Лев Мадорский: Язык уходит, но песня живёт

 547 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Песни на идиш — прекрасная музыка, имеющая свои особые, неповторимые, национальные черты. В них необычайно широкая палитра эмоций: радость жизни, веселье, переходящее в ликование, переплетаются с берущими за душу болью, печалью, нежностью.

Язык уходит, но песня живёт

Лев Мадорский

Лев МадорскийКогда приехали в Германию, я организовал при еврейской общине Магдебурга хор. Как-то разговорились с нашим раввином, выходцем из Марокко, и он, узнав, что у меня родители в Бога не верили и в семье еврейских праздников не отмечали, стал расспрашивать что же всё-таки у нас было еврейского. «Может быть рыба «фиш», или маца на Песах, или песни на идиш?» — подсказывал он мне ответы, как профессор плохому студенту, которого хочет вытянуть на экзмене. «Да, да, — обрадовался я. — Конечно! Песни на идиш. Они в нашем доме постоянно звучали». — Ну вот, видите, — обрадовался раввин. — А Вы говорите, что ничего».

Я раввина не обманул. Папа песни на идиш очень любил и давал слушать мне и сестре. Не знаю как сестре, но мне песни эти тоже нравились. И нравятся до сих пор. Я иногда просил отца: «Включи послушать» и он с радостью включал. Тогда уже появились магнитофоны и папа, как старый еврей, раз за разом перечитывающий Тору, прослушивал песни со старых пластинок, которые у него в большом количестве сохранились с довоенных времён, и переписывал их с проигрывателя на магнитофонную ленту. Многие песни я знал наизусть и даже подбирал на фортепиано. Жалко только, что содержание песен я узнавал лишь из перевода папы, так как на идиш понимал всего несколько слов. Запомнилась самая популярная в нашей коммунальной квартире фраза: «Фармах дитир. А гой ашикер». Думаю, что фраза не нуждается в переводе.

В общинном хоре мы тоже, в основном, пели песни на идиш. Особенно популярными были «Тум балалайка», «By mir bist do schön», «Купите папиросы», «Сказание о бубличках», «Скрипач», «Еврейская мама», «Афн припечек».

Смех скволь слёзы

Песни на идиш — прекрасная музыка, имеющая свои особые, неповторимые, национальные черты. В них необычайно широкая палитра эмоций: радость жизни, веселье, переходящее в ликование, переплетаются с берущими за душу болью, печалью, нежностью. К этим песням, как и к литературе на идиш, в наибольшей степени подходят гоголевские слова: «Смех сквозь невидимые миру слёзы». Они так естественны и так легко вошли в еврейскую жизнь, что многие считаются народными. На самом деле у «народных» песен, как правило, есть авторы. Так, например, только при написании этого очерка узнал, что слова и музыку к замечательной песне «Афн припечек» (её любила петь бабушка) написал адвокат из Киева Марк Варшавский. Он же написал множество песен для детей к еврейским праздникам Ханука и Пурим, которые дети до сих пор поют в синагогах, как в Израиле, так и в Диаспоре. Среди других композиторов, писавших песни на идиш, которые вошли в народную жизнь еврейских местечек 19-го и начала 20-го вв. А. Гольдфаден, Г. Яблоков, песня «Папиросы», Ш. Секунда «By mir bist do schön», многие другие.

Идиш уходит, но песни на идиш живут

Еврейские местечки ушли в прошлое, но не песни на идиш. Сотни, а, может быть даже тысячи прекрасных песен живут и, так же как и раньше, проникают в душу, благодаря блестящим исполнителям. В Юнеско некоторые из этих песен занесены в Красную книгу уходящего языка. В прошлом веке среди наиболее блестящих исполнителей были сёстры Бэрри в США и Михаил Александрович в СССР. Однажды на концерте русского романса Александровича в Москве, в концертном зале института им. Гнесиных я, после окончания концерта, когда певца вызывали на бис, крикнул «Спойте что-нибудь еврейское». Видимо, в зале было много евреев, потому что возникла группа поддержки, которая стала хлопать и повторять: «Еврейское, еврейское…». Михаил Давидович помахал рукой залу, улыбнулся, но петь не стал. Пел еврейские песни и Иосиф Кобзон.

Нехама Лифшицайте

Любопытная история произошла в Москве в 1958 году. Это было время, когда вся еврейская культура, были полностью разрушены. Ещё не было идеологизированного, ручного журнала «Советиш Геймланд», и были, фактически, запрещены литература и песни на идиш и, тем более на иврите, как пропаганда национализма. Как скажет позже исполнительца еврейских песен Нехама Лифшицайте в одном из интервью: «Уничтожили всю еврейскую культуру, вырвали нам душу». Однако, были смелые, талантливые певцы, которые пытались преодолеть все препоны и сохранить удивительную красоту и очарование песен на идиш.

В столице проходил Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Председателем жюри был Леонид Утёсов, для которого идиш родной язык. И вдруг ведущий объявляет: Нехама Лифшицайте, Литовская филармония. Народная песня «Больной портной». На сцену входит маленького роста, хрупкая, никому в жюри неизвестная женщина и начинает петь на идиш דער קראנקער שניידער [дэр крАнкер шнАйдэр]. Леонид Осипович поражён. Он встал, подался вперед, напрягся в волнении и застыл в этой позе до конца песни. Кроме Утесова в жюри были Валерия Барсова, Николай Смирнов-Сокольский, Юрий Тимошенко (Тарапунька) и Ирма Яунзем. И случилось невероятное: первая премия присуждается Нехаме Лифшицайте!

Но и после присуждения первой премии певица испытывала большие трудности при организации концертов еврейской песни. Во многих городах ей запрещали петь. Цензоры из КГБ проверяли содержание каждой песни по подстрочнику, который необходимо было предоставить. Иногда, несмотря на постоянные аншлаги на её концертах, певицу вызывали в органы и заявляли прямым текстом: «Всё. Хватит. Уезжайте домой».

Специально для Лифшицайте писали многие талантливые композиторы и поэты. Александр Галич, вдохновленный ее искусством, обратился к еврейской теме. Нехама, кстати, первой вывезла записи песен Галича за рубеж. Некоторое время писал для Нехамы и недавно ушедший Владимир Шаинский. «Когда Нехама Лифшиц начинала петь, — вспоминает очевидец,— сидевшие в зале замирали, не просто слушали и слышали ее, они приникали к ней слухом, зрением, душой, всей своей жизнью». После исполнения в Киеве песни «Бабьи Яр», написанной оставшимся неизвестным автором слов и музыки (эту трагедию власти всячески пытались замолчать), начались опросы, обыски, постоянная слежка и угроза ареста. Но всё это не остановило желание Нехамы петь на идиш. «Я билась, как могла, — вспоминает она, — но это была непробиваемая стена. Люди в штатском окружали меня повсюду».

В 1972 году певица репатриируется в Израиль, где в аэропорту её встречала Голда Меир.

После приезда Нехама выступает с концертами еврейской песни не только в еврейском государстве, но и по всему миру. В феврале 2006 великая певица избрана председателем Всемирного совета по культуре на идиш.

Умерла Нехама в 2017 году и похоронена на кладбище города Холон (Израиль).

Песня на идиш в наше время

Сегодня многие певцы не только включили песни на уходящем из жизни языке в свой репертуар, но и устраивают концерты, полностью посвящённые еврейским песням. В России это хор Турецкого и Ефим Александров, уже много лет выступающий в странах Европы и в США с концертной программой «Песни еврейского местечка».

Среди наиболее известных исполнителей песен еврейского местечка Рут Левина, Светлана Кундыш, Вира Лозинская, Марина Якубович, Людмила Шапиро, Михаил Брикман, Алла Рид и многие другие.

Если в первые годы существования Израиля в еврейском государстве главное внимание уделялось песням на иврите, то сегодня всё большую поддержку получают певцы на идиш. Большую роль в программе спасения забытых песен на забытом языке сыграла профессор Университета Торонто Анна Штерншис, автор проекта: «До того, как идиш был убит, на нем пели». Анна в январе-феврале 2019 года организовала в разных городах еврейского государства концерт песен на идиш, номинированный на самую престижную международную музыкальную премию «Грэмми».

Послесловие

В Юнеско правы. Идиш уходит из жизни. Если до войны число его носителей было 11 миллионов, то после Катастрофы сократилось вдвое и с каждым годом становится всё меньше и меньше. И тут вряд ли что можно сделать. Песня на идиш, без малейшего преувеличения, это сохранившаяся и ожившая память об уходящем языке. Впрочем, в жизни еврейского народа было много чудес. Иврит тоже считался мёртвым языком. Да и само возрождение государства Израиль — чудо великое. Так что, не исключаю, что, вспоминая своих предков, когда-нибудь наши потомки не только будут петь прекрасные песни на идиш, но и возродят ушедший язык к жизни.

Print Friendly, PDF & Email

47 комментариев к «Лев Мадорский: Язык уходит, но песня живёт»

  1. не могу отказать себе в довольно невинном удовольствии («oчень вредно не ездить на бал, когда ты этого заслуживаешь». ну правда ведь!)

    https://i.ibb.co/SJGPLB4/yaunzem.jpg

    вторая справа — Ирма Яунзем. эту фотографию на страничке памяти своей мамы разместила ROZA LITAY

  2. > если долго тереть правду от неё останется одна дыра

    эту историю лет 5 т.н. рассказала одна (ныне покойная, увы) любительница еврейской музыки. еще с довоенных лет она была знакома с Михаилом Эпельбаумом. когда он после выхода из лагеря приехал в москву, она побывала на его первом концерте, который проходил в каком-то рабочем клубе. хотя предварительных объявлений не было, зал был набит битком. так вот она обратила внимание на то что Эпельбаума появились проблемы с дикцией (попросту : вставные зубы не держались). и после концерта она (вместе с мужем) пошла к Эпельбауму за кулисы, чтобы предложить певцу материальную помощь от лица «группы московских евреев». Эпельбаум от помощи отказался: «все что мне надо — это нормальный зал для выступлений».

    тогда же (лет 5 т.н.) я переслал этот рассказ знакомому, в тот момент работавшему над биографией Эпельбаума. история ему понравилась, но в свою работу он ее не включил, потому что будучи профессиональным историком не считал возможным использовать не поддающийся проверке из иных источников материал.

    я же в этот рассказ поверил. и не только из-за доигранности «сцены». когда я спросил «рассказчицу» 🙂 : «а почему вы решили, что у Эпельбаума были проблемы именно с вставными зубами?», она мне сразу ответила: «мне ли не знать?! я всю жизнь проработала зубным врачом!»

    1. Огромное спасибо, дорогая Роза, за сноски. С Ханукой Вас и с наступающим! На днях лечу в Израиль. Для меня это праздник.

  3. ДОЧЬ НЕХАМЫ — Большое спасибо автору! Так и было — Утёсов встал, подался вперед, и стоял до конца песни…
    Поэма НЕХАМЫ:

    Nechama’s poem from Lazar Liubarsry and Natalia Lange’s translation

    איך שיק אײַך דאָס ליד «מוטער-שפּראַך», האָט איר דאָס דערהאַלטן?
    מיר אליין איז אַ חידוש (חִדּוּשׁ), איך פֿריי זיך ווי אַ קינד
    ווען כ’רייד און שרײַב אויף ייִדיש און זינג אַ ייִדיש ליד.
    אין שטורעמווינט פון יאָרן, אין פינצטערניש און נאַכט
    איך האָב זי נישט פֿאַרלאָרן, מײַן שיינע מוטער-שפּראַך.
    ניט איין מאָל שווער פֿאַרוואונדן, געמשפט (געמִשְׁפָּט) און געשטראָפט,
    דער פײַנט האָט זי געצונדן און זי האָט ניט געברענט.
    געפּײַניקט און פֿארבאָטן, נאָכגעיאָגט, פאַרשמוצט,
    נאָר ס’האָט די שפראַך געאָטעמט און זי האָט אויסגעלעבט.
    אין קעמערלעך פון טורמעס כ’האָב דיך אין האַרץ פֿאַרהיט,
    מײַן הייליקע, געבענטשטע, אומשטערבלעכע מוטער-שפּראַך.
    מיר אַליין איז אַ חידוש (חִדּוּשׁ),
    איך פֿריי זיך ווי אַ קינד
    ווען כ’רעד און שרײַב אויף ייִדיש
    און זינג אַ ייִדיש ליד.
    אין שטורעמווינט פֿון יאָרן,
    אין פֿינצטערניש און נאַכט
    איך האָב זי נישט פֿאַרלאָרן,
    מײַן שיינע מוטער-שפּראַך.
    ניט איין מאָל שווער פֿאַרוואונדן,
    געמשפט (געמִשְׁפָּט) און געשטראָפט,
    דער פײַנט האָט זי געצונדן
    און זי האָט ניט געברענט.
    געפּײַניקט און פֿארבאָטן,
    נאָכגעיאָגט, פאַרשמוצט,
    נאָר ס’האָט די שפראַך געאָטעמט
    און זי האָט אויסגעלעבט.
    אין קעמערלעך פֿון טורמעס
    כ’האָב דיך אין האַרץ פֿאַרהיט,
    מײַן הייליקע, געבענטשטע, אומשטערבלעכע מוטער-שפּראַך.

    Мне самой удивительно,
    Я радуюсь, как ребёнок
    Когда я говорю и пишу на идиш
    И пою еврейскую (на идиш) песню.
    В штормовом ветре лет,
    Во мраке и ночи
    Я его не потеряла,
    Мой красивый материнский язык.
    Не раз тяжело раненный,
    Засуженный и наказуемый,
    Враг его поджигал
    А он не горел.
    Мучимый и запрещаемый,
    Преследуемый, замаранный,
    Но язык дышал
    И он выжил.
    В камерах тюрем
    Я тебя в сердце сберёг (сберегла),
    Мой святой, благословенный,
    Бессмертный материнский язык.

    мир алэ́йн из а хи́дэш,
    их фрэй зих ви а кинд
    вэн х’рэд ун шрайб ойф и́диш
    ун зинг а и́диш лид.
    ин шту́рэмвинт фун йорн,
    ин фи́нцтэрниш ун нахт
    их hоб зи ништ фарло́рн,
    майн шэ́йнэ му́тэр-шпрах.
    нит эйн мол швэр фарву́ндн,
    гэми́шпэт ун гэштро́фт,
    дэр файнт hот зи гэцу́ндн
    ун зи hот нит гэбрэ́нт.
    гэпа́йникт ун фарбо́тн,
    но́хгэйогт, фаршму́цт,
    нор с’hот ди шпрах гэо́тэмт
    ун зи hот о́йсгэлэбт.
    ин кэ́мэрлэх фун ту́рэмс
    х’hоб дих ин hарц фарhи́т,
    майн hэ́йликэ, гэбэ́нчтэ,
    умштэ́рблэхэ му́тэр-шпрах.

    Вольный перевод Натальи Ланге

    Я себе удивляюсь,
    Радость в сердце таю,
    Ведь пишу, не стесняясь,
    И на идиш пою.
    Удивляюсь я снова,
    Рада, словно малыш,
    Если в песне и в слове
    Ты, мой идиш, звучишь.
    Лет ветра штормовые,
    Мрак ночи грозовой,
    Жив язык мой красивый,
    Не утерянный мной.
    Ма́мэ-ло́шн гноби́ли,
    Враг желал его сжечь,
    Осуждали, казнили, –
    Не спалить нашу речь!
    Хоть его запрещали, –
    Он из пепла вставал,
    Как его ни топтали, –
    Выживал и дышал.
    И в тюремных застенках
    Жил в сердцах, каждый миг,
    Мой святой и бессмертный
    Материнский язык.
    AMI 25.10.2018 Nechama Lifshitz poem from Lasar Liubarsry, Natalia Lange’s translation and Michael Auerbach’s added changes
    Поправки Михаила Авербуха,
    с которыми Наталья Ланге не согласна
    1-я строфа, 3-я строка, 4-е слово:
    вместо «стесняясь» я предпочитаю «стесняюсь».
    Строка должна выглядеть так:
    «Ведь пишу, – не стесняюсь,»
    4-я строфа, 4-я строка, 2-е слово:
    вместо «спалить» я предпочитаю «убить».
    Строка должна выглядеть так: «Не убить, нашу речь!»
    С поправками
    Я себе удивляюсь,
    Радость в сердце таю,
    Ведь пишу, – не стесняюсь, И на идиш пою.
    Удивляюсь я снова,
    Рада, словно малыш,
    Если в песне и в слове
    Ты, мой идиш, звучишь.
    Лет ветра штормовые,
    Мрак ночи грозовой,
    Жив язык мой красивый,
    Не утерянный мной.
    Ма́мэ-ло́шн гноби́ли,
    Враг желал его сжечь,
    Осуждали, казнили, –
    Не убить нашу речь!
    Хоть его запрещали, –
    Он из пепла вставал,
    Как его ни топтали, –
    Выживал и дышал.
    И в тюремных застенках
    Жил в сердцах, каждый миг,
    Мой святой и бессмертный
    Материнский язык.

    1. > ДОЧЬ НЕХАМЫ : Так и было
      ну, значит, по сему и быть.
      пс
      а рррррревизионистам — молчать 🙂
      ппс
      в любом случае, следующие за первой фразой » их шик айх дос лид «мутер-шпрах», хот ир дос дерхалтн » 10 «продублированных» строк надо бы стереть. а фамилию Лазаря Любарского (чую, это он) поправить

      1. Встал Утёсов или слушал Нехаму сидя- разве это важно? Важно, что она получила первую премию. И, по моему, уважаемый Правдодыр, это тот случай когда если долго тереть правду от неё останется одна дыра…

    2. Большое спасибо, Роза! Как я понял, Вы дочь Нехамы и мне особенно приятно получить коммент от Вас, в котором Вы подтверждаете. что сцена с Утёсовым не была сказкой, как утвержает один из комментаторов. Спасибо и за прекрасный перевод текста песни Ланге

      1. во-первой строке просьба модератору : просто передайте несколько следующих строчек г-ну Мадорскому. публиковать их не надо. спасибо

        ————

        1. есть такая штука, как «доигранные» эпизод или сцена. если Утесова ТАК тронуло за душу исполнение НЛ, как пишет г-н Громан, то очевидно, что после выступления(ий) член жюри ЛУ должен был помчаться в гримерку НЛ, чтобы выразить ей свое восхищение и тп. было «это»? очевидно, что нет, коль г-н Громан промолчал. а так… может, ЛУ встал, потому что ему под попу шутник Тарапунька кнопку подложил. пуркуа-не-па?

        2. подлинное величие артиста ярче всего, имхо, проявляется в «мелочах». «больной портной» НЛ был среди 7 песен, записанных ею на первой советской еврейской долгоиграющей пластинке. что важно: на «яблоке» впервые было указано имя автора ТЕКСТА песни: «С.Ан-ский». и не важно, кто «инициировал» это: сама НЛ или кто-либо из ее «музыкального окружения». но если раньше песню литовали как «народную» (один из авторов — «антисоветчик-эмигрант»), то в 1959 именно НЛ так или иначе вернула евреям «подлинное» (точнее, псевдоним) имя автора: писателя и этнографа Семена Ан-ского. лично для меня, «эта штука посильнее фаустагётэ будет»

        3. фотографию памятника НЛ я «запостил» не случайно. строчка на цоколе переводится так: «ты не знаешь идиш, так хоть песню послушай». а вот откуда эта строчка? кто ее автор? вам придется (если интересно, конечно) найти ответы самому. что же касается главного вопроса ПОЧЕМУ ИМЕННО ЭТА СТРОЧКА помещена на мацеве НЛ, то ответ сегодня знает, возможно, только ее дочь. но если вы догадаетесь — пешыте 🙂
        пс
        про то, что фото с мордокниги, я соврал, чтобы не «засветить» источник. пардоньте.

        ————

        засим все.
        сдаю в целости и сохранности сайт с каментами.
        в просто новом году всем просто здоровья и просто счастья

  4. Спасибо, уважаемый правдодыр, за замечательные комментарии.
    Чувствуется, что Ваше знание вопроса не идет ни в какое сравнение с познаниями автора

  5. Большое спасибо автору за интерес к теме и сердечное её развитие. Отдельно — за фотографии. Когда говорят о смерти идиша, я вспоминаю заклинание «Смерть, не сметь!» Многочисленные и обстоятельные комментарии к прекрасному эссе автора — тому доказательство. Тем, у кого «болит» судьба еврейской песни, рекомендую. Там много всего хорошего и разного на мамэ лушн.
    לידער אויף ייִדיש: טעקסטן, זינגערס און קאָמפּאָזיטאָרס
    ПЕСНИ НА языке ИДИШ: ТЕКСТЫ, ПЕВЦЫ И КОМПОЗИТОРЫhttps://www.languages-study.com/yiddish/yiddishkunst.html

    1. ;Большое спасибо, дорогой Лазарь, за сноску и за тёплые слова. С Ханукой и с Наступающим!

  6. Маленькое замечание, уважаемый Лев: «By mir bist do schön» — невозможно. Или «Bei Mir Bist Du Schön», или, к примеру «By Me, You’re Swell»

  7. как принято говорить, на долгую память

    мацева Нехамы Лифшиц. внизу (на цоколе?) надпись : «ду кенст нит кейн идиш, из хер хочь а лид»

    https://i.ibb.co/P9KvLbX/IMG-0114-2.jpg

    пс
    фото, насколько я помню, из мордокниги

    1. Спасибо, Правдодыр, за сноску и за активное участие в обсуждении темы.

      1. не за что. как говорил герой популярной повести : «наше дело прокукарекать, а там хоть и не расцветай»
        пс
        но править все равно придется
        «В 1972 году певица репатриируется в Израиль»
        правильно : 19 марта 1969

        1. ну прям с пылу, с жару иллюстрация к теме о вреде копипаста получилась : «а там хоть и не расСветай»

  8. Замечательный очерк — отличный подарок к нашей чудесной Хануке !
    С чем я всех и поздравляю !
    Спасибо, Лёва !

    1. И тебе спасибо, Яков, за тёплые слова. С Ханукой и с наступающим !

  9. https://www.youtube.com/watch?v=eD5ZIEKFa_w
    Попытаюсь примирить любителей музыки — во главе с автором статьи Львом М. — вспомнить Эдди Рознера, великого джазового трубача, прозванного «белым Армстронгом». Белый Луи Армстронг и трубач из ГУЛАГа, автор многочисленных джазовых композиций, а также танго, вальсов, песен… Он был один из наиболее популярных джазовых артистов в СССР, чьи записи
    были дважды запрещены; музыканту с мировым именем была определена 58-я статья и десять лет лагерей «за измену Родине». На Колыме он бы и сгинул, его спасли музыка и женщины…
    https://www.shanson.org/articles/eddy-rozner-ussr
    Ни еврейский язык, дорогой Лев, ни песня не уйдут — пока жива наша память.

    1. Ни еврейский язык, дорогой Лев, ни песня не уйдут — пока жива наша память.
      ————-
      Это верно, Алекс, но сколько нам осталось…

      1. Это верно, Алекс, но сколько нам осталось…
        ::::::::::::::::::::::::
        Старая гвардия умирает, не сдаваясь, а память остаётся —
        дети, внуки, кузены, племян-ники и просто — ники)))

  10. Я вспоминаю единственную известную мне песню на идиш — «Ойфн припичек …» Пел и учил нас (внуков) петь её дед Абрам. Я пару куплетов выучил и пел, ничего не понимая: офенприпечекбрентафайера/унинштубизэйс, ну и т.д. И только спустя лет пятьдесят, познакомившись поподробнее с немецким, я стал различать, где кончается одно и начинается другое слово. Конечно, знаю теперь и содержание песни.
    Немецкий помогал мне иногда общаться в израильских магазинчиках, где слух улавливал, что нерусскоязычные хозяева разговаривали между собой на идиш. К тому времени я уже был в курсе того, что у глубоковерующих евреев иврит служит только для чтения Святого писания и молитв. Язык, на котором Всевышний разговаривал с евреями, не должен употребляться всуе.

    М.Твен: « слухи о моей смерти несколько преждевременны»
    Наверное, по отношению к языку идиш это подходит больше, но, по-моему, М.Т. написал после публикации сообщения о его кончине не «преждевременны», а — «преувеличены», что, конечно, звучит остроумнее.

    1. И только спустя лет пятьдесят, познакомившись поподробнее с немецким, я стал различать, где кончается одно и начинается другое слово. Конечно, знаю теперь и содержание песни.
      ——————

      Мой папа, Виктор, тоже пел Ойфн припичек». А ещё идиш выручал его, когда он в 60-ые приехал в Штаты. В Нью-Йорке полицейские были на треть евреи и он спокойно разговаривал с ними на идиш. Да и с родными общался на родном языке. Я тоже, приежая в Израиль, с молодыми разговариваю на английском, а со стариками на немецком. Они понимают. Уже не говорю о русском. Спрашиваю громко в поезде или в автобусе «Кто говорит по русский ?»- и почти всегда находятся земляки.

  11. > Он встал, подался вперед, напрягся в волнении и застыл в этой позе до конца песни.
    сказка это, г-н Мадорский. красивая, но сказка.

    1. сказка это, г-н Мадорский. красивая, но сказка.
      Почему же сказка, уважаемый Правдодыр ? Ещё недалеко ушло время космополитов да и идиш естественно звучал в Одессе, а не со сцены в Москве. Поэтому вполне естественно волнение Леонида Осиповича. Тем более, что идиш его родной язык.

      1. > Ещё недалеко ушло время космополитов
        > вполне естественно волнение Леонида Осиповича
        слова, слова, слова 🙂
        на самом деле в этой «липовой истории» повсюду «торчат ушки» (мн.ч.)
        чтобы не быть голословным
        событие, о котором вы говорите, могло (должно было) произойти в феврале-марте 1958 года
        но к этому времени в ссср еврейская культура была …. ээээ …..»оттепельно разбанена»
        худо-бедно в Москве и Ленинграде УЖЕ выходили НОВЫЕ пластинки с еврейскими песнями. кстати, и у Нехамы Лифшицайте в 1957 ТОЖЕ вышла такая пластинка
        худо-бедно в Москве и Ленинграде УЖЕ были разрешены ЕВРЕЙСКИЕ концерты : Марины Гордон, например. или хорошо известный «вечер еврейской музыки и литературы» Эмиля Горовца в октябре 1956 года. но все это «мелочь» по сравнению с сольным концертом Клары Ваги в Колонном зале весной 1957!

        или вы считаете, что до 1958 Утесов жил в «безвоздушном пространстве»? иначе с чего он так вдруг «разволновался»?

        1. худо-бедно в Москве и Ленинграде УЖЕ были разрешены ЕВРЕЙСКИЕ концерты : Марины Гордон, например. или хорошо известный «вечер еврейской музыки и литературы» Эмиля Горовца в октябре 1956 года. но все это «мелочь» по сравнению с сольным концертом Клары Ваги в Колонном зале весной 1957!
          ——————
          Спасибо «Правдодыр» за интересную информацию по теме, хотя, я думаю, что , всё-таки, до оттепели ещё довольно далеко и концерты имели политический подтекст : « У нас к евреям относятся хорошо». Запреты на работу в почтовых ящиках, выезде за границу в составе делегаций и учёбу в престижных вузах как были так и остались. И проблемы у Нехамы с её стремлением петь на идиш тоже не ушли. И всё-таки не понятно почему волнение Утёсова от родной для него песни и родного языка кажется Вам надуманным.

          1. > И всё-таки не понятно почему волнение Утёсова от родной для него песни и родного языка кажется Вам надуманным.

            потому что

            а) кроме публикации г-на Громана (которую вы частично закопипастили) нет никаких ИНЫХ «свидетельств» происшедшего

            б) весной 1958 идиш УЖЕ был «дозволен официально». приведенная мной информация, которую вы, видимо, сочли «справочной», является доказательством справедливости моего утверждения. еще раз: «удивление» («волнение») Утесова было бы логичным в 1953. и даже в 1955. но не в 1958. 

            в) конкурс проводился в ТРИ тура. первый на «местах». второй и третий (финал) в москве. г-н Громан в своей публикации это обстоятельство не упоминает. распорядок его продуманных действий таков: на сцену выходит Нехама Лифшиц, начинает петь на идише, Утесов «лишается чувств», конкурсантке вручают первую премию. НО ЭТО НЕТАК. ибо «удивляться» Утесов должен был бы во ВТОРОМ ТУРЕ, а присуждать победу — в ТРЕТЬЕМ. чувствуете разницу?

            г) никаких «репертуарных импровизаций» у конкурсанта быть не могло. думаю, вы это понимаете. не залитованные песни были исключены, как «класс». программа выступления утверждена заранее. где тут место для «неожиданности»? разве что в третьем туре Утесов прямо с луны свалился в кресло члена жюри?

            д) удивительно, но «дер кранкер шнайдер» как минимум с середины 1930-х был в числе САМЫХ ПОПУЛЯРНЫХ «дозволенных к исполнению» еврейских песен. и именно «дер кранкер шнайдер» стал САМОЙ ПЕРВОЙ из записанных на грампластинки в ПОСЛЕСТАЛИНСКУЮ ЭПОХУ еврейских песен. это сделал в 1956 вышедший на свободу Саул Любимов. еще раз: в 1956, а не в 1958. 

            е) если уж кому было проявлять»удивление» («волнение»), то это другому ЧЛЕНУ ЖЮРИ: Ирме Яунзем, которая еще в 1930-ые записала на ИДИШЕ «дер кранкер шнайдер». и что, как говорят в одессе, интересно: благодарность Нехамы Лифшиц Ирме Яунзем за ее (ИЯ) участие в ее (НЛ) творческой судьбе гуглится легко. но г-н Громан про Яунзем даже не упоминает

            ж) пугаем ежа? 🙂 а изображенная г-ном Громаном (и вами) «мизансцена», имхо, явно «скопирована» из довоенных/послевоенных музыкальных фильмов: очередной талант из народа и ошеломленные случайные (но не «случайные», а «профессионально подготовленные») слушатели. напомнить или сами вспомните названия? ;ׁ

  12. Дело в том, уважаемый Лев Рувимович, что для глубоко верующих евреев, иврит — «святой язык» (“лошен койдеш” на идиш), поэтому говорить на нем о повседневных вещах, тем более о физиологических и прочих им подобных делах, – для них святотатство, потому они и используют идиш как разговорный и официальный в их общинах язык (в моем штате есть целые районы, где все надписи на английском и идиш)

    1. Cпасибо, Игорь, за пояснение. Завидую Вам, что Вы живёте в таком штате, где идиш второй язык. Невероятно после Германии, где погулять по улице в кипе в мусульманскуом районе опасно…

  13. Спасибо, Лева! Какой разительный контраст между бедной, затравленной, но не сломленной на советской сцене, прекрасной Нехамой и шикарной женщиной Аллой Рид. Контраст по возможностям и свободе. В прошлое воскресение, в прайм-тайм по Первому каналу Алла с одним парнем зажигали на идиш.
    Очень еврейский инструмент кларнет, но я так и не собрался научиться играть на нем, хотя на саксофоне играю. Кларнет сложнее.

    1. Какой разительный контраст между бедной, затравленной, но не сломленной на советской сцене, прекрасной Нехамой и шикарной женщиной Аллой Рид.
      ——————
      Дйствительно, Гриша, страстное желание Нехамы петь на идиш несмотря ни что было настоящим подвигом. Сравнивым с выходом на Красную площать семи смельчаков, протестующих против танков в Праге. Что касается игры на саксе , то я пытался и на саксофоне и на трубе научиться самостоятельно (одалживал инструменты у приятелей), но у меня мало что получилось. Единственно чему я научился, когда работал аккордеонистом в пионерлагере, играть сигналы на горне.

  14. Как всегда интересный коммент по теме прислал на почту израильтянин М.Ф. Большое спасибо, дорогой Марк и с Наступающим!
    —————
    Хочу заметить, что в Израиле на идиш поет звезда мировой величины знаменитый Дуду Фишер (https://en.wikipedia.org/wiki/Dudu_Fisher), великолепная Хава Альберштейн (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BB%D1%8C%D0%B1%D0%B5%D1%80%D1%88%D1%82%D0%B5%D0%B9%D0%BD,_%D0%A5%D0%B0%D0%B2%D0%B0), на идиш пел и поющий раввин Шломо Карлибах (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%BB%D0%B5%D0%B1%D0%B0%D1%85,_%D0%A8%D0%BB%D0%BE%D0%BC%D0%BE) и разумеется было бы уместным вспомнить Карстена Тройке (https://de.wikipedia.org/wiki/Karsten_Troyke), немца, поющего на идиш.
    Я с удовольствием слушаю Шуру Липовски (Например: https://youtu.be/ZBvUeikLN_o, https://youtu.be/DVPNrsLc8lo).
    Ну и сестры Бери, н Шарль Азнавур…………………
    Надо бы вспомнить ежегодные фестивали идиш в Кракове и Варшаве.
    Словом, тема интерсно затронутая вами может быть продолжена и дополнена. Успехов вам.
    =======================
    Вот вам по теме. Написано мной в октябре 2010 года.
    —————
    Друг мой, идиш

    \»Ты такого не увидишь
    ни в Москве, ни под Москвой –
    все вокруг галдят на идиш:
    и еврей, и даже гой.\»

    Юрий Штерн

    «Когда я был маленьким, в Черновицах, русский был вторым языком, румынский — третьим, а украинский – четвертым…»
    Сам придумал

    В доброй половине черновицких дворов в те времена говорили на идиш.
    После войны столица Буковины была одним из немногих полностью уцелевших городов Украины. Естественно, что в Черновцы, оставленные румынами и немцами, устремились люди с лежавшей в разрухе европейской части Союза.
    Вчерашние беженцы, евреи Бессарабии и Украины, скитавшиеся в эвакуации заполняли улицы старинного города. Добротные, изысканные дома оставленные их владельцами в целости и сохранности с мебелью, посудой и постельным бельем стремительно заполнялись новым разношерстным людом.
    Прежняя довоенная эпоха оставила городу небольшую прослойку коренного австрийского населения, говорившего на немецком. Вновь приехавшие и поселившиеся не всегда владели русским и говорили на привезенных с собой языках и говорах, но при этом все в той или иной степени владели идишем.
    Совершенно естественно, что последний и стал тем мостом, что связал всех на долгие годы, вплоть до окончательного исхода евреев с Буковины во второй половине прошлого века.
    Мост возводился на добротных, устойчивых сваях.
    Черновцы испокон веку были одним из центров идишского мира.
    Жители Черновцов, ашкеназы из центральной Европы и даже сефарды, в свое время пришедшие на Буковину из Балкан и освоившие здесь идиш, использовали его в быту, писали и издавали книги и газеты на нем, ставили спектакли.
    Правда, черновицкая еврейская элита старалась использовать литературный немецкий и весьма преуспела в этом, дав мировой литературе Пауля Целана и Розу Ауслендер, но вместе с тем, в мировую литературную сокровищницу вошли блестящие мастера идиш Элиэзер Штейнбарг и Ицик Мангер.
    Так или иначе, осенью 1908 года, Первая международная конференция языка идиш состоялась в Черновцах. (http://www.eleven.co.il/article/14673)
    И это далеко не случайно, ведь к тому времени треть населения Черновиц – столицы герцогства Буковина составляли евреи. Здесь на стыке Запада и Востока, на границе Австро-Венгрии, России и Румынии, бурное развитие идишской литературы, театра и музыки ощущалось особенно сильно.
    Свыше семидесяти делегатов, представлявших весь спектр еврейской религиозной, политической и культурной жизни приехали в Черновцы для участия в конференции.
    К моменту моего появления на свет многое изменилось под луной: через Буковину прокатились две мировые войны, трижды сменилась власть и Черновцы, в конце концов, оказались в составе Украины.
    Но неизменным атрибутом города оставался идиш.
    Вплоть до начала пятидесятых в городе работал еврейский (идиш) театр, существовали школы на идиш, на центральной улице работал еврейский ресторан.
    Насколько мне известно, такой привилегией на территории СССР пользовались кроме моих земляков только в Литве и в Биробиджане.
    И хотя работа властей по выкорчевыванию идиша и всего еврейского в Черновцах пришлась на начало пятидесятых, когда все игры с евреями прекратились, все мое детство и юность идиш звучал в городе, на его улицах, площадях, дворах, магазинах и базарах.
    Приезжая в Киев к многочисленной родне, я слышал идиш только изредка, только внутри домов, за закрытыми дверями.
    В Черновцах никто не стеснял себя, разговор на идише был частью повседневного быта.
    Отчетливо помню, как мы с покойной мамой зашли в мясную лавку и на вопрос, заданный продавцу на русском, немедленно последовал ответ:
    «Их вейс идиш ойх!» — («Я знаю также идиш!»).
    Дома у нас идишем почти не пользовались, хотя знали и любили его.
    Родители не пропускали ни одного концерта или представления на идиш.
    В Черновцах творила и жила незабвенная Сиди Таль, гастролировали звезды первой величины Нехама Лившицайте, Михаил Александрович, Анна Гудзик, Эмиль Горовец,.
    Идиш казался естественной частью повседневной жизни. Ухо ловило его, сознание адаптировало, и через мгновенье ты уже не помнил, на каком языке пришла к тебе информация.
    Русский и украинский мы учили в школе, идиш мы впитывали на улице.
    Иногда, когда родители в своем разговоре касались запретной для нас темы, они переходили на идиш, но вскоре и они и мы, дети обнаружили, что все понимаем, можем вставить слово и правильно отреагировать.
    Уже в школьные годы, когда началось изучение иностранного языка, во время уроков случалось, ученик, забывшись, автоматически вставлял в ответ слово на идиш вместо английского.
    Учитель наш, Борис Павлович, сам в прошлом преподаватель идиш, не реагировал, не акцентировал внимания, спокойно продолжал урок. Только мы, дети идиша, переглядывались и молча, про себя, отмечали ошибку.
    Наш Борис Павлович Ройзин, в силу обстоятельств, после закрытия нашей, последней в Союзе еврейской (идиш) школы, переставший преподавать идиш и перешедший на преподавание английского был известным идишским поэтом и журналистом, печатался в тогдашних изданиях на идиш в Советском Союзе, Польше и Франции. (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0% … 0%B8%D1%87) .
    В Израиле, уже в наши дни, труды Бориса Павловича были переведены на иврит и творческое наследие его вышло отдельным изданием.
    Через много, много лет мой бывший одноклассник, передавая мне, привет через общих знакомых заметил:
    «Если не вспомнит, скажите ему, что в школе меня звали «Цвонцик».
    Я, конечно, помнил его и без прозвища, которое прилипло к нему, когда в пылу ответа на уроке английского он вместо «твенти» ляпнул «цвонцик» на идише.
    Творчество Жванецкого нам особенно близко и понятно. Ведь вся соль, весь «цимыс», его речи состоит в том, что он говорит на идиш, но русскими словами.
    Я думаю, он догадывается об этом.
    Идиш помогает шагать по жизни, понимающим и ценящим его. Он порождает ироничное, полное юмора и философии отношение к себе и окружающим.
    Служба в армии и, последовавший затем мой переезд в Ташкент, казалось мне, оторвали меня от идиша.
    Но и в те времена случались моменты, когда идиш приходил мне на пользу и выручал.
    В конце восьмидесятых мне выпала командировка в тогдашнюю ГДР, мое предприятие успешно сотрудничало с тамошними машиностроителями.
    Случилось так, что я прилетел в Германию в пятницу, прямой самолет из Ташкента в Берлин летал раз в неделю. Переводчика не оказалось, он должен был быть после выходных. Меня встретил и опекал ГДРовский коллега. К началу рабочей недели оказалось, что переводчик нам не нужен, мы вполне обходились без него. Правда, немецкие товарищи отмечали мой странный акцент, да еще, иногда, я попадал впросак, не зная того, употреблял ивритские слова, пришедшие в идиш.
    Например, на вопрос: «Сколько часов лета от Ташкента до Берлина?» ответил на идише: «Зекс шу», а оказалось, надо было сказать «Зекс штунде».
    Выручал идиш меня поначалу и в Израиле, хотя здесь его по началу , при становлении государства не очень жаловали.
    В дальнейшем оказалось, что в современном Израиле наблюдается тенденция к возрождению идиша, он в моде и бросить выражение на идише – это хороший тон, своеобразная визитная карточка.
    В израильском театре «Идишшпиль» почти вся молодежь – выходцы из бывшего Советского Союза, освоили идиш здесь и прекрасно играют на нем.
    Ну а что в Черновцах?
    Уже пролетел год, как не стало Иосифа Бурга, последнего из черновицких могикан, классика идишской литературы.
    В моих Черновцах носителей идиш практически не осталось, хотя власти и общественность всячески стараются искупить вину: открывают музеи (http://muzejew.nxt.ru/Index-Rus.html), ведут просветительскую работу, пишут статьи (http://www.ji.lviv.ua/n56texts/56-zmist.htm).
    Но друг мой, идиш живет уже в других местах нашего шарика.
    Перефразируя Марка Твена, следует констатировать «Слухи о его смерти оказались сильно преувеличенными»
    М.Ф.

  15. По моему, как говорил Марк Твен, « слухи о моей смерти несколько преждевременны», так как представители некоторых традиционно-религиозных общин харедим и хасиды между собой общаются преимущественно на идише.

    1. По моему, как говорил Марк Твен, « слухи о моей смерти несколько преждевременны», так как представители некоторых традиционно-религиозных общин харедим и хасиды между собой общаются преимущественно на идише.
      —————
      Да, Анатолий, это аргумент, который не приходил ко мне в голову. Правда, не совсем понятно почему часть глубоко верующих евреев и живущих в Израиле евреев общаются не на иврит, а на идиш.

      1. Часть харедим, включая молодежь, общаются между собой на идиш, но о светской литературе на идиш, по-моему, они понятия не имеют. Когда я по приезде в Израиль (1990 год) в Гиватаиме зашел в банк и спросил на идиш, кто тут меня понимает,то откликнулся только молодой йеменский еврей в кипе. Я удивленно спросил, откуда он знает идиш. Ответ был: «Ребе в ешиве со всеми так общался»

        1. Я удивленно спросил, откуда он знает идиш. Ответ был: «Ребе в ешиве со всеми так общался»
          ————
          Спасибо, Евгений. Видимо рано в Юнеско занесли идиш в Красную книгу.

  16. Я вспоминаю папу, когда в один из вечеров в нашей маленькой комнате в комунальной квартире он запел «Аидише мама». И голос его дрожал, и слёзы на глазах
    ———————
    Спасибо, Яков. К. за прекрасный коммент. В немецком ресторане, где я играл с болгарским скрипачом, хозяин, узнав что я еврей, попросил нас сыграть «Аидише мама». Я написал ноты для Йордана и на другой день мы сыграли. И позже играли часто. Хозяин говорил, что в нацистские времена за исполнение этой песни полагалась смертная казнь. Даю ссыслку на концерт «Песни еврейского местечка» Александрова. https://www.youtube.com/watch?v=4zck2

  17. Спасибо. Искренне благодарен Вам за этот замечательный очерк, вернее, за эссе о песне на идиш.
    Я из того поколения, которое выросло без своего языка, без своей культуры, без своей песни. В многонациональной советской культуре многим находилось место. Эвенки, чукчи, тувинцы, каракалпаки — всем находилось место. Только не евреям.
    Среди многих песен на идиш есть одна, которая стоит особняком. Я вспоминаю папу, когда в один из вечеров в нашей маленькой комнате в комунальной квартире он запел «Аидише мама». И голос его дрожал, и слёзы на глазах…Его маму с дочкой расстреляли в сентябре 41-го года при въезде в город Даугавпилс. А песня эта звучала очень часто, когда собирались евреи отметить какой-либо праздник. Дядя Сима Иоффе пел о своей маме, Ганц — изумительный голос, Александрович позавидовал бы — пел о своей… И так передавалась застольная песня… Каждый вспоминалсвою маму, погибшую во рву, замученную в концлагере…Наши отцы были из поколения, воспитанных на идиш, но из всех песен их объединяла «Аидише мама…» У них была общая судьба…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *