Яков Сосновский: О государственном управлении спросом на энергию в Израиле

 127 total views (from 2022/01/01),  4 views today

В Израиле переход к приоритетной государственной политике энергосбережения начал осуществляться со значительным отставанием от США и других развитых стран, что связано с реализацией стратегии максимального замещения в электроэнергетике нефти и нефтепродуктов доступным и относительно дешевым углем.

О государственном управлении спросом на энергию в Израиле

Яков Сосновский

Общепризнано, что энергосбережение является ведущим звеном глобальной комплексной энергетической проблемы XXI в. — проблемы «4Э» — «Энергетика-Экология-Экономика-Энергосбережение». Несмотря на существенные различия в размерах территории и топологии, численности населения, климате, достигнутом уровне развития отраслей экономики, благосостояния, а также показателей душевого энергопотребления и выбросов СО2 (в настоящее время последние в США вдвое выше), представляется возможным и целесообразным сопоставить состояние организации управления энергосбережением в Израиле и США.

В пользу этого свидетельствуют: а) сохранение относительно высоких темпов роста численности населения, прогнозируемых на среднесрочную перспективу; б) близкая отраслевая структура конечного потребления энергии: индустриальный сектор — примерно 1/4, транспортный более 2/5, жилой и коммерческий — в сумме 1/3.

Индексы энергетических показателей двух стран за 1975—2015 гг. и прогноз на 2015—2035 гг. представлены ниже:

Таблица 1

Годы 1975-1995 1995-2015 2015-2035 (прогноз)
Население США 1,23 1,23 1,19
Израиль 1,60 1,51 1,35
Душевое потребление конечной энергии США 0,91 0,90 0,87
Израиль 1,56 0,925 н. д.

Далее сопоставляются основные элементы государственного управления энергосбережением двух странах.

В США они сводятся к следующим:

  • постоянный контроль за развитием топливно-энергетического комплекса возложен на вице-президента страны.
  • в составе профильного министерства энергетики действует департамент энергетической информации — мощный научно-исследовательский центр, оснащенный современными техническими средствами и квалифицированными кадрами специалистов.

Основная функция департамента — систематическое слежение за тенденциями развития мировой и отечественной энергетики и разработка на этой базе ежегодных среднесрочных (на 25—30 лет) прогнозов развития энергетики США (с использованием собственной экономико-математической модели NEMS (Национальный модуль прогнозирования спроса на энергию). Эта модель признана лучшей в мире по результатам сопоставления данных ретроспективного обзора прогнозов за 1982—2007 гг. с фактическими показателями потребления энергии, подтвердившего их достаточную близость [1, с. 125—127]. Высокая предсказательная точность прогнозов, рассчитанных по этой модели, достигается благодаря использованию в модели принципов системного анализа:

а) целеполагание (цели, назначения, функции) потребления конкретного вида энергии в различных ее применениях;

б) использование актуальной, оптимально детализированной информационной базы данных о динамике потребления всех видов энергии.

С учетом специфики секторов экономики, внутри них выделяют:

  • в индустриальном — 7 энергоинтенсивных и 8 энергоэффективных подотраслей и отдельно — когенерацию;
  • в транспортном — 6 типоразмеров легковых автомобилей и 63 традиционные энергосберегающие технологии; аналогично — по грузовикам;
  • в жилом — три типа зданий, 16 видов функций конечных услуг, 34 типа конечных технологий;
  • в коммерческом — 11 типов зданий, 4 конечные технологии.

В прогнозах спроса на энергию в жилом и коммерческом секторах учитывается также влияние климатического фактора — суммарное годовое число сутко-градусов нагрева / охлаждения (см. приложение 5). В таком виде ежегодно корректируемые прогнозы спроса на энергию представляют собой планы-прогнозы; они являются основой разработки государственных программ энергосбережения (Energybills), имеющих статус законопроектов. Последние содержат перечень направлений и конкретных заданий по энергосбережению, источники их финансирования, а также меры экономического стимулирования и сроки внедрения мероприятий.

Госпрограммы разрабатываются примерно каждые 5—10 лет, по мере достижения основных целей предыдущих программ; они утверждаются президентом страны.

Первая такая программа в США была разработана еще в 1975 г., в самый разгар мирового энергетического кризиса. В настоящее время в стране реализуется уже десятая по счету подобная программа.

Существенную и все возрастающую роль в определении наиболее актуальных и эффективных объектов энергосбережения во всем мире, в том числе в США, играет методика управления энергопотреблением, основанная на выявлении и реализации внутренних резервов предприятий и организаций, с использованием системного энергоэкономического анализа объектов — энергоаудита (ЭА). На протяжении примерно 30 лет энергосберегающие компании (ЭСКО) во всем мире широко используют принцип «перформенсконтрактинга»: весь объем работ по энергоаудиту исполнитель выполняет за свой счет; заказчик компенсирует затраты исполнителя путем отчисления ему 50—75 % суммы фактической экономии.

Для стимулирования деятельности ЭСКО Министерство энергетики США выделило за 15 лет субсидии в сумме более 0,8 млрд долл. [1, с. 125— 127]. В последние годы в стране отмечен устойчивый рост объема услуг рынка ЭСКО — в среднем на 7 % в год.

Представляется несомненным, что важнейшим фактором достигнутого существенного энергосбережения в стране за 40 лет явилось проведение указанной приоритетной политики. Планируется дальнейшее ее использование на среднесрочную перспективу.

В Израиле переход к приоритетной государственной политике энергосбережения начал осуществляться со значительным отставанием от США и других развитых стран, что, как показано в разделе 2, связано с сосредоточением внимания руководства страны на реализации начиная с 80-х гг. прошлого века новой энергетической государственной стратегии — максимального замещения в электроэнергетике импорта дефицитных и дорогих нефти и нефтепродуктов доступным и относительно дешевым углем из нескольких десятков стран мира. Усовершенствованная редакция Закона «Об энергоресурсах», с возложением функции управления спросом на энергию на министерство энергетики, была принята лишь в самом конце 1989 г. [2], т.е. на 15 лет позже, чем в США, начала осуществляться первая национальная программа энергосбережения.

На протяжении следующих примерно десяти лет в стране были осуществлены первоочередные организационные, методические, информационные, учебные и воспитательные мероприятия по созданию основ и развитию государственной системы энергосбережения:

  • в составе профильного министерства образован функциональный отдел энергосбережения (первоначально — всего 4 человека);
  • установлен порядок разработки в министерствах и на крупных предприятиях планов энергосбережения и представления минэнерго периодической отчетности о их выполнении; назначены ответ ственные лица;
  • созданы шесть территориальных консультационных центров по энергосбережению;
  • отделом энергосбережения минэнерго к 2000 г. был разработан пакет информационных, учебных и методических материалов в помощь энергоменеджерам;
  • на курсах при колледжах подготовлено свыше 2 тыс. специалистов-энергоменеджеров.

К 1995 г. в США были реализованы 3 государственные программы; в Израиле еще не было разработано ни одной, что сказалось на динамике душевого потребления конечной энергии за 1975—1995 гг.: в США оно снизилось на 22 %, в Израиле выросло на 56 %.

В США энергоэкономические исследования и разработка на их основе государственных программ энергосбережения сосредоточены преимущественно в департаменте энергетики. В Израиле отраслевое министерство, не имеющее подобной научно-исследовательской структуры, привлекало сторонние организации, в том числе зарубежные. В частности, разработку проекта генплана развития энергохозяйства страны на период до 2025 г. проводила израильская компания «ЭКОэнергия» [3], а прогноз развития энергетики страны на тот же период — университет штата Пенсильвания,США [4].

Модель NEMS, признанная, как уже упоминалось, лучшей в мире, с ее глубоко детализированной структурой предполагает значительные затраты на дорогостоящие пакеты запатентованных компьютерных программ, сложный дизайн, привлечение высококвалифицированных специалистов. Можно предположить, что отсутствие у отраслевого министерства необходимых финансовых ресурсов явилось основным мотивом привлечения зарубежного вуза к разработке этого прогноза. Из-за отсутствия достаточной информационной базы за предыдущие 20 лет (по отдельным позициям данные вообще отсутствовали) это исследование было доведено только до стадии промежуточного отчета. Исполнитель использовал принципы системной методологии модуля NEMS; в качестве информационной базы — наличные отчетные данные о потреблении энергии за предыдущие 20 лет. В качестве определяющего фактора спроса на энергию был определен показатель роста валового внутреннего продукта (ВВП), при этом использовались в широких пределах минимальные, максимальные и средние показатели, что соответственно дает большие размахи прогнозируемых результатов [3]. Поэтому исполнитель рекомендовал свою работу лишь в качестве схематической модели разработки прогноза.

Несмотря на указанные недостатки, ввиду отсутствия других вариантов прогноза средние значения, приведенные в этой работе, были использованы при разработке проекта Генплана развития энергетики Израиля на период до 2025 г.

В отличие от рассмотренной выше модели NEMS, исполнитель в качестве ведущего фактора спроса на энергию использовал показатель среднегодовых темпов роста ВВП, который имеет ограниченное применение — лишь для индустриального сектора. Построенный по этой модели прогноз варьирует в широких пределах значений и мало пригоден для целей разработки среднесрочных программ энергосбережения. Вдобавок, использование природного газа в Израиле началось лишь в 2004 г. и не могло быть оценено по отчетным данным за предыдущие годы.

Обзор нынешнего состояния (статотчет за 2016 г.) энергоэкономической информации, сосредоточенной в статистических ежегодниках Центрального статбюро Израиля, показывает, что за истекший период не произошло совершенствования качества энергоэкономической информации в части ее функциональной детализации.

Так, в разделе «Энергетика и вода» (4 таблицы) показатели энергохозяйства представлены всего лишь тремя таблицами (начиная с отчетов за последние два года, исключена таблица о распределении электроэнергии по видам потребителей в соответствии с их международной классификацией). В таблице «Энергетический баланс» не выделяется использование низкопотенциального тепла солнечных бойлеров; между тем, имеются оценки, что на этот источник возобновляемой энергии приходилось до 5 % потребления первичной энергии в стране.

В разделе «Транспорт и коммуникации» (27 таблиц) при всем многообразии данных о структуре и динамике парка транспортных средств, их экстенсивного использования, срока службы полностью отсутствуют показатели потребления энергии. Исключение составляют данные о суммарном потреблении топлива рельсовым транспортом, при этом без выделения пассажирских и грузовых перевозок. На протяжении уже ряда лет в Иерусалиме работает легкий городской трамвай, но соответствующее потребление электроэнергии здесь не учтено, как и в предыдущем разделе.

В разделе «Строительство» (18 таблиц) отсутствуют данные о динамике наличных площадей зданий жилого, коммерческого, производственного назначения. Для целей сопоставительного международного анализа за 2010 г. пришлось привлекать данные отчета о величине муниципальных налогов, не входящие в ежегодный статотчет ЦСБ.

Таким образом, представляется очевидной актуальность приведения информационной базы энергетической статистики в соответствие с современными мировыми достижениями и потребностями прогнозирования спроса на энергию как необходимого условия успешного анализа состояния и определения наиболее эффективных и первоочередных мер использования потенциала энергосбережения. Обсуждение в кнессете разработанного компанией «ЭКОэнергия» проекта Генплана развития энергохозяйства Израиля на период до 2025 г. растянулось на пять лет (!), что указывает на недооценку важности реальных шагов по развитию энергосбережения на высшем уровне государственного управления. Обсуждались два варианта финансирования мероприятий по энергосбережению: создание фонда энергосбережения за счет введения налога на топливо, как это принято в ряде стран, или прямое бюджетное финансирование.

В итоге была принята Национальная программа энергосбережения (экономии электроэнергии) на период 2011—2020 гг., с выделением из бюджета 2 млрд шек. на ее финансирование, включая затраты на расширение аппарата минэнерго — взамен предлагаемого разработчиком программы «ЭКОэнергия» создания полномочной независимой Администрации по энергосбережению. Программа была утверждена министром энергетики. Она предусматривала экономию к 2020 г. 20 % электроэнергии, исходя из сложившейся тенденции среднегодового роста ее потребления. Взамен предлагавшегося в разработке компании «ЭКОэнергия» создания независимой Администрации по энергосбережению была увеличена численность сотрудников министерства, занимающихся анализом и контролем использования энергии в стране.

Согласно оценкам, опубликованным в 2006 г., потенциал реализации «технологических нововведений и энергоаудита» составлял по отдельным секторам экономики к итогу, принятому за 100,0, от 20 до 35 %. Поскольку мероприятия программы ограничивались экономией электроэнергии, они предусматривали экономию лишь 6% от исходного уровня потребления конечной энергии. В начале 2017 г., с учетом фактической реализации основной части потенциала энергосбережения, предусмотренного данной программой, был опубликован разработанный специалистами минэнерго одноименный проект Нацпрограммы на 2016—2030 гг., т.е. фактически продления программы еще на 10 лет (в разработке участвовало 10 сотрудников минэнерго). После общественного обсуждения документ был утвержден правительством в начале 2018 г.

Если в предыдущей программе предусматривались малозатратные, быстроокупаемые мероприятия преимущественно в жилищном секторе, в новой программе предусмотрены эффективные мероприятия по реализации мер по экономии электроэнергии, по энергосбережению в других секторах, за исключением транспортного.

Как и предыдущая, эта программа ограничивается мероприятиями по экономии электроэнергии. При всей важности этой задачи, учитывая, что электроэнергия является наиболее дорогим видом энергии, существенно влияющим на потребность в первичной энергии, она не затрагивает резервы энергосбережения в мобильной энергетике — на транспорте (40 % конечного потребления энергии в стране), а также резервы экономии других видов энергии в прочих секторах экономики.

В этом состоит принципиальное отличие от практики энергосбережения в США, где экономия электроэнергии является лишь составной частью глобальной цели — экономии всех видов энергии. Другие профильные министерства (транспорта, экологии, строительства) также разрабатывают свои перспективные и текущие программы, но в них отсутствует в составе первоочередных целей — достижение экономии энергии.

Вторым принципиальным недостатком прогнозирования спроса на энергию в Израиле является использование в расчетах на перспективу показателей среднегодовых темпов «от достигнутого», в частности, не учитываются планы транспортного ведомства по полному переводу рельсового транспорта на электротягу, повышение в парке автотранспорта доли электромобилей, электробусов, подвесных канатных дорог и т.д. [5]

Актуальность совершенствования методов средне- и долгосрочного прогнозирования развития энергохозяйства осознается руководством Mинэнерго Израиля. Была создана междисциплинарная группа специалистов по созданию системы моделей для таких рынков энергии, как электроэнергия, природный газ и жидкое топливо; сообщается, что такая система была подготовлена при ведущем участии компании ТАХАЛ Лтд. Но до сих пор соответствующий документ не опубликован; нет ссылок на него и в упомянутой Нацпрограмме экономии электроэнергии на 2016—2030 гг.

Представляется, что необходимо использовать основные положения системы NEMS, а для этого существенно усовершенствовать информационную базу.

В Израиле на протяжении многих лет систематически публикуются данные об обеспеченности семей современной бытовой техникой, а также автомобилями. Таким образом, имеется определенная информационная база, которую надо распространить на все секторы экономики. Также целесообразно, по примеру США, учитывать в прогнозировании влияние фактора динамики климата.

Список публикаций

  1. Bhattacharya S. C. Energy Economics: Concepts, Issues, Markets and Governance. London: Springer, 2011. XXVI, 721 p.
  2. Закон об энергоресурсах // Свод законов Израиля. № 1290: 31 дек. (иврит).
  3. Генплан энергохозяйства Израиля на период до 2025 г. Резюме и пятилетний план (иврит) // MovementforQualityGovernmentinIsrael: [web]. URL: http:// maagar.mqg.org.il/Portals/0/082004.pdf
  4. Considine T. J. An Energy Demand Forecasting Model for Israel and the Market Potential for Natural Gas // Draft Final Report. May 19, 2003. P. 38
  5. The Chief Scientist Office. Research and Development 2012—2014, September 2014, p. 13 // The Government services and information website. URL: https://www. gov.il/BlobFolder/reports/rd_2012_2013/en/RD2012_2013.pdf)
Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Яков Сосновский: О государственном управлении спросом на энергию в Израиле»

  1. Что — то в заглавии я затрудняюсь с падежами, я хоть уже сорок лет израильтянин, но вроде русский еще не совсем забыл.

    1. Да, Вы правы — в заголовке ошибка, «синдром энциклопудии». Исправлено, спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *