Михаил Ривкин: Недельный раздел Ноах

 416 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Где же и когда, на каком именно «перекрёстке истории» столкнулись сыны Израиля с вавилонской реальностью настолько близко, что она породила «культурную реакцию», стремление банализировать и как-то снизить величественные достижения всемирной империи? Различные исследователи дают очень разные ответы на этот вопрос.

Недельный раздел Ноах

Михаил Ривкин

Как предисловие к серии недельных глав за этот год рекомендуется прочесть третью часть очерка «Трансформация идеи Божественного Откровения».

Второй недельный раздел Торы, как и первый, это собрание древних легенд, восходящих к общему для всего Древнего Востока мифологическому наследию. Легенды эти предельно лаконичны, в них практически отсутствуют визуальные, пластические и описательные детали. Перед нами, что называется «голая фабула». Рассмотрим важнейшие из этих легенд.

Самой значимой, популярной и интересной для сравнительного фольклорного анализа является, конечно же, легенда о Всемирном Потопе, однако об этой легенде мы уже достаточно подробно писали два года назад, изложив возможные объяснения повсеместного распространения делювиальных легенд. При этом предлагаются как объяснения с точки зрения сравнительного анализа текстов и геологической истории нашей планеты, так и такие, которые выходят за рамки позитивисткой парадигмы. Тема, разумеется, далеко не раскрыта, о Всемирном Потопе можно и нужно будет говорить подробнее, но наши сегодняшние заметки посвящены другим сюжетам недельной главы Ноах.

Рассказ о жизни Ноаха и трёх его сыновей после Потопа (Брейшит 9:18-29) это, надо полагать, контаминация трёх древнейших мифологических мотивов. Первый мотив — это этиологический миф о происхождении виноградарства и виноделия. Второй — миф, объясняющий онтологическую, сущностную разницу между тремя расами людей. Третий — объяснение того особого проклятья, которое наложено на Кнаан. При этом к общей мифологии Древнего Востока относятся только два первые сюжета. Третий же позволяет говорить об особом, уникальном духовном творчестве Древнего Израиля.

Согласно этой легенде, Хам был отцом Кнаана, т.е. Кнаанейцы не относились к потомкам Шема. Согласно тройственному делению народов, они относятся к хамитской семье, которая, судя по всему, символизирует в этой древней легенде африканские племена. Древний Израиль категорически не желал признать хоть какое-то родство с автохтонными обитателями Кнаана. Для них было очень важно подчеркнуть, что эти древнейшие обитатели Земли Обетованной относятся к другой расе. Более того, все потомки Кнаана прокляты, так же как и их прародитель. А потому Израиль имеет полное право не только завоевать Кнаан огнём и мечом, но и истребить его первоначальных обитателей. Как и многие по-детски наивные и не всегда логически увязанные контаминации древних мифов, этот рассказ сразу вызывает вопросы: если провинился Хам, то почему проклят не он, а его сын, который ничего особенного не сделал? Надо полагать, что сложилась эта легендарная поэтическая традиция, выражающая извечную ненависть Израиля к Кнаану, во времена бесконечных войн между коренным населением Кнаана и пришельцами-евреями.

В каждом поколении дети заучивали наизусть эти немудрящие слова:

«проклят Кынаан: раб рабов будет он у братьев своих» (Брейшит 9:25)

В реальной жизни для кнаанейцев в древнем обществе навсегда была зарезервирована самая низшая социальная ступень. И далее древняя песнь добавляет:

«И сказал: благословен Г-сподь, Б-г Шэйма; Кынаан же будет рабом им Да даст Б-г простор Йэфэту, и да обитает он в шатрах Шэйма. Кнаан же будет рабом ему” (там 9:26)

Вторая часть этого благословения — Йафету, в отличие от первой — благословения Шэму, едва ли отражает некую знакомую сынам Израиля историческую реальность. Скорее речь идёт о закреплении за Кнааном самой низшей ступени в любой возможной системе межнациональных отношений, как реально существовавшей, так и поэтически домысленной. Само слово «Кнаан» постепенно превратилось в синоним понятия раб. Воюя с любым народом, сыны Израиля проклинали его «кнаанским проклятьем», тем самым пророча в будущем судьбу бесправных рабов. Что же касается упоминаний Яфета, то оно, скорее всего, лишь некий отголосок неизмеримо более древнего легендарного сюжета, восходящего к общему мифологическому наследию Древнего Востока.

Перечень народов (Брейшит 10:1-32), вероятно восходит к древнейшей общесемитской традиции кочевых племён. С течением времени эта общая многим семитским племенам легендарная традиция приобрела выраженный вавилонский колорит. Вавилоняне верили, что Междуречье это родина всех народов мира, и что именно оттуда народы разошлись по всей Земле. При окончательной канонизации и записи текста книги Брейшит составитель решил поместить этот перечень семидесяти народов после рассказа о Всемирном Потопе. Решение, надо сказать, далеко не очевидное. Ранее, в рассказе о сынах Каина и сынах Шэта фигурируют другие имена, которые также имеют этнологичекий оттенок. Лишь некоторые из перечисленных семидесяти названий могут быть как-то ассоциированы с известными нам этническими группами. Другие следует рассматривать собирательно. Так, Куш — это не столько эфиопы, сколько собирательное название африканских племён. Обитатели Междуречья верили, что этот народ был самым древним, и что ещё до того, как он покинул «колыбель человечества» и достиг Африканских пределов, именно в этом народе впервые зародилось искусство охоты на диких зверей с помощью лука и стрел:

«А Куш родил Нимрода; он начал быть богатырем на земле. Он был сильный зверолов пред Господом, поэтому говорится: как Нимрод, сильный зверолов пред Господом» (там же, 10:8-9)

Легенда о Вавилонской Башне — не самая простая для текстуально-исторической атрибуции. С одной стороны, легенда содержит множество конкретных, визуальных деталей, несомненно шумерского и вавилонского происхождения. С другой стороны, общий пафос и глубинный смысл легенды, очевидно, антивавилонские. Это один из ярчайших примеров того, как Израиль, внимательно приглядываясь к религии, традициям, культуре тех народов, с которыми он сталкивался на перекрёстках истории, вслушиваясь в их легенды и песнопения, сумел сказать совершенно новое, небывалое дотоле Духовное Слово.

«И был на всей земле один язык и слова одинаковые. И случилось, что двинувшись они с востока и нашли долину в земле Шинар, и поселились там И сказали друг другу: давай наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а горная смола была у них вместо глины. И сказали они (друг другу): давайте построим себе город и башню, главою до небес; и сделаем себе имя, чтобы мы не рассеялись по лицу всей земли. И сошел Г-сподь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Г-сподь: ведь народ один и язык один у всех; и вот что начали они делать; а теперь для них не будет недостижимо все, что бы они ни задумали сделать? Сойдем же, и смешаем там язык их, чтобы они не понимали речи друг друга. И рассеял их Г-сподь оттуда по всей земле; и они перестали строить город. Поэтому наречено ему имя Бавэл, ибо там смешал Г-сподь язык всей земли, и оттуда рассеял их Г-сподь по лицу всей земли». (там же, 11:1-9)

«Притча содержит в себе ряд совершенно конкретных исторических ассоциаций. Так, место, где происходит действие — земля Сенар (в подлиннике — Шинар) — скорее всего, воспоминание о древнем Шумере. Именно там, в Месопотамии, при шумерских, а затем и аккадских владыках строились огромные культовые сооружения в виде ступенчатых башен — зиккураты, на вершине которых располагались святилища языческих богов /…/ развалины такого зиккурата высотой 90 м, состоящего из семи ярусов, и его подробное описание в одной из клинописных табличек археологи обнаружили именно в Вавилоне (французский археолог Андре Парро написал об этом книгу, в которой высказана версия, что именно эта, реальная башня легла в основу древнееврейской легенды). Полностью совпадает и сам строительный материал, с тем, что описано в библейском тексте: это обожжённый кирпич и природный асфальт, выделяемый землёй в этих местах» [1]

Все эти детали очевидно указывают, что первые, стихийные варианты легенды восходят к древнейшим шумерским и вавилонским славословиям в честь строителей зиккуратов. Но самая важная часть рассказа разительно противоречит этим славословиям. Не деяния «сынов человеческих», но могущество Всевышнего призвана прославить легенда в её израильском изводе. Ни в одном из множества открытых за последние два столетия фрагментов письменного наследия Междуречья мы не находим ничего похожего на такой неожиданный поворот в сюжете.

«Помимо прочих смыслов, предание имеет этиологический характер /…/. Оно поясняет название города Вавилон, по принципу народной этимологии производя его от ивритского глагола «балаль» — перемешивать (само же название города звучит в оригинале — Бавель» [2]

Отметим, что это тот случай, когда «вторичная этимология» призвана принизить и опростить истинный смысл того названия, которое она пытается объяснить

Где же и когда, на каком именно «перекрёстке истории» столкнулись сыны Израиля с вавилонской реальностью настолько близко, что она породила «культурную реакцию», стремление банализировать и как-то снизить величественные достижения всемирной империи? Различные исследователи дают очень разные ответы на этот вопрос. Надо полагать, что имел место весьма длительный кросс-культурный диалог, в котором акценты всё время смещались и варьировались от восхищения «башней, главою до небес» до явной иронии по отношению к переставшим понимать друг друга строителям. Лишь окончательный вариант этого диалога был канонизирован, при этом к главному сюжету была добавлена важная этиологическая составляющая: рассказ не просто показывает бессилие человека перед Г-сподом, но и объясняет, почему люди в разных землях говорят на разных языках.

___

[1] Галина Вениаминовна Синило Древние литературы Ближнего Востока и Мир ТАНАХА стр. 201

[2] Г.В. Синило там же, стр. 62

Print Friendly, PDF & Email

13 комментариев к «Михаил Ривкин: Недельный раздел Ноах»

  1. Уважаемый Рав,

    На сей раз я полностью согласен с Борисом Дыниным, его аллегория очень верна. Познакомился также с Вашей статьей, предлагаемой в качестве предисловия, и пришел к выводу, что дальнейший обмен мнениями о методологии толкования в рамках обсуждения недельных глав непродуктивен. При возможности, я попробую изложить свой подход систематически в отдельной статье. В откликах же на Ваши статьи ограничусь лишь попытками альтернативных ответов на отдельные вопросы, которые вы поднимаете.

    В данном комментарии остановлюсь на вопросе: почему проклят Кнаан, а не Хам, надругавшийся над отцом? Тора использует «генетический метод» (его апофеоз можно найти в романе «Эликсиры сатаны» Гофмана). Суть его в Торе в том, что у родоначальников родов есть разные качества, которые эксплицируются в его сыновьях. Если Хам вообще горяч, необуздан, подвержен инстинктам, то Кнаан, судя и по его имени (сдающийся /похоти/) , выражает ту грань характера его отца, которая проявилась в описанном преступлении: из текста Торы и комментариев можно понять, что он не только надругался, но и оскопил отца под определенным предлогом. Суть Кнаана именно в изощренном разврате, оправдываемым идолопоклонством. Он настолько неисправим в своем пороке, что приговаривается к полному уничтожению. Символически он – это те качества, которые должен истребить в себе Израиль. Кнаан здесь аналогичен Амалеку, но у последнего более «возвышенные» мотивы: он – народ, не признающий святости (ам ло кадош) и сеющий сомнение в вере.

    1. Уважаемый Emil! Большое спасибо за ваш интересный комментарий. С интересом жду статьи о методологии изучения Торы

  2. Более визуального, пластического образа нежели голубь, несущий в клюве оливковый лист, я не знаю.
    ====
    Уважаемый Бормашенко, думаю, на сей раз Вы не правы. Вы, наверно, подразумеваете голубку Пикассо, но она совсем из другой «легенды». Я действительно не припомню (во всей Торе!) визуальных пластических образов, да они и противопоказаны ей. Казалось бы, приближаются к ним крышка Арон-а-кодеш с керувами и Минора, но и их описание сухо и рассчитано не на эстетическое, а на сакральное восприятие и выражают цельность, единство. Об одеждах Коен-а-гадоль сказано «летферет» — и здесь так же, даже если переводить это «для красоты» имеется ввиду сакральное значение последней. Ворон и голубь с оливковым листом скорее всего связаны с измерением уровня спада воды, хотя конечно для человека культуры не могут не вызывать эстетического отношения.

  3. М.Р. “…На сегодня секулярное Сознание остаётся доминантной моделью мышления. Однако, как видно из сказанного выше, для него характерна эклектичность, фрагментарность, отсутствие целостной, интегральной и продуманной концепции Божественного Откровения.
    Уже в первой половине ХХ века наряду с секулярным Сознанием всё сильнее даёт себя знать, особенно в философии Ф. Розенцвейга, Новое Религиозное Сознание.
    В двадцатом столетии на место традиционному и посттрадиционному религиозному сознанию приходят новые познавательные системы и новые религиозно-нравственные ценности. Это кардинальное обновление базисных моделей мировосприятия Франц Розенцвейг назвал Новым Сознанием. «Новое Сознание не замыкается на так называемых «религиозных проблемах». Оно занимается ими одновременно с, или, точнее, вместе с проблемами логики, этики и эстетики…”
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Оно (Новое Сознание — “НС”- “не имеет ничего общего с подходом, которым отличается мышление по «теологическим прописям», с походом, который весь сводится к атакам и контратакам, и никогда не может по-настоящему проникнуть с суть вопроса…”
    В ЧИСТОМ виде, в НС – не должно бы, но слабый человек (а человек таки слаб) наблюдая “походы, атаки и контры” — проникнем ли мы, наше поколение в НС? … Может, — тот же старый ответ – после 40-ка лет блужданий, если повезёт…
    p.s. “Отказавшись от примитивного понимания откровения, как диктовки, мы неизбежно подошли к проблеме диалектики Божественного и человеческого, в данном случае – к диалектике духовного образа и слова…” — — Здесь ещё “веселее”: произошла — и н ф л я ц и я слова … следовательно, разрыв между образом и словом увеличился ещё больше.
    Как скрепить, какой скрепой?
    “Век мой, зверь мой, кто сумеет
    Заглянуть в твои зрачки
    И своею кровью склеит
    Двух столетий позвонки?…
    Словно нежный хрящ ребенка,
    Век младенческой земли.
    Снова в жертву, как ягненка,
    Темя жизни принесли…”
    Разумеется, это – о России, о разломе между столетиями, почти совпавшем с разломом старой и новой России. Для нас – разлом -начало галута, imho;
    м.б. — сразу же после разрушения Храма Римом с последующим возникновением и развитием христианства?

  4. В тексту «Легенды эти предельно лаконичны, в них практически отсутствуют визуальные, пластические и описательные детали. Перед нами, что называется «голая фабула»». Я не уверен в том, что автор комментария читал текст недельной главной главы «Ноах». Более визуального, пластического образа нежели голубь, несущий в клюве оливковый лист, я не знаю. Этот голубь визуально, пластически пробрался во все культуры мира. Михаил, ну так же нельзя….

    1. … Более визуального, пластического образа нежели голубь, несущий в клюве оливковый лист, я не знаю. …
      ======
      По-моему тут обязательно надо договориться, на каком уровне науки идёт дискуссия — или обсуждение будет бесмысленным.
      Даже принимая предпосылку науки о происхождении Торы необходимо ясно понимать разницу между «описательной наукой» (есть предпосылки, которые можно подтверждать, но принципиально нельзя опровергнуть) и «точной наукой» (есть гипотезы, которые можно подтверждать и можно опровергнуть).

  5. Мне было бы интересно услышать мнение уважаемого Михаила Ривкина по данной теме:

    По-моему в библеистике есть ПРОБЛЕМА:
    ученные-библеисты стремятся оставить свою науку на уровне «описательная наука» и они упорно избегают приблизить библеистику к уровню «точная наука».

    Библеистика уже примерно 150 лет занимается рассказами о первозданных («ярких») мифах (или легендах), которые менялись с течением времени и в конце-концов были канонизированы в Торе как «бледные» мифы. Всё это время у библеистов были свои ПРЕДПОСЫЛКИ о законах Возникновения, Эволюции и Применения мифов — но они избегают попыток сформулировать их как ГИПОТЕЗЫ, которые можно как-то проверить (даже я знаю несколько способов такой проверки).

    За это время многие гуманитарные науки сделали огромный шаг в сторону уровня «точные науки»: в социологии, в лингвистике и даже в истории есть много гипотез, которые можно проверить (и подтвердить!!!) очень многими способами для очень разных ситуаций и эпох.
    Я также знаю, что «законы Эволюции и Применения мифов» связанны с человеческими УБЕЖДЕНИЯМИ и эти законы активно обсуждаются в ортодоксальном иудаизме — именно как ГИПОТЕЗЫ, которые можно как-то проверить реальностью.

    Но в библеистике я с подобным подходом не знаком, по-моему в библеистике такого нет вообще.
    В результате библеистика имеет ПРОБЛЕМЫ:
    1) Невозможно даже начать объяснять, например, почему через ~1000 лет после канонизации Торы в иудаизме начали применять именно «опасность для жизни отдаляет Шабат» а не «опасность проиграть бой отдаляет Шабат». Ортодоксальный иудаизм это может объяснить, а библеистика — принципиально НЕ может.
    2) Стало очень удобно хвалить свою социальную группу и ругать ортодоксальный иудаизм.
    Надо просто говорить о разных «первозданных» мифах:
    для ортодоксального иудаизма — об ИХ мифе «проклятие и обречение на вечное рабство потомков Кынаана, сына Хама».
    для реформ-иудаизма и христианства — о СВОЁМ мифе «заключение мирного союза Авраама с кнаанейским царём плештим Авимелехом».

    P.S.: по-моему я начинаю понимать, как возникло современное мировозрение, где у насильника малолеток Джеффри Эпштейна очень долго была «личная жизнь», а невиновный Брет Кавано в один момент стал «насильник! ужас, Ужас, УЖАС!!!».
    Просто нет постоянных гипотез и можно выбирать предпосылку, удобную в данный момент. Ловкость рук и никакого мошеничества 🙁

    1. «… В каждом поколении дети заучивали наизусть эти немудрящие слова:
      «проклят Кынаан: раб рабов будет он у братьев своих» (Брейшит 9:25) …»

      ====
      Как субъективное мнение это ОК, но как научная гипотеза это 100% неверно:
      по известным сведениям: древние евреи (период Первого Храма и позже) читали эти слова вместе с остальной книгой Брейшит, а наизусть заучивали Устную Тору (Мишна, это буквально «повторение, зубрёжка»), Псалмы, 6 напоминаний, «шма Исраэль» и «Тору заповедавал нам Моше, наследие общины Яакова».

      » …. В реальной жизни для кнаанейцев в древнем обществе навсегда была зарезервирована самая низшая социальная ступень. …»
      ====
      Как субъективное мнение это ОК, но как научная гипотеза это 100% неверно:
      в любом древнем обществе самая низкая ступень как правило была зарезервирована за чужаками.
      Даже у древних евреев (после периода Иисуса Навина): свободный гер-тошав (любой не-еврей) ниже свободного еврея, раб-кенаани (любой раб не-еврей) ниже раба-еврея. После завоеваний Иисуса Навина нам не известно об особой дискриминации кнаанейцев, а во время царя Давида даже был очень интересный эпизод «обратной дискриминации» гивъоним-кнаанейцев.

    2. Признаю свою ошибку и беру эти свои слова обратно:
      «… Но в библеистике я с подобным подходом не знаком, по-моему в библеистике такого нет вообще. …»

      В библеистике есть проверяемые гипотезы. В этой статье они тоже есть.

  6. Михаил Ривкин 31 октября 2019 at 11:15
    Уважаемая Инна! Я не помню, чтобы вы задавали мне такой вопрос, и не помню, чтобы я на него отвечал. Точнее, хорошо помню, что не отвечал нав такой вопрос. Хотя вопрос интереснейший. Постараюсь ответить коротко в комментарии, если не получится коротко — напишу отдельную заметку через год
    ________________________
    Прошу прощения, я неточно выразилась. Действительно вы тут ни при чем.
    Вы говорите: «…напишу отдельную заметку через год». А это как надо понимать?

  7. Уважаемая Инна! Я не помню, чтобы вы задавали мне такой вопрос, и не помню, чтобы я на него отвечал. Точнее, хорошо помню, что не отвечал нав такой вопрос. Хотя вопрос интереснейший. Постараюсь ответить коротко в комментарии, если не получится коротко — напишу отдельную заметку через год

  8. Этот анализ главы Ноах подобен анализу тела в анатомическом театре. Вот сердце, вот артерия, вот их соединение и пр. и пр. А человека нет! Важно для врачей, лечащих сердечно-сосудистые заболевания, а смысл жизни дышавшего, думавшего, радовавшего, страдавшего человека остался за дверьми театра.

  9. Уважаемый Михаил, у меня к вам такой детский вопрос. Я раньше уже об этом как-то спрашивала, но ответ меня не очень убедил.
    Вот читаем: «И был на всей земле один язык и слова одинаковые»
    А потом Господь говорит:
    «Сойдем же, и смешаем там язык их, чтобы они не понимали речи друг друга».
    Как можно было «смешать язык»? Что под этим подразумевается? Или это надо понимать фигурально?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *