Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Свислочь

 836 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Жизнь при советской власти приучила помалкивать. Кого убили немцы во время войны, кто уехал, кто предпочитал не замечать. Власти остаются безучастны. Другие стандарты, другая мораль, другая ответственность. Не мое и не наше. И невдомек, что это наша общая утрата.

По следам еврейских кладбищ Беларуси

Главы из будущей книги
Свислочь

Леонид Смиловицкий

Продолжение. Начало

 Леонид Смиловицкий Собираясь в Свислочь, я не подозревал, что это родина Шмария Хаимовича Левина, именем которого названа улица в Иерусалиме, где я поселился, когда приехал в Израиль. Свислочь мне согласилась показать Нина Леонидовна Сакова, учитель белорусского языка и литературы местной школы, которая давно изучает историю родного края, постоянный участник педагогических и научных конференций, пишет стихи.

Место в истории

Свислочь (Свiслач, Svicloch, Świsłocz) — бывшее еврейское местечко, а ныне деревня в Осиповичском районе Могилевской области, при впадении реки Свислочь в Березину, центр сельского Совета, 34 км на северо-запад от Осиповичей и 150 км от Могилева, 5 км от железнодорожной станции Елизово. Основа названия Свислочи происходит, вероятно, от слов — влага, болото, разлив, которые можно проследить в названиях других рек республики — Ислочь, Вить, Повитье, Вислица.

Свислочь считается одним из самых древних поселений в Беларуси. На месте городища во времена Полоцкого княжества возникло поселение замкового типа, относящееся к X-XI вв., ставшее центром Свислочского княжества. Средневековый город Свислочь принадлежал Великому князю Литовскому и управлялся его наместником. В XVII в. хозяевами Свислочи стали Радзивиллы из Несвижа, затем местечко входило в состав Речицкого повета Минского воеводства в Речи Посполитой.

С 1793 г. Свислочь — в составе Российской империи, с 1801 г. — в Бобруйском уезде Минской губернии. Дважды в год здесь проводились крупные ярмарки. На тракте из Свислочи в Бобруйск (40 км) действовала почтовая станция, в 1848 г. была открыта школа. В Свислочи в то время проживали не менее одной тысячи жителей, в основном евреев, которые торговали лесом, зерном и солью. Сплавляли лес, соль, сельдь, железо и другие товары с низовья реки Березина, которые отсюда доставлялись по далёким окрестностям. Работали мастерские по изготовлению лёгких лодок, были развиты рыболовство, бортничество и земледелие. Станция почтовая и телеграфная. Полицейский участок для 6 гмин (волостей): Житин, Басевичи, Замошье, Городок, Свислочь и Горбацевичи. В Польской энциклопедии конца позапрошлого века можно прочитать, что вокруг Свислочи леса были полны дичи, луга в изобилии, почвы разнообразные, наиболее — песчаные, известь и глина. Вблизи рек Березина и Свислочь встречаются отборные иловые луговые почвы, окультуренные и распаханные под нивы, поскольку лугов и так достаточно, налажено производство смолы и скипидара. (Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich. Tom XI. Warszawa, 1882, s. 719-721).

Любительский рисунок Павла Павловича Дрозда до 1939 г.

Еврейская община

Когда евреи поселились в Свислочи, точно не определено, но известно, что в 1717 г. кагал уплачивал 200 злотых налога. В 1766 г. в Свислочи проживало 107 евреев, в 1897–1120 евреев, которые составляли 62,6% всех жителей местечка (1787 чел.). В 1923 г.— 831 еврей, в 1926 г. — 742 еврея или 41%. В первой трети XVIII в. разгорелось экономическое соперничество между кагалами Свислочи и Мстибогова (Мстибова). Брестский кагал постановил вносить все повинности в Свислочский кагал. Кроме того, евреи Свислочи получили право не подчиняться раввину и кагалу Мстибогова и избирать собственного раввина и вести автономное судопроизводство (Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. СПб, 1908-1913 гг., т. 14, с. 74-75).

В 1850 г. 65 евреев-портных из Свислочи получили разрешение открыть свой профессиональный цех. В 1870 г. в местечке действовала синагога и несколько молитвенных домов, несколько хедеров и иешива. С 1866 по 1875 гг. раввином в Свислочи служил Зеев-Вольф Турбович, а после него Йосеф Кукес. В восьмидесятые годы XIX в. раввином в Свислочи был Мордехай Альперт, действовали несколько хедеров и иешива. В 1910 г. в Свислочи работало частное еврейское училище, в 1912 г. было открыто еврейское ссудо-сберегательное товарищество, как общество взаимопомощи. В 1913 г. евреям принадлежали единственные в Свислочи аптека и бакалейно-мануфактурная лавка (Российская еврейская энциклопедия. Москва 2007 г., т. 6, с. 458).

В годы советской власти, с 1924 по 1931 гг. Свислочь была райцентром, где действовали различные предприятия, значительными из которых были по сплаву леса и деревопереработке. Евреи были закройщиками, портными, жестянщиками, каменщиками, столярами, стекольщиками, кузнецами, сапожниками, учителями в школе. Евреи соблюдали традицию, негласно отмечали национальные праздники, хоронили усопших по еврейскому закону (The Encyclopedia of Jewish Life Before and During the Holocaust. Shmuel Spektor (Ed). New York University Press, 2001. Vol 3, p. 1269).

Всегда оживленно было на пристани. Пароходы «Янка Купала» и «КИМ» (Коммунистический Интернационал Молодежи) перевозили пассажиров, а грузовой пароход «Рудин» буксировал баржи. Обслуживала пристань семья Натана Рабкина. Кузнецы Рувим и Мойше Дроны всегда были завалены работой. Берл и Авремл Крумеры пользовались репутацией прекрасных сапожников (Свидетельство Израиля Авсиеевича. См.: «Война известная и неизвестная …» Сост. Н.Л. Цыганок. Минск: БГАТУ, 2012 г., с. 304, 308).

Поскольку советская власть индивидуальную трудовую деятельность фактически запретила, то появились артели по пошиву одежды и обуви, открылись пункты по приему птицы и яиц, шкур и пушнины. Сплав. участком руководил Мойше-Йоше Липский, которого потом избрали главой сельского Совета, а председателем промышленной артели — Лучник Борух Лейбович. Однако жили все равно бедно, наличных денег не хватало. За сданную продукцию расплачивались хозяйственным инвентарем, кухонную утварью и другими промышленными изделиями. Магазины и ларьки располагались на широкой центральной улице, разделенной бульваром, что тянулся от базарной площади до костела. На этой же улице размещалась синагога с витражами в виде шестиконечных звезд, рядом — пожарное депо. На Замковой горе, в двух каменных зданиях, располагались пекарня и клуб. Школа помещалась в двух деревянных постройках — еврейская и белорусская. Многие жители свободно общались на трех языках — русском, белорусском и идиш.

Учащиеся 6-го класса советской школы на идиш в Свислочи. Фото 1936 г.

Иудейские верующие испытывали на себе нелюбовь советской власти, хотя советское законодательство и осуждало на словах кощунственное отношение к чувствам верующих любой конфессии. Тем не менее, проводились показательные общественные суды над раввинами 1929 г., антипасхальные мероприятия, закрытие синагог. О том, как это происходило в Свислочи, Наровле, Озаричах в 1929-1930 гг., можно прочитать в книгах, которые издавал «Союз безбожников» (В. А. Мащенко. Происхождение и классовая сущность еврейской пасхи. Москва: «Московский рабочий», 1931 г., с. 21-22; М.И. Шахнович. Кому служит религия Израиля? Ленинград: «Прибой», 1930 г., с. 40-44 и др.). Из синагог забирали предметы культа и другие ценности под предлогом поиска средств на индустриализацию. В 1930 г. у верующих Петрикова реквизировали 120 серебряных подсвечников, в Бобруйске — более 200. Подобные случаи имели место в Минске, Гомеле, Слуцке, Крупках, Узде, Свислочи и других городах и городках БССР (А. Киржниц. Трудящиеся евреи в борьбе с религией. Москва: «Безбожник», 1931 г., с. 32-34).

Аба Айзикович Литвин, председатель сельского Совета Свислочи (1913–1941 гг.)

Знаменитые уроженцы

Со Свислочью связаны яркие имена людей, которые стали широко известны далеко за пределами Беларуси. Отсюда вышли молодые и одаренные люди, сделавшие себе имя в современной еврейской истории. Их потомки и последователи мало знают и вспоминают об этом местечке в белорусской глубинке. В Свислочи родились:

  • Цви-Гирш Эдельман (1805–1858 гг.), издатель древнееврейской литературы.
  • Шмария Хаимович Левин (1867-1935 гг.), раввин, известный общественный и государственный деятель.
  • Израиль Наумович Давидан (р. 1923), океанолог, доктор географических наук (1969 г.), профессор (1974 г.).

Расскажем только об одном человеке, о котором уже было упомянуто в начале нашего повествования. Шмария родился в Свислочи в 1867 г. в купеческой семье. После окончания Минского реального училища юноша уехал продолжать образование за границу, поскольку в России этого сделать не мог из-за еврейской процентной нормы. Юноша слушал лекции в самых престижных университетах Германии — Гейдельбергском, Берлинском и Кёнигсбергском, получил степень доктора философии (1894 г.). В Берлине Шмария окончил Высшую школу иудаики, получил диплом раввина и вернулся в Россию, где был назначен казённым раввином в г. Гродно (1897 г.), а потом избран общественным раввином в Екатеринославе (1899-1904 гг.).

Шмария Хаимович Левин — депутат 1-й Государственной думы Российской империи от г. Вильна, раввин, деятель сионистского движения

Шмарья Левин принимал участие в пятом (1901 г.) и шестом (1903 г.) Сионистских конгрессах в Базеле (Швейцария). На шестом Сионистском конгрессе он был в числе противников Угандской программы, предполагавшей создание на территории современной Кении еврейского государства. В 1904 г. он переехал в Вильно и стал активным членом «Союза для достижения полноправия еврейского народа». От партии конституционных демократов в 1906 г. Шмарию избрали депутатом I Государственной думы Российской империи. В 1908 г. он уже в Германии, принял участие в десятом Сионистском конгрессе (1911 г.), где был избран членом правления Всемирной сионистской организации. Годы первой мировой войны провел в Америке, издавал газету «Га-Торан». В 1918 г. вернулся в Германию, где стал близким сотрудником Хаима Вейцмана. В Берлине, вместе с поэтом Хаимом Нахманом Бяликом основал издательство «Двир». С 1924 г. Левин поселился в Палестине, последние годы жизни он посвятил мемуарам, которые издал на английском языке: «Детство в изгнании (1929 г.), «Юность в революции» (1930 г.), «Арена» (1932 г.), скончался в Хайфе в 1935 г.

Гибель общины

День 22 июня 1941 г. перевернул все. О войне услышали от Абы Литвина, который жил в Свислочи около базара и имел радиоприемник. Новость ошеломила. Люди всполошились. Некоторые успокаивали, мол, где Германия, а где мы! Но уже 26 июня Свислочь бомбили, а 28 июня бомбардировка повторилась еще большей силой. Немцы вступили в местечко 29 июня 1941 г. Это были передовые армейские части, которые евреев не трогали. Циля Рубинчик вспоминает, что немецкую полевую кухню поставили у них во дворе. Солдаты угощали детей мясным супом, копченым салом и шоколадками. (А. Баршай «Циля Рубинчик — легенда и быль». Заметки по еврейской истории № 3 (162), март 2013 г.).

Полицию устроили в здание сельского Совета. Бургомистром Свислочи стал печник Николай Бондарь, который пошел в полицию вместе со своими сыновьями. Потом его сменил Шидловский, военрук Свислочской средней школы. Полицию возглавил фольксдойч из местных жителей бывший лесничий Бурштель (Национальный архив Республики Беларусь, ф. 3500, оп. 4, д. 99, лл. 2, 46). Председатель сельсовета Мойше-Йоше Липский пришел, как всегда на работу, но его повалили, били плетьми, а потом застрелили.

Гетто в Свислочи было открытого типа и не охранялось. Евреев оставили жить в своих домах, но заставляли нашить желтые шестиконечные звезды на рукавах. Полицейские Иван Лузанов, Василий Кобылянец, Николай Бондарь и его племянники Гриша и Миша Яновские прибивали желтые шестиконечные звезды на еврейских домах.

Уже с 3 июля 1941 г. немцы и их пособники стали брать «на работу» еврейских мужчин, но с «работы» никто не возвращался. Их убивали за мостом через Березину. Большую группу из 40 мужчин расстреляли в августе месяце. Тела закопали в колхозном саду, на горе. В сентябре собрали всех женщин-евреек, которые были замужем за русскими и сказали, что повезут в Осиповичи. Как потом выяснилось, довезли женщин до Липеня, с моста сбросили в реку Свислочь и уже в воде расстреляли сверху, с моста.

Массовый погром в Свислочи произошел 14 октября 1941 г. Солдаты и белорусские полицейские выгоняли евреев из домов, заталкивали в кузов грузовика и вывозили в лес:

«… кто жил на краю Свислочи, тех просто гнали палками, прикладами гнали по улицам женщин, детей, стариков пешком к месту казни. Отовсюду неслись страшные крики, рыдания, визг. Полицаи братья Бондари и их отец орали на всю улицу: „Бей жидов, спасай Россию!“Тетю Рахель, жену местечкового раввина, вели к грузовику, и какая-то баба рвала у неё с плеча пуховой платок. В другом месте две бабы набросились на еврейскую девушку, повалили её и стали стаскивать с ног блестящие резиновые ботики, причем, одна баба рвала с одной ноги, а вторая, с другой».

Расстреливали за рекой Березина. В тот день погибло несколько сот человек. (Свидетельство Бэлы Иосифовны Баршай. См.: А. Баршай. «Военно-партизанский роман» действительно был опубликован в трех выпусках приложения к газете Вести. Приложение “Ветеран и воин” (Израиль), 26 апреля, 10 и 17 мая 2006 г.).

После войны

После войны в Свислочь вернулись Меира Баршая, его мать Этя Элентух, его жена Хана, их дети Лева и Миша, Семен Баршай (брат Меира), стал заведующим кафедрой в лесотехническом институте в Минске, Петр Фаевич, Баршай работал директором школы в Свислочи, Мейлах (Михаил) Рувимович Зельцер заготавливал вторсырье, на разных должностях работали Зяма Гиршик и Люба — его дочь, Моисей Шмулик, Эля Зельцер, Дубинский, Бэла Полещук, Симха Фельдман и немногие другие.

О еврейской жизни в Свислочи после войны речи не велось. Традиции не соблюдали, миньяна не собирали, на идиш не говорили и детей ему не учили, обрезания не делали. Национальности своей стеснялись, считалось, что гордиться нечем, от пятой графы в паспорте одни неприятности. Евреи слышали в свой адрес, что немцы в годы войны «всех» убивали, и поэтому незачем «своих» выделять. Кругом (в газетах, по радио, в учебниках, школе и вузе, книгах, кино) твердили о приоритете интернационального воспитания — родина одна на всех. В 1972 г. композитор Давид Тухманов на стихи Владимира Харитонова сочинил даже песню «Мой адрес не дом и не улица — мой адрес Советский Союз». Главное, чтобы человек был хорошим — отзывчивым, исполнительным, скромным, работящим, бесконфликтным. Причем тут национальность? Только некоторые еще отдавали дань традиции. По словам Семена Зельцера, его отец Мейлах, записавшийся на фронте Михаилом, на Песах привозил курицу и мацу из Бобруйска и варил суп. Но делал это тихо, без «рекламы», в семейном кругу. Евреи были обречены на ассимиляцию, и советская власть уже считала, что добилась в этом отношении своей цели. Сам Семен Зельцер в 1972 г. после женитьбы перешел на фамилию своей супруги и стал Рубцовым Семеном Михайловичем, чтобы у его детей не спрашивали, почему они Зельцеры, а записаны белорусами (Архив автора. Запись беседы с Семеном Зельцером в Свислочи 1 августа 2019 г.).

Нина Леонидовна Сакова и Семен Мейлахович Зельцер. Фото Леонида Смиловицкого, Свислочь 1 августа 2019 г.

Память

Свислочь сильно пострадала в годы войны, в июне 1944 г. советская реактивная артиллерия ее почти полностью сожгла при ликвидации немецких войск, пытавшихся вырваться из Бобруйского «котла».

Точное количество евреев, погибших в Свислочи в годы Холокоста, до сих пор не известно. Циля Рубинчик смогла восстановить по памяти 42 семьи, всего: 173 чел. Оригинал этих записей хранится в Осиповичском районном краеведческом музее.

На сегодня восстановили 202 имени и фамилии евреев, погибших в Свислочи. Во 2-м издании книги “Война “известная и неизвестная…” приведены эти списки (с. 91-98). В 2018 г. Н. Цыганок обнаружила дневник жителя Свислочи М.В. Бондарева, в котором указана общая цыфра погибших в Свислочи евреев: 1016 чел.

По свидетельству Георгия Тимофеевича Забавского, после войны родственники погибших евреев, вернувшиеся из эвакуации и Красной армии, на месте расстрела поставили скромный обелиск, небольшой по размеру с металлической оградой. Сейчас на этом месте ничего не осталось. Останки евреев: и мужчин, и детей с женщинами, родственники погибших летом 1945 г. перезахоронили на еврейском кладбище в Бобруйске, а в 1949 г. появился небольшой обелиск со словами:

Памяти погибших советских граждан м. Свислочи,
зверски замученных и убитых немецко-фашистскими
захватчиками 1941-1945 гг. От родных и близких

Надпись умалчивала о национальной принадлежности жертв геноцида. Считалось, что это излишне, раз он установлен на еврейском кладбище. В 2003 г. по инициативе еврейской общины Бобруйска обветшавший памятник жертвам Холокоста из Свислочи реконструировали и к старой плите добавили слова «еврейской национальности». В дополнение поместили новую плиту, которая гласила, что работы были проведены на добровольные пожертвования соотечественников из США, Бобруйска и Израиля. Марат Петлах и Леонид Рубинштейном в 2004 г. издали Путеводитель по еврейскому кладбищу Бобруйска.

Памятник жертвам Холокоста из Свислочи на еврейском кладбище в Бобруйске. Фото Александра Литина и Иды Шендерович 1 октября 2019 г.

Выжить в Свислочи удалось лишь считанным евреям и среди них: Израиль Исаакович Авсиевич, Бэлла Иосифовна Баршай и Циля Гильевна Рубинчик. Спустя годы эти люди рассказали о своих испытаниях и мучениях, о том, кто их убивал и спасал. Сравнительно недавно эти бесценные свидетельства были опубликованы благодаря подвижнической деятельности учителя истории из средней школы № 2 из Осиповичей Неонилы Львовны Цыганок (Волнушкиной).

Неонила Львовна Цыганок не спасала евреев в годы войны, не была партизанкой или подпольщицей, потому что родилась через 11 лет после войны. Но она спасла от забвения память о нескольких сотнях еврейских душ, загубленных в страшные годы немецкой оккупации, восстановив имена праведников белорусов и русских, спасавших евреев с риском для жизни. Все это требует недюжинных усилий, сердечного участия, упорства и настойчивости. Н. Цыганок собрала документы, которые позволили присвоить в 2007 г. звание Праведника народов мира (посмертно) ветеринарному врачу Алексею Денисову, а в 2017 г. православному священнику Стефану Кучинскому. Итоги своей работы по сохранению памяти Холокоста Неонила Львовна опубликовала в книге «Война известная и неизвестная …» Сост. Н.Л. Цыганок. Минск, которая с изменениями и дополнениями выдержала уже три издания (2010, 2012 и 2019 гг.).

Кладбище

Еврейское кладбище в Свислочи заброшено, но сохранилось и представляет собой внушительное зрелище. Оно находится в конце двух улиц деревни — Народной и Клименко в направлении реки Березина. Периметр кладбища составляет 548 метров и обозначен хорошо различаемым санитарным рвом и частично сохранившейся насыпью-валом. Сохранилось не менее 300 надгробий (мацев). Часть из них (около 10%) повалена надписями вниз и для того, чтобы их прочитать, нужно приложить немалые физические усилия. Тем не менее, удалось прочитать фамилии: Горелик, Левин, Гольдберг, Мильштейн, Шустер, Зухавицкий, Капул, Камер, Зельдович, Тибель, Рубинчик, Аранович, Полищук, Липский, Гельфанд, Фридланд, Рубинштейн, Баршай, Кац, Сигаль, Шапира, Капиль, Залман, Сасонкин, Зердин, Сац. Это примерно 25% от того, что уцелело. Под одними мацевами земля усела, они накренились или упали, другие подвинули корни деревьев, которые поднялись на кладбище за последние 80 лет.

Большинство захоронений относится к середине XIX в. и первой трети ХХ в. Послевоенных могил нет. По словам Семена Зельцера, в послевоенные годы старики евреи приходили в дом умершего соседа-еврея, даже если он был советским служащим и коммунистом и говорили примерно следующее: «он был при жизни ваш, а после смерти отдайте его нам. Мы обо всем позаботимся и его похороним в соответствии с нашим законом». Тело покойного везли из Свислочи в Бобруйск и предавали там земле на иудейском кладбище.

С высоты берега, который когда-то выбрали евреи местечка Свислочь для упокоения своих усопших, открывается величественная картина впадения реки Свислочь в Березину. Основная часть кладбища — это участок, поросший лиственным лесом со следами ям — дело рук черных копателей-мародеров. Кладбище подходит вплотную к обрывистому берегу реки Свислочь, которая его подмывает, меняя свое русло.

Мацевы на еврейском кладбище в Свислочи. Фото Леонида Смиловицкого 1 августа 2019 г.

Вторая часть кладбища находится к северу (слева) от рыбацкой дороги, у ее края и в яру, спускающемся вниз вдоль тропы, к болотистой пойме Березины. Его будто охраняют три огромных вековых дуба, один из которых особенно внушительных размеров, называют «Дуб желаний». Дубы расположены с восточной стороны, около дороги у самого выхода из зеленого массива к пойменному берегу. Земля от времени обваливается, обнажая кости и черепа, но никого это не волнует. Со временем кладбище стало местом пикников. Через него проходит дорога (не тропинка) к пляжу. Река ежегодно подмывает берег, и камни падают в реку.

Панорама реки Березина, открывающая с еврейского кладбища в Свислочи. Фото Леонида Смиловицкого 1 августа 2019 г.

Десять лет назад минская молодежная еврейская организация «Гилель» под руководством Максима Юдина подняли часть надгробий со дна реки, и составила каталог кладбища. Однако остановить процесс разрушения кладбища одной экспедиции невозможно (Ida Shenderovich, Alexander Litin. Wschód Europy • Восток Европы • East of Europe vol 3, 1 / 2017, с. 146).

Немногочисленные евреи, оставшиеся после войны в Свислочи, не в силах были что-то сделать. Жизнь при советской власти приучила помалкивать. Кого убили немцы во время войны, кто уехал, кто предпочитал не замечать. Власти остаются безучастны. Другие стандарты, другая мораль, другая ответственность. Не мое и не наше. И невдомек, что это наша общая утрата, обезличивание истории малой родины одинаково чревата последствиями для евреев и белорусов.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Свислочь»

  1. Летом 1970г. я приехал в Речицу; поездом Москва-Гомель, далее автобус Гомель-Речица. На центральной площади города был установлен танк Т-34, освобождение Речицы в 1944г. В гостинице я предъявил паспорт и командировочное удостоверение. Женщина мне отвечает «гим мир гелт», я её поправляю: «гиб мир гелт», — дай мне деньги, идиш; в паспорте указана национальность — еврей.
    В феврале 1970г. я защитил диссертацию: кандидат технических наук, специальность геофизика, ВННИЯГГ, Москва. Я занимал должность старший геофизик, вышло постановление: кандидатам наук полагается надбавка. Меня назначили ответственным исполнителем по теме: «Речица». В 1956г. Флёров, Понтекорво предложили использовать импульсный генератор нейтронов в нефтяных скважинах: импульсный нейтронный каротаж (logging). Метод применяется в настоящее время, в основном, в контрольных скважинах, для выделения водонефтяного контакта. Я защищал диссертацию по этой тематике. Есть более общая проблема: в карбонатном разрезе стандартный электро — каротаж информацию не даёт. В настоящее время применяют акустический каротаж и ядерно-магнитный каротаж (в медицине магнитный резонанс MRI); но «Америка впереди планеты всей».
    Мы работали в Восточной Сибири, в частности нефтяное месторождение Марково на Лене. В декабре 1969г. я защищал заключительный отчёт в Иркутске. В Речице некоторые скважины дали воду: Нефтяное министерство вернуло месторождение в министерство Геологии — на доработку. На месторождении Речица продуктивный горизонт выделялся чётко: кровлей продуктивного пласта (покрышка) является пласт соли. Мы определяли водонефтяной контакт. Выяснилось: нефтяная залежь разбита на тектонические блоки: каждый блок имел свой водонефтяной контакт. В геофизическую экспедицию я ездил на автобусе из гостиницы, от остановки автобуса до экспедиции ходили через еврейское кладбище.
    Геологическое управление находилось в Гомеле, я участвовал в заседаниях, писал отзывы на отчёты. Речица — на берегу Днепра, летом замечательный пляж, но на это место нашлись другие, а меня направили в Западную Сибирь — газовые месторождения Уренгой, Cамотлор и др. Я ездил в Тюмень, говорил с Салмановым. Салманов, главный геолог, был там «и бог, и царь, и военный начальник». Ехать в Уренгой и далее на север, я воздержался. Меня вызвали в отдел кадров: «Товарищ Гоммерштадт, прочтите, что про Вас пишут»,- сионистская пропаганда в рабочее время. Я описал это в статье http://club.berkovich-zametki.com/?p=37892
    Я нашёл другую работу, но направление выбрал на юг — подал документы на выезд в Израиль. Меня не задерживали.

  2. Спасибо автору, вы делаете святую работу. Читая вашу статью от 18 июля с.г. О кладбище в Старых Дорогах моя супруга обнаружила фото могилы своего деда Давида Резника, именем которого мы назвали нашего сына, родившегося в Беер Шеве в 1986 году, сейчас работающего в hайтеке в ТельАвиве. Фото могилы его прадеда мы ему послали по эл. почте. עוד פעם תודה רבה

  3. У Гудериана был конфликт с осторожным Гюнтером фон Клюге , который не хотел, чтобы танки Гудериана продвигались слишком далеко на восток, поскольку он боялся нападения нафланги Гудериана. Поэтому танки Гудериана должны были ждать пехоту, которая все еще продвигалась в основном пешком.

  4. Гудериан директиву Гитлера о евреях, к исполнению не передал. Это не был приказ генерального штаба.

  5. Михаил Поляк
    — 2019-11-07 13:29

    Инна! Вас удивило, что в 1941 г. среди немцев попадались нормальные люди. А что среди тогдашних белорусов их не было, Вас не удивило. Вот ведь что ужасно!
    ______________________________________
    Меня удивило не это. После того, что автор писал о других местечках, где с приходом немцев сразу евреев начинали сгонять в гетто, а потом увозить на расстрел, вдруг читаешь, что передовые армейские части к евреям были милосердны и добры. Конечно, были всякие немцы, как и белорусы и русские тоже. И вы говорите про отдельных «нормальных людей». Но тут целые армейские части. Почему вдруг такая любовь к евреям? А как же «окончательное решение», они как-будто не слышали ничего про это? А как же «Бабий Яр»?

    1. Инна! Уничтожением евреев поначалу занимались исключительно айнзацкоманды и части СС, через некоторое время к этому стали подключать и армейские части.

  6. Немцы вступили в местечко 29 июня 1941 г. Это были передовые армейские части, которые евреев не трогали. Циля Рубинчик вспоминает, что немецкую полевую кухню поставили у них во дворе. Солдаты угощали детей мясным супом, копченым салом и шоколадками.
    ____________________________
    И такое было?!

    1. Инна! Вас удивило, что в 1941 г. среди немцев попадались нормальные люди. А что среди тогдашних белорусов их не было, Вас не удивило. Вот ведь что ужасно!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *