Александр Левковский: Брат мой — враг мой

 138 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Московский памятник стоит рядом с Кремлёвской стеной, на нём высечена надпись: «Яков Михайлович Свердлов, Председатель Всероссийского ЦИК». Другой памятник, на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, содержит, по предсмертному завещанию, кратчайшую надпись: «Зиновий Пешков, легионер»

Брат мой — враг мой

Эссе

Александр Левковский

Левковский«Господи Боже!.. Жизнь и смерть — что это, собственно, такое? Я не могу на этот вопрос ответить! В моем сердце столько жалости и любви, что я не могу ненавидеть… И однако же я воюю. И делаю я это потому, что верю — это во имя Добра. Но разве Добро и Зло не дети одной и той же матери, имя которой жизнь?»
Из дневников Зиновия Пешкова

«… Да отсохнет у тебя твоя правая рука!»
Библейское проклятие

Генерал Пешков умирал.

Восемьдесят два года топтал он землю на четырёх континентах, сменил дюжину профессий, воевал, был искалечен в боях, дослужился до генеральского чина, был послом в нескольких странах, писал книги и киносценарии, был награждён всеми мыслимыми орденами его второй родины, Франции, — и вот смотрит в лицо неумолимо надвигающейся смерти…

Вчера к нему пришёл Шарль де Голль. Оставив президентскую свиту внизу, поднялся к нему на второй этаж, тихо вошёл в палату, сел у кровати, пожал его уцелевшую левую руку, поцеловал в бледный влажный лоб.

— Зиновий, — позвал он, — держись, старина. Мы ведь с тобой и не в таких передрягах бывали…

* * *

… Да, бывали… Под Аррасом, в 1915-м году, разрыв немецкого снаряда почти прикончил капрала Пешкова. Его правая рука буквально повисла на пучке обнажённых окровавленных сухожилий. Минутами теряя сознание, он добрался до американского госпиталя в Нейи — того самого госпиталя, где он сейчас умирал.

Он едва не скончался тогда, пятьдесят лет тому назад, и чудом выжил.

Но его правая рука не выжила — её ампутировали.

* * *

… Шестьдесят четыре года тому назад его отец, Михаил Израилевич Свердлов, проклял его древним еврейским проклятием за вероотступничество: «Да отсохнет у тебя твоя правая рука!» Проклятие почти сбылось, хотя рука Зиновия не отсохла в России, а была отрезана во Франции.

Проклиная сына, его отец был в неостановимом приступе ярости. Убеждённый революционер, типографский рабочий из Нижнего Новгорода Моше Свердлов хотел вырастить своих сыновей такими же страстными борцами за дело российского пролетариата, каким был он сам.

Но революционером жаждал стать лишь младший сын Яша.

А старший сын Зиновий, отступивший от веры отца в революцию, хотел стать актёром.

— Отец, — пытался уговорить он старика Свердлова, — зачем нам, евреям, бороться за дело освобождения российского рабочего класса? Попомни мои слова: вы, социал-демократы, не освободите его, а только ещё более закабалите!

Но отец был неумолим:

— Мой сын не будет кривляться со сцены театра, даже если этот театр и называется МХАТ! Мой сын не станет комедиантом и шутом, даже если сам Максим Горький считает его талантливым актёром!..

… Максим Горький, буревестник революции… Как странно и удивительно, что жизнь еврея Зиновия Пешкова, солдата и дипломата Франции, была неразрывно соединена с жизнью русского писателя Максима Горького!

Восемнадцатилетний Зиновий стал Пешковым в 1902-м году, когда Горький (Пешков), нижегородский сосед Свердловых, усыновил и крестил его, дабы дать ему возможность поступить в труппу Московского Художественного Театра и жить в Москве, где евреям в то время было запрещено проживать.

Зиновий, сыграв немало ролей во МХАТе, в конце концов оставил мечту об артистической карьере и уехал за границу — сначала в Канаду, а затем в Соединённые Штаты, Италию и Новую Зеландию. Не имея никакой специальности и ни малейшего образования (Зиновий даже не окончил средней школы), он зарабатывал на жизнь тяжёлым физическим трудом.

В Америке он вновь встретился с Максимом Горьким и вскоре переехал к нему в Италию, на остров Капри. И стал его секретарём.

И впоследствии, кочуя по всему свету, воюя, умирая от ран и вновь возвращаясь к жизни, Зиновий не порывает связи со своим знаменитым приёмным отцом.

* * *

Первая Мировая война застала его во Франции. Не колеблясь ни минуты, Зиновий вступает в ряды французской армии (ведь Франция была союзницей его родины, России!) — и за тридцать пять лет службы, участвуя в двух мировых войнах, проходит путь от рядового солдата Иностранного Легиона до корпусного генерала с наибольшим числом наград во французской армии — более пятидесяти!

Он был военным советником в войсках белого движения, встречался с генералом Деникиным и адмиралом Колчаком.

Он воевал во Франции, Марокко и Сирии — против нацистов и их французских союзников.

Однорукий полковник Пешков, дважды раненный, командовал подразделениями Иностранного Легиона в 20-е годы в Марокко.

Он был послан с важными дипломатическими миссиями в Америку и Китай.

Он был полномочным французским послом в Китае и Японии.

* * *

… Даже сейчас, накануне смерти, его не оставляет боль в несуществующей правой руке…

В предсмертном тумане ему вдруг вспомнился его рано умерший младший брат Яков. Вот у кого по справедливости надо было бы отхватить его правую руку — до самого плеча! Ведь этой рукой Яшка — Яков Михайлович Свердлов, ближайший соратник Ленина, Председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета — подписал множество документов, закабалявших народы многострадальной России во имя утопической «мировой революции»!

И позорный Брест-Литовский мирный договор с Германией он подписал этой самой правой рукой. И бессудный смертный приговор ни в чём не повинным юным царским дочерям…

Старик Моше Свердлов, будь он жив, был бы безмерно горд своим младшим сыном, первым «президентом» послереволюционной России!

Бог распорядился странным образом — Яшке была сохранена рука, но отнята жизнь в тридцать три года.

Зиновий вспомнил опубликованную в левых газетах речь Ленина на похоронах Якова Свердлова:

«Мы опустили в могилу пролетарского вождя, который больше всего сделал для организации рабочего класса, для его победы.

Теперь, когда во всем свете ширится Советская власть и распространяется с молниеносной быстротой идея о том, как организованный в Советы пролетариат борется за осуществление своих идей, мы хороним представителя пролетариата, который показал на примере, как нужно бороться за эти идеи.

Миллионы пролетариев повторят наши слова: “Вечная память товарищу Свердлову; на его могиле мы даем торжественную клятву еще крепче бороться за свержение капитала, за полное освобождение трудящихся…”»

* * *

… А вот что пишет Сергей Балмасов в своей замечательной книге «Иностранный Легион» о похоронах старшего брата Якова — генерала французской армии Зиновия Пешкова:

«Скончался Зиновий Пешков 27 ноября 1966 г. На его похоронах присутствовал цвет французской политической и военной элиты. Сам директор кабинета де Голля Жорж Галишон от его имени склонил перед гробом Пешкова голову. На траурной процессии, как и завещал Пешков, его гроб сопровождал караул из легионеров, которые несли три подушки с его наградами, знамена русских добровольцев двух мировых войн, ярко выделявшиеся на фоне икон, украшенных золотом. Свеча, горевшая в изголовье гроба, освещала то, что он брал с собой в могилу — портрет А.М. Горького, Военную медаль и Большой Крест Почетного легиона.»

И ещё две выдержки из книги Балмасова:

Официальное издание Французского иностранного легиона — журнал «Кепи Блан», откликнулся [таким] некрологом на его смерть: «Его карьера, необычная и волнующая, измеряется расстоянием от солдата-легионера 2-го класса до корпусного генерала и посла Франции».

Луи Арагон так сказал об этом человеке:

«Зиновий Пешков был и действующим лицом, и свидетелем этой эпохи. Он сыграл в ней одну из самых необычных ролей».

Из некролога газеты «Монд»:

«Не стало Зиновия Пешкова, большой личности, яркой краски в палитре «Свободной Франции».

Все слова некрологов и благодарственных речей в адрес Пешкова можно заключить выдержкой из статьи Андрея Мансона, помещенной в газете «Орор» от 29 ноября 1966 г.:

«Франция никогда не забудет того, кто служил ей верой и правдой».

* * *

На могилах братьев Свердловых воздвигнуты два памятника — один в Москве, другой в Париже.

Московский памятник стоит рядом с Кремлёвской стеной, на нём высечена надпись:

Яков Михайлович Свердлов
1885-1919
Председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета

Другой памятник, на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, содержит, по предсмертному завещанию генерала, кратчайшую надпись:

Зиновий Пешков, легионер
1884-1966

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Александр Левковский: Брат мой — враг мой»

  1. “Господи Боже!.. Жизнь и смерть — что это, собственно, такое? Я не могу на этот вопрос ответить! В моем сердце столько жалости и любви, что я не могу ненавидеть… И однако же я воюю…” — Из дневников Зиновия Пешкова
    = =
    Не жизни жаль с томительным дыханьем,
    Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
    Что просиял над целым мирозданьем,
    И в ночь идёт, и плачет, уходя.
    Aфанасий Фет
    :::::::::::::::::::::::
    Поражают не Шарль де Голль, не памятники в Москве и в Париже.
    Поражаeт Библейское проклятие. CпасиБо за отличную от других историю-рассказ.

  2. Поражает, Александр, сила генетического влияния. Братья пробивались к вершинам, как бамбук сквозь асфальт, и ничто не могло их остановить. Напоминает братьев Ротшильд, которые тоже начинали с нуля в разных странах.

  3. Эссе об известном, но хорошо построенное на контрастном. Даже известное по книге М. Уилсона заглавие обновлено знаком противопоставления. Два памятника в эпилоге — по-моему, удачный писательский ход.
    Может быть, ещё одно-два предложения об антиподе («стойком чёрном дьяволе» большевиков) подыграли бы теме брат-враг.
    Недостоверным мне показались характеристики отца. Он не был пламенным революционером, был не только ремесленником, а собственником гравёрной и типографской мастерских, крещение Зиновия вряд ли привело его в ярость — он сам, вскоре после смерти жены-еврейки, перешёл в православие, женился на христианке, и двое рождённых в этом браке сыновей уже не носят традиционных еврейских имён.
    Впрочем, жанр эссе не претендует на фактическую достоверность в деталях. Автору спасибо.

    1. «Впрочем, жанр эссе не претендует на фактическую достоверность в деталях. »
      ………………………….
      ???????????????????????????
      !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

  4. Если интересно, то о Якове писали, что он не случайно скончался, заболев «испанкой», а был наказан за излишнее рвение в деле экспроприации: после его смерти была задокументирована опись найденного в кремлевской сейфе — золото, драгоценности, валюта. И заграничные паспорта на семью. Которой, кроме прочего, он обеспечивал рабочие места, дававшие надежное пропитание. Кажется, один из родственников-свойственников — Ягода, в деле которого и всплыла та опись.

  5. Скромная, лаконичная надпись на могиле Зиновия Пешкова куда более весомей звучной парадной надписи на могиле Якова Свердлова. Разница между братьями проста и банальна: один до конца жизни оставался самим собой — честным, эмоциональным, всю жизнь следующий принципу «ДЕЛАЙ, ЧТО ДОЛЖНО!» и потому оставивший память по себе, другой же — исповедовал утопическую идею и потому проживший короткую жизнь в лицемерии, фальши, лжи и подлости…
    Из одного семени — такие разные ростки… Чудны дела твои, Господи…

    1. “…Не колеблясь ни минуты, Зиновий вступает в ряды французской армии (ведь Франция была союзницей его родины, России) и за тридцать пять лет службы, участвуя в двух мировых войнах, проходит путь от рядового солдата Иностранного Легиона до корпусного генерала с наибольшим числом наград во французской армии — более пятидесяти!”
      ::::::::::::::::::::::::::
      “Франция была союзницей его, З.П. , родины России..”, жил во Франции, куда ж ему вступать ?
      Писатель, незнакомый с историей Финляндии и России, мог бы задуматься, почему
      Маннергейм остался верен маленькой Финляндии, cопротивлявшейся большому агрессору
      Это нИ случайность, ни сентименты; это — долг Солдата, давшего присягу.
      p.s. Карл Маннергейм (4 июня 1867 — 27 января 1951) — барон, финский военный и государственный деятель шведского происхождения, фельдмаршал, президент Финляндии с 4 августа 1944 года по 11 марта 1946 года; русский военачальник, генерал-лейтенант Русской армии… https://ru.wikipedia.org/wiki//Маннергейм,_Карл_Густав_Эмиль
      p.p.s. ~ 84 года К.М. топтал северные земли…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *