Вспоминая КВН. Круглый стол. Продолжение

 1,234 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Свободная, заранее не подготовленная импровизация. Именно это привлекало на каждый КВН огромное количество зрителей… КВН не стал для нас хлебом, профессией, он просто учил нас обновляться, пробиваться там, где еще не успела закостенеть социальная среда, где еще ценятся быстрый ум и неожиданный взгляд.

Вспоминая КВН

Круглый стол

Продолжают: … Валентин Лившиц, Григорий Быстрицкий, Борис Тененбаум, Иосиф Гальперин

Продолжение. Начало

5. Валентин Лившиц (Лидин) — КВН. Ностальгия

Я играл в КВН в 1963 и 1964 годах. За команду МАИ (Московского Авиационного Института).

Валентин Лившиц, начало 1960-х годов и около 2010 года
Валентин Лившиц, начало 1960-х годов и около 2010 года

На мне был испробован первый в истории КВНа выездной конкурс. В первой игре 1964 года. Задание давала Светлана Жильцова:

«Капитаны, нам нужно по два человека от каждой команды. Самых весёлых, самых находчивых, Ну, в общем, самых-самых. Пойдите туда — не знаю куда, привезите-то не знаю что, но чтобы это было достойно участия в КВНе».

Встреча была МАИ — МИИТ. От МАИ наш капитан, Саша Янгель (умница, талант, острослов, сын днепропетровского академика Янгеля), к сожалению уже покойный, вызвал двоих: Володю Хромова и Валентина Лившица (меня)…

Александр Янгель. 1964

Были два капитана КВН (домасляковского периода), очень известные, я бы не побоялся сказать «ЗНАМЕНИТЫЕ». Александр Янгель (капитан команды КВН сначала МАИ (1963–1965), потом капитан команды КВН КБ «ЮЖНОЕ» Днепропетровск, куда он после института перешёл работать. (А куда ему ещё было идти, когда папа его — Генеральный Конструктор ЮЖМАШа, академик Янгель — метро и улица в Москве около МАИ).

Саша Янгель был признан «лучшим капитаном КВН 1964 года». Меня потрясла мгновенная реакция Саши, когда на вопрос «Куда Макар телят гонял?», он ответил ровно с секундной паузой: «Макар туда телят гонял, откуда после выгонял».

И второй очень известный капитан — капитан Первого Медицинского Института — Матвей Левинтон — легендарная «Тетя Мотя».

Второе имя из той поры, это имя Матвея Левинтона. Насколько популярен он был в то время, показывает следующий эпизод, в игре совсем других команд, не имеющих к Моте Левинтону отношения, в ряду участников одной из команд стоял полный мужчина в женском платочке на голове. На вопрос ведущего «а кто это?» команда хором ответила: «Это наша тетя-Мотя!» И зал дружно разразился аплодисментами. То есть шутка была понята и оценена.

Судьбе было угодно сделать меня другом этих обоих легендарных людей. Мотю я знал с 12 лет (дачи, платформа «ОТДЫХ» Казанской ж/д), Сашу Янгеля я знал с 1963 года, с поступления в МАИ, играл с ним в одной команде. Мне повезло, я дружил с обеими легендарными личностями, что нисколько не ставлю себе в заслугу, просто «так карта легла»…

Недавно в интернете выложили вторую игру, представляете — ВТОРУЮ игру вообще КВНа, 1964 год (этот ролик смотрите в видеоприложении, в конце публикации — ред.). Встреча КВН МАИ — МИИТ. Ведет Жильцова, Масляков первый раз на экране — ей ассистирует (его и не видно, практически). МАИ встречу выигрывает и я вношу свою «лепту» в выигрыш… Однако, по порядку.

КВН-64. МАИ-МИИТ. Матвей Левинтон, Александр Масляков, Валерий Хаит

… Саша Янгель вызвал двоих: Володю Хромова и Валентина Лившица (меня).

Что за конкурс будет, мы не знали. Командам сказали, чтобы были готовы два «универсала» — и шутить, и петь, и танцевать, и «мыслить», и писать. Володя Хромов руководил СТЭМом радиофакультета, я — приборного. Оба входили в МАИ-ский эстрадно сатирический коллектив «Телевизор». Который был известен в Москве, так же, как Студия «Наш дом» МГУ, ансамбль «Кохинор» и СТЭМ МЭИ.

«Два красавца» — Володя Хромов и Валя Лившиц
«Два красавца» — Володя Хромов и Валя Лившиц

Ну так вот, получили мы задание, получили пальто, рядом с лестницей телетеатра (на Электрозаводской, где всё это происходило) стояли два черных ЗИЛа («членовозы»). Мы сели в один, МИИТовцы в другой и поехали. С нами в машины сели работники телевидения, чтобы корректировать наши действия. А корректировка оказалась необходимой. Вот вам пример. Володя говорит:

— У моего приятеля есть узкоплёночный ролик с “мультиками” Диснея, давай привезем, выберем один смешной “мультик”, и скажем, что мы считаем, что Дисней достоин быть на КВН.

Сопровождающий:

— Невозможно. Чтобы показать плёнку, надо её проверить на техническое состояние, чтобы она не поцарапала аппаратуру, это часа два-три. У вас этого времени нет.

Я говорю шоферу:

— Выезжай на Садовую, будем ехать по кругу и думать.

И тут я вижу, что мы едем мимо Красной Пресни, и вижу «высотку» на Восстания. У меня мелькает мысль. Я говорю Володе:

— Ты знаешь, как называют эту высотку?

Он:

— Нет.

Я:

— Это Дом полярных летчиков. Там полно Героев-летчиков.

Говорю шоферу:

— Подъезжайте к подъезду.

Выходим. Заходим в подъезд, а там лифтерша. И она на наше счастье смотрит телевизор. Маленький такой КВНчик. Она когда нас увидела — просто обалдела. Смотрит она передачу КВН, и вдруг перед ней нарисовались два красавца, которые десять минут назад были на экране.

Я её спрашиваю:

— Простите, Марк Галлай дома?

Объясняю ей задачу, что мы хотим какого-нибудь знаменитого летчика пригласить на КВН. (Про Галлая я знал точно, потому что был знаком с его сыном и знал, где тот живет). Она говорит:

— Нет, Галлаев нет дома, а вот только что домой пришли Анохины, Сергей Николаевич с женой.

(Про Анохина я знал, что это единственный в мире летчик-испытатель без одного глаза. Ему при аварии в 1945 году осколками выбило глаз, но он сумел восстановиться, и снова начал летать. Не удивляйтесь моим познаниям, не зря же я в Авиационном Институте учился).

Небо — оно зовет.

Рита Раценская
Рита Раценская

Говорит нам эта дама номер квартиры и этаж, и мы поднимаемся на лифте. Звоним в квартиру, открывает дочка Сергея Анохина, рядом стоит мама, красавица Рита Раценская.

(Планеристка, судья по планерному спорту. Заслуженный мастер спорта СССР. Первой среди лётчиц получила звание заслуженного мастера спорта, а потом и судьи всесоюзной и международной категорий. Установила несколько всесоюзных рекордов продолжительности полета на планерах различной конструкции. Летчик-инструктор ЦАК им. Чкалова, командир планерной группы — постоянного участника воздушных авиапраздников в Тушино.)

Почему я её не «прихватил» с собой, понять не могу. Думаю, привези мы их с Анохиным вдвоем на КВН, результат был бы ещё ошеломительнее. Ну, не сообразил сразу, растерялся…

И вот, можете себе представить, мы видим на кухне включенный телевизор, где идёт трансляция нашего КВНа, мы не успеваем сказать ни слова, как дочка «верещит»:

— Ой, а я их в телевизоре только что видела.

Мы жалобно просим Сергея Николаевича, поехать с нами на КВН. Он скорбно отвечает, что они с женой собрались в кино, и вон билеты на серванте лежат. В это время Маргарита Карловна (Рита Раценская) говорит трубным голосом:

— Сережа, надо помочь, авиаторам!

Сергей Николаевич Анохин
Сергей Николаевич Анохин

Рост у Сергея Николаевича примерно 170 см, у жены значительно больше, это на аэродроме он её учитель и начальник, а дома — сразу понятно, кто командир. Сергей Николаевич безропотно идет надевать китель с регалиями, коих достаточно много.

Заслуженный летчик-испытатель СССР (диплом № 1), Герой Советского Союза, лауреат Сталинской премии, Заслуженный мастер спорта СССР, судья всесоюзной категории по планеризму, мировой рекордсмен по планеризму, председатель методсовета ЛИИ МАП, начальник отдела подготовки гражданских космонавтов в КБ СП Королева. Он летал на более чем двухстах типах летательных аппаратов, включая такие экзотические, как антоновский планер А-40 «Крылатый танк» и несколько крылатых ракет в пилотируемом варианте. С.Н. Анохин первым поднял в воздух целый ряд машин, в том числе экспериментальные истребители Як-25, Як-30. Як-50 (первые с такими обозначениями). Среди других проведенных им работ можно отметить тестирование опытных самолетов И-215, Ла-174, И-320, испытания Ту-16 и Ту-104 на сваливание и штопор.

Пока мы едем до Электрозаводской в машине, мы договариваемся с Анохиным, что он будет рассказывать («смешное и находчивое»), я пишу стихотворное «представление героя»:

Всего важней на КВН —
находчивость, отвага, смелость.
Своё мы выполнили дело,
Анохина «забрали в плен».
Произведя атаку на дом.
Нам представлять его не надо.
Но всё таки…

Сергей Николаевич Анохин, летчик-испытатель, Герой Советского Союза, мастер спорта, судья международной категории, Лауреат Сталинской премии…

(на этом месте Светлана Жильцова, прослушивающая до выхода на сцену наше «представление героя», нас остановила и сказала: «вот, до “лауреата” будет самый раз, а то длинно получается»).

Ну, вы же понимаете, это было как раз то время, когда Сталинскую премию, переделывали в Государственную, у меня отец сдал значок с накладным Сталиным (из золота) и получил обратно другой с серебряной веточкой, якобы лавровой (из серебра).

Представляю Сергея Николаевича Анохина
Представляю Сергея Николаевича Анохина

Анохин, рассказал очень интересную историю, из своей жизни. Зал встал. Анохина пригласили принять участие в ЖЮРИ. Он сел в ложу жюри, игра продолжилась.

Прошло примерно полчаса и приехали МИИТовцы. Они привезли букет листьев от памятника Пушкину и сказали, что они считают Пушкина достойным присутствовать на КВН, но он приехать не смог и прислал букет КВНу.

Подводя итог этому конкурсу, Марат Гюльбекян, сказал:

— Жюри посовещалось и решило, что найти в Москве живого Анохина несколько сложнее, чем найти в Москве памятник Пушкина, поэтом счет очков за этот конкурс 15:7 в пользу МАИ.

* * *

Грех на мне есть. На следующую игру КВНа я не пошел. Меня соблазнили «корпоративом» (тогда таких слов не знали) — выступлением в знаменитом тогда в Москве кафе «Аэлита», 80 рублей и три бутылки спирта. Гулял какой-то химический институт. И мы с Лионом Поляком (нынче это знаменитый сатирик Лион Измайлов) «продались» и пошли туда. Развлекать их миниатюрами и песнями — я тогда выполнял ещё функцию барда. Я с гитарой исполнял по две песни каждого из известных (мне) бардов. А знаком я был со многими и исполнял песни Анчарова, Высоцкого, Городницкого, Визбора, Якушевой, Клячкина, Альфреда Солянова (когда-нибудь напишу, как КГБ мне «крылышки подрезал» в 1966 году). Но в оправдание своё могу сказать, что Саша Янгель, наш капитан, не очень нам в этом и препятствовал.

Мы в «Аэлите» смотрели, как наши «припухали» в КВНе и чувствовали себя очень неуютно. Хотя неизвестно, помогло ли бы им наше присутствие или нет, но не помешало бы — это точно.

Там, в «Ааэлите» произошло для меня очень памятное событие. Там присутствовал молодой (да все мы были тогда — «моложе не бывает») Сергей Никитин. А я только что вернулся из Ялты, где мне спели его песню «Желтый цыпленок» и я ею «заболел» по полной программе. Так вот, я с ним был не знаком, а Лион откуда-то его знал. Он мне и говорит:

— В зале Серёжа Никитин.

Я ему:

— Пойди попроси его слова правильные написать.

Он мне:

— Да не, он не будет писать.

Я ему:

— Пойди попробуй.

Через минут пять приходит обалдевший Измайлов и приносит на салфетке текст песни. Говорит:

— Он меня спросил для кого, я сказал для Лившица, смотри вот текст.

(Это я хвастаю, но это чистая правда). Куда-то эта салфетка делась. Но если бы я знал, в какую «звезду» вырастет Никитин, я бы её точно сберег. Но, увы. Думаю, что сегодня Сергей Никитин не вспомнит этот эпизод. Ну и не страшно. Я помню. Свидетель Лион, слава Богу жив…

Я однажды пытался Юлию Киму припомнить, как мы с двумя очаровательными студентками ВГИКа сильно «набрались». Для меня это была довольно памятная история. Но Ким — и я его понимаю — сказал:

— Дорогой мой, всех с кем я в те времена мог «поддать», упомнить невозможно.

Чистая правда. Это для меня событие — встреча с Кимом! А для него рядовой факт, его пригласили девочки, «документалистки», был там какой-то Валя Лившиц или не был, одному Богу известно. Чего же обижаться. У каждого своё видение фактов, своя память.

* * *

Однако, про КВН. Добавлю.

Должен заметить, что одновременно с Жильцовой вел встречу МИИТ и МАИ молодой студент Саша Масляков, но его почти не было видно.

КВН-1964, МИИТ–МАИ
Ведущие — Светлана Жильцова и Александр Масляков

Многие обижаются на Маслякова за «захват» КВНа, за то что он всюду говорит, что дескать он «изобрел» эту игру и является её интеллектуальным автором. Это неправда. Автором, как я знаю, был первый её ведущий — Альберт Аксельрод (он покинул программу в 1964 году), а также Сергей Муратов и Михаил Яковлев, которые покинули КВН вместе с ним. Аксельрода заменил студент МИИТа Александр Масляков (с тех пор он — постоянный ведущий этой передачи).

Алика (Альберта) Аксельрода заменили на Маслякова, в связи с тем, что Лапину (Председатель Государственного комитета по радио и телевещанию при Совете Министров СССР) не понравилось «неарийское» лицо ведущего, и он еврею Аксельроду предпочел русского Маслякова.

Но надо отдать должное, Александр Васильевич в своё время зубами вцепился в телевидение, женился на ассистенте режиссера КВН Светлане Семеновой, и, я считаю, заработал всё своё если не талантом, то терпением и «усидчивостью». Он далеко не дурак, он прекрасный организатор, он создал «империю». Однако, завидовать ему не сто́ит — думаю, интриги и страхи на его месте такие, что нам и не снились. Цитата из интернета:

«На телевидение Масляков попал совершенно случайно, будучи студентом четвертого курса. Как вспоминает Александр Васильевич, капитан команды КВН института попросил его стать одним из пяти ведущих юмористической передачи, которую должна была снять команда-победитель прошлой игры. По воле случая это оказалась именно команда МИИТ».

В 2013 году генеральным директором ООО «ТТО «АМиК» стал единственный сын Александра Васильевича, Александр Александрович Масляков, сменив на этой должности Наума Иосифовича Барулю, ранее занимавшего пост директора телевизионной программы КВН.

То есть КВН — собственность семьи, и никаких шуток на эту тему от «весёлых и находчивых» Масляков не потерпит.

* * *

Последнее, что хочу сказать.

Все ругают нынешний КВН, а я так скажу. У старого КВН было одно преимущество — он был КВН мысли, экспромта, остроты.

Но в этом была его опасность для «власть имущих». И, как только появилась возможность (видеозаписывающая аппаратура), они превратили КВН в пресный, но яркий записанный спектакль, с профессиональными сценаристами, с профессионально играющими актёрами, абсолютно безопасный для «верхов».

Одни только кадры в интернете репетиции Галустяна пародии на Кадырова, которую «корректирует» до выступления сам пародируемый, показывают всю беззубость и искусственность Масляковского КВНа.

И вот тут я готов согласиться с Масляковым — это полностью его интеллектуальное авторство и это — ЕГО КВН, не имеющий к тому КВНу, в котором я играл, никакого отношения.

6. Григорий Быстрицкий — Начало и конец

В 1965 я учился на втором курсе Тюменского индустриального института. К этому времени у нас на геологоразведочном факультете уже был создан и успешно концертировал квартет по подобию Битлз, где я играл на бас-гитаре.

Как-то на репетицию к нам зашел преподаватель начертательной геометрии Отто Шмидт, которого мы все хорошо знали как очень классного, остроумного чувака — из тех ярких, творческих личностей короткой эпохи «оттепели».

Он предложил создать факультетскую команду КВН, по каким-то, уже не помню, причинам я стал её капитаном.

Такие же команды под творческим кураторством Отто были созданы на других факультетах и мы стали соревноваться в остроумии.

Главной задачей Отто была свободная, заранее не подготовленная импровизация. Я думаю, именно это привлекало на каждый этап КВН огромное количество зрителей. Аншлаг был неизменным.

Шуточки у нас были те еще, но зато они рождались здесь, сейчас, прямо на сцене, на глазах у зрителей, и это было страшно необычно. Все всегда и в школе и в институте знали, что любое публичное выступление надо читать по заранее проверенной бумажке. А здесь, на сцене, понимаешь, было такое буйство!

Мы купались в лучах славы. После совершенно идиотского ответа на конкурсе капитанов телефон дома разрывался от звонков поклонниц. Например, меня спрашивают, а какая ваша любимая звезда? Я начинаю потеть и вспоминать названия звезд. Как назло кроме Венеры ничего не припоминается, но не будешь же нудно перечислять небосвод. Может связать с вендиспансером? Но нет, это уж слишком. Даже тогда мы понимали, что Отто подвести нельзя. Думаю лихорадочно, время идет, в зале мертвая тишина…

Неожиданно для самого себя выпаливаю: «Любимая девушка!» Зал взрывается. Потому что люди увидели весь процесс лихорадочного мышления, все на глазах, все на моем глупом лице, и найден под их внимательным взором ответ. А качество ответа — это уже дело второе.

Так мы развлекались года два. Постепенно от пещерных шуточек начали трогать окружающую действительность. Очень-очень робко, по краям, на миллион световых лет наша критика отставала от сегодняшних постов в Сети.

Но тов. Суслов в виде армии местных сусловых не дремали, да и ручейки свободы, и без того хилые, поперемерзали.

Явился к нам преподаватель истории партии и сказал, что не Отто, а он теперь будет куратором КВН, таково решение ректората.

Я ушел из команды сразу, поскольку на первой в моей жизни сессии, на первом же экзамене по совпадению по истории партии у этого же препода я схватил двойку. Я сразу понял, что можно ждать от нового куратора, да и обида за Отто даже смотреть на того типа не позволяла.

На этом мой КВН закончился.

* * *

По своим воспоминаниям как-то написал фрагмент киносценария:

… АКТОВЫЙ ЗАЛ ИНСТИТУТА, ВЕЧЕР. На сцене факультетская команда КВН репетирует. Саша — капитан команды.

САША: Ну все, ребята, заготовки прошли, с ними все ясно. Остальное — на импровизе… Завтра приходим за два часа до КВН…

Снизу сцены у двери стоит преподаватель по истории партии по фамилии НИМ.

НИМ: Минуточку! Никаких импровизаций больше не будет. Любые реплики следует репетировать заранее. Самодеятельность, всякие неожиданности нам не нужны… Все будем заучивать по утвержденному тексту…

САША (смотрит на ребят): Извините, наш руководитель Отто Юрьевич…

НИМ (перебивая): Отто Юрьевич больше не руководитель. Ректорат и партком меня назначили вашим руководителем…

Сцена заканчивалась диалогом двух КГБ-шников:

… Натворил… Со сцены при полном зале заявил: «… не реет больше буревестник, над нами только честный Нимб». В адрес, значит, преподавателя по фамилии Ним. Представляете, и всё это под лозунгом «Партия — ум, честь и совесть»…

* * *

Вот ещё пара фотографий из архива:

1965 год, геофизик Городницкий

А. Городницкому мы аккомпанировали на концертах в Тюмени. В знак благодарности он посетил конспиративный домик, где мы готовили домашнее задание на очередной КВН, и дал дельные советы.

7. Борис Тененбаум — Кстати, о КВН…

В МАИ я учился на вечернем, однако, побывал в команде КВН до института. Получилось это так…

В 1965-м, на волне повального увлечения КВН, в техникуме, где я учился, решили организовать свою команду. Студентов — 1200 человек. В команде, ну, дюжина. На самом деле и полной дюжины не собрали, собрали 11 человек. Далее:

  1. дело было новое,
  2. как за него взяться — непонятно
  3. материальных благ не несло.
  4. официальная благонадежность была как бы выключена.

В итоге из 11 человек команды девять оказались лицами предосудительной национальности:

  1. Никогда не теряющийся капитан — еврей.
  2. Все способный организовать администратор/добыватель-реквизита — еврей.
  3. Музыкант, способный сбацать что угодно — еврей.
  4. Шутник-импровизатор — еврей.
  5. Лучший актер на все учебное заведение — еврей.
  6. Завлит, заoдно сценарист и рифмопроизводитель (это был я) — еврей.
  7. Ну и т.д.

Арийцев, таким образом, оставалось двое — художник Костя Устименко, и штатная красавица Людочка, девушка сногшибательной наружности. Но и красавица была под подозрением, потому что была подружкой капитана.

И чем все это было, как не микро-моделью… Революции? Берётся какое-то новое дело. Есть общее желание — НАДО. Но как — непонятно, поэтому критериев отбора ровно два: a) желание b) умение. В случае революции есть и еще один — предполагаемая лояльность общему делу. Евреи — наиболее подвижный элемент общества, с готовностью хватавшийся за любой вид деятельности, где «фильтр входа» ослаблялся высокой востребованностью. Дело пошло́…

Дальше начинается отбор, с постепенным отсеиванием предполагаемо нелояльных от выгодного, но «нетрудного». В случае СССР на начальной стадии евреи были грамотны, лояльны к новой власти, и горели огнем энтузиазма — чего ж, можно их покаместь и в дело. Дальше оказалось, что из высших эшелонов партии, армии и полиции их лучше бы попросить на выход, т.е. в расход. А в науке/технике — ладно, пущай остаются, покуда свои кадры не подрастут…

Но где-то к началу 70-х уже стало и в «разрешенных областях» не протолкнуться. Я в свой МАИ поступил в 1967. Отучился шесть с половиной лет — и в армию. Демобилизовался в 1975, вернулся аж в чине сержанта, весь обвешанный знаками солдатской доблести. В теории — с преимуществом в трудоустройстве… Не взяли никуда! Вообще никуда. Лаборантом в МЭИ — и то не взяли. Мотивировка — нет опыта в цифровой электронике. Под цифровой электроникой имелся в виду вольтметр, у которого вместо качающейся стрелки цифирьки выскакивали… В итоге прибился в Главмосстрой, в вычислительный центр — туда нашего брата еще брали…

Если разрешите, — история из жизни? Получилось так, что я в школе пролетел мимо комсомола. И уже на 3-м курсе авиационного техникума, при получении нашей командой КВН почетной грамоты за славную победу на первенстве Москвы в категории «средние технические учебные заведения» (как ни странно, была и такая), выяснилось, что ее штатный сценарист, сиречь я, комсомолом не охвачен. Шустро устроили бюро, и задали один-единственный вопрос:

— Какие узлы на галстуках в моде — большие или маленькие?

Я был не в курсе, в чем и признался. Приняли с резолюцией: «Принять. Не стиляга…»

Так вот, вернёмся к тому короткому периоду моей «активной комсомольской деятельности», когда я был сценаристом в техникумской команде КВН, и в этом качестве был вхож за кулисы. Как-то проходил конкурс молодых дарований, и некие ребятишки расхристанного вида пели песню собственного сочинения. Песня была дрянь, но наличествовал там сильный куплет:

Прошу как высшее из благ,
Прошу как яда просит рана,
Ты обмани меня, но так,
Чтоб не заметил я обмана.

Ну, думаю, здорово. «Прошу как яда просит рана» — такое сильное страдание. Даже отрава кажется исцелением, лишь бы унять невыносимую боль… Попросил текст. К большому моему разочарованию, оказалось, что я неверно услышал, то был не «яд«, а «йод«.

Цитируя Бродского — бывают возвышающие метафоры, например, «твои глаза как небеса», а бывают снижающие метафоры, например, «твои глаза как тормоза». Ну, так это были «тормоза»…

Так… чего я сказать-то хотел? Ага, вот: МАИ в начале 70-х назывался «театрально-литературным институтом со слабым авиационным уклоном».

8. Иосиф Гальперин — Школа проживания

Иосиф Гальперин5 декабря 1965 года — день рождения уфимского КВН

Сначала была просто школа, у кого какая, у нас — Третья, у других — 11-я, 39-я, 91-я. Именно эти уфимские школы (средние, хотя именно они считались элитарными) полвека назад начали соревноваться друг с другом по программе Клуба Веселых и Находчивых, известного в Башкирии раньше лишь в телевизионном виде. А первая официальная межшкольная игра состоялась 5 декабря 1965 года (в день тогдашней Конституции) между нашей командой и командой английской спецшколы (?) 91. Организовали игру преподаватели двух соревнующихся сторон, помню хлопоты нашего завуча по воспитательной работе Реммы Васильевны Журавлевой. В команду вошли старшеклассники школы?3, тогда был последний год предыдущей реформы, поэтому выпускными были и 11 класс, и 10-й. Приняли в «высшее общество» и нас, девятиклассников, набранных со всего города в математические спецклассы. Отмечаю школьную демократию: команду и ее конкурсы готовили сами школьники, учителя не вмешивались.

Шутки, откровенно говоря, у нас были немудрящие, особенно поначалу. Ценились не глубина и тонкость, а неожиданность загадки и общедоступность разгадки. Вот пример со сцены того гостевого актового зала, который помню только потому, что сам придумал рисунок: 2.61–2.87, а между ними скрещенные шпаги. Вопрос: какая война? Ответ: Алой и Белой розы. Смелость отнюдь не школьной ассоциации заключалось в том, что 2.61 — это была цена обыкновенной водки, запечатанной красным сургучом, так называемой «красной головки», а 2.87 — цена «белой головки», водки «Московской».

Были, разумеется, и более интеллектуальные вопросы друг к другу, был «выход» с переделанной популярной песней, был маленький скетч — домашнее задание. Главное — держаться поуверенней, отвечать побыстрее, в музыке сильно не фальшивить. Школа?3 с большим трудом выиграла у школы?91 в гостях. Решило одно очко.

По спортивной традиции обязан назвать победителей, помню явно не всех: одиннадцатиклассники Игорь Сулейманов и Тамара Мардимасова, десятиклассники Геннадий Розенберг и Наум Сонькин, девятиклассники Аркадий Рось и Анатолий Гохберг. Гена, наш капитан, мозговой штаб команды называл ИГНАТ, по первым буквам имен: Иосиф, Гена, Наум, Аркадий, Толик. Уж такое старорусское имя в сумме, явно не подходящее персонажам…

Потом были игры с другими школами, в результате все активные по-кавеэновски ребята перезнакомились и составили потом факультетские и вузовские команды БГУ, Мединститута, УАИ, Нефтяного, Пединститута. КВН в Уфе закипел, дошло до того, что когда через несколько лет, на новый 1969 год, состоялась первая межвузовская игра БГУ-БГМИ, то оперный театр не смог вместить всех обладателей билетов. Открою секрет: Сергей Канчукер, главный «звуковик» команды БГУ, имевший по работе доступ к редкой тогда копировальной технике, добавил к типографским квиткам свои. В результате в оперном театре снесли двери и все желающие заполнили партер, ярусы и галерку.

А перед входом стоял счастливый ректор БГУ Чанборисов (по-кавеэновски — Чанкайши) и говорил примерно так: «Когда в оперном в последний раз видели полный зал? Не при нашей жизни! Вон как люди рвутся посмотреть! А кто разрешил? Я разрешил!»

Вскоре игры уфимского клуба встали на регулярную основу, с четвертьфиналами, полуфиналами и т.д. В жюри вошли, кроме проверенных партийно-комсомольских кадров и представителей основных вузов, и журналисты. От молодежного «Ленинца» — Светлана Липатова, от «Вечерней Уфы» — я. В конце-концов договорились до того, что победителя сезона 1970-71 годов надо бы попробовать заявить для участия во всесоюзных телевизионных соревнованиях. Этот приз разжег ажиотаж — и перед финальной игрой (опять!) БГУ-БГМИ оперный театр (опять!) был переполнен. Выиграл университет, в его сборную входили, в основном, представители двух сильнейших факультетских команд — биофака во главе с Евгением Гареевым и физмата во главе с Геной Розенбергом. От имени университета и решили подавать заявку в Москву.

К лету Женя Гареев, пропускавший финал в связи со службой в армии, еще не вернулся, а Гена Розенберг как раз был призван. Решили начинать подготовку без них, в мозговой штаб вошли Костя Максименко, из-за умения наладить полезные хозяйственные и административные связи служивший в команде «боцманом», мгновенно рифмовавший Сережа Канчукер, глубокомысленный Искандер Усманов, Саша Касымов — мой друг детства и автор юмористического уголка университетской многотиражки, несколько ребят из других вузов, решивших войти в «сборную БГУ». Я взялся помогать, хотя учился не в Уфе. Впятером, кажется, съездили в Москву, что удачно совпало с моей заочной сессией, отвезли заявку. И Марат Гюльбекян, редактор передач КВН (Саша Масляков был тогда просто ведущим), ее принял!

В Уфу вернулись воодушевленными, к тому времени и демобилизованный Женя Гареев обжился, стали собирать сборную, копить впрок шутки, шить костюмы (!) и работать с режиссером Мишей Рабиновичем из Студенческого театра эстрадных миниатюр (СТЭМ) авиационников (это сейчас Михаил Исаакович — дважды заслуженный и трижды народный). Костя Максименко рисовал диаграммы — на какой минуте и сколько секунд должна звучать в «домашнем задании» ударная фраза. Его собственные шутки были незамысловаты, типа «Шота Руставели? Шо-то читали, а шо — не помню», но у него был свой юмор, свой честный цинизм, понимание правил и механизмов «советской власти», которая (в лице вездесущего КГБ) именно от него требовала отчетов. Недаром он потом влился в крепкую семью комсомольских работников…

Первая осенняя игра была пристрелочной, восемь команд, отобранных со всего Союза, по малому кругу двух-трех конкурсов представлялись публике. Кажется, незадолго перед этим ввели показ игр в записи, раньше первые КВНы шли в прямом эфире, без редакторских и цензорских ножниц — не от безогладной гласности, а ввиду отсутствия видеомагнитофонов. На фоне Кривого Рога, во время выхода шутившего на камеру: «А если рогом вас боднем, хоть не хотелось бы, а надо!», и других подобных уфимская команда выглядело изящно, заняла второе место вслед за одесситами. У редакторов программы возникла странная мысль провести в наступающем сезоне «финал на троих», уфимцев и одесситов явно хотели довести до него. А для поднятия боевого духа зачем-то свели в первой же паре четвертьфинала. Очевидно, для поднятия уровня программы, которая должна была идти в Новый год.

В расширенную — для участия в полной версии всех конкурсов — команду включили из БГУ Славу Кустова, Славу Мухамадеева, Эмиля Фаттахутдинова, семнадцатилетних Володю Тулупова и Лазаря Дановича, прекрасных «актеров» Сашу Чистякова, Витю Слесарева и Сашу Сергеева, помогали авиаторы Марк Матрос и Володя Тромпетт, медики Митя Эйгенсон и Радик Шабаев, бард Саша Карпов и забавный Толя Гребенщиков из пединститута, ребята из нефтяного. К игре и Гена Розенберг взял в армии отпуск. И команда оказалась сразу с двумя капитанами: Гена и Женя…

Приехали на игру с одесситами — и Гюльбекян, отсмеявшись, вытирая слезы, огорошил: «Домашнее задание» не пойдет! Пишите новое!» Слишком, мол, острое. Написали за несколько дней новое — опять рубят. Костя Максименко объяснил — у редакторов есть прикормленные сторонние профессионалы-юмористы, надо им заплатить — они напишут тексты, которые обязательно примут редактора. «Штаб» посовещался и решил: «Мы на это не пойдем!» Для нас смысл КВНа и был — говорить от своего лица, говорить то и так, как нам именно сейчас хочется. И мы отказались от профессиональных авторов, тем более, что те их наработанные варианты, которые нам показывал Костя, казались совсем не смешными.

В четвертьфинале мы проиграли одесситам все конкурсы, которые репетировались заранее, тем более, что новое «ДЗ» готовилось всего пару дней. Хотя хорошо подготовленный «выход» получился не хуже одесского, с их приятной шуткой: «У-фа-мовара я и моя Ма — фа!», исполненной одесскими примами Юрием Макаровым и Игорем Кнеллером. Из конкурсов-импровизов проиграли только капитанский — Жене Гарееву не хватило разворотливости и хладнокровия, которыми блеснул Юра Макаров, капитан команды ОдИНХ. А остальные — выиграли: и разминку, и «выездной». Помню, нас с Сашей Касымовым отправляла на «выездной» ведущая Светлана Жильцова. Саша должен был по нашему плану сказать ей комплимент — и мы бы побежали готовиться. А он галантно поднялся из-за столика при ее приближении — и замер. Секунд на 10-15. Потом спрашиваю, в чем дело, а он усмехается: «Я у нее под гримом усики увидел!» М-да, не каждый раз в свои двадцать с небольшим мы могли вблизи разглядывать настоящих женщин…

Почти всей командой набившись в квартиру Гены Розенберга, в начале января 1972 года мы смотрели себя по телевизору. И сильно удивились первым же своим словам! Наш «выход» начинался: «С нами посоветовались — и мы решили: наша хата — с переднего края!» А на экране мы обошлись без первых трех слов. Редактура отлично уловила подтекст, чем подтвердила нашу мысль о скрытом лицемерии «свободного юмора». Смотрели — и вновь переживали поражение. Анализировали.

Кроме того, что на противника работала вся мощь одесской юмористики во главе с известным уже тогда Михаилом Жванецким, команде Одесского института народного хозяйства (ОдИНХ!) помогло и жесткое структурирование: на сцену выходили, в основном, актеры, вызубрившие роли. Да, они не могли импровизировать, потому и проиграли разминку, но очков давали больше за музыкальный конкурс и ДЗ. Возможно, сказалось и то, что наши «подарки» редактуре были скромны: много мёду теле-москвичам, что позволило Юре Макарову пошутить: «Сладко стелют, да липко спать!», да и костюм Гюльбекяну. А вот команда Волжского автозавода, по словам Кости Максименко, не поскупилась на образец продукции родного завода.

Как бы то ни было, после сезона 1971–72 года КВН на телеэкране закрыли, телетеатр на площади Горбунова стал пробавляться концертами. То есть мы выступили в последнем сезоне «старого» КВНа, придуманного Сергеем Муратовым и Александром Аксельродом на излете «оттепели» как невинное проявление самостоятельности мышления. А Гюльбекяна уволили, говорят — за взятки, даже сажали ненадолго. Погорел и Саша Масляков, он с компанией гоняли по стране прославившихся КВНщиков (и нас бы позвали), этот эстрадный «чёс» оплачивался «налом», что и в те времена неразвитой налоговой службы не приветствовалось. Как потом рассказывал знакомый «важняк» из Генпрокуратуры, от серьезного срока Маслякова спасло то, что он послушался следователя и сдал государству чемоданчик, полный денег.

Но в Уфе КВН не пропал. В 1973 году команда БГУ выступала на разогреве финальной части конкурса «Тайны домашней кухни» в ресторане гостиницы «Россия». Ребята, соскучившиеся по аудитории, радостно пели на мотив «Песняров»:

«Открой мне, хозяйка, секреты свои,
домашние тайны открой ненароком —

и так же, как прежде, живот забурлит
желудочным соком, желудочным соком!»

Финал конкурса, организованного редакцией газеты «Уфимская неделя», которую мы тогда выпускали, вызвал даже похвалу центральной «Правды».

А потом начались «Юморины». Они продолжались больше 10 лет, на них выросли целые поколения КВНщиков. Самое смешное, что связано с ними, никак не было подготовлено и произошло тогда, когда на первые еще вечера мы искали залы. Нашли зал Общества слепых на улице Кустарной. Там за кулисами висела стенгазета, что само по себе было уже как-то не по возможностям постоянных посетителей. Газета была посвящена 8 марта, что для 1 апреля было — не срок. На длиннющем ватмане были приклеены фото женщин-передовиков слабовидящего производства, с характерными лицами. Под одним снимком мы увидели надпись: «Фатима такая-то выполняет норму на 150 процентов, она и отличный общественник, а кроме того у нее — четверо детей. А ведь за ними глаз да глаз нужен!» От такого первоапрельского откровения Общества слепых мы не не могли разогнуться от смеха. Буквально. А ведь мне надо было выходить на сцену и вести вечер…

В цирке, на сценах Дворцов культуры, пустовавших в остальные дни, 1 апреля каждого года проходила типично КВНовская игра, с серьезной «зарубой» и настоящим жюри. Как-то в начале 80-х заглянул в Уфу Саша Масляков, тогда пробавлявшийся программой «А ну-ка, парни!» (как добавлял народ, «сказали «А ну-ка, девушки!»). И поразился тому, что у нас совершенно бесплатно работает целая шоу-культура. Со своими традициями, где, правда, сатира бдительно допускалась «смотрящими» только для разоблачения буржуазного мира. Помню уморительную пару: Сергей Канчукер и Саша Сергеев с цилиндрах, сзади у худющего Сережи уместилась табличка с двумя буквами «Им», зато корпулентный Саша разместил «периализм». Собирали соринки в чужих глазах, что, впрочем, помогло в начавшуюся перестройку увидеть бревна в своих. Тогда КВН стал оружием перемен, впервые — гласной политической сатирой.

И в этом тоже поучаствовала уфимская команда. В 1987 году победителем Юморины стал Сельхозинститут, по моей подсказке вспахавший опилки цирковой арены. Эта команда и отправилась представлять Уфу на сцене возрожденного в тот год теле-КВНа. Так же, как в предыдущий раз, она провела две игры. Получается, наш город был представлен в последнем сезоне старого КВНа и в первом сезоне — нового. Но эта история теперь продолжается и писать о ней — дело новых КВНщиков.

Из одесской команды, игравшей с Уфой в 1971 году, вышло несколько известных юмористов: Макаров, Кнеллер, мой уже покойный друг Ян Гельман, писавший истории «Городка» для Олейникова и Стоянова. А из нашей команды вышел, пожалуй, лишь один заметный юморист, да и то Александр Чистяков прославился уже ближе к пенсионному возрасту. Зато Геннадий Розенберг избран членкором Российской академии наук, директором Института экологии Волжского бассейна, Владимир Тулупов — деканом факультета журналистики Воронежского университета, серьезными учеными-биологами стали Евгений Гареев и Искандер Усманов, Лазарь Данович — редактор политического выпуска русскоязычной газеты «Время» в Израиле. Прекрасными врачами оказались Аркадий Рось и Саша Каплун, специалистом по взаимодействию бизнеса и власти — Митя Эйгенсон. Литературным критиком, эссеистом, подвижником литературного движения — мой покойный друг Саша Касымов.

Может быть, дело в том, что КВН не стал для нас хлебом, профессией, он просто учил нас обновляться, пробиваться там, где еще не успела закостенеть социальная среда, где еще ценятся быстрый ум и неожиданный взгляд.

Фотографии из архива Иосифа Гальперина

Команда КВН уфимской школы №3 в 1966 году, в центре — капитан Геннадий Розенберг, справа от него — автор
Первое выступление на ЦТ, выход, в центре — Геннадий Розенберг, слева — Евгений Гареев, справа — Лазарь Данович (теперь — Израиль).
Конкурс капитанов сезона 1971-72 годов, Евгений Гареев, Уфа (слева) — Юрий Макаров,Одесса (справа), в центре — ведущая Светлана Жильцова
Выход команды БГУ, 1972 год

Ещё несколько сканов страниц архива Иосифа Гальперина

«Колокол-68»
Полуфинал с Нефтяным
Финал 1971
Видеоприложение

От редакции. Нам удалось отыскать несколько архивных записей самых первых КВН. Сегодня вашему вниманию три видео: фрагмент игры 1962 года с участием команды МИСИ, самого первого чемпиона КВН, полная запись финала 1963 года, когда победителями стала команда МФТИ, и первая игра сезона 1964 года: МАИ–МИИТ, также полная запись.

И это не всё, будут ещё видео…

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Вспоминая КВН. Круглый стол. Продолжение»

  1. Уважаемые зачинатели КВНа. В 60х годах проводился предновогодний или новогодний конкурс капитанов, результаты которого были опубликованы в одной из центральных газет (Правда?). Участвовали В. Хаит, Ю. Гусман, Радзиевский и др.(всех не помню, мне меньше 10 лет было).
    Было среди остальных одно задание, в котором нужно ьыло написать рассказ про встречу Нового года, не используя слов: ёлка, стрелки, Снегурочка, Дед Мороз, шампанское, подарки…
    Привожу один из ответов, который помн` до сих пор:
    «Новый год, сметя иголки
    Мы уселись возле… берёзы.
    По ветвям скакали белки,
    И сошлись почти что… гости.
    — Передайте мне огурчика, —
    Попросила вдруг… соседка,
    У неё возник вопрос,
    Куда делся… её муж.
    И под пение цыганское
    Распивали мы… ацидофилин…» (не помню дальше)
    Были и другие остроумные поздравления, в газете этому конкурсу капитанов был посвящён целый разворот.
    Должны же были хоть у кого-то остаться эти матeриалы!
    Поделитесь, пожалуйста текстами или фотографией, какой конкретно это был год, каков был полный состав круга капитанов.
    С уважением, поклонница первых КВНов — Светлана.

  2. Благодарю выпускающих редакторов, очень красиво оформлен мой комментарий. Глаз радуется. А вот ответ Григория Быстрицкого не порадовал. Не понятно зачем нужно было «примазывать» к ответу А.С Смирнова и Ксению Ларину, и, при этом, обоих вываливать в помете. (Смирнов ( по Быстрицкому) — боится сказать, что фильм «Француз» — фильм протестный ( а этого и говорить не нужно, достаточно фильм посмотреть), а Ксения Ларина ( изящно названная «Маленький такой ильичок женского рода» . За такие шутки в моё время «лицо» били.) пытается всеми силами его заставить произнести эту фразу — «протестный фильм». При этом все вокруг прекрасно понимают, что у Андрея Сергеевича ( живущего в России) за спиной дочка, режиссер Авдотья Смирнова, и ее муж Чубайс, и любое «протестное выражение» ни ему Смирнову, ни его родственникам, живущим в Москве, проживание в Российской Федерации не облегчит, а «нагадить» может легко. У Ксении Лариной, она «правдолюб» по жизни, позиция совсем другая, Она хочет ( уже посмотрев фильм) добиться этой самой правды, которая, в иных случаях,»хуже воровства». Ксения с мужем живут за границей, ей отрицательное мнение о России ничем не грозит. Они со Смирновым в разных «профсоюзах» состоят. Зачем нужно было приплетать в разговор о КВНе, эту совершенно «ни к селу, нм к городу» ни подходящую коллизию — мне не понятно. Я ведь единственную претензию предъявил к Григорию Быстрицкому: — принципиально неправильную трактовку термина «пародия», и не понимание, опять таки, принципиальной разницы «старого» КВНа и «нового». То ли не понял Быстрицкий что я написал, то ли не захотел понять, но ему показалось проще «за уши притянуть ситуацию на Эхе Москвы», чем нормально ответить на мой комментарий. Ну что ж, он доказал, только одно, что приемами демагогического писания отзывов он владеет. ( Кстати, в обсуждении, трое из четверых обсуждающих со мной согласны: Лев Мадорский, Леонид Лазарь, Aleks Birger. Ну и слава Богу!). Была такая поговорка: «Собака — лаяла, а ветер- дуяла!».

  3. Лившиц
    12 ноября 2019 at 3:48 |
    Уважаемый Григорий Быстрицкий, позвольте…
    =================
    Это чего было? По капитальному многословию на конкурс капитанов не похоже, скорее домашнее задание. Я в растерянности: мне отвечать или пропустить? Вроде бы полагается ответить, из вежливости хотя бы.

    Тон послания трагический, автору СТРАШНО с тремя восклицательными, поэтому негоже отвечать шутками и прибаутками, тут не смешно. В заключении этого локального надрыва значится СТРАНА, где мы с Мишей ни от Сталина, ни от Гитлера ничему не научились. Это приходится признать.

    А в основе настоящего КВН-овского Круглого стола лежит желание редакции услышать мнения, оценки, воспоминания о том, как все начиналось.

    О том как начиналось не всем показалось достаточным, захотелось протянуть ниточку к современности, и сразу к воспоминаниям 50-летней давности примешалась современная политика. Собственно, из неё и возник Миша Галустян и не я этому зачинщик.

    Нет, конечно можно поговорить о политике, о порядках в РФ и мире и еще на полтора млн современных и животрепещущих тем, начиная разговор с первых КВН.

    Я уже не знаю, можно ли после выступления нашего Президента ссылаться на Вики и вообще не понимаю, на кого можно ссылаться без угрозы быть залитым в бетоне. Поэтому сошлюсь на себя:

    «Чудное интервью недавно провели на популярной радиостанции с А.С.Смирновым, автором замечательного фильма «Француз».

    Сценарист и режиссер, Андрей Сергеевич начал увлеченно рассказывать об истории создания фильма, о игре актеров, о… Но не тут-то было. Не для того приглашен, чтобы свое рассказывать, а для того чтобы ведущих послушать. И подыграть где потребуется.
    Маленький такой ильичок женского рода перебивает и требует от гиганта кино признания, что его картина откликается на сегодняшние уличные протесты. Нет, заверяет гигант, картина о моей молодости, о том времени 50-60-х, в котором я, как бывший пылкий комсомолец, начал прозревать. Об истории страны. О страшном, в котором мы все жили, в отличии от вас и нас сегодняшних.
    Но ильичу историю вспоминать не с руки, она сегодня отметиться желает.

    Гигант не сдается, пытается рассказать про роль знаменитого артиста, для него специально написанную. Но где там, мадам рта раскрыть не дает. Не интересно ей все, что не входит в её систему ценностей, забитую в глупую головенку.

    И только когда режиссер уже готов послать эту дуру по её законному адресу, вмешивается мудрый журналист и меняет тему».

  4. Уважаемый Григорий Быстрицкий, позвольте с Вами не согласиться. Понимая, что я для Вас не авторитет, я заглянул в Википедию. (хотя думаю, что и она для Вас не авторитет, но «хоть что то себе в поддержку мне взять необходимо»).

    «Паро́дия (от др.-греч. παρά «возле, кроме, против» и др.-греч. ᾠδή «песня») — произведение искусства, имеющее целью создание у читателя (зрителя, слушателя) комического эффекта за счёт намеренного повторения уникальных черт (обычно отрицательных) уже известного произведения, в специально изменённой форме. Говоря иначе, пародия — это «произведение-насмешка», «издевательство» по мотивам уже существующего известного произведения.»

    Итак, резюмируя, пародия — это НАСМЕШКА, ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО!! Миша Галустян, может быть не «эталонный красавец», но не дурак, и не самоубийца. Позволить себе насмехаться над Кадыровым — это нужно быть «буйно-припадочным умалишенным», не меньше. Недаром совсем недавно Кадыров в прямую сказал, что за словесное оскорбление, он считает необходимым убивать и сажать (это практически цитата из Кадырова). 7 ноября Рамзан Кадыров на совещании в правительстве Чечни потребовал выявлять авторов негативных материалов о республике и комментирующих их пользователей соцсетей и наказывать их, не по закону, а дедовским способом, как барана на шашлык. Поэтому, умный Галустян исполнил мадригал.

    «Мадрига́л (итал. madrigale, лат. madrigale, mandrigale; от лат. matricale « на родном (материнском) языке») — небольшое музыкально-поэтическое произведение, обычно любовно-лирического содержания.»

    А чтобы уж совсем не рисковать, в соавторы себе взял Рамзан Ахматовича, для чего и вытребовал у Маслякова командировку в Чечню, рассчитывая, что Кадыров про «себя любимого» плохого не скажет. Я на сто процентов уверен, что поездка эта была согласованна и одобрена Александром Васильевичем Масляковым, тот тоже на самоубийцу не похож, чтобы такой «материал» пускать «самотеком».

    А вот получив три составляющих, как нас учили в научном коммунизме, 1) добро Маслякова 2) визу Кадырова 3) любовное послание Галустяна — это можно выпускать на экран. Только называть это нужно не «ПАРОДИЕЙ ГАЛУСТЯНА НА КАДЫРОВА!!!», а «СЕРЕНАДОЙ ГАЛУСТЯНА под балконом РАМЗАНА АХМАТОВИЧА»

    К КВНу моей поры это отношения не имеет. А теперь цитата из Вас:

    «А пародии — третий жанр. Некоторые их предварительно согласовывают с оригиналами, другие нет, неважно, это не та цензура государства. Это вопрос такта.»

    Извините меня, «драгоценный мой», по второму образованию, я режиссер, и специальность моя, записанная в дипломе — «эстрадная сатира», так вот никогда, слышите — «НИКОГДА!!!» пародист, с пародируемым ничего не согласовывал, к цензуре это отношения никогда не имело. «Цензура» это про то, что нельзя ругать Советскую власть, а «нельзя в пародии» — это про то, что нельзя говорить, будто у Пугачевой «попка» висит низко.

    Разные это вещи. За цензуру ты ответишь в КГБе и в Парткоме, а за «попку Аллы Борисовны» тебе в подворотне морду набьют её ручные «бандюганы» (или ещё чего хуже сделают). Так вот Галустян ФСБ не боялся, он боялся «чеченской мафии московского разлива» и, должен сказать, боялся вполне справедливо, бетоном залить в холодильнике и в Москва-реку спустить, это как «два пальца об асфальт». Правду говоря, мы тоже не такие крутые диссиденты были, боялись и парткома, и КГБ, и шутили так зашифровано, что только очень умная интеллигенция эти шутки разгадывала.

    Меня в 1965 напугали с одного раза, вызвав в КГБ, как потом выяснилось, за лирическую песню Жени Клячкина, исполненную в Доме Культуры завода Компрессор:

    «Подари мне попросту,
    руки твои руки.
    Подари мне образ твой,
    подари мне муки.
    Подари отчаявшись,
    не смотри измученно,
    Пусть не отвечаешь ты,
    Ты давно изучена.
    До последней родинки,
    и до боли лютой.
    Для чего мне Родина!?
    И зачем мне люди!?
    Только ты не добрая.
    Только ты пропавшая.
    Ты моя медовая.
    Ты меня поправшая.»

    — Ах, для чего мне Родина? Отсюда, в камеру, через три месяца в суд, минимум три года, и на десять лет закроем все крупные города! — вот что мне сказал майор в Доме на Дзержинке.

    Я ему:

    — Это ж лирика!!!

    А он:

    — Какая на хер лирика, там в зале две тысячи мест!!! Это — преступление.

    И всё — гитарочка на стенке, и рот закрой, «иногда лучше жевать, чем говорить»…

    Но все таки у нас в КВНе хоть мысль рождалась на сцене, хоть экспромт был, а сейчас все отрепетировано и ничем от «АНШЛАГА» не отличается. Галустян — актер, кто автор — нам не известно. Началось это с гусмановских «Молодцов», они первые начали нанимать авторов, они первые деньги в КВН привели. А там где деньги, там экспромт, и мысль не нужны. Из-за них может обрушиться получение славы и денег, а этого тебе не простят, ни команда (она уже на подсосе), ни начальство (они уже в героях ходят), да и зачем это нужно, когда «пипл — хавает!»

    Вот такое письмецо получилось. А хотел два слова написать. Вы правы — Миша Галустян блестяше изобразил Кадырова, милого, смешного, чуть-чуть примитивного, а что ж ему бандюгана перед Путиным показывать, который сажает правозащитников, убивает (как фашисты) гомосексуалистов, к которому тянуться ниточки от убийства Политковской и Немцова. Так он после такого и со сцены не спустился бы, его бы с неё уже в «белых тапочках» и в «деревянном бушлате» снесли бы.

    И последнее. Получается, что ВЫ — добрый, а я — злой. Ну что же у каждого своя жизнь, свой опыт, свой характер. Мне смотреть на Галустяна — НЕ СМЕШНО!!! Мне — СТРАШНО!!!
    НИЧЕМУ СТРАНА НИ ОТ СТАЛИНА, НИ ОТ ГИТЛЕРА НЕ НАУЧИЛАСЬ!!
    ПО ТЕМ ЖЕ ГРАБЛЯМ — БЛЯМ! БЛЯМ! БЛЯМ!!!

    1. “..К КВНу моей поры это отношения не имеет. А теперь цитата из Вас «А пародии — третий жанр. Некоторые их предварительно согласовывают с оригиналами, другие нет, неважно, это не та цензура государства. Это вопрос такта…”
      :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
      Так держать, уважаемый В.Ливщиц! Какие там такты, под балконами;
      да и Масляков теперича под теми же балконами обретается.
      Авторитеты же на балконах сидят и на шутов глядят. У них лошади драго-
      ценные, а шуты — они и в Африке шуты, и в Ливии. Весь КВН теперь – один Хап-устян, от которого бежать надо в.. Халигалию… но лучше – в Баварию.
      Спасибо за всё, будьте здоровы и вЕселы.

    2. Лившиц
      12 ноября 2019 at 3:48

      Абсолютно точно! Примерно об этом я написал неделю назад.

      «Типичный корм быдлоаудитории нынешний КВН — продукт полувекового гниения. Как и всё, в то время, он очень быстро превратился в смесь угодливого кривляния и лжи, постепенно перешедших в сплошное паскудство. Врали тогда, врут и сегодня. Причем нагло, с утроенной энергией, в лоб, без тени стеснения. Сейчас это можно, сегодня это норма.

      Недавнее интервью Ю. Гусмана:

      «Есть много мифов о КВН. Например, что командам за деньги пишут профессиональные сатирики.»

      М.Розовский вспоминал, как Гусман позвал его его в Баку где он писал тексты и ставил домашнее задание в полуфинале и финале, после чего команда победила сначала мединститут, потом команду Одессы, для которой писал Жванецкий и др. Как Алик Аксельрод писал приветствия… Вот здесь подробнее:

      http://lurkmore.to/%D0%9A%D0%92%D0%9D

      Но кому-то это не понравилось и текст убрали. Это к вопросу о кляузниках и цензуре.

      И ешё. Создается впечатление, что здесь собрались сливки настоящего КВНа. И это замечательно!

      Только где они потеряли свой искрометный юмор, потрясающие импровизации, смешнейшие пародии и пр.? Чувство юмора — это способность понимать парадокс, чувствовать его. Оно заканчивается у человека там, где начинается чувство собственной важности. Хорошим чувством юмора обычно обладают люди умные, развитые, с воображением.

      А тут! Как не откроешь страницу, так сплошные заунывные доклады на производственную тему, бесконечно-бессмысленные споры — как нам обустроить Израиль (Америку, Россию…), какой подлец (молодец) маршал Жуков, какой молодец (негодяй) Обама, Хилари, Сандерс, Трамп, Рабин, Бегин, Шамир, Барак (Эхуд), Натаниягу, Солонин… кто чего больше послал (получил) по ленд-лизу, кто такие евреи — нация, раса, конфессия, статус или сами по себе? …

      Где он ваш юмор? Тот, настоящий, который порой вытаскивает из таких ситуаций, в которых нас оставляет даже надежда. Где?

  5. А где Евгений Михайлович Майбурд? Он ведь тоже из первых КВНщиков. Команда МИСИ — это была самая веселая команда.

  6. Интересно, не сговариваясь все участники КВН выделили одно главное достоинство ТОГО, нашего КВН: импровизация, экспромт, свободное выражение пришедших в голову мыслей только что, на сцене, перед объективами. Шутки, пусть даже и не блестящие, должны рождаться на глазах у зрителей. В этом магия непрофессионалов. Такой жанр придумали Аксельрод, Муратов и Яковлев.

    Заранее заготовленные шутки смешно воспроизводят профессионалы, в том числе и знаменитые и нами любимые. Это другой жанр. Он же допускает и полный отстой, когда в ряде китчевых телепрограмм шутят натурально в сортирном стиле.

    А пародии — третий жанр. Некоторые их предварительно согласовывают с оригиналами, другие нет, неважно, это не та цензура государства. Это вопрос такта. Миша Галустян изобразил Кадырова блестяще. Специально съездил, лично познакомился с оригиналом, что дало возможность глубоко изучить образ, и выдал великолепную, очень смешную пародию.

  7. они превратили КВН в пресный, но яркий записанный спектакль, с профессиональными сценаристами, с профессионально играющими актёрами, абсолютно безопасный для «верхов».
    ——————
    Валентин, Вы точно выразили основное различие между двумя КВН-ами. И ещё. Никак не ожидал, что благодаря инициативе выпускающего редактора, мой очерк ко дню КВН вызвал к жизни такие яркие и интересные воспоминания. Какие люди на нашем Портале!

  8. Выпускающий редактор
    — 2019-11-09 04:09

    Уважаемые господа,
    Ну, право же, к чему это — тянуть техперсонал в творческий конкурс?
    =================
    Если Выпускающий редактор Мастерской против выдвижения его на конкурс, я снимаю свой «порыв». Меня не только смутил процитированный постинг Архивариуса, но и тот очевидный факт, что день за днем мы наблюдаем именно творческую работу Выпускающего редактора Мастерской по редактированию, оформлению и прю материала. Но повторю, если он против, то, уважая свободу воли (моей в том числе), я снимаю свое предложение.

  9. Архивариус
    17 июня 2019 at 10:06 |
    Добавил Выпускающего редактора «Мастерской» в раздел «За заслуги» в виде исключения. По заявке И.Юдовича. С Главным редактором согласованно.
    =============.

    Уважаемый Архивариус,

    Вспомнил процитированную выше информацию. Открыл «Лонг-лист конкурса «Автор года 2019», нашел этот Ваш постинг, но не нашел в разделе «За заслуги» Выпускающего редактора «Мастерской». Что произошло? Или мои глаза подводят меня?
    Пишу под впечатлением той работы, которую проделал редактор «Мастерской» по выпуску этого «Круглого стола», посвященного КВН. Это дань не только истории, но живым коллегам – сколько оказалось КВН-щиков на Портале! И надо было собрать их, да и найти старые пленки!

    1. Уважаемые господа,
      Ну, право же, к чему это — тянуть техперсонал в творческий конкурс? Это ведь обесценивает смысл соревнования. Ну, давайте на конкурсе пианистов включим в список номинантов повара, который вкусно (действительно, без обмана — вкусно) кормил участников. И не беда, что он нот не знает. А Оскара начнём давать не только актёрам и постановщикам фильмов, но и, скажем, организаторам этого сложного и хлопотного мероприятия. Я понимаю, есть прецеденты: кто-то уже получал высокую премию миротворца за цвет кожи, или вон одну шведскую девочку вроде бы номинируют на нобелевки по физике, химии, биологии и географии за то, что прогуливала уроки по этим дисциплинам. Но… не будем множить странности этого мира. Пусть победителями в литературном конкурсе становятся литераторы, в публицистическом — публицисты, а верстальшики, программисты, редакторы нехай делают своё дело. За добрые намерения спасибо, но… не надо.

      И не будем забывать, что главный в любой публикации — автор. Без него все усилия персонала журнала ни к чему не приведут. Основа — текст. И награда верстальщику и редактору, корректору и веб-специалисту — читательский интерес, выраженный в отзывах. И тут не могу не отметить (не без горечи), что к первой части круглого стола отзывов — аж один, и тот от одного из авторов публикации (последовавшие постинги на тему дня пианиста — явный оффтопик). Один отзыв за сутки — такова реальная цена нашей работы в глазах читателей. Так что, о чём Вы говорите, какие там награды… Но за добрые слова, таки да, спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *