Павел Кожевников: Там — 2

 175 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Устав от увиденных мировых шедевров, мы вышли из Эрмитажа. На Дворцовой площади у Александровского столпа начинался концерт приезжих и местных артистов. На огромной вывеске была написана программа. Процентов 60 были англоязычные певцы с незнакомыми мне именами. На всю площадь ревела их музыка…

Там — 2

Павел Кожевников

Часть I

В 2017 году, после путешествия из Санкт-Петербурга в Уральск, я опубликовал статью, которая называлась «Там».

«Как там сейчас?» — обычный вопрос земляков, узнавших, что кто-то побывал в стране, откуда мы все уехали. Поэтому те путевые заметки я и назвал «Там».

В этом году мы с супругой вновь съездили в Россию, взяв с собой внучку, чтобы показать ей мою “историческую” родину. На сей раз мы посетили Санкт-Петербург, Москву и побывали в «глубинке» страны у родни. Внучке поездка очень понравилась. Думаю, она её будет помнить всю жизнь.

Мои друзья в США, узнав, что я был «там», попросили вновь поделиться увиденным. Выполняю их просьбу, но напишу обо всём увиденном «мазками».

Итак, готовиться к поездке в Россию, я, как всегда, начал заранее. Позвонил своему туроператору Циле Борисовне, которая помогла нам и с билетами, и с визами. Я уже как-то писал, что с её компанией меня связывает многолетняя дружба. Циля Борисовна — не только эффективный турагент, но и, пожалуй, самая вежливая женщина в этом бизнесе.

Всё было готово к поездке, всё, кроме билетов на туры и в Москве, и в Санкт-Петербурге. О Москве я меньше всего беспокоился, там у меня проживает много знакомых, я не говорю уже о дальних родственниках, которых, правда, я не люблю беспокоить, зная простую притчу: лучше чужого попросить, чем своего. А вот в Питере знакомых не было, и я стал сам организовывать всё по интернету.

Но дело это оказалось нелёгким: все туры были либо распроданы, либо стоили слишком больших денег.

Не буду описывать мои «переговоры» с различными «агентствами», которые, узнав, что я из Америки, пытались меня нагреть по-полной. Одна такая «компания, представляющая профессиональных гидов», запросила $80 в час, за тур в Петергоф. То есть, за 8 часов (из них — добрая часть дорога туда и обратно) с нас троих эти «профессионалы» хотели содрать 1, 920 долларов! Вторая компания, «Прогулки», напугала нас тем, что устраивает экскурсии, где в группе 40 «русскоязычных туристов». Я вспомнил наш тур по Вьетнаму, где за небольшую доплату нам сделали великолепный индивидуальный тур на английском языке. На мой вопрос, а может ли их компания такое нам предоставить, вот что ответила туроператор Наталья:

——-Original Message——-
From: Прогулки по Петербургу <Zakaz@turist-spb.ru>
To: Pavel Kozhevnikov
Sent: Thu, Jun 13, 2019 9:56 am
Subject: Re: тур в Санкт-Петербург
Павел, мои коллеги, по индивидуальным заказам, сказали, что такая программа обойдется от 350 000 руб.

То есть от $5,700 долларов!

Я вспомнил Тютчева и решил забыть на время интернет, тем более, что мой любимый племяш позвонил из России и сказал, что с турами проблем не будет…

Так и сделали. Двинули наугад.

В назначенное время мы прилетели из Денвера в Чикаго на новом Боинге, в котором, несмотря на новизну, оказалось всего два туалета на сто с лишним пассажиров и было тесно сидеть даже для внучки, хотя мы заплатили за economy comfort, — новое изобретение жадных современных авиакомпаний. Тем, кто ещё не купился на эту хитрость, советую сохранить свои деньги и летать либо обычным классом, либо, доплатив до бизнес класса, наслаждаться действительным комфортом.

Ещё один совет для «младотуристов» — по возможности избегать два аэропорта в штатах: LaGuardia Нью-Йрк и O’Hare International в Чикаго. Описывать все минусы устаревших, переполненных, по-идиотски спланированных аэропортов, где можно легко затеряться и где трудно найти работника аэропорта, который бы смог помочь советом в этой толкотне — не буду, — ведь обещал «штрихами».

Самолёт компании Finnair оказался получше, хотя от былого шика 90-ых у этой компании не осталось и следа. Через 8 часов 45 минут мы приземлились в промокшем от дождей Хельсинки; провели пару часов в прекрасном аэропорту, где есть даже большие лежаки для уставших пассажиров.

Вскоре объявили посадку. У нас была группа 4, мы стали ждать, когда нас пригласят, но народ ломанулся без соблюдения этой, ставшей привычной процедуры в западных аэропортах. Я подошёл и спросил у финского клерка, почему так, а не по очереди? Он, печально улыбнувшись, сказал: «С русскими так не получается!»

Я задумался. Кольнула в сердце обида на слова этого чухонца, но, глядя, как «наши», и не только русские, но и жители бывшего Союза, ведут себя в очереди в самолёт, да и в самом самолёте, вынужден был признать его правоту. Тот, кто летал в США, тот знает, как терпеливо американцы ждут каждого пасажира при посадке и, особенно, при выходе из самолёта, пока он не встанет, не соберёт свои вещи и не направится к выходу. Весь самолёт будет ждать, и никто не попрекнёт старушку, либо зазевавшегося пассажира за медлительность.

Иностранцам трудно понять, почему «русские» так агрессивно лезут везде без очереди. Почему в кассах толпятся, а не стоят в «цепочку», почему нет красной линии, за которую можно шагнуть только по приглашению кассира-клерка в банках, других местах, где приходится показывать документы, карточки; почему рядом с окошком в таких случаях тебе в спину дышит чужой человек, заглядывая в ваши документы. Почему люди везде спешат, как угорелые даже тогда, когда и не надо спешить, почему зло сигналят водителю, который пропускает пешеходов на переходах, почему… Много почему возникает у людей, привыкших к порядку во всём. Думается, что в России виноваты не люди, а те, кто должен следить за порядком. В США, например, не очередь будет «совестить» обнаглевшего нарушителя, а кассир. Он никогда не позволит кому-либо нарушать правила. Как только увидит менеджер, что столпились к одной кассе, то сразу же и сам встанет за прилавок, и всех свободных подчинённых заставит, причём не позволит ринуться толпе, а подойдёт потихоньку к следующему в очереди и пригласит его персонально…

Мы и ещё пара американцев зашли в самолёт последними. Через час с небольшим оказались в Санкт-Петербурге, в аэропорту Пулково. Два года назад он сверкал чистотой, но в день нашего приезда от этой чистоты остались лишь воспоминания. Самое грязное место — маленькие для такого аэропорта туалеты. Уставшие уборщицы-азиатки бесцеремонно заходили в мужские туалеты, что-то протирали, что-то мыли, но запах стоял такой… Но не буду о плохом. Возможно, что-то случилось в тот день, бывает, бывает везде, даже в Америке. Не о туалетах же пишу…

В Питере шёл дождь, погода была как осенью. Нас встретил средних лет мужчина. Его звали Артур, он был знакомым моего хорошего друга Сергея, который жил в Москве. Сергей — необыкновенной чистоты и честности человек. Он как бы не из этого века. Сколько знаю его — столько удивляюсь его порядочности. Он успевает везде, знает всех нужных людей (многие из них знаменитости, актёры, политики) и постоянно кому-то помогает. Вот и мне, узнав, что я приезжаю, решил помочь, — и помог, позвонил Артуру и попросил его встретить нас. Когда мы приехали в гостиницу «Санкт-Петербург», что расположена в самом центре города, я протянул Артуру $100 за услугу (цену в четыре раза большую, чем по счётчику таксиста), а он отказался наотрез взять; я страшно удивился и позвонил Сергею в Москву. Его ответ поразил меня. «Павел, Артур наш человек из «Системы», он не возьмёт деньги за эту дружескую услугу. Мы, «системовцы», так помогаем, даже лично не зная друг друга».

Я понял, о чём Сергей говорил. Об этом клубе «Система» я уже как-то писал, даже брал интервью у основателя его, знаменитого М. Рябко, который больше десяти лет служил в российском спецназе, принимал участие в боях, спасении важных персон и освобождении заложников. После этого он занимал важные правительственные посты: был советником министерства внутренних дел, полковником ВС, старшим прокурором, полковником МВД. После развала СССР Рябко начал делиться своими уникальными знаниями, которые были известны только в советской армии. «Система» — боевое искусство, совокупность практических знаний о человеке и его жизни.

Среди последователей Михаила — видные общественные деятели, политики, преподаватели, врачи, охранники, военные. Сергей — один из учеников Рябко. В этом клубе есть неписаный закон: помогать друг другу, где бы кто ни находился…

Гостиница «Санкт-Петербург» оказалась огромной, и притом весьма популярной. Она расположена прямо напротив знаменитого «Крейсера Аврора».

Мы зашли в фойе и стали ждать регистрации. Перед нами в очереди к милой девушке стояло всего три человека.

«Ну, это ненадолго, сейчас зерегистрируемся, потом отдохнём, поспим, а вечером сходим куда-нибудь пешком, ведь всё рядом!» — сказал я жене и внучке.

Но не тут-то было! Что-то пошло не так-либо девушка не была знакома с компьютером, либо надо было заполнить слишком много документов, но мы простояли почти час. Нас, наконец-то, нашли на компьютере, проверили оплату, дали карточку-ключ, взяли паспорта для регистрации (а как же без этого?) и мы полуживыми зашли в номер. И вновь разочарование: то, что мы видели на экране компьютера

и на что «клюнули», оказалось в реальности не «шикарным номером для троих», а малюсенькой комнаткой, где едва умещалась кровать на двоих, а рядом, прижатая плотно к стене, — раскладушка для внучки. Когда она попыталась лечь, то кровать оказалась сломанной. Пришлось долго объяснять проблему не понимающим русский язык уборщицам-таджичкам. Одна из них, наконец-то, догадалась, в чём дело и позвала свою начальницу, которая понимала по-русски, но та, насупив бровки, заявила, что «это не их проблема!», предложив самим звонить дежурному на первом этаже.

Наша внучка изумлённо смотрела на все эти перепитии. Подвернулся хороший случай объяснить особенности «совкизма», но, поняв, что внучка ещё до такого рассказа не доросла, я позвонил дежурной сам, и вкоре всё было улажено. Начальник по этажу, копия «насяльника Джамшута», принёс три раскладушки, из которых одна была не сломанной, и мы, умывшись и придя в себя, заснули сном настоящих путешественников.

Вечером, чуть отдохнув, вышли опять в фойе. Надо было взять паспорта со

штампами регистрации и узнать о турах. Но к столику регистраторши было не подойти: только что приехали автобусы с китайскими туристами. Невысокого роста, все одетые в тёмные одинаковые спортивные костюмы, они вели себя бесцеремонно, говорили громко, не обращая внимания на других туристов, словно нас и не было рядом. Такое поведение, кажется, характерно для всех гостей из поднебесной, где бы они ни находились. Они, даже за рубежом, как бы живут своей жизнью, всегда в толпе, всегда неулыбчивые и организованные.

Мне удалось перехватить женщину в форме работника гостиницы, идущей сквозь это «китайское море».
— Извините, нам опять стоять в очереди за паспортами или можно подойти попозже? — спросил я её.

Женщина оказалась той самой дежурной, которая по телефону помогла с кроватью. Звали её Натальей. Она узнала нас и провела через толпу к своему компьютеру, где никого не было. Быстро всё проверив, Наталья вернула паспорта и три документа, где значилось, что мы зарегистрированы.

Зная строгость паспортистов на границе, я спросил, а почему регистрация на отдельных листках, а не во вкладышах, выданных нам в Пулково. Ведь согласно их инструкции, там и требовалось ставить регистрационную печать. Меня года два назад чуть не сняли с рейса из-за того, что печать была поставлена «не в том месте».

Наталья сказала, что теперь они не ставят во вкладышах, а дают справку, и у меня нигде проблем не будет.

— Только вы обязательно регистрируйтесь во всех местах вашего пребывания в России. — Её голос был вежливым и приятным.

Мне хотелось спросить Наталью, а зачем вообще такой контроль, ведь те, кому надо знать, и так знали о моём передвижении, в чём я убеждался ни раз. Но она взметнула на меня свои красивые глаза, в которых я увидел себя и толпу китайцев и я, поблагодарив её, ретировался.

У хмуроватого секьюрити мы попытались узнать, а не продаются ли билеты на туры в гостинице. Оказалось — гостиница этим не занимается.

— Если вы заранее не забронировали туры, то сейчас поздно, всё на месяц вперёд закуплено! — сказал он.

Мы загрустили. Ведь специально приехали в Питер, чтобы показать внучке лучшее в этом городе.

Пройдя пару квараталов, мы спустились к набережной и купили билеты на небольшой теплоходик, который «покатал» нас по каналам и по прекрасной Неве.

Позже, когда мы были уже в номере, я открыл компьютер и попытался купить билеты в Петергоф и Эрмитаж на официальных сайтах. Но всё, действительно, было раскуплено до середины августа. Настроение у нас упало…

Наутро мы позавтракали в ресторане. Затрак был отличным. Намного лучше, чем в некоторых дорогих западных отелях, где нам с супругой выпадало жить. Но мест для всех постояльцев не хватало, опять же китайцы были везде, толкаясь и «занимая столы» для всей группы, пряча бананы и другие фрукты в сумки. Администрация гостиницы пустила это на самотёк, вместо того, чтобы регулировать поток туристов, как это делают в аналогичных гостиницах в развитом туристическом мире.

Питер благоухал, он похорошел, стал, действительно, одним из самых красивых городов мира. Мы погуляли по Невскому проспекту, пообедали в отличном ресторане «Вареники» (очень советую посетить эти рестораны, они сейчас, кажется, во всех больших городах России!) и поехали на станцию Гостиный Двор, где, как нам подсказал официант, можно было купить билеты на кое-какие экскурсии.

Совет «младотуристам»: не тратьте деньги на туры в интернете, а по приезде в Санкт-Петербург сразу езжайте на Невский проспект — там вы купите билеты на любые туры и зрелища.

В театральной кассе у метро мы купили билеты в Петергоф.

Этот дворцово-парковый ансамбль на южном берегу Финского залива, с его неописуемой красоты фонтанами, покорил нашу внучку. Она была несколько ошарашена увиденным. Там же внучка призналась мне, что она стесняется говорить по-русски, боится, что над ней будут смеяться из-за её акцента. Я удивился и как мог успокоил её, но она заговорила по-русски только в конце поездки у моей родни.

В гостиницу приехали поздно, взяв такси. Водитель оказался разговорчивым парнем. Путин ему нравился, а его «дружки» — Чубайс, Медведев — нет. «Они грабят народ, Россия самая богатая страна в мире, а живём как нищие!» У «нищего» я заметил дорогие часы и последней модели телефон.

После ужина в дорогом ресторане отеля, мы долго стояли у окна, открывавшего изумительный вид и на Неву, и на город.

На следующий день мы опять поехали на станцию Гостиный Двор, чтобы купить другие туры. Недалеко от входа в метро толпилось с десяток, одетых в жёлтые жакеты, зазывал. На спине и на груди у них были надписи о предлагаемых турах. Почти все были женщинами «бальзаковского возраста» с чёткой печатью проведённых буйных лет на лицах. Стоять на улице в зной и дождь — дело трудное и не очень-то оплачиваемое, вот агентства и набирают тех, кто рад любому приработку, кому можно платить налом, и о ком не надо отчитываться перед налоговой инспекцией. И таких, незарегистрированных работников, полно не только в туриндустрии, но и в других сферах жизни.

Мы прошли по проспекту дальше и увидели высокого, бедно одетого мужчину, с рекламой на груди, но который не навязывал прохожим ничего. Он стоял как-то сиротливо, с тоской непротрезвевшего бывшего интеллигента. Мне стало жалко беднягу и я спросил его о турах.

Он оживился и предложил взять экскурсии в Эрмитаж и Царское село.

«Берите смело. Лучше цены не найдёте. Лучше только, если самим туда ехать и стоять в многочасовой очереди!» — сказал Сергей — так звали нашего «зазывалу».

— А что, с вашей компанией мы не будем стоять там? — спросил я.

— Нет, вы плАтите дополнительные 300 рублей с человека и включаетесь в группу, которая обходит очередь. Это, как бы, допоплата за VIP обслуживание. — Сергей чуть шепелявил, не было двух передних зубов.

Мы согласились и хотели заплатить ему здесь же. Но Сергей сказал, что надо это сделать в конторе, располагавшейся в жилом доме, прямо у которого он стоял. Мы пошли за ним. Сергей долго звонил в «секьюрити», так он назвал хмурую сторожиху, которая и отворила нам дверь. В офисе, на пятом этаже, девочка приняла оплату и минут двадцать пыталась зарегистрировать нас на компьютере. Я понял, что это была компания-посредник. Сергей не выдержал, начал ругать и девчонку, и какую-то рыжую тётю Машу. Не обращая внимания на нас, они стали выяснять отношения. Моя внучка, понимавшая немного по-русски, смотрела на всё с нескрываемым страхом. Я успокоил её, сказав на английском, что это тётя и дядя не ругаются, а так у них принято разговаривать. Девушка, видимо, знала язык, она смутилась и защёлкала клавишами быстрее. Вскоре у нас были билеты.

Сергей нас проводил до Московского вокзала и показал на маленькую комнатушку, в которой было бюро туркомпании, и откуда нам предстояло выехать на экскурсию через час.

Мы не стали рисковать и пришли туда за двадцать минут до начала тура. В комнатке сидело несколько дам, хмурых и важных на вид. Я поздоровался. Все повернулись, но никто не ответил. Я показал билеты молоденькой женщине, которая была главной.

— Ждите за дверью, за вами придут, — буркнула начальница.

За дверью толпилось с десяток туристов. Присесть было негде. Рядом стояли металлоискатели и пассажиры проходили через них на платформы поездов вокзала. Толкотня была ужасная.

Вскоре пришла женщина с пластиковым кармашком-удостоверением на мощной груди и гаркнула приказ-приглашение следовать за ней на тур «Город и Эрмитаж». Город мы не заказывали, только Эрмитаж. Я спросил её, а когда будет только Эрмитаж? Она проверила наши былеты.

— Мужчина, читать умеете, что написано на ваших билетах? — Строго отчитала она меня.

Я прочёл: осмотр города и Эрмитаж.

Видя моё недоумение, она сжалилась: — отдельного Эрмитажа нет, если не хотите стоять в очереди туда, то присоединяйтесь к нам и через пару часов вы будете во дворце. Так все поступают.

Делать было нечего: мы «присоединились». В автобусе туристов проверяли три раза, сначала по билетам, потом по головам, потом ещё раз по билетам. Минут через десять к нам подошла другая женщина и сказала, что нам нужно доплатить, так как мы иностранцы, а у нас билеты россиян.

Я был готов к такому повороту дел и показал чек, который мне выписали в конторе Сергея; там было сказано, что мы платили по «иностранному тарифу». Я заметил в окне автобуса Сергея, который стоял и курил.

— А вон и представитель той компании, которая нам продала билеты.

Женщина вышла и о чём-то переговорила с Сергеем. Потом она снова подошла к нам и сказала, понизив голос:

— Всё хорошо, не беспокойтесь. Просто не говорите по-английски, а спросят паспорт, скажите, что забыли дома. Вы же наш!

— Нетушки, милая барышня, я — не ваш! Вы сами в эти игры играйте. Я не собираюсь врать! — я был суров и честен, как кодекс коммуниста.

Женщина посмотрела на меня хмуро, и мы поехали.

После часа скучнейшей поездки по Питеру, нас «сгрузили» у Эрмитажа. В обход основной очереди провели к входу и опять, проверив все билеты, разрешили пройти через турникет. Здесь мы и прокололись. Вернее, моя супруга Гейл. Женщина-контролёр, заметив, как она замешкалась, подтолкнула её в спину и грозно прикрикнула: «Проходите, женщина!»

Гейл такого обращения не смогла вынести, и ответила по-русски: «Вы меня, пожалуйста, не толкайте!».

Уловив её акцент, контролёр ещё раз посмотрела на наши билеты и громко крикнула кому-то в подсобку: «Марьванна, здесь пытаются иностранцы пройти по нашим билетам!»

Сотни глаз туристов, стоявших в очереди, укоризненно и зло посмотрели на нас.

Подошла солидная дама. Я всё объяснил ей, показав наш чек. К нашему счастью, начальница устало улыбнулась и пропустила через турникет, но оштрафовала нашего гида.

Этот случай, достойный пера Жванецкого, мы сразу же забыли, как только оказались в залах Эрмитажа. О нём писать бестолку, там нужно побывать, причём не раз.

Мы долго бродили по залам дворца, я почти не комментировал внучке увиденные произведения. Думаю, правильно сделал: обилие материала иногда убивает желание его познать.

Устав от увиденных мировых шедевров, мы вышли из Эрмитажа. На Дворцовой площади у Александровского столпа начинался концерт приезжих и местных артистов. На огромной вывеске была написана программа концерта. Процентов 60 были англоязычные певцы с незнакомыми мне именами. На всю площадь ревела их музыка. После увиденных шедевров она была неестественна здесь, в центре русского города. Мне показалось, что могучие атланты, державшие балкон-небосвод, вот-вот сбросят свою ношу от такой паршивой музыки и убегут куда-нибудь подальше…

У нас осталось время только на то, чтобы переодеться и поехать на концерт “Feel yourself Russian” в Николаевский дворец.

Я вначале не хотел покупать дороженные билеты по $100 c человека. Но смотреть в Питере было нечего: все театры, цирк укатили на гастроли, а те, что были в городе в то время, либо не привлекали меня, либо не были интересны для моих дам. Посмотрев программу концерта, я, скрепя сердцем, согласился. По крайней мере, выпью стопочку там и съем бутерброд с икоркой — успокоил я себя. Это входило в стоимость билета.

Мы поймали такси. Пришлось немного поторговаться с водителем о стоимости проезда. Я знал, что до нашей гостиницы цена была около 400 рублей, он же просил 900. Сошлись на 700, для меня $12 долларов было дёшево, для него — удача.

— Ну, как жизнь, как Путин? — спросил я так, для разговора.

— А что, вы не русский? — удивился он. Я пояснил.

Он оживился и долго говорил о том, что Путин — ничего, хороший президент, но его окружение — все коррупционеры, которые всё делают для того, чтобы жить простому человеку было труднее.

— Мафия, что ли? — спросил я.

Он усмехнулся и хлопнул себя по плечу, изображая погоны, — раньше была мафия, а теперь они сами и есть мафия.

— А что, назад в СССР не хотите? — спросил я, вспомнив недавний опрос мнений, где большинство (до 69% процентов опрошенных) указали, что тогда, в Союзе, «были идеалы, люди испытывали друг к другу доверие, в стране царили дисциплина и порядок, промышленность была мощной». Отмечалась также «социальная защищенность граждан, успехи в образовании, науке, технике и искусстве, любовь людей к Родине и гордость за нее».

— Да ну, что вы! Опять в распределиловку? Хотят туда те, кто не знает, как мы жили, как стояли в очередях, как бросали людей в психушки за правду. Сейчас хуже, чем было лет десять назад, но это не зависит от того, кто у руля. Нужно время, чтобы новое поколение появилось и всё устаканилось…

Концерт превзошёл все ожидания! То, что творили на крохотной сцене танцоры и певцы, — было верхом мастерства. Это был настоящий праздник русской культуры! В зале были почти все иностранцы моего возраста, их глаза светились, ноги двигались в такт музыки, а там, где они узнавали мелодию, иностранцы даже подпевали. В глазах некоторых дам я увидел слёзы восхищения.

А ведь не понимают русские, что их сила не в подражании чуждой культуре, а в своей, тысячелетней’, — подумал я, вспомнив нелучшую западную музыку у Зимнего дворца.

Время было позднее, я увидел такси, стоявшее у выхода из дворца. На этот раз шофёром оказался Саша, симпатичный мужчина средних лет, на хорошей машине — но, как и предыдущие водители, без счётчика. Он сразу же назвал цену 800 рублей.

— Знаю, это дороже, чем на этих развалюхах, — Саша кивнул на старенькие такси, стоявшие рядом, — но я обслуживаю только VIP клиентов.

Вспомнив про крепкий доллар и наши натруженные, нежные американские ноги, я согласился.

Саша оказался хорошим водителем, знал город как свою ладонь.

Я задал тот же вопрос про «житуху».

— А что жизнь? Будешь работать, а не пить, на жизнь хватит. А эти митингующие идиоты — сами не знают, что хотят. Меня тоже звали на митинг, предлагали даже деньги, но я отказался. Нельзя сейчас раскачивать лодку, мы уже это хлебнули в 90-ые.

Я заплатил ему за проезд и спросил, а не хочет ли он в оставшиеся дни поработать с нами? Он с радостью согласился.

В номере не оказалось питьевой воды. Я позвонил дежурной и спросил, почему её нет. Дежурная сказала, что вода не входит в стоимость номера. Пришлось спускаться на второй этаж, в ресторан. Купил три бутылочки воды за сто рублей каждая. За ту цену, которую мы заплатили за номер, могли бы предоставить воду и бесплатно, — усмехнувшись, подумал я.

На следующее утро, прорвавшись сквозь «китайский кордон», мы позавтракали и вышли на улицу. Саша ждал в назначенное время у гостиницы.

— Давайте я покажу вашей внучке львов на набережной? Время есть и, вместо скучного ожидания у вокзала, я провезу вас другим маршрутом, — неожиданно предложил он.

Ну где, в какой стране такое может быть? В России либо ограбят, либо поцелуют, среднего не бывает…

Саша покатал нас по набережной, показал львов, что-то ещё, причём обращаясь только к внучке. Нина была довольна, что не только она всё поняла, но, самое главное, и «дядя водитель» понял её.

Минут за двадцать до назначенного времени, Саша высадил нас у офиса, где стоял наш вчерашний знакомый Сергей. Докурив сигарету, Сергей долго искал глазами, куда бы бросить окурок. Не найдя урны, он отошёл к дереву и, аккуратно втоптал «бычок» в землю. Меня поразил этот поступок истинного ленинградца: спившийся, раздавленный системой и всеми реформами человек, не потерял своего достоинства.

Мы подошли к нему, как и было условлено, когда брали билеты.

— Да, вы пришли вовремя. Вон, видите синюю будочку на той стороне проспекта, оттуда отправляется автобус.

Я попросил его сопроводить нас — и не зря это сделал. Шустрая диспетчер, проверив наши билеты, сказала, что автобус уже ушёл в 10 часов, а в 10:30 и не было такого в расписании. Тут она и Сергей стали спорить. Мы стояли и смотрели — «чья возьмёт». Взяла «ничья». Нас определили в следующий автобус, отправлявшийся в 11 часов, но с другого места, которое было в трёх кварталах.

Окончание следует

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Павел Кожевников: Там — 2»

  1. Да, я только что заметил. Спасибо! Смеюсь над своим ляпом. Вы первая кто это увидел. :))))

    1. Спасибо и за это. Но только я мужчина, пол пока менять не планирую. Я — бывший Ефим Левертов.

  2. Спасибо, дорогой Павел! Только напротив Вашей гостиницы стоял не броненосец «Потемкин», а крейсер «Аврора».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *