Хаим Соколин: О стереотипах

 503 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Хаим Соколин

О стереотипах*

Каждый народ, как, впрочем, и индивидуум, характеризуется определенным уровнем самооценки, которая почти всегда превосходит его истинные добродетели. То и другое, порой в причудливом сочетании, создает стойкие национальные стереотипы — большей частью ложные, независимо от того, лежит ли в их основе завышенная самооценка или оценка, даваемая другими. При этом совпадения стереотипов, основанных одновременно   и на самооценке, и на внешней оценке, случаются довольно редко. Именно таким редким совпадением являются два стереотипа, относящиеся к еврейскому народу. Один из них связан с распространенным мнением о евреях как о народе, превосходящем прочие своим умом. Другой стереотип касается такой прекрасной черты, как взаимопомощь, взаимовыручка, национальная солидарность. Возможно, здесь следует говорить даже не о редком совпадении, а о чем-то ином. Известно, что указанные стереотипы никогда не обсуждаются применительно к другим народам, населяющим планету. Никого не интересует и не волнует, насколько умны и солидарны между собой датчане, шведы, французы, греки, чилийцы, сирийцы, англичане, русские, монголы и все остальные. Мир озабочен только евреями, как неким загадочным феноменом, который не укладывается в законы истории и, более того, противоречит им. Согласно этим законам евреи должны были исчезнуть подобно другим древним народам, тем более что на протяжении двух тысячелетий они были лишены своей территории. Но они не исчезли, и это заставляет искать разгадку в особых свойствах ума и монолитной сплоченности.

Но вернемся к стереотипам. Как ни странно, оба указанных стереотипа охотно поддерживаются как самими евреями, так и неевреями (юдофилами и юдофобами в равной мере). На житейском (нееврейском) жаргоне это находит выражение в таких расхожих утверждениях, как «Евреи — народ умный» и «Еврей еврею всегда поможет; стоит одному куда-нибудь пролезть, он и других за собой тащит». Что касается нас самих, то заявлять открыто об интеллектуальном превосходстве, как о нашей национальной особенности, разумеется, нескромно. Но не секрет, что между собой мы нередко говорим о превосходстве «еврейских мозгов» над иными прочими как о чем-то само собой  разумеющемся. Впрочем, насчет скромности я, кажется, поторопился. Вот характерный пример. Журналистка газеты «Новости недели» Инна Стессель берет интервью у специалиста по женской психологии и спрашивает ее: «Есть ли у еврейских женщин какие-то особые специфические черты?» В ответе нет и намека на такой предрассудок, как скромность: «Конечно. Интеллект. Еврейки мудры от природы. Не случайно многие выдающиеся мужчины связывали свою жизнь с еврейками». Да, видимо, не случайно. Случайно можно связать жизнь лишь с француженками, итальянками и прочими.

Второй стереотип, взаимопомощь, в нашей собственной формулировке звучит коротко и веско: «Все евреи — братья» (слышал ли кто-нибудь выражение «Все датчане — братья»?). А братья всегда стоят друг за друга — это тоже само собой разумеется.   Например,   обозреватель израильского радио РЭКА по вопросам диаспоры Фредди Бен-Натан никогда не говорит «аргентинские евреи, французские евреи и т.д.», но только «наши аргентинские братья, французские братья…»   Как фигура речи такое выражение, конечно, замечательно. Дальше мы рассмотрим, насколько оно отражает истинное положение дел.

Пожалуй, наша национальная самооценка наиболее четко и недвусмысленно   сформулирована в брошюре «Праздник Шавуот», составленной известным израильским раввином Моше Франком: «Получив от Всевышнего Тору, народ Израиля стал народом возвышенным и вечным. И рядом с ним прочие народы увидели вдруг всю свою никчемность — пигмеи рядом с гигантом». Читатель может заподозрить, что эта провокационная цитата вырвана из контекста. Смею уверить, что она представляет собой вполне законченную мысль, отражающую некую этическую философскую концепцию, широко распространенную среди определенной части населения Израиля. Эта концепция имеет прямое отношение к обоим обсуждаемым стереотипам. Нетрудно понять, что малочисленный народ может считаться гигантом только в смысле духовном, нравственном и интеллектуальном. Эти качества, в свою очередь, предполагают наличие высокого морального стандарта — по крайней мере, во взаимоотношениях между самими евреями. Отсюда стереотип еврейского братства.

Основная цель настоящей статьи — рассмотрение именно этого стереотипа. Но сначала  мне хотелось бы коротко остановиться на так называемом стереотипе “еврейских мозгов”. Ум — категория не абстрактная. Признаком глубокого ума является способность  аналитического подхода к проблемам, умение видеть дальше, чем видит личность посредственная, прогнозировать развитие событий и находить наилучшие или хотя бы оптимальные решения в сложных ситуациях. Как обстоит дело в этом отношении в Израиле? Разумеется, у нас, как и у любого другого народа, на индивидуальном уровне эти способности варьируют в самом широком диапазоне. Но каковы те особые качества ума, которые присущи не рядовому человеку, а нашей интеллектуальной элите, руководителям страны, умнейшим из умных? Сошлюсь на мнение авторитета в этой области. Вот что говорит всемирно известный политолог, профессор Иерусалимского университета Иехезкель Дрор: «Израиль страдает хронической неспособностью долгосрочного прогнозирования как во внешней, так и во внутренней политике и, в конце концов, дорого заплатит за это». Еще более резко высказался журналист газеты «Едиот Ахронот» Боаз Эфрон, хорошо знающий нашу политическую элиту: «Были и исчезали еврейские государства. И это наше когда-нибудь исчезнет, как любое другое. А может и быстрее, чем многие другие. Глупость, с которой оно управляется, лишь подтверждает мои слова».

Приведу несколько конкретных примеров «прогнозирования», и даже не долгосрочного, а краткосрочного. Известно, каким несчастьем для юга Израиля обернулось так называемое размежевание или эвакуация поселений Гуш Катиф в районе Газы. А вот, что говорили по этому поводу наши главные умы в 2004 году:

Ариэль Шарон, глава правительства: «Размежевание является основой и источником возможностей, которые перед нами открываются. Быть может, самых важных из тех, что выпали на нашу долю».

Ави Дихтер, глава ШАБАК: «В Газе не ожидается перемен в связи с размежеванием. ХАМАС вряд ли попытается захватить власть в секторе».

Меир Шитрит, депутат Кнессета, бывший министр финансов, юстиции, внутренних дел, транспорта: «Я не слышал более абсурдного утверждения, будто после размежевания на Сдерот упадут ракеты».

Шауль Мофаз, председатель комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, бывший начальник Генштаба и министр обороны: «Размежевание принесет безопасность югу страны».

Мне могут возразить — министрами и премьер-министрами не обязательно становятся самые умные. Для занятия этих постов требуются другие качества, такие, например, как способность к внутрипартийным комбинациям и интригам. А вот самые лучшие наши  мозги сосредоточены в органах разведки. Спору нет — от того, как работает разведка,  существование Израиля зависит не в меньшей мере, чем от министров и депутатов Кнессета (замечу, что ШАБАК — это одна из двух главных структур разведки, что не  помешало его главе Ави Дихтеру своим заявлением о ХАМАС сесть в очередную лужу).   Разведка уже давно стала гордым символом государства, одним из наших непререкаемых мифов. Кто в мире не знает знаменитый Моссад? Но вот что говорит об этой прославленной организации член комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне Йоси Сарид, человек достаточно осведомленный относительно истинного положения дел: «Сейсмографы израильской разведки выходили из строя всякий раз именно тогда, когда нужда в них была срочная и жизненно необходимая. Там и сям были впечатляющие успехи на тактическом уровне. Но на стратегическом уровне, когда требовалась всеобъемлющая оценка состояния национальной безопасности, разведка шла от провала к провалу». И Сарид приводит убедительные примеры, подтверждающие это заявление.   Отметим еще раз, что заявление Дихтера по поводу ХАМАС в Газе — лишнее тому доказательство.

А теперь сделаем этакое сальто-мортале и перенесемся из высоких сфер, где обитает политическая элита, на другой конец общественного спектра, о котором принято говорить, что «здесь ума не надо». Хотя любители спорта с этим вряд ли согласятся. Речь идет о футболе. Известный словацкий тренер Ян Пиварник так говорил об игре наших футболистов: «Здесь футбол даже слишком быстрый, но здесь не думают. Все десять игроков бегут за мячом — ура! ура! А скоростных комбинаций нет».

Пиварник, сам того не подозревая, сказал не только о футболе. Если в его оценке изменить всего несколько слов, то она будет вполне применимой к деятельности наших министров и правительства в целом. Смешение функций в израильских правительствах примерно такое же, как в футболе. Излюбленный мяч, который гоняют по полю почти все министры, независимо от их прямых обязанностей, это внешняя политика. Ею активно занимаются министры здравоохранения, экологии, полиции и многие другие…

Итак, мы сделали «интеллектуальный срез» израильского общества от правительства до футбола. И показали на конкретных примерах со ссылкой на авторитетных специалистов, что отличительной чертой на всех уровнях является неспособность думать, анализировать и прогнозировать развитие событий.

Теперь перейдем к другому стереотипу — «все евреи братья». Большинство новых   репатриантов, убеждаясь рано или поздно в ложности этого стереотипа, испытывают шок или, по меньшей мере, сильное разочарование. Предотвратить такие психологические потрясения и подготовить людей к столкновению с израильской действительностью могло бы знание подлинной еврейской истории — как древней, так и современной. Но, к  сожалению, книги по еврейской истории, показывающие повседневную жизнь и человеческие взаимоотношения на социально-бытовом уровне, еще не написаны. Что касается канонизированной истории, то она сводится в основном к описанию определенных легендарных эпизодов, а также к рассказам о жизни и деятельности выдающихся религиозных мыслителей. Особое место занимает описание постоянных гонений и преследований, которые действительно являются неотъемлемой частью нашей истории. Но этими трагическими событиями она не исчерпывается. На протяжении веков и тысячелетий народ страдал и от внутренних распрей и междоусобиц, от жестокости или безразличия собственных лидеров и правителей.

Леденящие кровь примеры такой жестокости по отношению к собственному народу  подробно описаны Иосифом Флавием. Но не будем забираться так далеко вглубь истории. Здесь возможно возражение, что две тысячи лет назад мораль и нравы были не такие как сейчас. Равно как и цена человеческой жизни. Не спорю. Напомню лишь, что Тора с ее Десятью Заповедями уже тогда была дарована еврейскому народу. И, в отличие от нынешнего времени, в Бога верили все без исключения. Следовательно, уже тогда, согласно раввину Моше Франку, еврейский народ был возвышенным и вечным, духовным и нравственным гигантом среди окружавших его пигмеев. Однако это не помешало, например, царю Александру Яннаю из династии Хасмонеев, правнуку легендарного Матитьяху Маккавея, на глазах 800 своих противников (тоже евреев) перебить в центре Иерусалима их жен и детей. Царь с наслаждением наблюдал за этой бойней с бокалом в руке. Именем Александра Янная названы улицы во многих городах Израиля. Этот и  многие другие эпизоды не включаются в канонизированные книги по еврейской истории. Что касается более чем столетнего периода правления Хасмонеев в целом, то в этих книгах из него оставлено лишь описание героического восстания Матитьяху и пятерых его сыновей. Жестокая и кровавая борьба за власть между его внуками и правнуками каким-то образом выпала из еврейской истории, провалилась в некую черную дыру. За давностью лет не будем и мы акцентировать на ней внимание. Хотя, с другой стороны, из истории, как и из песни, слова не выкинешь.

Гораздо интереснее и важнее события и нравы, которыми отмечены более близкие нам эпохи. Поскольку с момента разрушения Второго храма вплоть до нашего времени не было другого Иосифа Флавия, мы лишены возможности воссоздать нашу последующую живую двухтысячелетнюю историю с такой же детальностью, с какой это сделано в его книгах. Однако, благодаря архивным исследованиям современных историков и рассказам очевидцев событий последних пятидесяти лет, имеется достаточно информации для размышлений на интересующую нас тему. Но, прежде чем перейти к этим размышлениям, мне бы хотелось остановиться на романе Ицхака Башевиса-Зингера «Раб».

Время описываемых событий — XVII век, место — Польша. Герой романа Яков бежал от погрома, был схвачен и продан в рабство польскому крестьянину. Через пять лет его выкупила еврейская община, и он вернулся в родной городок Юзефов. Вот как описывает Башевис-Зингер то, что увидел Яков: «Руководители общины делили между собой и  своими близкими всевозможные привилегии и аренды, дающие возможность обирать народ. Как ни мал и убог стал после резни Юзефов, он остался полон ненависти, горечи и склок. За набожностью скрывались алчность, зависть. Раввины и главы общины дрались между собой. Каждый при дележе старался урвать для себя деньги, почет, лакомый кусок. Бедняков неделями и месяцами заставляли ожидать решения, которое можно было принять в течение нескольких дней. Время от времени находился кто-нибудь, кто подавал на кровососов жалобу, грозил мордобоем, доносом. В таких случаях крикуна брали в свою компанию, бросали ему кость, и он теперь уже хвалил тех, которых недавно поносил». И т.д. и т.п.

Признанный знаток еврейского местечка Башевис-Зингер не историк, а роман «Раб» — не исторический документ. Но нельзя отделаться от впечатления, что все в нем описанное —  это обобщенная и достоверная картина нравов, царивших в многочисленных еврейских  общинах Восточной Европы того времени. Нравов, которые не претерпели существенных изменений и в последующие столетия, а затем перекочевали в Израиль. А ведь стереотип взаимопомощи и всееврейского братства уходит корнями именно в те времена. Надеюсь, никто не заподозрит великого еврейского писателя Башевиса-Зингера в клевете на собственный народ.

А теперь перенесемся в середину ХХ века. Израильский историк Том Сегев изучал в течение нескольких лет архивы и неопубликованные материалы в поисках ответов на следующие вопросы: Каково было отношение лидеров сионизма к Катастрофе и к европейским евреям во время Второй мировой войны и непосредственно после нее? Как была воспринята Катастрофа в еврейском ишуве (еврейская община в Палестине до  создания Израиля) и позднее в новорожденном государстве? Какой прием был оказан уцелевшим европейским евреям на Земле Обетованной? Итогом его исследований стала книга «Седьмой миллион» (1991 г.). Название книги показывает, что речь идет о миллионе европейских евреев, которые не успели разделить трагическую участь шести миллионов своих собратьев. Главные выводы книги сводятся к следующему.

Лидеры сионизма, будь то МАПАЙ или Херут, проявляли невероятное пренебрежение к событиям в Европе. Судьба их европейских братьев имела значение лишь постольку, поскольку она служила делу сионизма. Однако в последующие годы Катастрофа, ее последствия и память о ней стали эксплуатироваться без каких-либо колебаний во внутриполитической борьбе обеими главными израильскими партиями. Еще более шокирующим был прием, оказанный уцелевшим жертвам Катастрофы на Земле Обетованной. К ним относились с нескрываемым презрением, им не разрешали говорить о том, что они пережили. Моше Шарет, будущий министр иностранных дел и премьер-министр, заявил: «Эти люди — нежелательный человеческий материал».

Вот что рассказывает польская еврейка Галина Бирнбаум, прошедшая Освенцим и Майданек и направленная в киббуц с группой других уцелевших юношей и девушек: «Неожиданно после ужасов войны мы оказались в условиях другой войны, к которой не  были подготовлены. Киббуцники подвергли нас остракизму. Однажды нас собрали всех вместе. Мы ожидали, что нас попросят рассказать о себе. Но наши ожидания были напрасны. Киббуцница, говорившая по-польски, заявила с самого начала: мы знаем о вас все, что нам нужно знать. Теперь ваше время узнать кое-что о нас».

Писательница-сабра Иехудит Хендель вспоминает с запоздалым раскаянием: «Мы считали их неполноценными и относились к ним враждебно. Мы называли их сабоним и мы хорошо знали, что это означает (сабоним на иврите — мыло во множественном числе; намек на то, что нацисты делали мыло из убитых евреев. — Х.С.)». Журналистка Грир Кешман замечает по этому поводу: «Напоминание о мыле было достаточно скверно само по себе. Никто из них не ожидал, что эта нацистская бесчеловечность станет в Израиле поводом для насмешек».

И только после суда над Эйхманом руководители государства неожиданно осознали, что эта вновь обнаруженная общность судьбы всего еврейского народа является бесценным идеологическим приобретением, ключевым элементом в национальном объединении и в пропаганде израильских интересов. В соответствии с этим в последующие двадцать лет, по словам Сегева, «моделирование прошлого» получило дальнейшее развитие. «Черная дыра» нашей истории, которая еще недавно игнорировалась и считалась постыдной, превратилась для многих в своего рода новую религию. Иными словами, отношение к недавнему прошлому было пересмотрено, исходя из заново осознанных политических и экономических интересов.

Теперь, когда мы знаем все эти факты и события, нам будет легче понять то отношение к нынешней алие со стороны части израильского общества, которое для многих репатриантов явилось полной неожиданностью. И, возможно, не только понять, но и  примириться с этим. Сознание того, что мы не первые, с кем это произошло, должно служить некоторым утешением. Можно, конечно, найти множество примеров поддержки, искреннего участия и просто доброго отношения   на индивидуальном уровне со стороны отдельных людей, семей и даже чиновников. Но это не меняет общей неприглядной картины, которая вполне вписывается в рамки нашей национальной истории.

А стереотипы будут жить. Создаются они легко, но разрушить их невозможно. Да это и не следует делать. Может быть, наоборот, следует попытаться поднять мораль до их уровня. Однако этот титанический труд — задача не одного поколения. Пока же остается признать, что причина необычной стойкости стереотипов в том, что они нужны всем — и нам самим, и нашим друзьям, и нашим врагам.

___

*) Статья была написана в 1996 г. При подготовке к публикации текст был обновлен и дополнен. Автор полагает, что сейчас, спустя семнадцать лет, статья не утратила своей актуальности.

Print Friendly, PDF & Email

28 комментариев к «Хаим Соколин: О стереотипах»

  1. Виктор: «Еврейским писателям нужно поддерживать бодрость и веру в успех начатого дела, помогать народу в этом, а не туманить мозги евреям и неевреям»
    ———————————————

    М. Шолохов, из выступления на ХХ съезде КПСС, 1956: «Мы, советские писатели, должны поддерживать в народе веру в свои силы, активно помогать строить социализм, приближать мечту о светлом будущем. Тем, кто мешает в этом, не место в наших рядах»

    No comment

  2. Bormashenko
    10 Июнь 2013 at 7:41 | Permalink
    Традиция представляет собой коллективный духовный опыт народа, который не сводим к разуму, ни к его истории, понимаемой, как запись череды событий (такая история бессмысленна, как таблица умножения), традиция – запись ритма народного бытия. И эту традицию сохранили раввины.

    Без «записи череды событий» невозможно понять, откуда мы, ашкеназы, появились в Польше, а затем и в России. Да и насчет сефардов тоже не яснее. Вот такой народ сохранили нам наши раввины – без истории, но зато с ритмами народного бытия.

    1. Вот такой народ сохранили нам наши раввины – без истории, но зато с ритмами народного бытия.

      Ключевые слова: «… народ сохранили нам наши раввины …»

    2. Григорий Тумаркин25 Август 2013 at 21:59 | Permalink
      Без «записи череды событий» невозможно понять, откуда мы
      ======================
      Эдуард заметил (точно)

      «Традиция представляет собой коллективный духовный опыт народа, который не сводим к разуму, ни к его истории, понимаемой, как запись череды событий (такая история бессмысленна, как таблица умножения), традиция – запись ритма народного бытия. И эту традицию сохранили раввины.»

      Ключевое слово — «не сводим», что не означет «отрицает»

  3. Неприятное впечатление остается поле прочтения статьи. Такое же, как после чтения «Клима Самгина» Горького. Страдает интеллигент и выплескивает свои мутные, грязноватые мысли на читающего. Я поддерживаюсь мнения А.Эйнштейна — еврейский народ — такой же, как все другие народы: достаточно и дураков и здравомыслящих людей.Но сейчас народ переживает период восстановления государственности, и я желаю ему успехов на этом пути. Думаю, что еврейским писателям нужно поддерживать бодрость и веру в успех начатого дела, помогать народу в этом, а не туманить мозги евреям и неевреям. Пора бы помнить, что в Израиле растет поколение израильтян.

  4. СТЕРЕОТИП — ОН И ЕСТЬ СТЕРЕОТИП.
    Хаим Соколин: «…Редким совпадением являются два стереотипа, относящиеся к еврейскому народу. Один из них связан с распространенным мнением о евреях как о народе, превосходящем прочие своим умом. Другой стереотип касается такой прекрасной черты, как взаимопомощь, взаимовыручка, национальная солидарность. Возможно, здесь следует говорить даже не о редком совпадении, а о чем-то ином. Известно, что указанные стереотипы никогда не обсуждаются применительно к другим народам, населяющим планету. Никого не интересует и не волнует, насколько умны и солидарны между собой датчане, шведы, французы, греки, чилийцы, сирийцы, англичане, русские, монголы и все остальные. Мир озабочен только евреями, как неким загадочным феноменом, который не укладывается в законы истории и, более того, противоречит им…»

    :::::::::::::::::::::::::::::::::::МСТ::::::::::::::::::::::::::::::::::

    Сама посылка банальная и ложная. Самомнение едва ли не всех на земле народов превосходит очевидное. «Умом Россию не понять… У ней особенная стать…» (Тютчев); «Да, скифы мы, да азиаты мы. Попробуйте, сразитесь с нами…» (Блок); «Мы – русские! Какой восторг!» (Суворов)…
    Чем невзыскательнее публика, тем выше прокламируемый уровень национальных притязаний: Аркаим, откуда-де пошла мировая цивилизация; этруски — «те же русские» — основали Рим…
    Евреи, как здесь было говорено не раз, «основали Киев» — и не только.
    Можно быть уверенным, что у первобытных народов (бытующих и в настоящее время в дебрях Африки, Амазонки, на Борнео, Андаманских островах) уровень самомнения зашкаливает.
    Порой претензии действительно соотвествуют реальностям. Кто поставит под сомнение, что немцам свойственно почтение к закону и порядку. Но вот из этого-то возросло их самомнение, что они несравненно выше «безалаберных французов», «расслабленных итальянцев» и, уж конечно, «недоразвитых славян». «Люди у власти прекрасно знают славянскую особенность вести дискуссии, ставить все мысленно под сомнение. Разодрать все на кусочки — вот философия славянина. Возьмите в качестве яркого примера польский народ. Никогда не способен что-то произвести самостоятельно и что-то организовать, но зато всегда способен плести заговоры, чтобы свергнуть нынешнего правителя. Кто не знает эту особенность характера славян — тот потерпит неудачу со славянином…» (Гиммлер).
    Нацисты «знали». Результат известен.
    Нам, можно сказать, ещё повезло. «Еврейский народ, к которому я счастлив принадлежать, с менталитетом которого я ощущаю глубокое родство, не имеет для меня каких-то иных качеств, отличающих его от всех других народов. Судя по моему опыту, евреи не лучше других групп людей, хотя от худших раковых опухолей их защищает отсутствие власти. В остальном я не могу разглядеть в них ничего, что свидетельствовало бы об их «избранности». Альберт Эйнштейн.
    А то, что «мир озабочен только евреями» — так кажется нам самим.

    1. Удивлена, что г-н Маркс-Тартаковский не пересказал здесь старый анекдот о чукче, утверждавшем, что Ленин был одной с ним национальности. На вопрос — почему он так считает? — чукча ответил: «Очень умный был». Классика самооценки! Это вам не Тютчев и Блок. А что касается Виктора Суворова, то его «Восторг!» не более, чем едкая ирония. С таким уровнем ссылок можно доказать все, что угодно.
      А озабоченность мира евреями все-таки несколько выше, чем этрусками, индейцами Амазонки и немцами. И специфичнее. И это нам не только кажется, как полагает М.-Т.

      1. Уважаемая Белла!
        Прошу прощения, что вмешиваюсь в ваш высокоученый спор. Смею однако заметить,что помимо Владимира Резуна, взявшего себе скромный псевдоним Виктор Суворов, существовал еще русский полководец Александр Васильевич Суворов ( справки о нем вы легко найдете, хотя он и не так знаменит, как «Виктор»). Приведенное М.Тартаковским высказывание «Мы – русские! Какой восторг!» (Суворов)…принадлежит именно Александру Васильевичу, причем произнес он его без «едкой иронии». Можно не соглашаться с М.Тартаковским, и даже с А.Суворовым, но последний об этом уже не узнает, так что мой совет-не напрягайтесь излишне.

  5. Есть ощущение недоговоренности. Вот в кибуцах не воспринимали переживших Катастрофу. Но я читал воспоминания, что в кибуце нельзя было произносить имя Бегина, так его ненавидели. — Он же фашист!!! — Отражает ли это общую картину? Не думаю. Таким образом воспитанные ребята могли и жертвы Шоа называть обмылками, но отражает ли это общую картину? Скорее всего были и прямо противоположные, но это уже тема для новой статьи.
    Давно известно, что нет суда истории, а есть суд историков.

    Полмира в крови, и в развалинах век,
    И сказано было недаром:
    «Как ныне сбирается вещий Олег
    Отмстить неразумным хазарам…»
    И эти звенящие медью слова,
    Мы все повторяли не раз, и не два.

    Но как-то с трибуны большой человек
    Воскрикнул с волненьем и жаром:
    «Однажды задумал предатель Олег
    Отмстить нашим братьям хазарам…»

    Приходят слова и уходят слова,
    За правдою правда вступает в права.
    Сменяются правды, как в оттепель снег,
    И скажем, чтоб кончилась смута:
    Каким-то хазарам, какой-то Олег,
    За что-то отмстил почему-то!

    И этот марксистский подход к старине
    Давно применяется в нашей стране,
    Он нашей стране пригодился вполне,
    И вашей стране пригодится вполне,
    Поскольку вы тоже в таком же… ,
    Он вам пригодится вполне!
    1972

    Я недавно перечитывал мемуары доктора Кауфмана «Лагерный врач», проведшего в ГУЛАГе 11 лет и пять в ссылке. Он приводит совершенно уникальные примеры еврейской взаимопомощи. Есть и противоположные примеры, куда от них деться. Но статья как-то однонаправленна. Я тоже, оглядываясь, вижу вокруг очень много идиотов и негодяев. Но если посмотреть на интегральные показатели — картина удивительно меняется.

    1. Вл. Янкелевич.
      Я тоже, оглядываясь, вижу вокруг очень много идиотов и негодяев. Но если посмотреть на интегральные показатели — картина удивительно меняется.
      ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
      Ув. Владимир, Вы в жизни имеете дело с конкретными людьми или с интегральными показателями? Например, в Израиле существует бедность, это признано официально. Но если посмотреть на интегральные показатели, ее нет. Опасная штука — интегральный показатель, особенно когда речь идет о социальных и морально-нравственных категориях.

  6. Замечательная статья. Все тексты Хаима Соколина отличает неподдельная высокая интеллигентность. Культура. Можно маскировать отсутствие культуры непонятными словами и системной группировкой этих слов, как принципом изложения, но от этого текст не становится ни понятнее, ни полезнее в чисто практическом плане. У Соколина интеллигентность и интеллект — естественны. Они не носят характера искусственных построений, чтобы выдать потом результат — его логика и аналитическое начало у здравомыслящего читателя, увы, не могут вызвать никаких возражений. Полностью согласен со словами Бориса Э. Альтшулера.
    Я много лет наблюдал здесь в Америке за своими коллегами в смысле их понимания этих двух мифов о евреях всего мира — уме и мировой сплочённости. Особенно было интересно слышать эти похвалы из уст выходцев из Польши. Настоящих поляков. Один из коллег как-то спросил: «Почему ты улыбаешься, когда я говорю о еврейской солидарности?». «Потому, что это миф»-, ответил я. При этом я знал, что мой коллега не антисемит, хотя и не юдофил, но нормальный человек. Для меня он был типичным примером мышления нееврея, который в своих лучших побуждениях приписывает целому народу действительно мифические черты. Он рассказывал, что его мать принимала посильное участие в спасении нескольких семей — всё было строго разграничено: одни доставали деньги, другие покупали продукты, третьи их носили, четвёртые — это было самым опасным — прятали эти семьи и.т.д. После крушения восточного блока в Польше была реституция, то есть восстановление частной собственности. Наследник большого квартирного дома, где жили всю жизнь в шестикомнатной квартире родители моего коллеги, выгородил для них квартиру поменьше — их осталось всего двое, все дети разбрелись по городам и странам. Наследник этого дома сын еврея, довольно богатого человека, погибшего во время войны вместе с женой. Их сыну удалось спастись и вот он знал о деятельности матери моего коллеги во время войны. Это всё к тому, что люди вполне нормально относящиеся к евреям приписывают нереальные добродетели всем народу, то есть поддерживают и верят в миф. Это ни хорошо ,ни плохо. Это так есть. И простая констатация этого факта уже вызывает даже здесь далеко неоднозначную реакцию. Что вполне понятно. Именно этим читателям нужно немного остыть и прочитать замечательный, хотя и грустный текст Хаима Соколина второй раз. Жаль только, что тексты этого автора появляются здесь так редко!

  7. Даже не знаю: стереотип , традиция или может национальная черта характера все время кровавить ранку?! Нет?! Ну что накинулись на человека- ну да, весь мир знает: и умные, и друг за друга… А еще отчаянно смелые- сколько Героев Сов. Союза , хотя, наверное : «Иван — в окопе, Абрам- в рабкопе» -тоже не зря… Граждане евреи! Но ведь у гоев тоже есть и с мозгами люди, и с другими разными чеснотами, да и просто приличные люди встречаются!

  8. «Моше Шарет, будущий министр иностранных дел и премьер-министр, заявил: «Эти люди — нежелательный человеческий материал».»
    —————————————-
    Я думаю, что и сегодня сионисты так к жертвам Холокоста относятся, но уже по умолчанию.
    Я думаю, что и к алие 90 они относятся так же.
    Я думаю, что точно так же относилось к жертвам Холокоста Американское еврейство, а сионисты всегда плясали и пляшут под их дудку, ибо от них зависили и зависят со всеми патрахами.
    В то же время после Шестидневной Войны и Войны Судного Дня все свободолюбивые люди зауважали Израиль, ибо считалось, что не Арабам Израиль нанес военное поражение, а непобедимому СССР.
    Все поняли, что идеология еврейскиого Национал Социализма с военной точки зрения еще более эффективна, чем идеология Немецкого Национал Социализма, но при этом совершенно не преступна в юридическом смысле слова.

  9. В 16: 38 Виктор — Авром написал: «В 1980 г написал реферат. Хватило ума его не сдавать». Иными словами, в свете обсуждаемой статьи стереотип еврейского ума здесь явно присутствует. Но уже минутой позже, в 16: 39 он спохватился и добавил в сердцах: «Оценщик, блин», имея, видимо, в виду свою оценку жизнеспособности социализма. И этим смазал всю концепцию данного стереотипа. Жаль..

  10. Роман: «Назовите имя политолога, который предсказал крушение советской империи».
    ————————————————-
    Если это не утверждение всезнающего человека, а просьба о помощи, то извольте. Список немалый, ограничусь несколькими именами, Они не политологи, но эта профессия вообще темная.
    И не спрашивайте — кто такие, откуда взялись? Поищите сами.
    Акад. Т.С. Хачатуров, гл. ред. журнала «Вопросы экономиеи», год предсказания 1981.
    Лев Гумилев, 70-е годы
    Андрей Амальрик, 1969
    Артур Кларк, 1970
    А.М. Голицын, 1980

  11. Заострить внимание на проблеме — важно. Что же касается прогнозов — назовите имя политолога-социолога, который предсказал развал Варшавского пакта и крушение советской империи. Пути Господни неисповедимы. Что же касается еврейского народа. Он избран Создателем. И продолжает нести с честью свою миссию.

  12. Хочу таким образом добавить , ритуалы не просто для того чтоб посидеть поплакать, в ритуалах скрыто знание, то самое которое было дано на горе также праздники, псалмы это не просто молитвы это знание, которое пока не понятно , к сожалению.

  13. Bormashenko
    10 Июнь 2013 at 7:41 | Permalink
    Не было в Истории человечества прецедента, когда народ заговорил бы на языке, две тысячи лет сушествовавшим только в литературе
    __________________________________________________________________—

    Тут заслуги Бен Иегуды не отнять. Если бы только не его эксперимент над собственным ребенком, который прошел испытание сенсорной депривацией и заговорил в 4 года.

  14. Уважаемый Хаим, уж простите меня, разговоры на тему «евреи умнее других» абсолютно бессмысленны, еврейскому балбесу совершенно незачем гордиться тем, что Эйнштейн был евреем. Но уникальность еврейского опыта можно осознать, сформулировать в рациональных категориях. Еврейский народ обладает почти уникальным опытом непрерывной, предачи духовной традиции (опыт китайской и индийской цивилизаций, немедленно приходяших на ум, тоже имеет огромное значение, но для меня непроницаем). Эта традиция менялась во времени? Да, конечно менялась. Но характерное время этих изменений, значительно больше времени человеческой жизни. И именно это делает жизнь осмысленной, жизнь, колеблющася синхронно с линией партии, бессмысленна. Традиция представляет собой коллективный духовный опыт народа, который не сводим к разуму, ни к его истории, понимаемой, как запись череды событий (такая история бессмысленна, как таблица умножения), традиция — запись ритма народного бытия. И эту традицию сохранили раввины. Эли Визель написал вот что: в концлагерях капо служили разные люди: бухгалтеры, крестьяне, адвокаты, ученые. Но никогда раввины. У меня нет оснований не доверять Визелю. Если бы еврейский народ принес в мир только Субботу, этого было бы вполне достаточно для оправдания его появления на свет. Но он принес не только Субботу. Не было в Истории человечества прецедента, когда народ заговорил бы на языке, две тысячи лет сушествовавшим только в литературе. Не было случая, чтобы народ через две тысячи лет вернулся на Землю, с которой был изгнан. Израиль, будет раздавлен арабским Халифатом? Возможно, в мировой истории, отродясь, никто ничего не предвидел. Но, лучше умереть с оружием в руках защищая свое дело, чем лежа на больничной койке в самом комфортабельном доме престарелых, привязанным к неаппетитным, трубочкам в Канаде или Австралии. Пафос Вашей статьи мне глубоко чужд. Впрочем, можно жить и безо всякого пафоса. Но зачем же тратить время на интеллектуальные штампы?

  15. Автор говорит горькую правду. И с высказаванием Боаза Эфрона» Были и исчезали еврейские государства. И это наше когда-нибудь исчезнет, как любое другое. А может и быстрее, чем многие другие. Глупость, с которой оно управляется, лишь подтверждает мои слова» тоже трудно спорить.
    И однако на мой взгляд наибольшую угрозу существованию еврейского государства представляет не глупость правителей и не внешние постоянные ложь, ненависть и угрозы, а переход от абсолютно справедливой критики стереотипов к самоненавистничеству.
    И здесь, да простят меня Мастера, я сошлюсь не на священные писания и не на древних и современных мудрецов, а всего лишь на небольшое стихотворение Б.Окуджавы, посвященное около полу века тому назад Б.Слуцкому. «Вселенский опыт говорит, что погибают царства не оттого что тяжек быт или страшны мытарства, а погибают оттого и тем больней чем долее, что люди царства своего не уважают более»

  16. «Признанный знаток еврейского местечка Башевис-Зингер не историк, а роман «Раб» — не исторический документ. Но нельзя отделаться от впечатления, что все в нем описанное — это обобщенная и достоверная картина нравов, царивших в многочисленных еврейских общинах Восточной Европы того времени».

    Отчего же это нельзя отделаться от впечатления? Ответ один: так уж хочется верить. Как же могло быть иначе, когда всем заправляли раввины? Честное слово, зла не хватает.
    Очередная неудачная попытка ответить на вечные вопросы, оставаясь за бортом того, что делает наш народ народом. Очередная антирелигиозная пропаганда. Довольно глянуть, кому понравилось.
    Кто признал «знатоком еврейского местечка» Башевица, который не жил в местечке и не учился Торе (а если успел походить в хедер, то был там двоечником)? Нобелевский комиитет? Начитался я его прозы. У него как раввин, так недотепа или недоумок.

    Ну и до кучи: «находить наилучшие или хотя бы оптимальные решения» — это, наверное, от спешки.

  17. Поскольку с момента разрушения Второго храма вплоть до нашего времени не было другого Иосифа Флавия, мы лишены возможности воссоздать нашу последующую живую двухтысячелетнюю историю с такой же детальностью, с какой это сделано в его книгах.
    *********
    Это, к сожалению, тоже стереотип. О своей истории мы знаем гораздо лучше, чем многие европейские народы. Я в Гостевой давал имена еврейских средневековых историков для одного чудака, пока он не сменил ник в сердцах. Наша история в период между Йосефом Бен-Матитьяу и, леhавдиль, Моше Монтефиоре — специфична. Да, в ней нет описаний завоевательных походов еврейской армии и хроник правящих еврейскими государствами еврейских династий. Однако, даже антисемиты еще не додумались до того, что пришло в на «ум» еврейскому чудаку. Оказывается, политической истории нас лишили «наши собственные раввины и мракобесы». Какая политическая история может быть без политической независимости — чудаки не объясняют, ибо сложновато для них. Хотя я не удивлюсь, если «нашим собственным раввинам и мракобесам» предъявят и потерю политической независимости;-)

  18. К достоинствам статьи нужно отнести стремление автора видеть действительность такой, какая она есть, а не следовать принципу – «тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман».К недостаткам – поверхностность, отсутствие сколько-нибудь глубокого анализа.

    К примеру, автор пишет — «Поскольку с момента разрушения Второго храма вплоть до нашего времени не было другого Иосифа Флавия, мы лишены возможности воссоздать нашу последующую живую двухтысячелетнюю историю с такой же детальностью, с какой это сделано в его книгах» Задумывается ли он при этом, почему это произошло, почему «не было другого», почему «мы лишены возможности»?

    Стереотипы об « особых свойствах ума и монолитной сплоченности» в статье вроде бы опровергаются. Но тут же признается, что «разрушить их невозможно». К тому же, автор этого и не хочет. «Да это и не следует делать. Пока же остается признать, что причина необычной стойкости стереотипов в том, что они нужны всем — и нам самим, и нашим друзьям, и нашим врагам»
    Но соглашаясь жить со стереотипами, не соответствующими действительности, автор следует вышеозначенному принципу, от которого он вроде бы отказался.

  19. Замечательная статья Хаима Соколина, практически подводящая итог многим дискуссиям на Портале.
    Автор держит зеркало перед Страной и народом Израиля, он говорит нелицеприятные вещи и он заставляет думать.

  20. Автором нарисована очень тягостная и, к сожалению, очень правдивая картина. Единственное слабое утешение, что история других народов не белей и не пушистей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *