Валерий Скобло: Стихи

 127 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Лев Николаевич Толстой — / Был граф, конечно, непростой. / Но пострелять любил бекасов — / С ним в этом сходен был Некрасов. // И Тютчев Федя был стрелок: / Бекаса пропустить не мог. / Зато вот Достоевский Федя / Шел безоружным на медведя.

Стихи

Валерий Скобло

Валерий СкоблоИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
второй половины XIX века,
в кратком изложении автора
для своих внуков — Пети и Коли

* * *

Лев Николаевич Толстой —
Был граф, конечно, непростой.
Но пострелять любил бекасов —
С ним в этом сходен был Некрасов.
Еще Некрасов Николай
Любил собачий долгий лай.
И Тютчев Федя был стрелок:
Бекаса пропустить не мог.
Зато вот Достоевский Федя
Шел безоружным на медведя.
Рогатину как схватит в руки…
С ним Герцен Сашка шел от скуки.
Тургенева как повстречают Ваню,
Идут, обнявшись, сразу в баню.
Где Колька парился Лесков,
Весь голый… даже без носков.
Как выйдут — им навстречу Фет,
К нему всем скопом на обед.
Коль Афанасий не был хмур,
С ним шли гонять господских кур.
Закатит Ванька Гончаров,
Идут на луг стрелять коров.
Дым коромыслом на лужайке…
И Салтыков-Щедрин в их шайке.
Мишаня тоже на охоту
Шел в воскресенье… и в субботу.
Такую разведут пальбу,
Что Пушкин вертится в гробу,
Поскольку тоже был охотник,
Как и Петруха — царь и плотник.
И Мишка, предками Лермант,
Имел охотничий талант.
… А Писарев и Добролюбов —
Ну, не любили душегубов.
Не ели мяса: щи да каша —
«Будь проклята охота ваша!»
Солдатские носили ранцы —
Дразнили их «вегетерьянцы».
В субботы все и воскресенья
Шли в церковь, там ища спасенья.
(За это, как наступит май,
Сажал их в крепость Николай
На весь охотничий сезон:
Охотником был тоже он.)
Им Достоевский не был мил,
За то он их и зарубил.
Топор, орудие расправы,
Хранит музей российской славы.
Но то случилось позже много…
А, в общем, им туда дорога,
И Чернышеским всяким прочим —
Помянут будет он не к ночи.
«Что делать?» не стоит вопрос —
С ружьишком в лес великоросс!
Роман его — на дальней полке
Ведь там ни слова о двустволке.
Хотя и звал он «к топору»,
Народ в лесу был в ту пору:
И Короленко там, и Чехов,
Ища охотничьих успехов.
Островский, Мамин-Сибиряк —
Из тех охотничьих гуляк,
Что из ствола своей «берданки»
Палить готовы даже в танки.
…………………….………………….
А русская литература
На рыбаков и грибников —
Тех, кто к охоте не готов,
Посмотрит искоса и хмуро.

2009

Из цикла «Шутки такие»

* * *

Ошеломив жену-старушку,
Наш дед устроил постирушку.
Внучата пораскрыли рты:
Стирал рубаху и порты.

Старуха шамкала: Бяда…
… У деда кончилась вода.
Беда — как молния и гром.
Пошел к колодцу он с ведром.

Колодец наш уже лет двести
Стоит на том же самом месте.
По всяким россказням, заметим,
Не все с колодцем чисто этим.

Случилась тут такая штука:
Поднял ведро — большая щука…
Замшелая… кило на пять…
И говорит: «Ну, вот опять!..

Емеля! Я ж тебя женила —
Прынцесса… Помнишь, как вопила,
Когда на печке — во дворец…
А после — сразу под венец.

И эта печка-самоходка…
Была? — Была… а также водка
В любом объеме и сортов…
И вот — опять просить готов!»

Наш дед как вылупил глазенки —
И сразу приступ селезенки,
Инфаркт, инсульт — конец дедуле…
Ведь стирки пострашнее пули!

2010-2011

* * *

Вихрем светских развлечений
Закружилась жизнь моя,
Без раздумий и сомнений…
Страсти бьют через края.

Вид мой дерзок и порочен —
Чем и радует народ.
(Тяжкой думой озабочен
Только полный идиот).

Вечеров и презентаций
Бесконечна череда.
Утомительных нотаций
Я не слушал никогда,

Средь ночных балов беспечных,
От забот мирских далек…
Встречных всех и поперечных
Образ жизни мой привлек,

А изящество наряда… —
Он подчеркнуто игрив.
Дев волнует томность взгляда,
Русых локонов извив.

Речь — изысканно-галантна
(Без матерного словца).
Притягательно-пикантна
Тонкость бледного лица.

Мысль одна лишь, как секира,
Точно в сердце острый нож:
Я для низменного мира…
О!.. не слишком ли хорош?

2012

* * *

Нет в красоте моей изъяну,
(Когда мой лик увидишь спьяну).
Скажу я так: неотразим!
Не нюхал клей, не пил бензин —
Я водку потреблял, заразу.
Скажи — и мир спасу я сразу
Своею могучей красотою
(Я многого в том смысле стою).
Теперь я налысо пострижен,
Прической этой не унижен,
Наоборот — уж так хорош!..
Сияю, точно медный грош.
Да просто Аполлон в натуре.
Духовности во мне — до дури!
Лишь позовите — я приду!
(Ф. М. меня имел в виду).

2012

* * *

Сочиняя под Новый год без труда
Десять-двадцать поздравительных «емелек»,
Я испытываю нечто, вроде стыда:
Никаких чувств — компьютер все перемелет.

Что же я за бесчувственный низкий скот? —
Спросишь сам у себя… и без всякой позы.
Может, такое от небывалых погод?
Под Новый год не часто бывают грозы.

А вот случилось… ночь, конец декабря:
Снег и гроза, молнии, ветер… Не мало?
Все же они в Канцелярии Высшей зря —
От такого все чувства поотшибало.

После такого, как разберусь с собой?
Как толковать знаки небесные эти?
Здесь, как мне кажется, обалдеет любой,
Каждый тут угодит в бесчувствия сети.

Нет, не один я, видно, себя корю:
Столько открыток пустых не было прежде…
Может быть, все и исправится к январю,
Но слабо я поддаюсь такой надежде.

2013

* * *

Будучи поверхностны,
ждем от женщин некоторой глубины —
Об этом финн написал,
шутивший на темы пониже спины.

И преуспевший в том чрезвычайно:
Четвертый его позвонок
Был весьма и весьма популярен,
С Шекспиром соперничать мог.

В романах его я в детстве
Искал — ясно что: «такие места».
Жизнь всегда и у всех начинается
С пустого совсем листа.

Ну, понятно, что я со временем,
Как и все, обрел глубину…
И, барахтаясь на поверхности,
Задыхаясь пошел ко дну.

2015

* * *

Из цикла «Шутки такие»

Когда ко мне обращаются: Дорогой…,
Я всегда обижаюсь: Не драгоценный-то почему же?
Вот стою я перед собеседником, как нагой,
Слабо ценимый им… а я ведь его не хуже.

Как же он взвесил меня?.. как перевел в рубли?
Он теперь для меня всех на целом свете подлей и гаже…
На его «дорогой» отвечу ему: отвали!
Нету сравнимых со мною на просторах Земли,
А, возможно, и в необъятной Вселенной даже.

2015

* * *

Никто не поздравил меня с Рождеством,
Не одарил, так сказать, пряниками.
Хоть атеиста, если это не в лом,
Пристойно — со всякими праздниками.

Да если и был бы ваще иудей
(А еврей я и так — от рождения),
Поздравы бы принял от всяких людей —
Христиан… мусульман… без сомнения.

Да пусть кришнаит бы поздравил меня,
Хоть и с чем бы? — вовсе мне неизвестно,
Ответил бы, мол, Рама с Кришной — фигня,
Но поздравленье приятно и лестно.

Я обо’йден — это воистину знак
Того, что мир этот груб и неистов,
И склонен расценивать все это, как
Оскорбление всех чувств атеистов.

2017

* * *

Подрались Жданов и Куллэ —
И вот покойник на столе.
Не знаю, кто из них убит,
Какой повержен был пиит?
Ах, нет… Не до смерти сражен,
И сам, мол, лез он на рожон,
Причина схватки — алкоголь,
От прочих версий нас уволь!

Иль нет — кровавая гэбня
Без крови не живет и дня,
Стреляла подло — в горле ком —
В него отравленным клинком.
Разбит бесценнейший сосуд,
Другого ждут допрос и суд.
Ах, да — разбит не целиком,
Но все одно. И в горле ком,
На сердце камень, в пальцах дрожь,
ОкровавлЕнный в сердце нож.

Поэтов, как их ни кошмарь,
Не защитят толпа и царь…
Т. е. ни Сеть и ни Премьер
Не примут надлежащих мер.
И даже в роковой момент
Не защитит их Президент.
Вы побледнели, точно мел? —
Да, автор просто… осмелел.

А ведь поэты — мозг страны,
А также сердце. Нам нужны,
Как минимум, их штуки две,
Чтоб, вопреки дурной молве,
Могли поэты пить вдвоем,
Мол, в одиночку мы не пьем,
Не пьем мы и не варим мак —
Вдвоем… на пару… только так!

Касаясь сексуальных тем…
Не помнят утром, кто и с кем.
На пару, может быть, и тут —
Условности они не чтут.
А так и лезут на рожон:
Собрата ли пырнуть ножом,
Дразнить ли органы стишком?
Не важно им, писать о ком.

Я завершаю опус сей…
Растекся я, как Енисей,
По древу мыслью… мышью… блин!
Пою, что вижу… Я — акын,
Воспеть готовый подвиг всяк.
Хотя и не любитель драк.
Махатма Ганди мне милей…
Но, впрочем, иногда: Налей, —
Я требую… рука к ножу… —
И никого не осужу.
Скажу я просто, без затей
Всем вам, поклонникам Сетей:
Какой я, на фиг, моралист?..
Куллэ и Жданов подрались.

2018

ЧАСТНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
выпускника ЛенГосУниверситета
по известному уголовному делу

* * *

Не Альма Матер оказалась —
Вертеп порока и разврата.
Отрину всяческую жалость…
Я просто не могу без мата!

Весь Универ бы снес — и точка,
Соплей не надо и элегий.
К чему любая проволочка? —
Сравнять всю дюжину коллегий!

Понятно, что истфак бы первым
Я снес бы… с преподами вместе,
Чтобы не действовал на нервы,
Чтоб не служил пятном на чести.

Они достойны этой кары,
Без них Россия станет краше.
Я б их отправил не в Шушары —
К известной кузькиной мамаше.

Еще бы — это непреложно —
Я б запретил Наполеона…
Чтоб стало, как оно и должно
Во время оно… время оно.

16-17.11.2019

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Валерий Скобло: Стихи»

  1. Спасибо, Валерий! Очень хорошо. Особенно понравился экскурс в русскую литературу под новым углом.

  2. Ивана Жданова стихи перевели на сто наречий
    Душа Куллэ проснется. Вечер. Картина маслом, да-а
    Заплачет полая вода, на ней кольцо а иногда
    — с козлиным профилем лицо мелькнёт и улыбнётся.
    Сестрицей вечер отзовётся…

  3. Для прояснения картины: Куллэ и Жданов — не скотины, но просто Жданов крепче будет, и как поэт, и как питок. Ну кто ж Куллэ за то осудит, что без ножа никак не смог!

  4. Валерий С.
    Коль Афанасий не был хмур,
    С ним шли гонять господских кур.
    Закатит Ванька Гончаров,
    Идут на луг стрелять коров.
    Дым коромыслом на лужайке…
    И Салтыков-Щедрин в их шайке.
    Мишаня тоже на охоту
    Шел в воскресенье… и в субботу…
    * * *
    Подрались Жданов и Куллэ —
    И вот покойник на столе.
    Не знаю, кто из них убит,
    Какой повержен был пиит?
    Ах, нет… Не до смерти сражен,
    И сам, мол, лез он на рожон,
    Причина схватки — алкоголь,
    От прочих версий нас уволь!…
    Не пьем мы и не варим мак —
    Вдвоем… на пару… только так!
    Касаясь сексуальных тем…
    Не помнят утром, кто и с кем.
    На пару, может быть, и тут —
    Условности они не чтут.
    А так и лезут на рожон:
    Собрата ли пырнуть ножом,
    Дразнить ли органы стишком?
    Не важно им, писать о ком.
    Я завершаю опус сей…
    Растекся я, как Енисей,
    По древу мыслью… мышью… блин!
    Пою, что вижу… Я — акын,
    Воспеть готовый подвиг всяк.
    Хотя и не любитель драк.
    Махатма Ганди мне милей…
    ЧАСТНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
    выпускника ЛенГосУниверситета
    по известному уголовному делу
    * * *
    Не Альма Матер оказалась —
    Вертеп порока и разврата.
    Отрину всяческую жалость…
    Я просто не могу без мата!
    Весь Универ бы снес — и точка,
    Соплей не надо и элегий.
    К чему любая проволочка? —
    Сравнять всю дюжину коллегий!
    Понятно, что истфак бы первым
    Я снес бы… с преподами вместе,
    Чтобы не действовал на нервы,
    Чтоб не служил пятном на чести.
    Они достойны этой кары,
    Без них Россия станет краше.
    Я б их отправил не в Шушары —
    К известной кузькиной мамаше.
    Еще бы — это непреложно —
    Я б запретил Наполеона…
    Чтоб стало, как оно и должно
    Во время оно… время оно.
    :::::::::::::::::::::::::::::::::
    Нет, уважаемый Валерий, во время оно без райкома в их шайке не гонял Щедрин. Он был один, он был в опале; возможно, где-то на канале.
    И поканал на Рождество стрелять у Вальки ананасов,
    а не бекасов. Давно известно, что в субботу никто не ходит на работу один Ильич ( и с ним Кузьмич, он — секретарь) — несёт в кино своё бревно. И лекции
    читает Быков, чтоб Губер Манам показать, что Дмитрий Львович не еврей…
    “Суворовцев, как снегирей…, ” — сказал поэт и полетел в Москву-столицу за синицей… Строчил ЛазАрь из пулемёта, такая у него робота.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *