Лев Мадорский: Иконы джазовой импровизации ХХ века

 337 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Особенно отрицательное отношение к джазовой музыке было в рамках классического музыкального воспитания. В «Гнесинке», например, считалось, что игра такой музыки портит руки и вкус. В Союзе, по приведённым причинам, не было известных мастеров джазовой импровизации и моими кумирами были американские джазисты.

Иконы джазовой импровизации ХХ века

Лев Мадорский

Лев Мадорский«Жизнь — как музыкальная импровизация: ты живешь в той композиции, которая звучит в данный момент»
Олег Рой, российский писатель

В основе афро-американского джаза, зародившегося в 30-е годы прошлого века в Нью — Орлеане (США), лежала импровизация. Его первые исполнители, как правило, не знали нот. Я знаю ноты и сравнительно неплохо владею игрой на фортепиано, но моя мечта, научиться играть импровизационный джаз, так и не осуществилась. Видимо, для этого нужны особые способности, которых мне не дано. Именно такой джаз, построенный на импровизации, был в молодости и остаётся сегодня моим любимым.

В советские времена были джазовые, эстрадные оркестры (Леонида Утёсова, Олега Лундстрема, Эдди Рознера, Александра Цфасмана, другие), однако, они, практически, не играли импровизационный, как говорили в Америке, «горячий» (hot) джаз. Джаз считался в СССР продуктом разложения капиталистического, загнивающего мира и исполнение его, хотя и не было официально запрещено, но не поощрялось. Потому было так мало малочисленных джазовых коллективов, (их называли джаз — бэнд), в среде которых, как правило, и рождается импровизационный джаз.

Особенно отрицательное отношение к джазовой музыке было в рамках классического музыкального воспитания. В «Гнесинке», например, как в училище, так и в институте, считалось, что игра такой музыки портит руки и вкус. Знаю контрабасиста Игоря Берукштиса, которого за увлечение джазом даже исключили из института.

Тем не менее, были несколько студентов, которые умели импровизировать в джазовой манере. Мне запомнились виолончелист и пианист (назовём их Яков и Валерий), на игру которых мы собирались в вечернее время после окончания занятий тайком, как на собрание запрещённой секты, передавая друг другу: «Завтра в шестом классе в 7 вечера». Дверь запирали на стул и в течение часа Яша и Валера развлекали, поражая нас джазовой импровизацией, либо сменяя друга за инструментом, либо играя в четыре руки.

В Союзе, по приведённым выше причинам, не было известных мастеров джазовой импровизации и моими кумирами были американские джазисты. Хочу вспомнить двух из них, которые, несмотря на заповедь «Не сотвори кумира», были и остаются моими кумирами.

Дюк Эллингтон

Дюк Эллингтон (настоящее имя гениального джазиста, как младшего из трёх знаменитых братьев, Эдвард Кеннеди), родился 29 апреля 1899 года в Вашингтоне, в интеллигентной, обеспеченной афро-американской семье. Таких семей среди чернокожих в Америке начала прошлого века было не так-то много. Дюк вырос в любви и достатке. В отличие от большинства первых чернокожих джазовых импровизаторов, он не только знал ноты, но учился в музыкальной школе и хорошо играл на фортепиано. Его знаменитые джазовые композиции вот уже полвека пользуются славой наравне с шедеврами классической музыки.

Меня могут спросить, а где же здесь заявленная в начале очерка импровизация. Чем отличаются композиции Эллингтона от обычной джазовой музыки? Дело в том, что его многие джазовые композиции это и есть живая импровизация. И отличаются они от джазовых импровизаций только тем, что были записаны в нотах. В этом смысле, Эллингтон совершил революцию в джазе. Если импровизации первых джазистов, не знавших нот, прозвучав один раз, исчезали в небытие, то импровизации Дюка, живут и их до сих пор исполняют джазисты во всё мире.

Рождение композиций Эллингтона напоминает рождение некоторых стихотворений у Александра Сергеевича, когда «… И мысли в голове волнуются в отваге, и рифмы легкие навстречу им бегут, и пальцы просятся к перу, перо к бумаге, минута — и стихи свободно потекут». Именно так, наверно, происходит у гениальных поэтов, музыкантов, художников, учёных создание шедевров, великие научные открытия. Они слышат голос свыше…

Многих композиторов-новаторов судьба била нещадно. Даже произведения И.С. Баха получили признание только через 150 лет после его смерти. Дюку повезло. Он не страдал от непризнания и жил в своё удовольствие. Уже в 17 лет юный музыкант начинает играть в известных джазовых ансамблях. Благодаря таланту, неукротимой силе воли и умению общаться с людьми, Дюк становится руководителем ансамбля. В 1927 году ансамбль получает название «Дюк Эллингтон и оркестр» и его приглашают выступать на лучших концертных площадках. Выступления оркестра неизменно сопровождались импровизациями и именно это импровизационное начало, по мнению многих журналистов, было основной причиной небывалого успеха коллектива.

Вся оставшаяся жизнь Эллингтона — сплошной триумф. О Дюке пишут газеты, его композиции получают признание, а его оркестр совершает гастрольные поездки не только в Америке и Европе, но и в Японии, некоторые африканские страны и даже в Советский Союз.

Всюду, где Эллингтон выступал со своим бэндом, билеты были проданы задолго до концерта. Он 11 раз становился победителем престижной, международной музыкальной премии «Грэмми». Президент Ричард Никсон наградил гениального джазиста орденом Свободы. За книгу «Музыка — моя возлюбленная» Дюк получил Пулитцеровскую премию.

Умер Эллингтон 24 мая 1974 года от рака лёгких. Похоронен в Нью-Йорке. После его смерти Никсон выступил со специальным заявлением, в котором сказал:

«Память о Дюке Эллингтоне будет жить в грядущих поколениях, в музыке, которую он подарил своему народу».

Луи Армстронг

Луи родился 4 августа 1901 года на родине импровизационного джаза в Новом Орлеане и, как и Дюк, оказал огромное влияние на его развитие и популяризацию. В отличие от Эллингтона, будущий великий джазист родился в бедной, неблагополучной семье и его детство никак нельзя назвать счастливым. Мать была проститутка, отец пил и бросил семью, когда малышу ещё не было и года. Воспитывала Луи бабушка. Позже мать забрала сына, но внимания на него не обращала. Луи с раннего детства, буквально, с шести лет работал. Продавал газеты, развозил уголь, разносил рекламу.

И тут мальчику повезло. Луи начал помогать по дому в еврейской семье недавних иммигрантов из Литвы Карнофски. Он оставался у них ночевать и постепенно стал, фактически, приёмным сыном. В результате Армстронг свободно говорил на идиш и всегда (всегда!) до самой смерти носил на шее цепочку со звездой Давида. Луи Армстронг всю жизнь обожал своих еврейских родителей, написал о них книгу и посвятил им свою песню о евреях, вышедших из Египта, «Let My People Go».

Он написал её к юбилею отца в 1939 году и впервые исполнил в новоорлеанской синагоге на Хануку. В определённой степени, именно семья Карнофски подтолкнула мальчика к занятиям музыкой, когда дали ему деньги на его первый музыкальный инструмент — корнет.

Музыкальная карьера Армстронга началась необычно. Сначала в ансамбле уличных музыкантов, а потом в исправительной колонии для подростков. Армстронга частенько задерживала полиция, дольше всего — за стрельбу в воздух из пистолета отчима в канун нового года. В 12 лет Луи попал в колонию за стрельбу на улице из пистолета. Вина его усугублялась тем, что пистолет Луи своровал у полицейского. В колонии был духовой оркестр и юный Армстронг стал играть в нём на самостоятельно освоенных, что совсем не просто, тамбурине, альтгорне и на своём корнете. Я когда-то пробовал самостоятельно научиться играть на трубе (моё хобби в молодости — освоить как можно больше музыкальных инструментов), но ничего не получилось.

Там же в тюрьме у Луи появилось желание стать музыкантом. Это был тот самый вход в джазовую музыку, о котором я писал в начале очерка: без знания нот и без постоянного учителя музыки. После освобождения Луи ходил по клубам и играл в небольших джазовых ансамблях за мизерную плату. При этом его связь с семьёй Кафовских не прерывалась и он по-прежнему часто жил в их доме.

И опять мальчику повезло. Его взял под покровительство лучший корнетист Нового Орлеана Кинг Оливер. Он обучил его нотной грамоте и дал уроки игры на корнете. Учитывая, что это были не регулярные уроки, а всего несколько занятий между репетициями и проходили они, что называется, «стоя на одной ноге», можно сказать, что Луи всё схватывал на лету. Способного подростка заметили и он начинает играть в известных джазовых ансамблях, а летом в дансингах (танцевальных площадках) на пароходах, плавающих по Миссисипи. Руководитель одного из таких бэндов Мэрейбл продолжил занятия с мальчиком нотной грамотой.

Постепенно Луи становится всё более известен в среде джазистов. Он начинает работать в престижных джазовых коллективах, причём, самой яркой стороной его игры становится джазовая импровизация. В 1922 году в Чикаго в составе Креольского джаз-бэнда Армстронг делает первые записи, которые звучат на радио и становятся популярными в США. К нему приходит известность. Уже будучи женат на пианистке Лил Хардин (первая жена была проститутка), музыкант переезжает в Нью-Йорк, где поступает в известный оркестр Хендерсона. Любители джаза специально приходят на концерты оркестра, чтобы послушать импровизации Луи.

Интересный поворот биографии музыканта происходит в 1925 году, когда он начинает работать в театральном шоу и проявляется его яркое актёрское дарование. Постепенно Армстронг отказывается от корнета и переходит на трубу с её более ярким звучанием. В 1929 году Луи Армстронг окончательно перебрался в Нью-Йорк и быстро стал звездой национального масштаба. Он играет в ансамблях с самыми известными джазистами США. В 1930 году два великих джазиста Дюк и Луи встретились и выступили в одном концерте.

В 1942 году Луи Армстронг женился на танцовщице Люсиль Уилсон, с которой прожил до конца своих дней.

В послевоенный период слава Луи достигает апогея. Создаётся под его руководством джазовый ансамль «All Stars» («Все звёзды»). Музыкант гастролирует с огромным успехом по всему миру, включая СССР, снимается в 50-ти фильмах. Стала классической его запись совместно с Эллой Фицджеральд оперы Гершвина «Порги и Бесс». Луи, как и Дюк, создаёт гениальные джазовые композиции, построенные на импровизации.

За 5 месяцев до смерти Армстронга в 1971 году была сделана запись живого выступления трубача, на котором он среди прочих композиций исполнил известные темы „Mack the Knife“, „Rockin’ Chair“ и „Boy from New Orleans“. 5 июля 1971 года Армстронг попросил собрать его оркестр для репетиции, а 6 июля скончался: отказали почки. Президент Ричард Никсон, как и после смерти Эллингтона, сделал заявление, которое заканчивалось словами:

«Его блестящий талант и благородство обогатили нашу духовную жизнь, сделали её более насыщенной».

Послесловие

Почему мне так нравится музыкальная импровизация (сочинение музыки во время исполнения), особенно, джазовая? В импровизации заложен самый древний вид музицирования (фольклорный, песенный, народный), когда нотная запись ещё не была известна. Можно сказать, что именно от импровизации «есть пошло» музыкальное искусство. Кроме того, уже и после изобретения нотной записи, импровизация долгое время остаётся признаком высшей степени виртуозности. В XVII— XVIII в. в. в Западной Европе в элитных, аристократических салонах, а, иногда, и на концертной эстраде импровизация существовала как специальный номер. В то время были даже соревнования в искусстве импровизации между музыкантами.

В классической музыке лучше всего владели импровизационным стилем Моцарт и Бетховен. Их каденции к сонатам, вариациям, концертам — это яркие примеры импровизационного начала в музыке. Они, как и композиции Эллингтона, рождались спонтанно, но были записаны в нотах и остались на века. В XIX веке искусство импровизации сохранилось в творчестве Ф. Листа, Ф. Мендельсона, А. Рубинштейна, И. Падеревского, некоторых других великих композиторов.

Но вот наступает ХХ век и уровень импровизации в музыке сходит на нет, и тогда эстафету перенимает джаз. Таким образом, джазовая импровизация стала как бы связующим звеном между музыкантами и композиторами разных стран и времён. Замечательно написала в сети любительница джаза Татьяна Синявская:

«Если представить себе гармонию мира, то, скорее всего — это джазовая импровизация».

Print Friendly, PDF & Email

20 комментариев к «Лев Мадорский: Иконы джазовой импровизации ХХ века»

  1. По просьбе некоторых комментаторов выпускающий редактор ввёл ещё два видеоролика для любителей джаза.

  2. Интересный отзыв прислал на почту израильтянин М.Ф.
    —————
    Дорогой Лев!

    Мне, технарю высказываться по вопросам музыки, разумеется не стоит. Это все равно, что пригласить вас высказаться по вопросам компьютеризированного управления технологическими процессами, контроля и обеспечения качества в пищевой промышленности. Примерно так.

    Воспитание и внутренняя дисциплина все же не позволяют мне оставить без ответа ваш очерк и труд, предложенный читателю.

    Конечно в данном случае, я — скромный потребитель, абсолютный любитель и восторженный слушатель настоящего черного джаза в который имели нахальство вторгнуться Глен Миллер, Джорд Гершвин, Бени Гудмен, и еще некоторые другие белые музыканты.

    Если говорить о советском джазе, о чем, как о явлении можно говорить достаточно условно, то здесь я бы прежде всего выделил А. Цфасмана, М. Кажлаева, А. Козлова, И. Вайнштейна. Есть еще много имен, но масштаб? …

    В принципе мое образование в этом вопросе, в его теоретической части началось и закончилось в шестьдесят шестом году прошлого века и заключалось в ознакомлении с книгой Валентины Конен «Пути американской музыки» в которой меня поразила также и графика Веры Бок.

    Вам спасибо и всего доброго.

  3. А где же о немецком джазе?
    Он тоже, имеет богатую историю. Уже в 1923 году его можно было слушать по радио. С 1926 года радиопрограммы с живой джазовой музыкой начали выходить в эфир регулярно.
    Раньше чем в Америке, в 1928 году, в консерватории Хоха во Франкфурте-на-Майне стал функционировать джазовой класс.
    Это уже потом, по причине еврейского происхождения многих успешных джазовых исполнителей, его стали вытеснять из немецкой культуры. В конце 30-х прослушивание зарубежных радиостанций, в которых регулярно исполнялся джаз уже влекло за собой наказание. Скоро запретили не только джаз, как «дегенеративную музыку» , но даже саксофон.
    Но это уже отдельная и очень интересная тема.

    1. Это уже потом, по причине еврейского происхождения многих успешных джазовых исполнителей, его стали вытеснять из немецкой культуры. В конце 30-х прослушивание зарубежных радиостанций, в которых регулярно исполнялся джаз уже влекло за собой наказание. Скоро запретили не только джаз, как «дегенеративную музыку» , но даже саксофон.
      Но это уже отдельная и очень интересная тема
      ——————
      Спасибо, Леонид! Скажу честно-об этом не знал. Понятия не имел… Очень интересное дополнение к теме.

      1. Лев Мадорский 6 января 2020 at 8:00
        Скажу честно-об этом не знал. Понятия не имел… Очень интересное дополнение к теме.
        ===============
        Лев!
        Есть замечательная книга, очень интересного человека, сына эмигрантов из России, Майка Зверина: «La Tristesse de Saint Louis: Swing Under the Nazis» («Грусть Сент-Луиса: Свинг под нацистами».)
        Много всего интересного и малоизвестного. Потрясающие рассказы «Killer Dillers» и «Ghetto Swingers» – о двух бэндах, которые играли в концентрационных лагерях.
        Автор рассказал о причинах, по которым нацисты пытались уничтожить джаз. Рассказал, как немецкие офицеры обожавшие эту музыку, помогали музыкантам выжить, как некоторые из них содержали подпольные джазовые клубы.
        Еще он был известен как собиратель музыкального юмора, сам обладал отличным чувством юмора и самоиронии и умел писать о сложных вещах очень просто и доступно.
        В 1966 году Майк Зверин ездил в шестинедельный гастрольный тур по Советскому союзу.
        Не знаю, есть ли она на немецком, у меня она на англ. яз. Если есть кому перевести и соберетесь пустить ее в работу, готов выслать её в ваш адрес.

        1. Есть замечательная книга, очень интересного человека, сына эмигрантов из России, Майка Зверина: «La Tristesse de Saint Louis: Swing Under the Nazis» («Грусть Сент-Луиса: Свинг под нацистами».)
          ———————
          Большое спасибо, Леонид. Я поищу книгу и я читаю на английском. С Новым годом!

  4. Помню в 1962 году ,примерно, в Москве стали привлекать публику джазом кафэ «Молодежное» на ул. Горького и кафэ Аэлита, где играли братья Геворкян и А. Козлов, но позже их взяли под контроль из горкома комсомола.

    1. В журнале «Америка» появился рассказ Уиллиса Коновера «Мои друзья — артисты джаза». Это был легендарный сейчас диктор Голоса Америки на англиском языка, ведущий передачи на коротких волнах, направленных на прием в СССР, в часы 22.15 Music USA и 23.15 Jazz Our ,которые я старался слушать и часто засыпал под них и которые своей импровизацией зародили во мне вообще мечты о свободе и желании вырваться оттуда навсегда.

      1. я старался слушать и часто засыпал под них и которые своей импровизацией зародили во мне вообще мечты о свободе и желании вырваться оттуда навсегда.
        —————
        Очень точная мысль: джазовая импровизация для нас ассоциировалась со свободой в музыке и в жизни…

    2. Eugene V5 января 2020 at 21:35 |
      Помню в 1962 году, примерно, в Москве стали привлекать публику джазом кафэ «Молодежное» на ул. Горького и кафэ Аэлита, где играли братья Геворкян =
      _____________________
      Возможно, Вы имели в виду братьев Евгения и Андрея ГеворГян (пианино и контрабас). Саксофонист Товмас ГеворКян, работавший в эстрадном оркестре Всесоюзного Радио и ТВ., и преподававший в Гнесинке, вряд ли выступал в кафе.

    3. Кафе помню и один раз специально пришёл с приятелем послушать, но как раз в этот день братья не играли.

  5. Дорогой, Лев !
    С жадностью и на одном дыхании прочитал и прослушал твой замечательный «гимн» джазу.
    Рад, что мы и здесь единомышленники.
    Не бросай эту тему, напищи ещё. И, чтоб с видиороликами.
    Это — великая (импровизационная) музыка не должна быть забыта !
    Огромное спасибо!

    1. И тебе спасибо, дорогой Яков. Рад что у нас одинаковые вкусы. Надо открыть в » Мастерской» клуб джаза.

  6. Блистательный рассказ ваш., дорогой Лев, вызывает неподдельный восторг. Ярко, эмоционально, познавательно Вы поведали нам о блистательных музыкантах джаза. Их имена были на слуху в пору нашего страстного увлечения джазом в пору молодости.И ныне, когда доводится случай прослушивать джазовую музыку,даже от Л. Утесова, испытываешь особо трогательные ностальгические чувства. Спасибо.

    1. Огромное спасибо, дорогой Сава, за такой тёплый отзыв. С Новым годом !

      1. Все-таки Утесов, Лундстрем, Рознер, Цфасман прекрасные музканты и композиторы, но они не джазмены-импровизаторы. Просто они исполняли музыку в джазовом стиле, с синкопами. Может быть они могли бы играть и настоящий джаз, но не в официальных концертах. А идея джаз-клуба в «Мастерской» — просто замечательная! Спасибо Вам, Лев, и флаг Вам в руки!!!!!!!!!!!

  7. И Вам большое спасибо, дорогой Илья! За отзыв и за очень интересное добавление. Потрясает возраст джазистов- концертантов. Судя по всему Вы, как и я , любите джаз. И это тоже приятно…

  8. Спасибо Лев Рувимович! Спасибо большое. Вам в копилку: аэропорт Нового Орлеана носит имя Луиса Армстронга. И ещё о джазе: в 2001 я был в Презервейшн Холл в Новом Орлеане — выступал первый несегрегированный джаз, кларнетист был самым молодым — восьмидесятилетним луизианским французом, ударник и контрабасист были восьмидесятисемилетними неграми-близнецами. Как эта «молодёжь» играла! Не обошлось без фарса: туда пришёл Род Стюарт с охраной и своей дамой с ногами от пятого размера бюста. Она его увела в антракте, потому что «эти дураки бросились брать автографы и фотографироваться с этими старперами, а на тебя не обратили внимания». Аудитория же была молодая, что мамзель, видимо, особо задело.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *