Лазарь Фрейдгейм: Будьте здоровы, или Лехаим

 687 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Давайте выпьем понемногу из любого нравящегося сосуда — за радость жизни, за продолжение добрых событий этих наших, увы, счётных дней… Взглянул на календарь. Время начала субботы — свечи уже на столе. Наполняем скромные киддуши. Выпиваем — кто-то с молитвой, кто-то с традиционной застольной песней. Лехаим!

Будьте здоровы, или
Лехаим

Лазарь Фрейдгейм

Лазарь Фрейдгейм

Питие многолико. Можно, конечно, искать в нём нокаутирующий удар, и тогда достаточно «всосаться и вылакать из горла» или искать в подворотне гранёный стакан, чтоб разлить только что добытый бутылёк «на троих». А можно, совмещать питие с удовольствием восприятия жизни. И тогда глаз и рука ищут красоту, чтобы в радость было прикосновение губ к напитку. Вопрос целей и путей достижения цели. Смешно думать о красе бокала, если цель упиться и отключиться. Смешно не думать об обстановке пития, если вино — путь к радости общения. Можно отметить ещё одну статистически почти достоверную зависимость: после загульного питья в подворотне собутыльники часто оказываются врагами; после общего застолья участники чувствуют себя друзьями.

Застолье с питиём старо, как мир. Возникают несколько компонентов, составляющих этого действа. Здесь и физиология, и коммуникативность, и эстетика… Всё охватить трудно. Поэтому обойдём большинство прелестей и забот стороной. Сконцентрируем внимание на сосудах для питья, несущих с давних пор в большой степени эстетический оттенок.

История сосудов для питья уходит в многовековую даль.

Не скоро ели предки наши,
Не скоро двигались кругом

Ковши, серебряные чаши
С кипящим пивом и вином.

При роскоши и богатстве на первые места приходили ценность и красота бокалов и чаш. Только совсем в недалёкие от нас годы в виночерпие пришла теория винных бокалов как составляющая качества вина. В трактирном общении такими «мелочами» не заморачивались.

Мысленно попытаемся прикоснуться к обилию сосудов для питья — разных типов, разных времён, разного назначения, изготовленных из разных материалов. Уникально дорогих и ценных или обыденных, а то и одноразовых… Кто-то подразделял сосуды по материалам, из которых они сделаны: золотые или серебряные, нефритовые или ониксовые, костяные или керамические, хрустальные или стеклянные… Кто-то — по размеру: 1 чарка равнялась 1/100 ведра или двум шкаликам — в нынешнем понимании это примерно полстакана. А для ковшей и братин меры не были предписаны.

Благодаря «Питейному уставу», изданному Иваном Грозным, в России во всех питейных домах впервые появились «заорлённые», то есть стандартизованные питейные меры: ведро, осьмуха, полуосьмуха, стопа и кружка. В старорусских мерах и в посуде, используемой для питья, заложен один и тот же принцип — квартальное, или четверичное, соотношение объемов (1:2:4:8:16). В питейных заведениях России в XVI-XVIII веках этому примерно соответствовал ряд, включающий ведро — полведра — осьмуха — штоф — бутылка — стакан — чарка — шкалик. Объёму чарки близок прилипший к просторечному языку мерзавчик — маленькая бутылка водки вместимостью в 1/8 л (примерно 1/2 стакана).

Большинство из нас не избалованно сервисом старинных торжеств со слугами или дипломатических приемов, на которых театрально держащиеся официанты готовы оказать услугу ещё за мгновение до того, когда вы об этом подумаете.

Они веселье в сердце лили,
Шипела пена по краям,
Их важно чашники носили
И низко кланялись гостям.

В наших домах мы привыкли сами готовить праздничный стол, сервировать закуски и блюда, собственными руками наполнять бокалы. Но знать чуть-чуть больше, чем требуется за обычным домашним столом, конечно, не помешает. Но чтобы не создалось ощущения некоторой неполноценности наших домашних праздников, я позволю себе предварительно показать несколько примеров домашних застолий известных деятелей. Я думаю, что на таком уровне сервиса нам станет уютней, когда мы будем запросто ждать дорогих гостей.

В хорошей компании выпить не грешно

Банкет и подворотня, грузинское застолье и еврейская суббота, мальчишник и девичий пересуд, обычный семейный праздник… Время в значительной степени аранжирует обстановку домашнего пития.

В интерьере домашнего застолья на плотно заставленном столе главенствующую роль играют бутылки с напитками, а не наборы бокалов. Естественно, за спиной участников нет официанта, всегда готового наполнить ваш бокал. Здесь «самообслуживание»…

По-русски — поющие и пьющие — таят в себе потаенный смысл созвучности — с точностью до одной буквы. Суровые годы молодости Владимира Высоцкого — обстановка, согласующаяся с состоянием. Возможно, что недостаток бокалов вполне компенсировался использованием в качестве таковых избыточного количества пока ещё не пустых бутылок. Я бы с некоторой наигранностью сказал: от горлышка до горла…

Вот завидное сообщество мировых звезд первой величины на вечеринке за не парадно выглядевшим столом. В 1973 году Дэвид Боуи распрощался со своим очередным сценическим альтер эго Зигги Стардастом, устроил по этому поводу последний концерт и закатил пьянку в лондонском Café Royale. За столом Лу Рид (слева), Мик Джаггер (в центре).

Бокал вина — прекрасный символ торжества счастья и радости в рембрандтовском «Автопортрете с Саскией на коленях».

Можно насладиться достойным восприятием напитка. Смотрите — в роли дегустатора Леонид Парфёнов. Он знает толк не только в качестве и особенностях вин, но и донесении этого наслаждающего знания до непосвященных.

Мгновение до «дегустации» — Тосты

— Толкаемся рюмками, — говорил мой сын в четыре года. Тема питья и радостных или мрачных форм этого действа не обходит стороной все возрасты, особенно в России.

Традиция соприкасаться — чокаться — винными бокалами имеет давнюю историю. Легенды на этот счет не однозначны. По одной — мрачноватой — участники пиршеств страховали себя от возможного отравления тем, что при соприкосновении полных бокалов вино попадало в кубки других участников торжества. По другой легенде смешивание вина при чоканье было символом побратимства.

Совместная трапеза это праздник. Дух праздника сполна отражают тосты. В наиболее привычном для нас варианте даже трудно представить выпивку без тоста. Скромного или поэтичного… Тут уж поле для традиций — национальных, семейных, дружеских.

Тема тостов бесконечна. Традиционно — это обращение одного из присутствующих к кому-то из участников встречи или ко всем соучастникам. Спич может быть поэтичным и длинным. А может уложиться в несколько, а то и в одно слово. Вспомним самые лаконичные тосты, характерные для разных стран и народов.

При всём многообразии языков и людских характеров тосты-пожелания совпадают во многих странах, на многих языках.

На первом месте по распространению тост «За здоровье» с разными оттенками (За ваше здоровье, Будьте здоровы, Ваше здоровье), “Cheers” (Чирс) — в англоязычных странах, “Prost” (Прост) или “Prosit” — на немецком. Мало отличается от немецкого тост в Австрии или Швейцарии — Прошт! “Skål” (сколь) — по-шведски, “Na zdrowie” (На здровие) — у поляков или чешское “Na zdrav” (на здрав). У французов — “A votre santé” (А вотрэ сантэ) или в более тесной кампании сокращённо — Сантэ. В итальянском застолье можно услышать: “Salute!” (Салютэ), то же «Здоровья». Аналогично прозвучит тост на испанском: “Salud!” (Салюд, Здоровья!)…

С небольшим смысловым отличием подобный тост звучит на идиш: “L’Chayim” (Лехаим) — за жизнь.

Итальянцы могут предпочесть традиционному «салютэ» звонкое «чин-чин», восходящее к китайским традициям. Ещё один распространённый вариант тоста в Германии: “Zum Wohl!” — (Ваше здоровье/благополучие).

Глубокомысленно звучит китайский тост «Ган бей», что в переводе означает «Чтобы река обмелела», в русской аналогии — «Пей до дна». Возглас «чай йо», что означает «ура», можно услышать в качестве тоста в Юго-Восточной Азии по-тайски. Там же напутственное «Чон каев» («Выпьем!»).

Без особых претензий за российским молодежным столом может прозвучать и «Давай!», «Поехали!» или «Будем!» Кстати, в Белоруссии универсальный тост звучит именно так — «Будьзма», то есть «будем». На немецком можно услышать: “Noch einmal” (Нох айнмаль) — Ещё раз, снова.

Подымем стаканы, содвинем их разом!
Да здравствуют музы, да здравствует разум!

Во многих странах не принято коллективно чокаться, это выполняется как индивидуальное общение — бокалами и взглядами. В Китае соучастники трапезы обычно не чокаются. Но если их рюмки соприкасаются, то соблюдается ритуал, при котором младший по возрасту или по положению держит свою рюмку ниже, чем старший. Он чокается верхней частью своего бокала о ножку бокала старшего по возрасту или должности.

В подтексте традиционных тостов естественное чувство общей сопричастности, единения. В российских традициях застолий (не подзаборных пьянок) вино символ праздника. Тост оттеняет такое событие. Во многих странах вино составляет обычное блюдо, одно из составляющих ежедневного меню. При этом исчезает потребность парадного оформления пития — тоста.

Красивость и красота

В разное время и в разных условиях люди пили и пьют вино из совершенно разных приспособлений: чаш, кубков, кружек, стаканов и т.п. Выбор бокалов с давних пор зависел не от оптимальности их формы для постижения вина. Он может определяться множеством вкусовых (во всём обилии значений этого слова) предпочтений. Любитель чешского хрусталя предпочтет бокалы с тонкой резьбой или элегантным золотым ободком. Коллекционер серебра будет перебирать изделия старых российских фирм или бокалы от Тиффани или Картье. Правоверный иудей без всяких колебаний в преддверии субботы предпочтет на столе небольшие стопки или скромные бокалы для традиционной молитвы киддуш. Любитель же камней самоцветов в зависимости от настроения предпочтёт бокалы из яшмы или нефрита. Грузинское мужское застолье могут украсить оправленные в серебро небольшие бокалы-рога. Выбор велик, как и вкусы участников застолий.

Заглянем в «Описи старинныхъ вещей собранiя Щукина», одного из самых известных российских коллекционеров. В раздел сосудов для вина вошли ковши, братины, чаши, ендовы, стаканы, кружки, кубки, чарки, рюмки, четвертины… Из занесенных в опись 525 сосудов более половины серебряных, остальные стеклянные, фарфоровые, кокосовые, деревянные, медные, оловянные, финифтяные, перламутровые и единственный — золотой.

Я не хочу отдавать предпочтение той или другой стороне эмоций застолья. Человек может выбрать оправу для вина по своему вкусу — дегустации и визуальной эстетики. Вековые музейные коллекции позволяют безгранично всматриваться в такие творения рук человеческих. Здесь громкие имена мастеров, великие и всевластные владельцы, неимоверная стоимость камней и металлов…

Словарь — от лукавого

Задача коснуться всего из чего мы пьем, что было за столом в руках наших предков увлекательна, но неподъёмна. В многообразии названий сосудов для питья потаённо проявляется роль питья в быте народа, как и богатство языка, оттеняющего любые нюансы хмельных застолий.

С коллекционным интересом перечислим некоторое множество названий сосудов для питья. Подключайтесь, поехали…

Ковш, чаша, братина, кубок, рог, ритон, потир, фляжка, канфар, стопка, чара, чарка, калебас, ендова, корчага, ушат, скопкарь, пиала, стакан, киаф, килик, скифос, баклага, стопа, стопка, кружка, фиал, бокал, фужер, рюмка, пиала, ремер, аклей, сниффтер, хумпен, корчага, корчажка, ендова, лафитник, шкалик, увенчание, болванец, стакан, достакан, мушорма, овкачи, сулея…

Всё о питье, о бокалах — на все вкусы, возможности и аппетиты. Всё перекликается с застольем.

По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,
По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!

За каждым из множества названий скрываются свои особенности, свои привлекательные достоинства и уже отторгнутые временем неудобства и недостатки. Если сомневаетесь, Google вам в руки. И пара примеров.

Сулея — «всякая стеклянка, служащая для питья»; бутылка, полуштоф, фляга, фляжка. Чашами, в XVI-XVII столетиях «назывались круглые разложистые сосуды с рукоятями, с кольцами, с пелюстками, со скобами, весившие иногда до двух фунтов и более; но вообще под этим названием разумели пропорцию выпиваемого собеседниками вина; в этом смысле на одной братине находится надпись: «В сию братину наливается богородицына чаша». Пить чью-либо чашу значило пить в честь кого-нибудь или за чье-либо здоровье. Таким образом, говорилось: «Государева чаша, патриаршая чаша».

Упомянем только нескольких типов сосудов и наборов…

Ковши

С древних времен ковши неотъемлемая часть богатого виночерпия. Сочная живопись давних веков даёт тому множество примеров. Вино и сосуды, фрукты и сладости появились на полотнах живописцев, — как светских, так и религиозных, — в XV веке под влиянием античной культуры.

Зачастую сосуды для питья превращаются в произведения искусства. Можно привести много ковшей со сложной архитектоникой или с виртуозной вязью многоцветной эмали.

«Не то на серебре, на золоте едал…»

Примером может служить золотой ковш Ивана Грозного (1563 год. Золото, чернь, сапфиры, жемчуг).

Лучшие мастера пытались выразить себя через такие работы.

Но я остановлюсь на одном мемориальном ковше, история которого таит в себе не винную тайну. Замечательный ковш с клеймом одного из представителей династии российских мастеров серебряного дела Михаила Овчинникова попался впервые мне на глаза в качества аукционного лота с десяток лет тому назад.

Массивный серебряный ковш с надписью по верхней кромке из стихотворения Гавриила Державина «Кружка»:

Краса пирующих друзей,
Забав и радостей подружка

Размеры ковша примерно 40 см в длину, высота 22 см, ширина 23 см. Вес около 3 кг.

Всё дно занимают имена и звания почти сотни людей. Перечень начинается с двух Е.И. В. В.К. — Его Императорское Величество Великий Князь — Алексея Александровича и Константина Константиновича (последний наиболее известен своим поэтическим псевдонимом К.Р.). Далее следуют имена офицеров: полковников, капитанов, штабс-капитанов, поручиков, подпоручиков. Замыкают список «прежде-служившiе въ полку».

По одной из версий было изготовлено несколько десятков (около 80) таких ковшей с аналогичной гравировкой. Можно предположить, что это было сделано в честь 200-летия Лейб-гвардии Преображенский полка, сформированного царём Петром I в 1691 году. Косвенным подтверждением этому служит то, что в 1891 году как раз названные Великие князья были командирами Преображенского полка:

  • 26.02.1887 — 26.02.1891 — генерал-майор Свиты великий князь Сергей Александрович;
  • 23.04.1891 — 4.03.1900 — полковник (с 1894 г. — генерал-майор Свиты ЕИВ) великий князь Константин Константинович.

К сожалению, нет ни одного старого свидетельства об изготовлении юбилейного ковша, не удаётся найти весомой информации о человеке с особо выделенным в центральном круге именем «А.Н. Огаревъ» — даже по отношению к Великим князьям.

Наличие гравировок на дне, исходя из общих соображений, не добавляет стоимости изделию, но делает его узнаваемым, не спутаешь. Что за перечень множества имен, что за выделенный Огарев? Если бы это было единичное подношение какому-то боссу А.Н. Огареву, то все было бы объяснимо. Даже странно, что при нынешних возможностях доступа к информации не удается документально установить, к какому событию было приурочено изготовление памятных серебряных ковшей.

В итоге можно в рамках нашего разговора отметить, что в данном случае парадный ковш из винного сосуда приобретает форму сувенира — памятного ковша.

Порой эффектные ковши-братины практически утрачивают потребительское назначение, становясь только произведением прикладного искусства. Серебряный парадный ковш с богатырями начала ХХ века того же мастера М. Овчинникова поражает воображение. Вес ковша-братины более 3,5 кг.

Рога для вина

Рога животных для питья вина издревле использовали германские и кельтские племена. Роскошный рог можно увидеть на картинах средневековых мастеров. На иллюстрации — картина голландского живописца Говерта Флинка — одного из самых талантливых учеников Рембрандта.

Особенно популярны в последующие времена стали такие сосуды у народов Кавказа. Грузинское застолье, рог в руках, мужское многоголосье — вековые традиции. Такое застолье можно увидеть в горном ауле, за праздничным столом артистического дома, на приеме больших лиц. На природе — Хрущев принимает Кастро в Грузии — в руках совсем не маленькие рога, наполненные, вероятно, молодым грузинским вином…

Обычно винный рог оправляется с двух сторон в черненое серебро. Между этими частями закрепляется серебряная цепочка. Большое число таких изделий родом из Кубачей. При стилевом сходстве — оформление питьевых рогов индивидуально. Не только разные мастера ищут оригинальные решения, но изделия каждого мастера могут значительно отличаться друг от друга.

Особая красота отличает большие рога для вина. Основой для них служат мощные кривые рога волов. Когда берёшь в руки большой рог, воспринимаешь обычные питьевые рожки, как золото мексиканского магазина по сравнению с королевскими украшениями.

Длина рога превышает полметра. Объем рога составляет около двух литров. Обычный рог содержит примерно 1-2 стакана вина. Это как «братина» — сосуд для объединенной дружеской компании. Сосуд, который переходит из рук в руки. Конечно, это уже не только сосуд для вина, это украшение. Рог вола отделан серебром с чернью кубачинскими ювелирами.

Ритоны

С рогами для вина перекликаются ритоны — своеобразная реплика на питьевой рог. Ритоны (др. греч.— рог для питья), как правило, представляют собой сосуд для питья (из металла, глины или рога) в виде головы животного. Ритон при застолье обычно устанавливался на специальной подставке. Традиция использования таких сосудов древняя.

Древнегреческий серебряный ритон из фракийских курганов, относящийся к концу IV в. до н.э. оформлен в виде фрагмента туловища лошади. Тема животных очень популярна во все времена в оформлении ритонов. Особенно часто это можно увидеть в пиалах охотников.

Традиционны охотничьи ритоны в виде, головы животного или рыбы, например, кабана, оленя или щуки и в более близкие к нам времена.

Ритоны как голова оленя и голова щуки показаны ниже.

Интересно преломлена тема ритона в винном серебряном наборе в русском стиле конца XIX века. Он включает в себя ритон, выполняющий функции бочонка-графина, и 12 стопок. Ритон снабжён краном. В верхней части ритон украшен опоясывающим рельефом. На каждом изделии набора эти рельефы возвращает нас к модной в то время теме богатырей. Ритон закреплен на круглой мраморной основе. Высота ритона более полуметра, стопки высотой примерно 8 см.

Киддушные бокалы

Национальный колорит проявляется не только в современных грузинских рогах. Можно отметить традиционные бокалы в еврейской среде для молитвы в субботу, особый день в иудаизме, начинающейся в пятницу после захода солнца. Молитва — куддуш — произносится с бокалами, наполненными легким вином. Именно поэтому эти молитвенные бокалы называют киддушными.

Обычно бокалы изготавливаются из серебра с нанесением гравировок, отправляющих нас к стилизованным образам синагогальных построек. Большинство таких бокалов для всех иудаистских общин изготавливались в России. В многих еврейских семьях такие бокалы используются до сих пор. На них, как правило, стоит старая проба серебра «84». На бокалах, отправляемых в Америку, очень часто гравировался магендовид. Обычно они вторично апробировались, и при соответствии американской пробе 925 это фиксировалось надписью «Sterling».

Киддушные бокалы-стопки часто изготавливались разных размеров и могли вставляться друг в друга. От субботы до пятницы в небогатых буфетах они хранились подобно матрешкам.

Дань моде

Мода всевластна и безгранична. Каждое течение моды находило отражение и в атрибутах застолий.

В конце XIX века стал особенно моден тромплей (trompe-l’œil — фр. фиктивный, обман зрения) — набор технических приемов в живописи и прикладных искусствах, целью которых является создание оптической иллюзии объемности плоского объекта. Эта техника в живописи, архитектуре своими истоками уходит во времена Древней Греции и Древнего Рима. Широкое распространение она получила в изготовление изделий из серебра. Тромплей использовали ведущие русские мастера-ювелиры конца ХIХ — начала ХХ вв.: Карл Фаберже, Игнатий Сазиков, Павел Овчинников, Иван Хлебников, Иван Лебедкин… С большим мастерством они имитировали в серебре ткань, плетение из лыка и лозы, печать на бумаге, дерево, камень, и т.п.

Наиболее распространены изделия, поверхность которых иллюзорно представляется сплетённой из бересты, лыка. Бочонок для вина (пива) с кружками в технике тромплей показан на иллюстрации. Изделие выполнено с некоторой нарочитой грубоватой деревенкостью.

Совершенство современных винных бокалов

Вспомним о главенстве вкуса вина при виночерпии и вернёмся к оценке бокала как завершающего этапа виноделия — оптимального восприятия вкуса и аромата вина.

Знатоки вин на основе многовекового опыта пришли к безусловному канону пития: разные вина не следует пить из одного и того же бокала. На восприятие вкуса и аромата вин влияют объем, форма бокала, диаметр кромки.

ХХ век внёс совершенно новые подходы к понятию «бокал для вина». На смену первостепенности широко понимаемой красивости пришли возможности создания наилучших условий для восприятия качества и вкуса напитков. Здесь первейшую роль сыграл Клаус Ридель (Claus Josef Riedel 1924-2004). Он являлся представителем знаменитой династии производителей стекольной продукции, главой фирмы Riedel (en Riedel). Ридель полностью отказался от резных и цветных фужеров, из которых до этого принято было пить вино, предложив бокалы из тонкостенного и неукрашенного стекла.

Поиски и контрольные дегустации привели в 1950-х годах к созданию набора бокалов, ставшего классическим и признанного всеми специалистами виноделия и изготовителями винных бокалов. В конце XX века революционная концепция Клауса Риделя была признана не только виноделами и сомелье, но и простыми любителями вина со всего мира. В 1973 году Ридель создал коллекцию Sommeliers из 10 бокалов ручной работы. Современная версия этой коллекции создана сыном Клауса — Георгом Риделем, который расширил линию Sommeliers до 30 бокалов.

Бокалам Риделя были присвоены десятки международных наград. Изобретённые Риделем формы бокалов ныне считаются классическими и используются на профессиональных дегустациях вин. Георг Ридель основал отделение компании в США. Сомелье и ценители вина по всему миру признают бокалы и декантеры австрийской фабрики Riedel лучшими инструментами для дегустаций и наслаждения вином. Изделия из коллекции Sommeliers выставлены во многих музеях мира как эталоны винных бокалов.

Фрагмент одной из коллекций показан на фотографии.

Красиво, строго, элегантно даже для непрофессионального взгляда. Но для правильного выбора набора бокалов при застолье нужен этакий «толмач». Похоже, чтобы наиболее эффективно пригубить бокал вина, придётся пройти хотя бы начальный курс сомелье…

Здесь, в тиши компьютерного стола или в уединении с айфоном в руке можно уточнить назначение каждого типа бокала. Но каково при застолье?..

Кто-то, возможно, почувствует историческую неловкость отказа от полновесного стакана при дележе бутылки водки или не до краёв налитого бокала портвейна «777», но на то и многообразие жизни и счастьевомприятия…

Порой хочется стать вином, чтобы понять, как влага, обласканная формой бокала, откликается и расцветает. Хочется проникнуть в «механику» чудодействия, прикоснуться к скрытому от нас простому волшебству.

Головная боль сервировки — это не для меня

Сервировка стола — особый вид профессионального мастерства. Я бы сказал (в духе нашего проанглийского времени), что на авансцену выходит особый вид «фудстайлинга» — этакий «тейблстайлинг» — визуальное преображение пространства стола, его «мейкап». Но в данном случае это не «грим», это пролог застолья. По аналогии с грузинской традицией особой школы организации застолья (подготовки тамады) — этакой академии супра («супра» по-грузински, скатерть) — здесь не обойтись без школы хозяина застолья.

Не менее сложный выбор предстоит при расстановке бокалов: для каждого напитка предназначен свой сосуд. Не только на дегустациях и в музейных экспозициях. Шампанское подается в узких фужерах, коньяк — в выпуклых бокалах, белое вино — в бокалах с небольшим объемом, а красное — в бокалах выпуклой формы. Для крепких напитков (водки, рома) используются рюмки.

Вот от такой мини-инструкции уже может заболеть голова и захотеться послать букет условностей по некоторому не радостно произносимому адресу: «Если во время обеда (вечера, банкета) будут распиваться спиртные напитки с высоким градусом, то справа, в первом ряду нужно поставить рюмку для наливки или водки. Далее для хереса, мадеры или портвейна поставьте мадерную рюмку, которая чуть больше рюмки для водки. Теперь нужно поставить бокал продолговатой формы и немного зауженный к верху, который предназначается для распития красных или белых вин и в завершение поставьте фужер, для распития воды».

Пойди, разберись в двусторонней проблеме: как и что поставить, как использовать. Еще большие вопросы, чем назначение набора вилок-ножей на столе официального приема… Хорошо, что при домашних традициях можно дать поблажку: обойтись менее строгой регламентацией.

Мне вспомнился мой немолодой родственник, который, перечислив с десяток ингредиентов для салата, закончил: «И больше ничего не надо…» Ну, действительно, что сложного в парадном столе?..

Мы у цели

Представим многообразие обстановок пития, участников винных игрищ, видов напитков… Фу, голова кругом: очень много. Можно, конечно, представить, что для перегрузки алкоголя из тары в потребителя можно довольствоваться во всех случаях привычным гранёным стаканом. Говоря не без издёвки, совершенно очевидно, что это занижение возможностей удовлетворения постоянно растущих потребностей многоформатных участников питейной процедуры. Что-то не так… И в действительности, условия сабантуя, поводы, участники любые из факторов — создают гамму потребностей и особенностей инструмента транспортировки напитков из бездушной тары в неизбежно индивидуальное горло потребителя.

Можно, конечно, задаться целью напиться в хлам, и тогда на задний план отходит, что в бутылках, кто по соседству, во что наливаешь. Не будем прицеливаться на подобное состояние отпада («уколоться и забыться»). Это за пределами сегодняшней встречи. Но даже, если когда-то хмельной синдром подавал неприятный голос, то ему всё же предшествовал дозапойный подъём и удовольствие звона бокалов.

Неотъемлемую часть винного послевкусия составляет как то, что и из чего мы пьём, так и то, с кем мы пьём, чьи бокалы соударяются с вашими. Здесь — особый аромат грузинского застолья.

Вспоминается вечер в тбилисском ресторане «Пиросмани» на проспекте Руставели, куда наша московская компания в давние годы попала вечерком в дни какой-то всесоюзной научной конференции. За соседним большим столом была не степенная компания героев Пиросмани, с десяток молодых ребят. Естественно, в грузинском ресторане это была чисто мужская компания.

Грузинское застолье всегда оставляет ощущение парящего приподнятого настроения. Со стороны застолье может показаться хорошо срепетированным спектаклем. Но всё всегда держится на искусстве тамады («тави» — голова, «мада» — аппетит) и дружественности компании. Вязь грузинских тостов красива и поэтична. В традиции тостов трудно выделить какой-либо лаконичный стандарт — те самые немногословные приветствия, которые были выделены в тостах сотрапезников разных стран. Это какая-либо история, скетч, легенда… Связующим звеном, на подхвате в компании всегда незаменимый тамада с традиционным алаверды — передачей слова очередному участнику. Ну и ни с чем несравнимое мужское многоголосие… Звучание мужского хора покоряет мгновенно. Можно за соседним столом уже не есть, не говорить, не пить, только слушать…

Можно пить степенно, элегантно держа бокал пальцами, а можно в вихре национального танца припасть на колено и губами захватить стоящий на полу бокал… Нет, конечно, можно пить — и из горла, и из бумажного или пластикового одноразового стакана. Но хочется почувствовать себя составной частью этакой икебаны, воссоединяющей богатый комплекс компонентов: что пьём, из чего пьём, по случаю чего пьём, ну и, конечно, с кем пьём.

Давайте выпьем понемногу из любого нравящегося сосуда — за радость жизни, за продолжение добрых событий этих наших, увы, счётных дней…

P.S. Пробежал глазами готовый текст. Фрагменты, кусочки, заметки, восторги… Как-то показалось, что в процессе перетасовки частей, поиска информации, ублажения старых эмоций и забот несколько не самых маленьких бокалов было успешно опорожнены. Но, нет — всё на самую трезвую голову, но на немного опьянённую душу…

P.P.S. Взглянул на календарь. Время начала субботы — свечи уже на столе. Наполняем скромные киддуши. Выпиваем — кто-то с молитвой, кто-то с традиционной застольной песней:

Ломир алэ инэйнем, инейнем
Шаббат мэкабл понем зайн,

Йонтов мэкабл понем зайн.
Ломир алэ инейнем, ломир алэ инейнем

Лехаим!

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Лазарь Фрейдгейм: Будьте здоровы, или Лехаим»

  1. Естественно, можно сожалеть, что века не сохраняют множество достигнутого, что века смещают оценки событий и достижений.
    Но порой без особых размышлений приятно поднять бокал с добрым вином…

  2. Все прекрасно, но хотелось бы уточнить — как местному жителю. Во фракийских курганах откапывают именно фракийские сосуды, страна тогдашняя, по мнению Геродота — крупнейшая в Европе, славилась своей пластикой, особенно обработкой золота и серебра. В московский Исторический музей пару лет назад привезли выставку «Золото Фракии», там таких ритонов было достаточно, а нам не надо ехать в Москву — живем в бывшей Фракии, в том ее углу, где в племени Миди родился Спартак. Другой вопрос, что своей литературы фракийцы не создали, поэтому почти вся их история известна со слов греческих и римских писателей. Вот что значит отдавать предпочтение пластическим искусствам перед словесными!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *