Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Березино

 311 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Часть территории кладбища захватила пожарная часть, отгородившаяся высоким забором. До войны здесь стояла синагога, которая вплотную примыкала к кладбищу. Сейчас на этом месте гараж, хозяйственный двор и учебно-тренировочная вышка в три этажа для обучения личного состава МЧС. И всё это на еврейских косточках.

По следам еврейских кладбищ Беларуси

Главы из будущей книги
Березино

Леонид Смиловицкий

Продолжение. Начало

 Леонид Смиловицкий В Березино, куда я приехал из Богушевичей, меня ожидали краеведы Игорь Леонидович Жуковский и Елена Яковлевна Жданович. Историческое прошлое еврейских общин этих двух местечек тесно связано между собой. Их жители помогали друг другу, делились своими достижениями и заботами, поддерживали не только деловые, но и часто родственные отношения, женили детей, нянчили внуков, провожали в последний путь усопших в соответствии с еврейским Законом. Однако возможности в Березино были больше в связи с их размером.

Место в истории

Березино́ (бел. Беразіно) — город на реке Березине в ста километрах от Минска, центр одноименного района, связан магистральными шоссе с Борисовом, Бобруйском и Могилевом. О происхождении названия города легко догадаться. Оно образовано от дерева береза — одного из наиболее распространенных пород лиственного леса в Беларуси. Не случайно «береза» лежит в наименованиях многих населенных пунктов — Березовка, Березовцы, Березина, Березляны, Березинец, Березница, Березняки, Березнянка, Березовец и др. — более трех десятков названий.

Впервые Березино упоминается в 1501 г., как местечко Любушанского староства Великого княжества Литовского. С середины XVI в. Березино владели Сапеги, в 1671 г. оно перешло к роду Тышкевичей, а с 1793 г. вошло в состав Российской империи, как местечко Погостской волости Игуменского уезда Минской губернии.

Во второй половине XIX в. здесь работали спиртзавод, мельница, канатный завод и пристань. С Березинской пристани отгружалось более 5 млн 500 тыс. пудов товаров, а прибывало свыше 70 тыс. пудов в год. Стройматериалы и лесопродукты сплавляли в порты Балтийского и Черного морей, пеньку — в Ригу, а обратно везли соль и зерно. Самые большие обороты делали купцы первой гильдии Старобинец, Зельдович, Парный и Пикус.[1]

В 1914 г. Березино сильно пострадало от пожара, выгорело почти все местечко.[2] Советская власть была здесь установлена в ноябре 1917 г. В феврале-декабре 1918 г. Березино оккупировали войска кайзера Вильгельма II, а с августа 1919 г. по июль 1920 г. — польские легионеры. С июля 1924 г. Березино — центр района Борисовского, а с лета 1927 г. — Минского округов, с января 1938 г. — районный центр Могилевской области.[3]

Еврейская община

Предполагают, что евреи появились в Березино в XVI веке. Но точно известно, что летом 1648 г. березинские евреи немало пострадали от казаков Антона Небабы. В XVIII в. здешний кагал насчитывал 208 душ. В 1847 г. еврейское общество местечка состояло из 638 мужчин и 651 женщины. В конце XIX в. березинские евреи молились в семи молитвенных домах (Описание церквей и приходов Минской епархии, составленное по официально затребованным от приходов сведениям. Мн., 1879 г., с. 10).

Березино. Положенская улица. Фото до 1917 г.

По сведениям Географического словаря царства Польского и других славянских стран, к 1857 г. в местечке насчитывался 3181 житель, из них 2940 евреев, имелось 459 домов, из которых 41 являлся собственностью почетных граждан, главным образом, евреев.[4]. По переписи 1897 г., в Березино проживал 4871 чел., в том числе 3377 евреев, а частное еврейское училище содержали сначала Абрам, а потом Сохор Гинзбурги.[5]

В местечке были еврейская библиотека, благотворительное общество, богадельня и три синагоги. Раввином в Березино до 1908 г. служил Ш.И. Гильман, которого сменил Иосиф Кукес, а потом Авром-Цви Бродна. Старостой Березинской мещанской управы долгое время оставался Беньямин-Мовша Ицкович Рубинчик. Большинство рабочих и ремесленников в Березино составляли евреи. 1 марта 1905 г. в местечке забастовали подмастерья портных, сапожников и чулочников. Минский губернатор для подавления волнений прислал в Березино полуэскадрон драгун.[6] Начавшийся в сентябре 1906 г. еврейский погром остановили местные крестьяне. Многие евреи Березино стали активными участниками гражданской войны. Среди них были И.Е. Черный, Р.Б. Рахнович, Г.Ш. Ходош, А.X. Черток, Ш.В. Захарьяш. В 1925 г. в местечке и его окрестностях была создана еврейская сельскохозяйственная артель им. А.Ф. Мясникова, работали три советские школы, в которых преподавание велось на белорусском, польском языках и идиш. Однако в 1927 г. 27 мальчиков в Березино еще продолжали посещать хедер.[7]

Среди первых секретарей Березинского райкома Компартии Беларуси в 1924-1930 гг. были Марк Ефремович Славин и Евно Исаакович Сосинов. Райком комсомола возглавлял Лев Борисович Герцович, ставший затем первым секретарем ЦК ЛКСМБ и заведующим организационным отделом ЦК ВЛКСМ.[8] По переписи 1939 г. в Березино проживало 1,536 евреев, которые составляли 31,8% от его общего населения, а в деревнях Березинского района еще 786 евреев.[9]

Леонид Смиловицкий слушает рассказ Игоря Леонидовича Жуковского. Березино, август 2018 г. Фото Ирины Вабищевич

Гибель общины

На второй день Великой Отечественной войны — 23 июня 1941 г. в Березино был создан отряд по охране стратегического моста через реку Березина по шоссе Минск-Могилев. В состав отряда вошли директор средней школы Соломянский, старший налоговый инспектор районного финансового отдела Гинзбург и другие. За это время только несколько сотен евреев успели эвакуироваться, а 3 июля 1941 г. в Березино уже пришли немцы, которые оставались в городе до 3 июля 1944 г. Почти две трети предвоенного еврейского населения остались в городе.

В августе 1941 г. нацисты начали убийства евреев. 250 молодых и здоровых мужчин, которые могли постоять за свои семьи, вывезли за городской поселок и расстреляли. Женщин, стариков и детей переселили на ул. Интернациональная (бывшая Поповщина), где создали гетто, в которое насильственно загнали и евреев из окрестных деревень. Гетто в Березино не имело хозяйственного назначения. Это было место временного сбора перед расправой. Узников не кормили и не лечили. За побег угрожали расстрелом членов семьи.[10]

31 января — 1 февраля 1942 г., по другим данным 25-28 декабря 1941 г., в Березино прибыл 12-й литовский полицейский батальон под командованием Антанаса Импулявичюса. Всем приказали одеться и взять с собой лучшие вещи и деньги. Литовским карателям помогали полицейские из местного гарнизона. Снисхождения не делали никому.[11] Убивали в конце улицы Интернациональная. Перед расстрелом узников раздевали, искали драгоценности и золото, спрятанные на теле и в волосах. После убийства евреев полицейские ходили в Березино по домам и забирали все — вплоть до постельных принадлежностей, подушек и одеял.[12]

В начале 1942 г. еще 250 евреев были убиты между деревнями Новоселки и Погост около нынешней трассы Минск-Могилёв, которых захоронили в братской могиле. Всего в Березино и Березинском районе в годы оккупации погибло более тысячи евреев.[13]

Кладбище

Старое

Иудейское кладбище в Березино не существует. Оно было отмечено на советских военных картах 1925 г., пережило Великую Отечественную войну, но было уничтожено в 1970-е годы, когда стало «бельмом на глазу» в центре города. За кладбищем никто не следил, считалось, что это ни к чему, мацевы лежали в беспорядке. Это было местом детских игр в войну или распития спиртных напитков. Место решили «облагородить». Так между улицами Новобазарная и Энгельса разбили парк культуры и отдыха. Бо́льшую часть территории кладбища захватила городская пожарная часть, отгородившаяся высоким забором. До войны здесь стояла синагога, которая вплотную примыкала к кладбищу. Сейчас на этом месте автомобильный гараж, просторный хозяйственный двор и учебно-тренировочная вышка в три этажа для обучения личного состава МЧС. И всё это на еврейских косточках.

На разоренном еврейском кладбище Березино, превращенном в городской парк отдыха, август 2018 г. Фото Леонида Смиловицкого

Куда вывезли старинные мацевы никто не помнит. Малую толику их перенесли родственники расстрелянных евреев на новое общегражданское кладбище Березино. Парк пересекали тропинки в разных направлениях, чтобы людям было удобнее добираться до дому. В кустах мне показали четыре мацевы, которые сиротливо лежали надписями кверху. Когда кладбище сносили, их не заметили, а потом дождь вымыл из земли. Произошло это много лет спустя, когда «борьба» с кладбищем закончилась, и на мацевы перестали обращать внимание. Из сотен иудейских надгробий осталось только четыре. Я снова услышал историю о том, что никто их не забирал, они ушли под землю, заросли травой. Опровержение этому я нашел уже через полчаса, когда меня повели к переулку Октябрьскому напротив дома 13, рядом ДОСААФ. Там я сфотографировал несколько мацев у водопроводной колонки. Местная жительница сообщила, что раньше надгробий с непонятными буквами было не менее полутора десятка, но они куда-то исчезли (Примечание: в сентябре 2018 г. Игорь Леонидович Жуковский перевез надгробия к памятнику жертвам Холокоста в Березино на ул. Интернациональную — ЛС).

На месте бывшего исторического иудейского кладбища в Березино никто не догадался (или не посчитал нужным) поставить памятную табличку с указателем. Не указано старое иудейское кладбище и на современном городском плане. Евреи не исключение. На месте бывшего католического кладбища в Березино построили двухэтажный жилой дом. Советская власть демонстрировала свое пренебрежение к старому миру, атеистическое отношение, отучало от религии, зачем добру пропадать, а земля дорогая. И вообще судьи кто? В деревне Погост Березинского района на месте бывшего еврейского кладбища построили школьный спортивный городок. Причем, все это произошло относительно недавно, в восьмидесятые годы. Задаю вопрос Игорю Леонидовичу Жуковскому, который меня сопровождал, как можно уважать себя, если не уважать память соседа? И слышу в ответ, что в этом трагедия белорусов — материальное затмевает духовное. На историю белорусов власти тоже не очень обращают внимание. Да, — соглашаюсь я, — но белорусы живы, а евреи — нет.

Учебно-тренировочная пожарная вышка для обучения личного состава МЧС, возведенная на территории бывшего еврейского кладбища Березино, август 2018 г. Фото Леонида Смиловицкого

Новое

После войны евреев в Березино хоронили на общегражданском кладбище по улице Мультана, названного в честь генерала, который освобождал город в 1944 г. (бывшая Жорновская, по направлению к д. Жорновка).

Оно не имеет названия, как и большинство кладбищ республики. У ворот расклеены объявления: не оставлять мусор, выносить пришедшие в негодность венки и букеты увядших цветов, а если кого-то похоронить, то обязательно поставить в известность коммунальный отдел райисполкома.

На новом кладбище евреи похоронены компактно на одной его части, а неевреи — на другой. Однако современные еврейские могилы уже лишены магендовида или меноры, надписи сделаны на русском языке, а не на иврите. Правда, на могилах 1940-1950-1960 гг. еврейская символика присутствует, но надписи на иврите продублированы по-русски. Это еще одно доказательство того, как преуспела советская власть в ассимиляции евреев. Даже после смерти они предпочитали оставаться не евреями, а советскими гражданами. Чтобы никто не мог упрекнуть их детей в отсутствии патриотизма. Возможно, это было продиктовано и наивным стремлением уберечь могилы от антисемитов и хулиганов. При этом христианские захоронения в Березино обязательно имели изображение креста. Последнее десятилетие евреев в Березино хоронят там, где есть свободное место. Так процесс ассимиляции проник и на кладбище.

Вход на современном общегражданском кладбище в Березино, август 2018 г. Фото Леонида Смиловицкого
Еврейские захоронения на современном общегражданском кладбище в Березино, август 2018 г. Фото Леонида Смиловицкого

Мне показали могилу бывшего директора автобазы Семена Лазаревича Фридлянда, одного из немногих евреев, оставшихся в Березино после отъезда большинства его соседей в Израиль, США и Германию с начала 1990-х гг. Семен держал связь со всеми земляками, навещавшими родные места. В Березино осталась дочь Фридлянда, в Минске — сын, в Березино живут внуки. Семен Лазаревич оставил о себе прекрасную память в делах и потомках. Пророческими воспринимаются слова, которые всегда венчают надпись на каждой еврейской могиле — «Да будет имя твое навеки вплетено в венок жизни».

О музее

В Березино нет краеведческого музея. Но это не говорит о том, что исторические знания его жителям не нужны. Ничего на пустом месте не появляется, и все имеет свою историю. И музей — это лучшее место, чтобы проследить преемственность поколений. История малой родины не должна оставаться уделом одних краеведов-любителей. В Березино есть о ком рассказывать и кем гордиться. Здесь родился Александр Львович Парвус (Израиль Лазаревич Гельфанд, 1867-1924 гг.) — деятель российского и германского социал-демократического движения, теоретик марксизма, публицист, доктор философии. О Березино много писал его уроженец профессор Эммануил Григорьевич Иоффе — советский и белорусский историк, социолог и политолог, доктор исторических наук. Он внёс существенный вклад в белорусскую историографию, исследование истории евреев Беларуси, изучил и описал ряд малоизвестных аспектов Великой Отечественной войны, а также провёл анализ жизни и деятельности ряда руководителей БССР.

Директор средней школе № 2 Березино Светлана Викторовна Абрамович показала мне табели успеваемости учеников за конец 1940 и начало 1950-х гг., когда евреи составляли больше половины списочного состава учащихся ее школы. Куда они разъехались, как сложилась их жизнь? Сколько сегодня живет в Израиле, Америке, Германии? В Березино никто не остался…

Книга записей аттестатов зрелости, выданных ученикам окончившим курс обучения Березинской русской СШ № 2 в 1954 г. Фото Леонида Смиловицкого

Но в Березино действует Центр ремёсел, в котором есть совершенно уникальный музей деревянной ложки, проводятся выставки керамики, декоративно-прикладного творчества и многое другое. Елена Яковлевна Жданович с большой любовью показала и рассказала о необыкновенной коллекции деревянных ложек самых причудливых форм. Все что я услышал и увидел в музее, еще раз убедило в том, что фантазии народного творчества нет предела. Это был антипод той печальной теме, которая привела меня в Березино.

Память

Памятник жертвам Холокоста в Березино находится на месте массового расстрела на улице Интернациональная. Там я застал знакомую картину. Четыре человека в оранжевых жилетах косили траву, подметали и убирали мусор по звонку из исполкома в связи с приездом иностранного гостя. Безликую бетонную пирамидку украшали венки искусственных цветов со словами на ленточках «никто не забыт и ничто не забыто». Венки были прикручены металлической проволокой, чтобы не повалило ветром. Внутри ограды кто-то прислонил к дереву четыре старые мацевы со старого иудейского кладбища. Памятник относился к 1965 г., когда подобные монументы ставили по всей Беларуси в честь 20-летия Победы.[14] Стандартная надпись сообщала: «Здесь покоится прах 940 мирных граждан г. п. Березино, расстрелянных и замученных немецко-фашистскими захватчиками в 1942 г.» Только люди, знакомые с советской казуистической терминологией, могут в наши дни догадаться, что имеется в виду под словами «мирные жители г. п. Березино». Для всех остальных и тем более для нового поколения людей эти слова ни о чем не говорят, за исключением местных уроженцев, которые от своих родителей знают, что в братской могиле лежат именно евреи, а не белорусы. Сейчас благоустройством территории возле памятника занимается Клуб молодой семьи Березино.

Памятник жертвам Холокоста в Березино без упоминания евреев, август 2018 г. Фото Леонида Смиловицкого

Вывод

В Березино я не слышал ни одного плохого слова о евреях. Надеюсь, это не потому, что его жители соблюдают правило «о мертвых либо хорошо, либо ничего». Все, с кем мне пришлось беседовать в Березино, старались вспомнить о евреях что-нибудь достойное. Тогда почему кроме памятника жертвам Холокоста ничего о евреях не упомянуто? Нигде и никак. Люди оставляют о себя память в делах, и таких дел было много, это не скрывается. Кто выступит инициатором? Или снова должен появиться спонсор, богатый наследник? Совестливых людей в Березино много. Надеюсь, скоро так и случится.

Продолжение

___

[1] Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Под ред. В.П. Семенова. Т. 9. СПб. 1905 г., с.525.

[2] А. Замойский. Трансформация местечек Советской Белоруссии. Минск, 2013 г., с. 352.

[3] М. Азбукiн. «Нашы мястэчкi: Пагост, Княжычы, Бярэзынь» // Наш край, 1925 г., № 2, с. 17.

[4] Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich. Tom I. Warszawa, 1880, s. 144.

[5] Памятная книжка Минской губернии на 1904 год. Мн., 1903 г., с. 157.

[6] 1905 год на Беларусі: Зборнік apxiўных дакументаў. Мiнск, 1926 г., с. 6.

[7] К.Г. Карпекин. Иудейские общины в Белорусской ССР. Январь 1919 г. — сентябрь 1939 г. Витебск, 2016 г., с. 114.

[8] Э.Г. Иоффе. “Главный город центра Европы” // Беларусская думка. 2001 г., № 6, с. 129-133.

[9] Mordechai Altshuler. Soviet Jewry on the Eve of the Holocaust. A Social and Demographic Profile. Jerusalem, 1998, p. 234.

[10] Testimony of Liza Aizendorf (Zorina) # 7691 in Visual History Archive of the Shoah Foundation. Los Angeles.

[11] Christian Gerlach, Kalkulierte Morde: Die deutsche Wirtschafts— und Vernichtungspolitik in Weissrussland 1941 bis 1944. Hamburg: HIS, 2000, p. 684.

[12] David Meltser and Vladimir Levin. The Black Book with Red Pages. Cockeysville, MD: VIA Press, 2005, p. 431.

[13] Памяць. Бярэзiнскi раён. Гісторыка-дакументальная хроніка гарадоў і раёнаў Беларусi. Мінск 2004, с. 198-200, 329, 545.

[14] Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Мінская вобласць, Мiнск 1987 г. Кн. 1, с. 88.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *