не сегодня началось и не завтра завершится.
    Во время той поездки вокруг Молочного лимана мы вышли к Азовскому морю, откуда летели в воде экскадрильи медуз. Я решил искупаться в море, и через 3-4 минуты вынужден был покинуть его. Я был в медузовом месиве, с меня и на берегу катилась липкая слизь, а тело жгло, пока у одного из родников не получилось обмыться.
    Ага, нашёл и ссылку. https://crimeanblog.blogspot.com/2013/07/borba-s-meduzami.html
    А за текст тебе спасибо. Он пробудил много воспоминаний, и с пафосом этого текста я солидарен полностью.

  5. Конечно, понимаю, откуда такие размышления. Сразу скажу, что Сайрус Смит — один из самых любимых героев, дело даже не в его технической изобретательности, а в свободе в отношениях с миром, так что дело не в поколениях. Насчет изменений природы — и я горел энтузиазмом, да и сейчас не собираюсь отказывать человечеству в праве на прогресс. Но экологическая деятельность, вынужденная аховыми условиями жизни в Уфе, совместная в то время практика и осмысление процессов вместе с нашим земляком Геной Розенбергом, тогда руководителем одного из институтов АН СССР, заставили меня более объемно видеть эффективность технических решений. Что до медуз, то и я страдал от их стрел, больше, почему-то, в Крыму, а не на других морях, да и пишу я не о том, какие они хорошие, а о том, что без нужды не стоит касаться чужой жизни, тем более — глумиться над чужой смертью. Думаю, здесь и без махатм понятно. Не стал бы писать, если бы случай пришлось выдумывать, но здесь я не придумал ни картинки.

  6. Вот Вы, Иосиф, ненамного меня моложе, а, видимо, между нашим отношением к природе, к тем же медузам, лежит качественный скачок. Я при слове «медуза» прежде всего вспоминаю «крестовиков», ядовитых медуз, которые время от времени выгоняют купальщиков в Океанской и на других пляжах Приморья на берег. Никому не хочется болезненных ожогов и достаточно большого риска для здоровья. А Вам хочется, чтобы никто медуз не обидел, не нарушил Равновесия. Может быть, Вы и правы.
    Но для меня в детстве иконой был не индийский махатма, который никого не ест, старается поменьше двигаться, чтобы не будоражить Окружающую Среду, а инженер Сайрес Смит из «Таинственного острова», который смотрит на минералы, животных и растения с позиции «как сделать, чтобы от них было больше пользы».
    Сейчас в мейнстриме точка зрения нетрогания природы. Может быть, это и правильно. Я сам не разделяю пафоса Владимира Маяковского «Мы с сотню солнц мартенами воспламеним Сибирь». Но ведь Человечеству тоже нужно жить — а значит изменять природу. Иначе можно дойти до идиотизма знаменитой Греты. Но ведь Грета совершенно точно знает, что ее накормят, напоят, оденут — так что в школу-то можно и не ходить, ничего не делать, только с презрением смотреть на тех, кто делает. Ведь наверняка они делают и ошибки.
    Думаю, что истина где-то посредине.
    Не примите эти слова на свой счет, просто Ваш текст навел меня на эти мысли.
    С уважением

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *