Борис Кадишев: Коллекционер и его коллекция

 319 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Борис Кадишев

Коллекционер и его коллекция 

К 75-летию известного одесского коллекционера Михаила Зиновьевича Кнобеля

Имя этого коллекционера становится всё больше и больше известно далеко за пределами Одессы. Предметом его коллекционирования стали произведения одесских художников — наследников Русского авангарда, одного из самых интересных явлений мирового искусства. На основе его первой коллекции создан Музей современного искусства Одессы. В настоящий момент М.З. Кнобель завершил создание своей второй коллекции, издаёт альбомы, книги по искусству и приступил к созданию третьей коллекции.

Коллекционирование — занятие древнее. Коллекционирование — это страсть, и коллекционер собирает свою коллекцию, не думая о её будущем, но, как правило, коллекция, если она имеет общественное значение, становится музеем или его частью.

Хорошо известны знаменитые российские коллекционеры братья П.М. и С.М. Третьяковы. Коллекции Д.И. Щукина и С.И. Щукина, И.А. Морозова наряду с другими, стали основой Музея изобразительных искусств им. Пушкина в Москве. В советское время известнейшим коллекционером стал учёный-искусствовед и литературовед Илья Зильберштейн.

М.З. Кнобель

Широкой публике меньше известны украинские коллекционеры: семья украинских аристократов Терещенко, чья коллекционерская деятельность, начиная с 70-х годов ХIХ в, составила конкуренцию самому П.М. Третьякову, о чём последний даже писал (1883) Репину. Теперь становятся известными имена и других украинских коллекционеров: Варвары и Богдана Ханенко, Оскара Гансена и других. В советское время выдающимся киевским коллекционером стал врач-педиатор Давид Сигалов.

Ещё меньше известны имена одесских коллекционеров: графа М.М. Толстого, М. Брайкевича, А. Руссова, скульптора В. Издебского. Последний был также крупнейшим художественным деятелем, который устраивал в Одессе знаменитые «Салоны Издебского». Под таким названием они вошли в историю искусства. Его Первый Салон (1909) был самой знаменитой выставкой современного искусства когда-либо состоявшейся в России.

Искусство авангарда, которому посвятил свою коллекционерскую деятельность М. Кнобель, возникло в Европе в начале ХХ в и получило в России бурное развитие, однако позднее в Советском Союзе стал насаждаться т.н. «социалистический реализм», который стал тормозом для развития искусства.

После войны «железный занавес» отгородил советское искусство от зарубежной культуры. Взгляды на искусство партийных функционеров ещё больше закостенели. Даже импрессионизм называли буржуазным искусством. Что уж говорить об абстракционизме! Прессинг, которому подвергались художники, не ослабевал. Одни художники — конформисты — приспосабливались к этому прессингу. Другие —нонконформисты — противодействовали официальному давлению. Последних было меньше, но оппозиция официальному искусству всё-таки была. И только в условиях такой оппозиции искусство способно давать плоды. Власть боролась с оппозицией в искусстве, порой самым грубым образом. Многие знают о знаменитой «бульдозерной выставке» в Москве в 1974 г., когда самодеятельная выставка молодых художников была разгромлена с помощью бульдозеров. Отсюда и название.

Не все, однако, знают, что ещё за семь лет до этого, в 1967 г., в Одессе состоялась так называемая «заборная выставка». Шла первая послевоенная реставрация знаменитого Одесского оперного театра. Театр был огорожен деревянным забором. Так вот на этом заборе, со стороны сквера Пале-Рояль, два молодых художника В. Хрущ и С. Сычов развесили свои картины, снабдив их подписью «Сычик + Хрущик». Выставка продолжалась недолго: милиция распорядилась её убрать, но сохранилась фотография, по которой теперь в Музее современного искусства Одессы (МСИО) воссоздан участок этой выставки с забором и картинами. Об этой выставке, о т.н. «квартирных выставках» и многом другом рассказал в одной из своих статей старейший журналист Одессы, вице-президент Всемирного клуба одесситов Е.М. Голубовский, который был в то время близок к молодым художникам, помогал им и был вдохновителем их творчества. Что же касается В. Хруща и С. Сычова, то они стали выдающимися художниками, картины которых висят теперь во многих музеях мира. Есть они и в коллекции М. Кнобеля.

Хрущ Валентин, Рыбки, 1980

Михаил Зиновьевич Кнобель родился в 1938 г. в Ташкентской области в семье учителей. Отец был на фронте, а мать умерла, когда мальчику было всего четыре года. После войны отец с сыном приехали в Одессу. Здесь он учился в школе. Военную службу проходил в немецком городе Потсдам. Свою трудовую деятельность начал в 1960 г., затем учился в Одесском электротехническом институте связи. Работал электриком, электротехником, главным энергетиком. Михаил Зиновьевич вспоминает: «В моей семье никто не увлекался искусством, не понимали моей коллекционерской страсти и не одобряли её. Было время, когда и знакомые надо мной посмеивались. Но меня уже ничто не могло остановить. Картины постепенно заполняли всё пространство нашей двухкомнатной хрущёвки».

Начало жизни Михаила Кнобеля: тяжёлое детство, которое выпало всем, если оно пришлось на войну, голодные послевоенные годы, школа, работа, тяжёлая служба в армии — ничто не предвещало будущих занятий искусством. Затем институт и работа инженером. Как много людей с такой биографией остаются равнодушными к искусству! Случайное знакомство с художниками, общение с ними, наблюдение за их работой изменило жизнь Михаила Кнобеля. Художники стали его друзьями. Как-то он купил у знакомого художника картину, потом ещё несколько картин и понял, что он будет собирать живопись, появилась страсть к этому делу. Он стал коллекционером.

Волошинов Олег, Обнаженная, 1973

Собиратель живописи это, конечно же, искусствовед, но специальных знаний у него не было. Помогало общение с художниками, чтение книг, посещение музеев и выставок. Постепенно он стал отличать настоящих художников от тех, кто писал порою эффектные, но малосодержательные картины. Случайные, малоценные в художественном отношении картины не задерживались в его коллекции. У него было какое-то природное художественное чутьё, которое значительно развилось с годами. Он покупал много картин, но потом долго раздумывал, что оставить в коллекции, советовался с друзьями-художниками, вкусу которых доверял.

Дмитриев Александр, Корабли, 1961 г.

Среди них был Олег Волошинов, с которым познакомился ещё в конце 80-х годов. В коллекции М.Кнобеля много картин этого замечательного мастера. Другим его другом, с мнением которого он очень считался, был художник Александр Дмитриев. Поначалу Дмитриев занимался керамикой и делал очень интересные вещи. Но раньше он писал также акварели и картины маслом. Увидев эти работы, М. Кнобель настоял, чтобы Дмитриев больше писал. А. Дмитриев был образованным и разносторонним человеком, писал также и стихи.

Степанов Николай, Ворон-мудрость, 1995

Ещё одним другом и советчиком М. Кнобеля был знаменитый одесский скульптор Николай Степанов, чьи работы в бронзе, камне, дереве и металле широко представлены в коллекции М. Кнобеля. Именно с ним М. Кнобель задумал учредить премию им. Костанди, выдающегося одесского художника, бессменного руководителя Товарищества южно-русских художников (ТЮРХ). Город (мэрия) попросил Кнобеля уступить право этой премии, она стала муниципальной. Предполагалось, что первую премию получит Н. Степанов, но когда она была, наконец, оформлена, скульптора уже не было в живых, а по статусу она выдавалась на развитие творчества. Премию вручили прекрасному одесскому художнику Владимиру Кабаченко. В коллекции М. Кнобеля много его замечательных работ. И тогда Кнобель учредил новую премию, которая была вручена Киму Степанову, сыну покойного скульптора, тоже скульптору, который успел хорошо зарекомендовать себя своими работами.

Коллекция Кнобеля росла и требовала немалых денег. Михаил Зиновьевич финансировал её за счёт небольшого бизнеса, который вёл, а когда этого бизнеса не стало, организовал ремонтно-строительную фирму. Эта фирма просуществовала до 2002 года. Судя по тому, что Кнобель занимался бизнесом, есть у него и соответствующие деловые качества. Недаром он стал лауреатом конкурса «Люди дела» (газета «Вечерняя Одесса»). Впрочем, это отличие он получил не за предпринимательскую деятельность, которая его по-настоящему не захватила, а за создание коллекции живописи. И только этим Михаил Зиновьевич увлечён настолько, что его не смогли остановить ни семейные неурядицы, ни тяжёлая болезнь. В поиске новых талантов и сохранении их для истории культуры Одессы видит он смысл своих занятий коллекционера. Общение с Кнобелем приводит к мысли, что он романтик, имеющий душу ребёнка, — самое ценное, что может сохранить к зрелым годам творческая личность.

Уже в самом начале своей коллекционерской деятельности Кнобель решил, что будет собирать картины современных одесских художников, в том числе и талантливых, молодых, пока ещё непризнанных. В искусстве этих художников можно увидеть преемственность традиции одесской живописи, которая сложилась в работах её крупнейших представителей со времён ТЮРХ’а, одесского авангарда, живописи второй половины ХХ в: К. Костанди, В. Кандинского, С. Колесникова, Л. Пастернака (отца Б. Пастернака) Б. Эдуардса, Г. Головкова, П. Волокидина, А.Экстер, Т. Фраермана, О. Соколова, Д. Фруминой, Ю. Егорова, А. Фрейдина, А. Ацманчука, Л. Межберга, А. Лозы и др. Одесская художественная традиция была обусловлена особенностями южного многонационального города, его прекрасной архитектуры, морем, которое являлось постоянным источником вдохновения, особым свободным духом, не знавшим ни крепостного права, ни черты оседлости, обширными связями с Европой. Эта традиция поддерживалась наличием в городе старейшего в России художественного училища (ОХУ), в котором учились корифеи русской живописи: М. Врубель, Л. Пастернак, С. Колесников, Р. Судковский, И. Бродский, Ф. Рубо, М. Греков, чьё имя оно теперь носит, и многие другие.

Егоров Юрий, Натюрморт на фоне моря, 1980

М. Кнобель начинает собирать свою коллекцию с художников одесской школы 60-х годов ХХ в., когда её признанным лидером стал Ю. Егоров. Для его полотен характерны высокий профессионализм и чувство меры, гармония человека и природы, стихия моря как символ свободы. Полотна Егорова — одни из самых дорогих приобретений Кнобеля.

Другим выдающимся художником, чьи картины представлены в коллекции был Александр Ацманчук. Он сыграл большую роль в становлении одесской художественной традиции во второй половине ХХ в. Он был, безусловно, художником- авангардистом, который смело нарушал каноны официального искусства.

Межберг Лев, Поезд около моря, 1973

Есть в коллекции Кнобеля картины художника Льва Межберга, чьё имя пользуется мировой известностью. Его картины находятся во многих музеях Европы и Америки, в Третьяковской галерее, в частных коллекциях таких людей, как М. Растропович, М. Барышников, В. Горовец, Л. Бернштайн и др. Они продаются с аукциона Сотбис. Их нет, однако, в Одесском художественном музее, в котором проводились когда-то выставки его картин. В них художник воспел городской пейзаж родного города. Кстати, Л. Межберг был первым иностранным художником, чья выставка состоялась в Капитолии (Вашингтон).

Фрейдин Александр, Копны, 1975

Ещё один известный художник из коллекции Кнобеля — Александр Фрейдин. Его, сдержанные по колориту пейзажи, отличающиеся от большинства ярких картин других одесских художников, только подчёркивают разнообразие одесской художественной традиции. Писал он также жанровые картины и портреты.

Художник Валерий Гегамян приехал в Одессу из Армении. Яркие краски его пейзажей и натюрмортов всё же не кажутся чрезмерными и кричащими. Он добивался в них гармонии. Писал он ещё выразительные портреты. Картины В. Гегамяна занимают значительное место в коллекции Кнобеля. Он был также известным преподавателем. В Одесском педагогическом институте в 1964 г. организовал знаменитый «худграф» — Художественно-графический факультет, — став первым его деканом. Этот факультет закончили многие одесские художники, картины которых имеются в собрании Кнобеля.

Гегамян Валерий, Старуха, 1980

Излюбленной темой картин Народного художника Украины Адольфа Лозы был город у моря. Этот большой мастер писал красочные и запоминающиеся пейзажи и жанровые картины. Его дочь, Наталья Лоза, пошла по стопам отца, стала уже известной художницей. Её добротные пейзажи, совсем непохожие на пейзажи отца, тоже представлены в коллекции.

Особняком стоит в собрании Кнобеля выдающийся одесский художник Олег Соколов (1919-1990). Будучи прекрасным рисовальщиком и колористом, начав с реалистической живописи, он вскоре, ещё в 50-х годах, стал писать абстрактные картины, фантастические пейзажи, пытался изобразить музыку, поэзию и создал целый мир, удивительный и прекрасный. В короткой заметке об Олеге Соколове в рамках этой статьи трудно описать его разнообразное искусство: живопись, графику, поэзию, которая ещё ждёт своего издателя, замечательные портреты и автопортреты, акварели. Когда-то З. Гиппиус написала стихи:

Мне мило отвлечённое:
Им жизнь я создаю…
Я всё уединённое,
Неявное люблю.
Я — раб моих таинственных,
Необычайных снов…
Но для речей единственных
Не знаю здешних слов…

Соколов Олег, Без названия

Он знал!.. Немногочисленные, полуофициальные выставки его сопровождались разгромными статьями в печати, но каждая такая выставка становилась событием, которого все ждали. Даже то, что трудно было понять, завораживало, влекло и восхищало, А он, как пророк, повторял слова Бетховена: «Они поймут потом». В одном из его стихотворений рефреном звучит строка: «Дон-Кихоты нужны…». Он и сам был таким Дон-Кихотом, но только сражался не с ветряными мельницами, а с косностью и рутиной официального искусства. Благороднейший человек, в годы, когда чуть ли не «врагом номер один» Советского Союза был «международный сионизм», О. Соколов с пониманием относился к праву евреев жить на своей исторической родине. Одна из его работ называется «Право на пустыню», а одно из стихотворений заканчивается словами: И ляжет человечество у ног / Пророков громогласных Иудеи.

Наумец Владимир, Портрет Кнобеля на синем фоне, 2009

Известнейший одесский художник Владимир Наумец закончил ОХУ, а затем знаменитую Строгановку. Жил в Москве, был членом Комитета графики — объединения московских модернистов, выставлялся в известных вернисажах на Малой Грузинской, а с середины 70-х годов в Нью-Йорке, Лондоне, во Франции. Картин В. Наумца очень много в коллекции Кнобеля. С 1989 г. художник живёт в Кёльне.

Трудно представить себе коллекцию Кнобеля без картин таких замечательных художников, как С. Белик — прекрасный мастер натюрморта, исследователь формы, чьи персональные выставки состоялись в крупнейших городах США, Голландии, Англии.

Наибольшая активность «квартирных выставок» отмечена в середине 70-х годов. Художники собирались в мастерских своих коллег, впоследствии известных художников Александра и Маргариты Ануфриевых, Виктора Маринюка и Людмилы Ястреб, у журналистов Е. Голубовского, Ф. Кохрихта, С. Лущика и др. Названные выше художники также представлены в коллекции Кнобеля. О Людмиле Ястреб (1945-1980) хотелось бы сказать особо. Она выделялась и замечательным дарованием и прекрасными человеческими качествами и, к сожалению, несчастной судьбой — рано ушла из жизни. Ещё совсем молодой она была замечена в Москве (после одной из выставок в столице) и даже одно время получала стипендию Союза художников СССР, но так и осталась типичным представителем андеграунда в искусстве.

Наумец Владимир, Рождение Альфы, 1991

Последние квартирные выставки состоялись в конце 80-х годов. Наступили другие времена. Не стало идеологических барьеров, противоречий между художником и властью. Перестал существовать и мотив преодоления этих противоречий — один из основных мотивов творчества для многих художников. Напряжённость, существовавшая в тоталитарном обществе, оказывается… была продуктивной. Искусство чрезмерно коммерциализировалось. Всё это не могло не сказаться на его качестве: профессионализм упал, нет новых открытий ни в области тематики, ни в области стиля. В таких условиях деятельность коллекционера значительно усложнилась.

Всё сказанное, однако, существует в искусстве на уровне тенденций и вовсе не исключает появления крупных талантов и хороших произведений, особенно среди молодых художников. Однако молодые таланты нуждаются в поддержке, причём не только материальной. Им необходима общественная реакция на их творчество, необходимо участие в выставках. Молодым художникам не так-то просто попасть на выставку. Дело в том, что произошло резкое снижение дотаций музеям, различным художественным фондам, клубам и другим учреждениям культуры. Тут на помощь могли бы прийти коллекционеры, но не все из них готовы заниматься выставочной деятельностью.

М. Кнобель выгодно отличается от других одесских коллекционеров. Он всегда стремился показать свою коллекцию людям. «Я люблю показывать свою коллекцию. Всегда считал, что картина живёт, когда на неё смотрят…»,— сказал он как-то на открытии очередной выставки. Сначала он показывал свою коллекцию у себя дома. В 1993 г. состоялась первая выставка коллекции Кнобеля в Одесском художественном музее. В 2002 г. М. Кнобель издал альбом «Искусство Одессы в коллекции Кнобеля». Выставки с презентациями этого альбома состоялись в Национальном художественном музее в Киеве (2003) и в Музее западного и восточного искусства в Одессе. Они имели большой успех, М.З. Кнобель был награждён муниципальной премией им. Паустовского. Куратор центра современного искусства М17 в Киеве А. Титаренко вспоминает, как М. Кнобеля принимали в Киеве: «…все понимали, что другой такой коллекции в Украине нет». Но одной выставочной деятельности Кнобелю было недостаточно. Он всё больше и больше задумывался об общественно-доступном музее, однако средств для создания такого музея не хватало.

Наумец Владимир, Рождение Омеги, 1991

Примерно в это же время одесский банкир и меценат Вадим Мороховский также задумался о создании музея современного искусства художников Одессы. С этим он первым делом обратился к М. Кнобелю. «Идея мне понравилась. Важно, чтобы картины остались в Одессе, — вспоминал потом Кнобель, а в другой раз заметил, — Как важно, чтобы коллекция находилась в добрых руках… Картины нужно любить, за ними стоит жизнь города, художника».

Музей современного искусства Одессы (МСИО) был открыт в 2008 г., и с тех пор его посетили несколько десятков тысяч человек. Он находится в очень престижном районе Одессы на Французском бульваре. Экспозиция музея хорошо продумана и постоянно пополняется новыми экспонатами. Кроме коллекции Кнобеля было приобретено ещё четыре небольших коллекции. В музее много скульптуры, есть современные инсталяции, интересная компьютерная графика. Работают в музее люди, любящие и знающие искусство, преданные музейному делу. Руководитель музея кандидат технических наук С.Б. Кантор давно занимается искусством. Культуролог, кандидат наук Л.И. Заева — духовно близкий Кнобелю человек.

Жалобнюк Стас, Осень, 1998

Передача коллекции в другие руки далась Кнобелю нелегко. Он и сейчас жалеет об этом: «Скучаю по ней, она мне даже снится», — говорит Кнобель, но по многим соображениям это был оправданный шаг. М. Кнобель не прекращал собирать картины и за короткое время собрал новую коллекцию.

Вторая коллекция Кнобеля отражает современный этап развития искусства, соответствующий новому времени. Появились новые произведения художников, картины которых составили основу первой коллекции, а также произведения нового поколения одесских художников. Второе собрание отражает возросший художественный вкус собирателя, приобретённый в ходе создания первой коллекции. Во второй коллекции по-прежнему много работ В. Наумца. Новое имя в коллекции —Стас Жалобнюк. Он только в 2001 г. закончил ОХУ, но уже успел заявить о себе как интересный и талантливый живописец.

Вовк Григорий, Очередь, 1977

Ещё одно новое имя — Григорий Вовк. Хотя он принадлежит к среднему поколению одесских художников, особую известность он получил, попав в коллекцию Кнобеля. Из старых мастеров хотелось бы отметить заслуженных художников Украины: Василия Поникарова, Николая Прокопенко, В. Стрельникова (с 1979 г. живёт в Мюнхене), О. Волошинова и др. В новой коллекции Кнобеля около 60 скульптур Н. Степанова, А. Князика, А. Токарева и др. Стремясь показать искусство художников Одессы в контексте современного искусства, М. Кнобель включил в свою коллекцию художников из других городов Украины и даже из других стран. Конечно, картины этих художников соответствуют очень высоким критериям отбора, принятым у коллекционера.

Нет ничего удивительного, что во второй коллекции очень много работ замечательного художника из Белграда Божидара Миловича. Впервые он приехал в этот город 32 года назад и с тех пор много раз приезжал в Одессу, в т.ч. и с персональными выставками. Последняя такая выставка состоялась осенью 2012 г. в Музее западного и восточного искусства и посвящена жертвам сталинских репрессий в нашей стране. С большим мастерством и проникновенностью пишет он портреты наших деятелей искусства, пострадавших от репрессий. Портрет И. Бабеля, например, сделан столь удачно, что даже приобретён Всемирным клубом одесситов.

Божидар Милович, Клемзеры, 2011

Очень много картин Б. Миловича, не связанных с основной темой выставки, посвящено изображению евреев. Поэтично, с большой теплотой и знанием еврейских традиций, изображает он людей Книги. Портреты еврейских старцев и детей, читающих Тору, жанровые сцены написаны так сильно и точно, что кажутся классическими. Б. Милович — единственный иностранец, который наряду с одесскими художниками, краеведами, журналистами и искусствоведами вошёл в редакционный совет альбома, посвящённого новой коллекции Кнобеля.

Божидар Милович, Читающий, 2011

Презентация альбома состоялась в Воронцовском дворце 15.09.2012 г. Вместе с альбомом второй коллекции М.Кнобель задумал и осуществил ещё одно издание — «Стихи на мольберте», которое представляет собой поэтическое творчество художников, родившихся, живших и творивших в Одессе — от Кандинского и Бурлюка до современных художников, большинство которых представлено в коллекции Кнобеля. Издание это иллюстрировано скульптурой из его коллекции.

Божидар Милович, Ню, 2011

Сегодня вторая коллекция Кнобеля располагается в его собственной галерее на Итальянском бульваре. Значительная часть картин находится в его квартире. И в галерее и на квартире картинам очень тесно, но они, как и картины первой коллекции, отражают развитие одесского авангарда почти за полвека и убеждают нас в том, что в Одессе во все времена были замечательные художники. И были люди, которые собирали их картины.

Михаил Зиновьевич Кнобель своей подвижнической деятельностью делает всё возможное, чтобы творчество художников одесского авангарда не только осталось в культурной истории города, но и получило дальнейшее развитие.

Смотрите: Михаил Кнобель. Частная коллекция. Галерея

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Борис Кадишев: Коллекционер и его коллекция»

  1. Спасибо автору за интересную, очень содержательную статью. И, конечно, спасибо Кнобелю.
    Благодаря таким собирателям (какое емкое слово — собиратель!) в нашем сознании возникает представление о целых культурных пластах, которые (не будь подвижничества кнобелей) исчезли бы без следа.
    А самое запоминающееся в статье- стихи Гиппиус, сопровождаемые картиной Соколова.

  2. Очень интересная публикация, показавшая насколько упал флёр космополитизма Одессы при советской власти. Ведь даже знаменитое O sole mio было там, а не в Италии(!), написано. Когда художников искусственно изолируют, они начинают повторять зады мировой живописи.
    С другой стороны Одесса была одним из больших центров особенной культуры и литературы в СССР: прозы, поэзии и юмора, что не дало совсем зачахнуть искусству.
    Как сказал старый еврей, опоздавший на поезд: лучше поздно чем никогда.

  3. Может быть я ошибаюсь (как чайник в таких вопросах), но, по-моему, упущено имя интереснейшего художника того времени — Владимира Криштопенко. Он рано умер. У меня была единственная его работа «В иллюминаторе», но её украли. Теперь и показать нечего.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *