Александр Левинтов: Ноябрь 19-го. Окончание

 441 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Демидовские горнорудные городки исключительно на севере, далеко: Челяба, Касли, Златоуст, Миасс. Магнитогорск — на отшибе, в степи, здесь чудятся и видятся Фурманов с Гриневым и Швабриным, непросыхающие Петька с Салаватом Юлаевым, самоучки Чапай с Пугачевым и страстно-нежные Маша с Анкой-пулемётчицей.

Ноябрь 19-го

Заметки

Александр Левинтов

Окончание. Продолжение. Начало

80 лет беспамятства

С финской проблемой я впервые столкнулся в 1993-94 годах, когда наша Лаборатория Региональных Исследований и Муниципальных Программ (РИМП) выполняла программу развития городов долины реки Вуоксы (Светогорск, Каменногорск, Лесогорск и финский город Иматра).

Прежде всего — это всё финские города, основанные церковными общинами селений. В Каменногорске (Сан-Андреа, Антреа) я обнаружил в тайге строгий мемориал из местного чёрного полированного гранита с именами финнов, погибших при защите своей страны от советской военной агрессии (в Яндексе нет ни одной фотографии этого места): на центральном фрагменте мемориала было выцарапано каким-то нашим вандалом: FUCK YOU — по-русски он всё-таки побоялся проявить свою подлость.

Полез разбираться в газетах того времени, благо фонд хранения периодики в ИНИОНе тогда ещё не спалили.

После разгрома Польши немецко-советскими войсками и двух совместных парадов победы в Гродно и Бресте, СССР предложил Финляндии обмен территориями: мы им — заполярное Петсамо, они нам — Южную Карелию, житницу Финляндии. Это все равно, что поменять Сочи на Таймыр. Причина предложения — опасная, с нашей точки зрения, близость Ленинграда, «колыбели революции», к государственной границе. «Мы ничего не можем поделать с географией, так же, как и вы… Поскольку Ленинград передвинуть нельзя, придётся отодвинуть от него подальше границу» (Сталин).

Финны во избежание войны пошли на многочисленные уступки и жертвы:

  1. Финляндия переносит границу на 90 км от Ленинграда.
  2. Финляндия соглашается сдать в аренду СССР сроком на 30 лет полуостров Ханко для постройки военно-морской базы и размещения там четырёхтысячного воинского контингента для её обороны.
  3. Советскому военному флоту предоставляются порты на полуострове Ханко, в самом Ханко и в Лаппохья.
  4. Финляндия передаёт СССР острова Гогланд, Лаавансаари, Тютярсаари и Сейскари.
  5. Существующий советско-финляндский пакт о ненападении дополняется статьёй о взаимных обязательствах не вступать в группировки и коалиции государств, враждебные той или другой стороне.
  6. Оба государства разоружают свои укрепления на Карельском перешейке.
  7. СССР передаёт Финляндии территорию в Карелии общей площадью вдвое больше полученной от финской стороны (5 529 км²).
  8. СССР обязуется не возражать против вооружения Аландских островов собственными силами Финляндии.

Естественно, финны отказались от обмена территориями. Мы забросили в Виипури (ныне — Выборг) чекистов, нашли местных коллаборационистов, в каком-то пограничном посёлке создали «подпольный обком ВКП(б)» во главе с Куусиненом и «подпольный обком ВЛКСМ», который возглавил Антропов — средства и методы чекистов мало поменялись с тех пор, сравните это с делом Литвиненко и делом Скрипалей. Чекисты произвели провокационный артиллерийский выстрел в сторону СССР, что и позволило Советскому Союзу напасть на Финляндию. Нечто подобное мы наблюдали в 2014 году в Крыму и Донбассе, но тогда СССР вышвырнули из Лиги Наций, а в наше время ограничились беззубыми санкциями.

3 ноября 1939 года «Правда» написала:

«Мы отбросим к чёрту всякую игру политических картёжников и пойдём своей дорогой, несмотря ни на что, мы обеспечим безопасность СССР, не глядя ни на что, ломая все и всяческие препятствия на пути к цели».

В этот же день войска Ленинградского военного округа и Балтийский флот получили директивы о подготовке боевых действий против Финляндии. 26 ноября в «Правде» появилась статья «Шут гороховый на посту премьера», которая стала сигналом к началу антифинской пропагандистской кампании. Именно по этим лекалам учились Соловьев, Киселев, Сурков и прочие кремлевские и прикремлевские нано-геббельсы.

Начались провокации, призывы и провозглашения, на основе которых Ленинградский Военный Округ (ЛВО) вторгся в Финляндию. «Революцию» организовали. Позже сюда были брошены и другие силы Красной Армии. Наблюдателями были приглашены германские военные эксперты, которые и сообщили в Генштаб вермахта: с русскими можно воевать даже зимой.

Итоги войны, длившейся полгода: мы потеряли около полумиллиона человек (финны за всю Вторую мировую войну 52 тысячи человек с точностью до одного человека). Бывший царский генерал 72-летний Маннергейм обратился к своему народу: нам дороги наши земли, но ещё дороже нам молодые финны, наши сыновья и братья, поэтому мы идём на мир с СССР на их условиях.

В 90-е годы будущий президент Финляндии Тарья Каарина Халонен (я был на нескольких встречах с ней) несколько раз публично высказалась, памятуя о тяжелом опыте поглощения Германией ГДР: Финляндия — маленькая страна, она не сможет восстановить отнятые у неё земли.

При мне был закрыт последний в долине реки Вуоксы совхоз: молоко местные коровы перестали давать, совхоз некоторое время торговал навозом, а потом вдребезги разорился. В это же время финские лесовозы беспощадно вывозили прекрасный местный лес в огромных количествах.

Уже в Америке, в начале нулевых, ко мне обратился один эмигрант из России с просьбой отредактировать его воспоминания как участника финской войны. Так я узнал некоторые подробности этой компании.

Автор служил в артиллерии. Он был единственным в роте, кто умел кататься на лыжах и был даже разрядником, поэтому ему поручили обучать этому представителей Казахстана, Средней Азии и Северного Кавказа. Лошади не справлялись по глубокому снегу с перемещением тяжёлой артиллерии, поэтому расчёты впрягались сами в верёвочные тягла. Этими же верёвками разворачивали стволы пушек.

Самое страшное было на этой войне — «кукушки», финские снайперы, располагавшиеся обычно на деревьях и потому совершенно незаметные.

Меня потряс рассказ, как солдаты, захватив мызу, часто находили печь ещё горячей, а еду — тёплой: люди покинули своё жильё только что. Солдатами не только съедалась вся еда (иногда она была смертельно отравлена), но и забиралось всё продовольствие и все вещи: одежда, обувь, тряпки и «драгоценности». Описывалось это не как мародёрство, а как нечто должное и нормальное, автору ни разу в голову не пришла рефлексивная мысль, а как бы он отнёсся к разорению его крестьянского дома.

Вообще, вся рукопись, очень честная и без бахвальства, «пронизана» отсутствием рефлексии: ни слова осуждения агрессии, бездарности военного руководства, собственной неприспособленности, весь рассказ (около 300 страниц) о том, что всё правильно, только так и надо и возможно.

Это отсутствие рефлексии, историческое беспамятство и беспамятство совести, пожалуй, самая точная характеристика граждан России в подавляющей своей массе.

Великий октябрь

в начале ноября у бывшего народа
пересыхает в глотке автоматом,
и нет в стране придурка и урода,
кто б в этот день не пил и не ругался матом

дворяне, мужичьё, чекисты, коммунисты —
все бывшие когда-то, кем-то и давно,
кто честен или на руку нечистый,
скрежещут на прошедшее: «говно!»

и всем обидно, что страну такую
просрали, ведь, буквально, ни за что,
что приравняли Ленина и Бога к хую,
что всё не так, ни к месту и ничто

и быдло пьёт — на то оно и быдло —
за Родину, за Сталина, за мир,
и миру это всё давно обрыдло
и надоело до сивушных дыр

Это делается так

По инициативе «Новой газеты» я, как и предположительно несколько сотен других читателей газеты, написал письмо некоему Бастрыкину в Следственный комитет РФ:

Председателю Следственного комитета РФ Бастрыкину А. И.
105005, г. Москва, Технический переулок, д. 2

И. о. руководителя Главного следственного управления Следственного комитета РФ по городу Москве Стрижову Андрею Александровичу
Г. Москва, 119002, Арбат ул., д. 16/2, стр. 1, Москва, 119002

От Левинтова Александра Евгеньевича
проживающего по адресу: ***********************
Паспорт: *** № ******, выдан ПВО ОВД р-на Строгино гор. Москвы

З А Я В Л Е Н И Е О ПРЕСТУПЛЕНИИ

13 августа с. г. мне стало известно из средств массовой информации о совершении действий, подпадающих под признаки преступления, которые содержатся п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ — «превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия».

Обстоятельства таковы. Из видео, выложенного на сайте «Новой газеты», мне стало известно о том, что на улице Забелина, г. Москва, в промежуток времени от 20:10 до 20:20 неопознанные сотрудники правоохранительных органов произвели задержание гражданки Российской Федерации Дарьи Сосновской. При этом один из сотрудников, не имеющий положенных, согласно закону, опознавательных знаков, нанес задержанной, которая не сопротивлялась задержанию, удар в область живота. Сотрудник правоохранительных органов был полностью экипирован, включая специальные перчатки с уплотнителями.

Учитывая все вышеизложенное, я прошу провести проверку по моему заявлению и возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.141, 144 и 145 УПК РФ,
п р о ш у:

  1. Возбудить уголовное дело в отношении сотрудника полиции, превысившего свои должностные полномочия по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.
  2. Рассмотреть мое заявление в установленный законом срок и сообщить мне о результатах рассмотрения.

13 августа 2019 г.

Ответ пришел через полтора месяца — ни о чём. Я получил этот ответ 29.10.2019. Фамилия моей жены — на букву В, она получила точно такой же ответ четырьмя днями раньше. Между литерами В и Л — 9 букв. Это значит, что производительность аппарата «Следственный комитет» — 2 буквы веерной рассылки в день. Представляю себе эдакую подслеповатую старушку со скрюченными пальцами, бьющую по клавиатуре в поисках каждой буквы и не знающую английского и русского расклада.

19:58 (2 часа назад)
Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве <gsu-moscow@sledcom.ru>
кому: Alevintov
Письмо сгенерировано автоматически, письменные ответы на указанный электронный адрес не требуются и к рассмотрению в качестве обращений не принимаются. В соответствии с приказом Следственного комитета Российской Федерации Об утверждении Инструкции о порядке ведения официального сайта Следственного комитета Российской Федерации в Сети Интернет» к рассмотрению принимаются только электронные документы, направленные через официальный сайт, раздел «Интернет-приемная.»

Естественно, я ответил — за полтора месяца перехватали кучу случайных митингантов, а тут двух очевидных насильников-росгвардейцев найти не могут.

Александр Левинтов
кому: Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве <gsu-moscow@sledcom.ru>
Разумеется, я не согласен: моё заявление датировано 13 августа 2019 года. К 29 октября 2019 года я так и не получил вразумительного и конкретного ответа на своё заявление. Считаю это нарушением моих конституционных прав.
С уважением,
Александр Левинтов
29 окт. 2019 г. в 19:58

Ответ пришёл мгновенно — типа «концы в воду»:

Mail Delivery Subsystem <postmaster@sledcom.ru>
21:51
английский
русский
Перевести сообщение
Отключить для языка: английский
Your message to <gsu-moscow@sledcom.ru> was automatically rejected:
Quota exceeded (mailbox for user is full)
Date: Tue, 29 Oct 2019 21:51:06 +0300
Subject: Re:
ОтветитьПереслать

Вот, собственно, и вся история, и вся демократия, и всё народовластие.

Впрочем, возможны продолжения:

  1. Через месяц-другой сообщат, что никого не нашли.
  2. Через месяц-другой сообщат, что не нашли состава преступления в законных действиях росгвардейца, получившего за мастерский удар медаль «За спасение Отечества от митингов» четвёртой степени.
  3. Через месяц-другой сообщат, что срок давности по таким правонарушениям истёк.
  4. Через месяц-другой сообщат, что это переодетые в форму росгвардейцев — сторонники Навального, а избиваемая — его секс-подруга по материнской линии.

Базовые принципы отечественной внешней политики

Эти принципы названы мною базовыми по двум причинам:

  • во-первых, они действительно основополагающие;
  • во-вторых, они используются на протяжении всей отечественной истории, неизменно и неуклонно.

Их совсем немного — ведь на то они и базовые.

Кому завидуем, на того и тявкаем

Завидовали Византии — на неё и тявкали.

Завидовали туркам-османам — и спустя сорок лет, как они провозгласили Стамбул Третьим Римом объявили Москву Третьим Римом.

Завидовали в 18 веке немцам — и их же поливали грязью, так что особых буянов, например, Ломоносова, пришлось сослать из Петербурга в Москву за дебоши с немецкой профессурой.

Завидовали в 19 веке французам — и вот вам «Горе от ума», славянофильские выпады против всего французского.

Последние 75 лет завидуем Америке и Европе — и костерим им непрерывно.

Нападать надо на слабого

Александр Невский не с сильной Ордой воевал (он был названым сыном Батыя), а с Тевтонским орденом, сильно ослабленным крестовыми походами. Иван Грозный с Казанским ханством воевал, когда то сильно ослабло.

На Польшу мы в 20 веке дважды нападали: уже после Первой мировой и в начале Второй.

На Финляндию и балтийские страны напали несоразмерными силами.

Напали на Японию за три недели до её капитуляции, тем отблагодарив её за ненападение в годы всей войны с Германией, и победили — с помощью американской атомной бомбы.

На Грузию (могучий противник!) напали, спровоцировав межэтнический конфликт.

На Украину напали во время национального политического кризиса.

Соседи чем ближе, тем хуже

Злососедство — это когда самые худшие — соседи: прибалты, поляки, украинцы, китайцы, японцы, время от времени даже белорусы и казахи.

Всегда договаривайся с третьим

Екатерина II договаривается с Оттоманской Портой об аннексии независимого Крымского ханства.

Александр I договаривается с Наполеоном о захвате у Швеции Финляндии.

Сталин договаривается с Гитлером (пакт Молотова-Риббентропа) о Прибалтике и Польше.

Сталин договаривается с Рузвельтом и Черчиллем о японском Южном Сахалине и японских Южно-Курильских островах.

Горбачев договаривается с Бушем о ГДР.

Нам не надо, но если у соседа плохо лежит…

Декабрист Завалишин предложил проект Транссиба, дабы оттяпать Манчжурию и, если удастся, что-нибудь у Китая и Японии.

П. П. Семёнов-Тяньшанский предлагал построить канал от Амударьи до Каспия через Сарыкамышскую впадину, просто, чтобы лишить богатых азиатов воды.

В 70-80-е чуть не начали строить канал Дунай-Днепр, потому что в Румынии сток Дуная оказался выше, чем у нас.

Южная Осетия, Абхазия, Крым, Донбасс кроме головной боли и проблем нам ничего не дали, мы до сих пор не знаем, что делать с этими оккупированными территориями.

Всё что угодно, но никогда не признаваться

Мы десятилетиями не признавали пакт Молотова-Риббентропа, а теперь даже начали его оправдывать.

Мы десятилетиями не признавали Катынь. Не сознавались, что своровали золото Шлимана, что вывезли под шумок испанский золотой запас.

Мы долгие годы не признавали, что сбили южнокорейский пассажирский самолет, а сейчас — малазийский, не признаем и то, что сбили под Смоленском польский правительственный самолет.

Врать своим, чтоб остальные не верили

Так нагло врать собственному народу, чтобы весь мир видел эту ложь: на такое способны только мы.

* * *

Возможно, есть другие, не менее фундаментальные принципы отечественной внешней политики.

Очевидно, что перечень примеров может быть сильно расширен.

Список открыт.

Некоторые маразматические особенности постсоветской экономики

Маразм — комплексное психическое и умственное истощение, поэтому полное описание картины маразматического поражения возможно лишь при вскрытии и сопутствующих его анализах и исследованиях, здесь же рассматриваются лишь наиболее заметные и очевидные проявления болезни, увы, неизлечимой и даже не поддающейся протезированию и другому вспоможествованию.

Цикл жизни

Любой продукт, бизнес, организация имеют цикл жизни, описываемый, например, кривой С. Маджаро:

Так как нынешняя экономика — прежде всего бюрократизированная экономика, требующая незамедлительных результатов и отчетности, то эта, вполне рациональная, схема сильно редуцируется: из неё изымается фаза развития и связанные с развитием исследования, преобразования, образование и обучение — становление сразу переводится в режим функционирования, ещё отрицательные смыслы (затраты и потери) также включаются в функционирование, становятся рутиной и неизбежностью.

Недоделанное (=неразвитое) долго жить в принципе не может, поэтому все инновации и поновления носят эфемерный характер и умирают, едва успев родиться: коротенькая эпошка нанотехнологий сменяется столь же короткой «инновационностью», её сменяет цифровизация и т.д.

Такую экономику можно всерьёз называть младенческой: чуть что затеяли — и тут же в тиски функционирования, отчетности и экономии.

Экономика как экономия

Именно так бюрократическому уму, что советскому, что постсоветскому экономика и мыслится: «экономика должна быть экономной». Экономить легче всего на людях: их доходах, условиях труда и условиях жизни. В Магнитогорске в 30-е годы на 1 жителя приходилось 0.5 кв. метра жилья — спали в три смены, не имея и клочка личного пространства. По всей стране возникали в фокусах индустриализации (Новосибирск, Свердловск, Челябинск, Сталинград, Харьков и, увы, многие другие города) «шанхаи» — самострой на неудобьях, в оврагах примитивного одноэтажного жилья, без удобств, с глинобитными полами или полами, застеленными досками.

Из экономии мы производили уродливые тарахтелки, называемые автомобилями (победивший во Второй мировой СССР и проигравшая в ней же Италия одновременно начали выпускать «москвичи» с фанерными кузовами и «феррари»), телевизорами с экранами в спичечный коробок («Ленинград Т1», предшественник КВН).

Современная экономика также строится как экономия, в результате которой строительство, городской транспорт, благоустройство, значительная часть сервисов обеспечивается низкоквалифицированными гастарбайтерами из бывших братских республик: эти несчастные и зарабатывают гроши, и живут по-магнитогорски, и городом как социокультурным ресурсом не пользуются.

Верчение ручками отключённого аппарата

Впервые эта модель управления была испытана в Чернобыле: реактора уже нет, а дежурное руководство вертит ручки управления им и удивляется, чего это оно всё зашкаливает и зашкаливает.

Статистическая служба в стране уже более 30 лет отключена от реальной жизни и экономики и не отражает ничего, кроме изощрений ума, поражённого маразмом: во-первых, все просто изощряются во лжи; во-вторых, «приватизация», «государственная тайна» и «коммерческая тайна» позволяют не сообщать практически никакой информации; в-третьих, статистическая служба монополизирована государством на все 100% и потому невозможна альтернативная информация в упорядоченном виде.

Совсем недавно выяснилось, что доля бедных в стране неприлично высока, даже в условиях регулируемой статистики. Проблема была решена практически мгновенно и беззатратно: поменяли методику счёта и критерии — и вся недолга.

Приближается финал концепции 2020. Успехов — ноль, достижений — ноль, улучшений — ноль. А тут ещё — рецессия как естественный результат безграмотного управления экономикой. Что делать? — срочно менять статистику и стат. учёт. И — никакой рецессии! Полное процветание и благополучие, тем более, что у Путина и его окружения действительно полное процветание и благополучие, а что касается всей остальной страны, то это — мелкие и отдельные недостатки, на которые можно не обращать внимание.

«Милитаризация»

2/3 советской экономики работало на холодную войну, а некоторые отрасли полностью были ориентированы на военные нужды, абсолютно бессмысленные ещё и потому, что сверхзатратные.

Нынешняя «милитаризация» носит сугубо демонстративный характер: ежедневно нам и миру сообщается о новых видах вооружений, способных уничтожить всё живое в радиусе 6400 километров (радиус нашей планеты), но всё это — одиночные и экспериментальные образцы, остатки заделов 60-80-х годов, не способные стать на поток массового производства.

Мы просто пугаем мир и успокаиваем себя, но долго кричать «волк!» не удается, и мир постепенно перестаёт вздрагивать, пожимает плечами в недоумении: а когда Россия займётся делом?, ну, например, научится печь хлеб? делать вино? варить пиво?

Демонстрационная милитаризация обходится дорого, слишком дорого — дороги сами демонстрации, а не то, что они демонстрируют.

Мы напрочь забываем, что милитаризация фашистской Германии в 30-е годы была возможной и успешной только потому, что сопровождалась невиданными до того государственными программами социального развития и благополучия населения Германии. Немцы пропускали террор и репрессии только потому, что взамен получали неслыханные блага и перспективы.

Здесь названы — достаточно случайно — лишь несколько явлений маразматической экономики. Если у вас есть, что добавить к сказанному, присоединяйтесь.

В Калмыкии

И чего мне вдруг вспомнилась эта Калмыкия? Век бы её не знать и не видеть.

А ведь я в 70-е всю эту пустопорожнюю страну объехал, был и в Дюртюлях, и в Комсомольском, что на берегу Каспия, и Яшкуле, где похоронена Наташа Качуевская, герой Советского Союза, и в Цаган-Амане на Волге, и, конечно, в Элисте (ударение — на любом слоге).

Ойраты (западные монголы) появились здесь при Алексее Михайловиче. Он щедро разрешил им, буддистам, селиться на степных землях от Каспия до Черного моря с условием сдерживать этот рубеж от воинственных кавказцев, что калмыки успешно и с удовольствием делали, вырезая аулы во время набегов дотла. Пришло их сюда 600-800 тысяч, правда, половина тут же решила вернуться и была уничтожена на территории местного Казахстана в отместку за бесчинства похода на Запад, к Волге.

До войны их численность превысила 100 тысяч человек, но во время войны Калмыкия, как и весь Северный Кавказ, ненадолго оказалась под немцами, которые здесь и в Крыму разогнали колхозы. Это, а также создание в РОА генерала Власова Калмыцкого Кавалерийского Корпуса, ККК, (около 7 тысяч сабель), стало причиной их департации — в одну ночь. Енисейский край — не место для степняков. Калмыки вернулись одними из последних и только в 1970 году достигли довоенной численности населения. В 80-е годы их было столько же, сколько и русских — 120 тысяч, после чего русские стали интенсивно покидать Калмыкию, а калмыки продолжают своё размножение, в результате чего сегодня их вдвое больше, чем русских.

Единственное время, когда Калмыкия ненадолго теряет свой неопрятный и неприятный вид, — конец мая: в это время цветут маки, по большей части багряных тонов. Помню доклад местных географов на какой-то конференции: земля Калмыкии пропитана ненавистью, страхом и кровью, а потому навеки проклята и несчастна. Очень похоже на правду.

При написании этого материала сунулся в Интернет по направлению «Калмыкия →картинки» и оторопел: 99% всех фотографий — нелепо огромный буддистский храм в Элисте, остальное — местные пустоши. Сунулся по знакомым населённым пунктам — в каждом местный дацан занимает 99%.

Ну, что ж, будем следовать этой странной логике:

Это — несомненно дело рук и денег Кирсана Улюмджинова, политического вундеркинда Калмыкии
А вокруг и до горизонта — нищета и неразбериха
Вот и весь калмыцкий народ согнан к храму, смыслоносителю существования
Калмыкию населяют овцы, сайгаки, лошади, верблюды, калмыки, в пропорции примерно 1:1:1:1:1:1
Это — пустота
А это — нищета. Вот и все достопримечательности

Мне калмыки откровенно и сразу не понравились: хитрые, злобные, неискренние, грязные. Впрочем, у них ещё меньше оснований относиться ко мне хорошо, как к русскому: хитрый, злобный, неискренний, грязный.

Если у вас будет малейшая возможность не знакомиться с калмыцкой кухней, непременно воспользуйтесь этой возможностью. Вот, что зацепилось в моей памяти как нечто совершенно отвратительное:

— варёные баранья яйца, ну, хоть бы помыли перед варкой.

— калмыцкий чай, с овечьим молоком и жиром, солёный, в чаю плавают шерстинки.

— махан-шелтяган/махн шельтяг — суп из говядины, варится до тех пор, пока мясо не станет неотличимым от грязной половой тряпки, к воде и мясу добавляется только соль.

— бёрики — местные пельмени; представьте себе неистовое полдневное солнце над пустыней, грязную калмыцкую девчонку, рой бронзовых мух над тазом с мясным фаршем; девчонка истекает потом и соплями, лепит эти самые бёрики по типу тяп-ляп, потом — котёл с кипятком и всё теми же мухами, без приправ. Без водки это не то, что есть — видеть нельзя.

Концовка подобных текстов стандартна:

WELCOME!

Куда угодно, но только не сюда.

Над Южным Уралом

я лечу над страной,
ободранной ноябрём и людьми:
пусто и чего ни возьми,
всюду щерится штык стальной

здесь ни разу не выпала манна,
и никому этот край не обетòван,
не захвачен, не рáспят, не скован —
даже воинами Чингисхана

недра пýсты, воронки от гор,
в никуда протекают дороги,
горы, скалы, речные пороги,
занесённый над лесом топор

здесь когда-нибудь встанет рассвет,
неестественный и грибовидный,
мне, летящему, зло и обидно,
что над нами суда так и нет

По Магнитогорску

Самолёт прошёл над невысоким, но чётко выделяющимся Главным Уральским хребтом и вышел на глиссаду незатейливого, без единого судна, аэродрома. «Международный аэропорт Магнитогорск» осуществляет летом рейсы в Турцию, здесь явно валяют дурака пограничники и таможенники, все привычные сервисы — даже не эмбриональны, карусель выдачи багажа — в безнадёжном ремонте. Всего здесь осуществляется два рейса в сутки и оба — в Шереметьево, и оба — пустопорожние на две трети. По железной дороге Магнитогорск связывает Уфу с Сибаем и Адлер с Нижневартовском — две пары проходящих поездов. Река Урал несудоходна уже около ста лет, но и до того суда лишь в паводок поднимались от Гурьева до Оренбурга.

Во всех учебниках советской географии взахлёб описывается УКК, Урало-Кузнецкий комбинат, на одном конце которого угольный Новокузнецк, а на другом — железорудный Магнитогорск, но теперь никакого комбината нет. Правда, на площади новокузнецкого аэропорта ещё в 90-е можно было понаслаждаться плакатом «Через четыре года здесь будет город-сад»: уже четыре века существует Кузнецкий острог, нынешняя столица ГУЛАГа, а всё остальное из поэмы Маяковского — стихи, поэзис, как презрительно говаривал старик Платон.

Мордор, ей-Богу, Мордор
Зимой Мордор ещё Мордористей
А ночью просто жуть
Зато на правом берегу вполне прилично
И даже красиво

Городская черта Магнитогорска практически совпадает с границей между Челябинской областью и Башкирией. Практически весь хинтерланд Магнитогорска — в Башкирии: и с.-х. угодья, и сады-огороды, рыбалка на озёрах, охота и рекреация.

Городу 90 лет. Дитя индустриализации: людей заманивали паспортами, заработками, условиями… и люди годами жили в землянках, палатках, кибитках, первые бараки были ещё хуже этого мезозоя. Этот бессмысленный героизм длился почти полвека, и лишь в 80-е началась экологизация. Конечно, не обошлось без зон и лагерей ГУЛАГа, заполненных преимущественно 58-ой статьёй со всеми её пунктами и подпунктами.

Не думаю, что по ужасности жилищных условий Магнитогорск — общесоюзный лидер, но вот достаточно достоверные цифры: уже после построения барачного города на 1 жителя приходилось 0.5 квадратного метра жилья. Это значит — спали на одном месте по очереди, в три смены и у людей не было даже клочка собственного пространства.

Город рассекается рекой Урал: левый берег — азиатский. Здесь расположен металлургический комбинат и по сей день очень напоминающий Мордор, а также разработки железной руды. Правый — европейский, жилой. Впрочем, изначально селитьба также ютилась на левом берегу, непосредственно примыкая к комбинату, кормильцу и убийце одновременно. Левобережье всё ещё населено и представляет собой местный Гарлем со всеми вытекающими из этого криминальными последствиями.

Во время и сразу после войны Правобережье застраивалось военнопленными немцами, которые, в отличие от московских, здесь были по большей части расконвоированы (а куда отсюда убежишь?). Немецкие дома смотрятся очень уверенно, почти как бизнес-класс или во всяком случае гораздо богаче хрущёвских пятиэтажек, которые появились впервые именно здесь.

К облику города приложились и ленинградцы, внеся характерные питерские черты застройки: местами начинает мерещиться, что ты на Московском проспекте в районе Бассейной.

Всё правобережье — это три длиннющих улицы: Ленина, Маркса (бывшая Сталина) и Советская. Город развивается на юг, по течению реки.

Разумеется, есть храм-новодел, мечеть-новодел, коттеджный посёлок-новодел.

Магнитогорск — самый трамвайный город России и это, честно, радует. Правда, сами трамваи — местные, Усть-Катавские, прошлого тысячелетия. Трамваи бегают по обоим берегам Урала, то в Азию, то из Азии.

Город стабилизировался в численности населения на уровне 400 с хвостом тысяч жителей и получился добротный медвежий угол, симпатичный, благополучный и уютный: огромный университет в центре города, консерватория, пять театров, одна из лучших в стране хоккейная команда. Им бы ещё как-то избавиться от металлургии… Много зелени, хотя улицы, особенно неглавные, прочно убиты и для меня почти непроходимы.

Жаль, что знаменитые демидовские горнорудные городки исключительно на севере, далеко: Челяба, Касли, Златоуст, Миасс. Магнитогорск — на отшибе, в степи, здесь чудятся и видятся Фурманов с Гриневым и Швабриным, непросыхающие Петька с Салаватом Юлаевым, самоучки Чапай с Пугачевым и страстно-нежные Маша с Анкой-пулемётчицей.

Print Friendly, PDF & Email

20 комментариев к «Александр Левинтов: Ноябрь 19-го. Окончание»

  1. Уважаеный А.Е написал в Гсу, Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве,
    инженер В.Френкель — в Немецкую Волну…
    Каждый пишет, как он дышит; надо признать, что автор, А.Е. Левинтов, прав —
    “всем, кому.. не по вкусу, очень рекомендую: не читайте…»
    p.s. Inna Belenkaya: Уж и пошутить нельзя?
    _______________________
    Что Вы, дорогая Inna B., шутить — здорово, но нельзя
    же шутить, как Скарaбеевы…
    ваши номинации, имхо, также выглядят как шутка —
    то 1-ый в Сионе, то – последний…
    Хороши шуточки… Определяться надо, оп-
    ределяться
    ::::::::: p.p.s::::::::::::::::::
    ИЗ ПЕСЕН ИЗГНАНИЯ
    Саул (Шауль) Черниховский
    *******
    «Откуда ты, странник?»
    С Востока. Я был в Ханаане, там горы
    Все плачут, и слезы алмазным потоком
    Бегут в Иордана холодное лоно.
    Я громко воззвал… Оглашая просторы,
           Шакал мне ответил на кряже высоком,
           Звучавшем напевами дщери Сиона.
    «А наши твердыни?»
    Их мощные стены — лишь груда развалин,
    Обломки камней на родимых могилах;
    Средь них не гнездятся напевы преданий,
           Их дух омрачен и безмерно печален,
           И сохнут под солнцем на нивах унылых
           Кровавые реки, пролитые в брани.
    «А память зелотов?»
    Спроси у орлов, им глаза расклевавших,
    У псов, что их кости глодали с рычаньем,
    У ветра, разнесшего прах по пустыне.
          У мудрых не спрашивай! Что им до павших?
    Их книги обходят героев молчаньем,
          В их сердце нет места борцам за святыни
    «Так что же осталось?»
    Пещеры в горах для отважных и сильных,
    Расселины скал для взыскующих мести,
    Поля, где немало прольется народом
           И пота, и крови потоков обильных,
           Когда на родном и утраченном месте
           Он вновь заживет под родным небосводом.
    Перевод О. Румера

  2. Насчет «социализма» в гитлеровской Германии Вы, Александр, правы: рабочие имели твердую зарплату, отпуска и дома отдыха, крестьяне — землю. Голод там наступил на короткое время только после войны. Есть одна важная деталь: эти блага в 30-е стали возможными благодаря ограблению еврейских банков и вообще евреев.

  3. Поскольку идёт разговор и о жизни вблизи загрязнителей-отравителей городской среды, хочу обратить внимание на материал на сайте Немецкой волны: «Немцы борются против строительства ветропарков рядом с их домами». Эта борьба настолько активна, что в Германии начинают бояться по поводу полного отказа от угольных электростанций. Отмечу также, что материал иллюстрирован фото, на котором пар из градирен снова назван дымом угольной ЭС. «Зелёных» переубедить невозможно.

    1. Уважаемый В. Зайдертрегер, пожалуйста, обратите внимание на фотографии: пар — белый, а преобладающее число труб дает черные хвосты (медь и сера дают рыжие хвосты, хлор — зеленые и т.д. Я — не эколог, но дымы и пары отличать даже я могу.

      1. Я написал даже письмо в Немецкую Волну, они не ответили.
        Я скопировал их фото. Дальше текст :
        «Всплывающая подпись: «Дымящие трубы угольной электростанции».
        На этом фото нет НИ ОДНОЙ ДЫМЯЩЕЙ ТРУБЫ!
        Показаны совершенно чистые (экологически) градирни, над которыми облака чистого водяного пара, такие же, какие и в небе бывают.
        (Неужели Вы могли подумать, что бывают дымовые трубы такого диаметра???)

        С уважением,
        В.Френкель, инженер»

        1. Уважаемый В.Ф.
          Прошу прощение за нескромность — Вы же читали мой материал: http://club.berkovich-zametki.com/?p=43850
          Я пытался «вразумить» и НВ, и даже популярные немецкие журналы и телеканалы. Или не отвечают, или отвечают «уклончиво». Не говорю уж о ЗЕЛЁНЫХ, которые, я уверен, просто занимаются обманом. Короче, дурют ихнего брата так же, как дурили нашего. А ведь с помощью этих картинок принимаются политические, а потом и практические решения общегосударственного масштаба. Немцы народ пугливый. Стоит его запугать и делай с ним, что хошь. В тридцатые годы запугали евреями …

      2. Уважаемый А. Левинтов.
        Моё замечание относится только к фотографии, размещённой на сайте НВ, и не имеет никакого отношения к вашим фото, к металлургии вообще. Я не подвергаю сомнениям вашу компетентность в проблемах экологии.

  4. Сколько я понимаю, американским городом-аналогом Магнитогорска и Череповца был Питтсбург, «кузница США». Ну, и мы с женой, прожив десятки лет в Нижневартовске, повидавши Сормово, Салават, Нижний Тагил, Стерлитамак, ожидали чего-то в этом роде.
    Мы были потрясены увидев чистый, красивый город на слиянии двух чистых рек, красавцы-небоскребы на высоких горах, окружающих Питтсбург, строительство парка на полуострове между реками, который, нет сомнения, будет самым красивым и уютным парком в стране.
    Ну — два мира, два Шапиро!

    1. То же самое — германский Рур, Чёрная Англия и многие другие угольно-металлургические города и регионы. Параллельно мне мой коллега побывал в Ленинске-Кузнецке (Кузбасс). Он приехал в шоке, хотя человек бывалый. Конечно, и в России жизнь меняется к лучшему, но — слишком с низкого старта: в 30-е годы в Магнитогорске обеспеченность жильём составляла 0.5 кв. метра на человека — меньше, чем в ГУЛАГе, немецких концлагерях и на кладбище. Реально это означало, что на одной койке люди спали в три смены.

    2. Вы сравниваете российские города, до сего дня являющиеся центрами металлургической и обрабатывающей промышленности, с Питтсбургом, где в 70-80-х годах были закрыты промышленные предприятия, а их работники были уволены. В результате население Питтсбурга было сокращено вполовину. Сегодня Питтсбург уже не промышленный город, а основными отраслями жизнедеятельности города стали образование, медицина, туризм, финансовая деятельнсть, высокие технологии, включая нано-

      1. Е.Л.
        — 2019-12-03 02:03

        Вы сравниваете российские города, до сего дня являющиеся центрами металлургической и обрабатывающей промышленности, с Питтсбургом, где в 70-80-х годах были закрыты промышленные предприятия, а их работники были уволены.
        =================.
        ОК, как говорят аборигены.

        60% канадской стали производится в городе Гамильтон (Hamilton, Ontario), который и сегодня известен как the Steel Capital of Canada.
        Население: 579 200 (2017)
        В Магнитогорске: 418 241 (2017)
        Сравнимо!
        Проезжая мимо Гамильтона, видишь трубы и дым, но посмотрите на город:, например, в:
        https://www.gettyimages.ca/photos/hamilton-ontario?sort=best&mediatype=photography&phrase=hamilton%20ontario

        1. Я был на Ново-Липецком металлургическом. Он вынесен далеко от города, километров на 15-20. Никаких труб. Сталевары — в белых халатах, в заводском пруду плавают лебеди — просто, другая технология. Магнитогорск и ему подобные — даже не вчерашний день.

      2. Относительно Питтсбурга совершенно верно: члены моей американской ветви(приехали в США до Акта Донсона-Рида) семьи, которая попала в Питтсбург с Эллис-Айленда, говорят точно также.

  5. Левинтов2 декабря 2019 at 17:29 |
    всем, кому откровенно всё не по вкусу, очень рекомендую: не читайте. Есть же много другого чтения. Зачем мучиться?
    __________________________
    Уж и пошутить нельзя?

  6. Сплошной негатив, похоже, что только вкусная и здоровая пища вызывает у вас позитив. Ну, и то хлеб.

    1. всем, кому откровенно всё не по вкусу, очень рекомендую: не читайте. Есть же много другого чтения. Зачем мучиться?

      1. И чего мне вдруг вспомнилась эта Калмыкия? Век бы её не знать и не видеть. А ведь я в 70-е всю эту пустопорожнюю страну объехал, был и в Дюртюлях, и в…
        —————————————————-
        Здесь Вы, уважаемый Автор, немного ошиблись, Дюртюли — это Башкирия. Я там был в эвакуации.

        1. Вы абсолютно правы — я был в Ульдучинах, (в Дюртюлях был также — в 1964 году): с языка сорвалось. Именно в Ульдучинах был этот ужасный вид роя мух над фаршем для бёриков. Спасибо за поправку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *